Нидейла Нэльте

Башня Архимага

Башня Архимага
Работа №31
  • 18+

Кто-то боится испытаний, кто-то боится чудовищ, кто-то боится остаться один, а кто-то остановиться.

Часть 1. Мулиях.

Громада квадратной башни уходила в грозовые облака и казалась бесконечной. Основание было густо покрыто красным мхом, а стены мироточили. Песок у основания был мокрый словно после дождя. Сухая гроза то и дело озаряла тучи вспышками и громыхала, разносясь эхом по округе.

Старик Нун – так звали привратника этой башни - сидел под небольшим зонтом у самого входа. Поза, в которой он сидел, прикрыв глаза, не давала понять живой он или мертвый. Старик будто сползал со своего стула и вот-вот должен был упасть на землю, но этого не происходило.

Я Мулиях – первая среди воительниц племен молочной долины. Я пришла, чтобы снискать славу и богатства. И я робею перед неподвижным стариком и башней уже целое утро, в надежде, что кто-то обратит на нее свое внимание. Как это….

Недостойно.

- Кто мог построить такую громаду? – подала голос Мулиях.

- Говорят - это был Архимаг Александрос. Первый среди магов, - проскрипел старик, не открывая глаз и едва шевеля губами, словно только и ждал этого ее вопроса.

- Сейчас не часто встретишь магов.

- Это верно. Сейчас куются другие люди.

Повисла тишина. Мулиях рассматривала башню и поправляла свой меч за спиной. Когда племя посылало ее сюда, говорили, что ее тут ждут и что это ее шанс. Вместо этого она топчется здесь у входа и не знает, что сказать.

- Скоро дождь пойдет, - снова начала Мулиях.

- Не пойдет, здесь не бывает дождей.

Опять пауза. Тишина давила не хуже туч. Становилось тяжело дышать и начало покалывать в висках. Необъяснимая усталость брала своё. Казалось, Мулиях и сама начинает задремывать, однако мощный громовой раскат, прокатившийся по округе, привел ее в чувства.

- Я хочу попасть внутрь!

- Так заходи, там не заперто.

- И всё?

- Что? – казалось, Нун приоткрыл один глаз и посмотрел на нее.

- Мне нужно что-то сделать?

- Либо войти, либо не войти.

«Он говорит так, словно я стою у двери в отхожее место, а не у великой башни являющейся испытанием из легенд для всякого достойного воина».

- А что меня ждет внутри? – нетерпеливо спросила воительница.

- У каждого там своя дорога.

- Эта башня не выглядит как перекресток с множеством путей. Я ее обойти вокруг могу, не потратив и пары минут.

- Хочешь попробовать? – спросил Нун, снова приоткрывая глаз.

- Что?

- Что? – эхом ответил Нун.

«Он смеется надо мной!»

- Я вхожу!

Нун ничего не ответил.

Мулиях толкнула дверь башни и вошла внутрь. Она остановилась, чтобы дать глазам привыкнуть к мраку царившему внутри. Дверь медленно затворилась за ней. Послышался звучный щелчок запирающего механизма.

Воительница обернулась посмотреть на дверь, проверить - не заперли ли ее здесь. Двери не было. Чистая пустая стена. Вдоль стен загорались яркие голубые огни магических светильников. Это было огромное помещение с множеством дверей. Зал выглядел куда больше, чем башня снаружи. Был абсолютно пустым и имел по десятку дверей у каждой стены, кроме той, у которой стояла сама Мулиях.

«Должно быть, это испытание ловушка, и я должна подобрать нужную дверь».

Мулиях медленно стала идти вдоль стен, осматривая и ощупывая каждую дверь. Все они были разными. Резные деревянные и металлические, тонкие и толстые, проржавевшие и отполированные. В голове сама собой стала складываться схема дверей.

У первой стены было восемь дверей, из них одна перекошенная. У следующей стены пять дверей, все безупречные, словно над ними каждый день работал мастер. Вдоль третьей стены красовались четыре кованые двери с узорами похожими на руны или письмена далеких народов. Возможно, среди этих дверей есть магические. У четвертой стены были двери нестандартных форм – овальные, круглые, ромбовидные. У пятой стены…

«Стоп»

Мулиях обернулась. Она пошла уже на новый круг по залу. Пустой стены, откуда она вошла уже не было. Нестандартные двери у предыдущей стены сменились обычными. У дальних стен сменилось как форма, так и количество дверей в стене.

Свет в зале начал гаснуть. Светильники тускнели очень быстро не оставляя времени на размышление. Воительница побежала со всех ног вдоль стен. У одной из дверей она обнаружила на полу скелет. Это был скелет грудного ребенка, аккуратно свернувшийся возле входа, словно когда-то его здесь оставили и он просто уснул. Так он и лежал на полу с большим пальцем во рту.

Света почти не стало, и Мулиях стало страшно. Он побежала вперед и дернула первую же дверь за ручку.

Заперто.

«Они еще и заперты!!! Дура! Почему я раньше не начала дергать их за ручки, чтобы узнать это!»

Мулиях побежала к следующей