Притча о сойке и трубаче

18+
  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Дзен
  • Опытный автор
Автор:
grisha
Притча о сойке и трубаче
Текст:

«Wewe ni msomaji mzuri, sio wavivu. Sasakusoma!»

(это суахили, загугли перевод, лентяй)

Трубач (частное мнение) –визгливый, словно не по нотам. Не музыкант, а истеричка с самомнением. Отыграет и требует восхищения. Прохвост. Хам. По гороскопу дева.

Дирижер (выглядит спокойным, но далеко неспокоен) – за шестьдесят, невысокий, склонный к полноте. Не терпит фальши в музыке и жизни. Вдумчивый человек. Вспыльчивый. Мыслит иногда странно. Боится умереть за завтраком.

В этот день все было не так. Оркестр играл, как испорченное механическое пианино. Не стройно. Дирижер заводился, краснел, и высокий лоб его блестел от пота.

А лажал больше всех трубач. Дул от души, но мимо. Понимал это, но вида не показывал, подлец. Еще гневно косился в строну пианиста, явно ожидая срыва репетиции.

Дирижер терпел это пижонство, но наконец не выдержал:

- Вы же конь, понимаете? Глухой, бездарный конь пегой масти. Вам трубу красивую дали, говорят, играть научили, а вы мне щеки надуваете невпопад! Как можно два раза дунуть мимо бемоля? Ну, перед вашим же конским рылом партия, голубчик! Давайте, скажите ваше слюнявое оправдание, и мы продолжим с третьей цифры.

Трубач снял с пояса кожаный индейский кисет:

- Вы не против, я полагаю?

Дирижер заинтересованно нахмурился:

- А что у вас там?

- Пейотль, разумеется.

- О, мескалин! Что же вы, голубчик, его до репетиции не приняли. Сейчас бы блистали.

В зал влетела голубая сойка. Трубач пожал плечами:

- А я и блещу, уж будьте покойны. Это пианист лажает.

Маэстро посмотрел на кисет и улыбнулся:

- Пианист? Голубчик, у нас духовой оркестр. Тут что-то не сходится.

Музыкант посмотрел на пианиста. Тот подмигнул ему левым глазом, сложил рояль в футлярчик и был таков. Трубач озадаченно погладил пюпитр:

- Хорошенькое дело. Не желаете?

Дирижер понюхал предложенный мешочек и положил под язык небольшой кругляш:

- Перу?

- Мексика.

Маэстро задумался:

- Давно хотел у вас спросить, трубач. Какое ваше тотемное животное?

Трубач снял и продул мундштук:

- Утконос, естественно.

Дирижер закивал:

- Ах, ну конечно, конечно. А я муравьед, представляете?

Трубач хмыкнул:

- Очень даже представляю. Это многое объясняет.

- Вот как? Что же именно?

- Да вы дирижируете, как стремное животное! Длиннохвостый тамандуа, вот вы кто!

Дирижер вспыхнул, но его быстро потушили пыльной тряпкой:

- Ах, вот вы как заговорили, однопроходный вы наш! Так, может, вы сами попробуете? Возьмите палочку, дерзните!

Трубач положил инструмент и взял дирижерскую палочку:

- Да запросто! Оркестр с третьей цифры!

(вот отсюда начинается притча…)

И стал трубач дирижировать с чувством, с эмоцией. Да так разошелся, что потом пошел в кабинет дирижера и съел его обед – салат из дайкона с перцем чили и картофельные зразы с грибами. Потом надел пальто дирижерское драповое, сел к его водителю и поехал к дирижеру домой. Насвистывая по дороге незатейливую мелодию «Маленькая сойка с ветки на ветку».

Дома у дирижера, трубач помог сыну исправить двойку по географии, выпил дорого коньяка и от души поласкал дирижерскую пышногрудую жену. Да не раз.

Та очень обрадовалась такому повороту. Ведь дирижер старенький был, больной. Давление скачет, суставы болят, аритмия. А она, женщина еще молодая и славная, уж приуныла давно на этот счет. И тут вдруг такая прыть. Ну, счастье же!

А трубач тем временем отужинал щами кислыми со сметаной и спаржей в сливочном соусе, разместился в удобном кресле и стал обзванивать лучших концертных директоров и заказывать себе гастроли заграничные, с прибыванием в отелях богатых. Потом аккуратно стер пыль с дирижерской коллекции винтажных паровозиков, выпил еще коньяка и снова стал на дирижерскую жену заглядываться. Звонко шлепнул ее по упругому заду и повел наверх, в спальню. Так голубки и уснули в обнимку.

Проснулся трубач утром, а женушка ему уже омлетик с ветчиной приготовила, зеленым лучком посыпанный. Сока грейпфрутового стаканчик надавила. И сама все вьется рядышком, вьется. То запонку поправит, то воротничок пригладит. Счастливая.

Надел трубач фрак отутюженный, да на дирижерской машине на репетицию поехал. Приезжает, в зал заходит, а на его месте дирижер с трубой сидит. Да молодой такой, радостный. Не дирижер, а загляденье. Трубач увидел его, разозлился и решил дирижером навсегда остаться. Квартира большая, жена ласковая, паровозики опять же, турне, валюта. Только вдруг сердце у него словно тисками сдавило. Посмотрел на свои руки трубач, а они старые стали, морщинистые, трясутся. Глянул он на свой оркестр притихший, поднял палочку в последний раз и умер с третьей цифры.

Голубая сойка села ему на плечо, клюнула воротничок и выпорхнула в окошко.

(вот здесь притча заканчивается)

Дирижер устало посмотрел на рухнувшего замертво трубача:

- Тромбон, гобой, поднимите его. Там пыль, окурки. Зоя Павловна на больничном.

Трубача подняли, отряхнули и привели в чувство. Дирижер участливо завязал ему шнурок:

- Что же вы так частите, голубчик? Третий раз за неделю. Вы не молчите, утконос. Говорите со мной, а то у вас мозг пузырями пойдет.

Трубач протер покрасневшие глаза:

- Кофр.

Дирижер удивился:

- Что кофр?

- Да слово прикольное, благородное такое. Кофффр.

Маэстро улыбнулся:

- Мексика замечательная страна. Плодородная. От голубой агавы до шиповатой паркинсонии. Опунция мелковолосистая, ципоцериус. Давайте, коллеги, набрасывайте.

Оркестр оживился:

- Гуннемания.

- Маммиллярия Шиде.

- Замия шелушащаяся.

- Хурма Концатти.

- Индигофера полукустарниковая.

Дирижер многозначительно поднял вверх палец:

- Вот трубач, слышите – индигофера! Индигофера, мать ее, а вы все с кофром нянчитесь. Не совестно? Вы, голубчик, коль скоро так впечатлительны, воздержались бы от флоры запретной. А то с ума еще сойдете, станете вместо меня оркестром дирижировать. Хлопотать, суетиться. Ладно, проводите этого водоплавающего домой, он еще долго отходить будет.

Когда тромбон и гобой повели трубача на выход, за спиной дирижера раздался голос пианиста:

- Альберт, а как сойка в притче оказалась?

Маэстро вздрогнул, и на глаза его навернулись слезы:

- Привилегия семейства Давид. Ветрены они, мой старый друг, ветрены. А ты совсем не изменился.

Пианист покачал головой:

- Галлюцинации не стареют, Альберт. Сколько же мы не виделись?

Дирижер улыбнулся:

- Да, лет тридцать пять, я думаю. Но как вчера. Как вчера.

- Последний раз, кажется, в общежитии на Невского. Да, летит время.

Пианист достал из футлярчика рояль и разложил на глянцевой крышке большую коробку с резными деревянными нардами:

- Может, партейку, как в старые добрые?

Оркестр, гуманно оценив разговор маэстро с невидимым старым другом, начал привычно собираться домой, нестройно гремя духовым инструментарием.

А двое давних друзей принялись за нарды, напевая себе под нос бравую песенку:

«Солдат, солдат, нам не положено!

И верно, что тут, плачь не плачь.

В чужой степи, траве нескошенной,

Остался маленький трубач…»


Под сводом концертного зала вьется стайка голубых соек. Но это уже совсем другая притча.

+13
11:45
241
12:33 (отредактировано)
+3
:)))
Как всегда, отлично!
Но опять слов непонятных нафигачили в текст. :)
И ещё вступление это, на суахили… я в гугл не полез. :))
14:27
+3
Спасибо большое)) слова непонятные — видимо моя фишка)))
16:13
+3
Ох, не переборщите.
Дело в том, что встреченное в тексте и оставленные непрояснённым слово вызывает у читателя набор физических реакций. У кого-то может разболеться голова, живот, глаза. А кто-то и уснуть может.
Кстати, вот почему так хорошо засыпается под справочник по сопромату…
17:20
+2
22:51
На экзамене по лингвистике я перевела предложение с суахили (на пятёрку), потому что профессор был поляк и садист laugh
05:54
+2
09:40
+1
Это просто вы любите, чтоб всё параллельно и перпендикулярно было (как-то это называется, забыла☹️). А я просто забила на предложение на суахили. Да, я лентяй. Придёт пианист, переведёт.
10:20 (отредактировано)
+2
:)))
Нет, я ненавижу декартову систему координат, миледи.
Векторная, как минимум быть должна самой распространённое. Потому что мы на шаре живём. :))
Я ж и дом-то себе строю… Круглый с конической крышей. И в нём даже внутренние перегородки под углом 90 градусов не встречаются.
:)))
10:23
+1
Избегаете углов?))
10:23
+1
10:29
+1
И твёрдых поверхностей.
Живу в аквариуме.
:))
10:43 (отредактировано)
+1
Ну, а если серьёзно, ставлю эксперимент с пространством. Влияет оно на восприятия. Замечали многие, меняя интерьер с обычного кубического на прочий…
Опять же, чисто с технологической точки зрения, интересно, как ведут себя материалы. Опять же — кайфую от решения сложных технических задач.
Короче, развлекаюсь.
:)
10:45
+1
Это интересно, кстати)
10:48 (отредактировано)
+1
Да.
Я там, внутри, высыпаюсь за пять часов, как оказалось.
:)
А вообще, привычные размеры искажаются.
Пространство кажется большим.
Разные эффекты.
:)
12:05
+1
Прикольно!
13:28
+2
Здорово. Хороший текст.
14:27
+2
Благодарю!
13:49
+2
Отлично!
14:28
+3
Спасибо большое!
17:18
+2
17:21
+1
Надеюсь, это ох от хорошего впечатления?)
Спасибо большое!
18:08
+3
Класс! thumbsupcrazy
18:09
+2
Благодарю вас!
20:31 (отредактировано)
+1
Смысла не догнал, но прочитал с интересом. Теперь думаю, что с этим интересом делать?
20:58
+1
Спасибо))
Да, пожалуйста.
22:10
+2
Водимо, время моего интереса к абсурду подошло к концу. На любителя, наверное, мало покажется, как по мне — затянуто. Не знаю, стоит ли в абсурде ориентироваться на матчасть, но перед солистом партия — не партитура, партитура как раз у дирижера, ну и бемоль — «он мой» м.р.
И верно, что тут, плач не плач.

тут все-таки с ь — глаголы ж
Ну и густая степь? чужая вроде…
И по запятым, но это не ко мне лучше. Удачи в творчестве!
22:11
+3
Спасибо большое) завтра поправлю)
09:38
+2
Мне понравилось. Захотелось кислых щей со спаржей и коллекции паровозиков. Про плач с мягким и бемоль уже сказали, наверное. Но бемоль может быть специально исковерканные в падеже, возможно, это профессиональный дирижёрский жаргон. Я-то вообще не в курсе, как можно в бемоль отдельно от какой-либо ноты не попасть, да ещё дважды, но я, с другой стороны, и не муравьед…
10:07
+1
Спасибо большое! Поправил.
11:05 (отредактировано)
Пишите Вы, Гриша, всегда легко и симпатично. Поднимаете настроение. Я Вас люблю.
Но не в этот раз.
Потому что не складывается, даже в смешном абсурде. Я про песенку трубача. Не надо.
Уж извините.
22:18
Я видимо чего-то не знаю об этой песенке…
Загрузка...
Эли Бротовски

Другие публикации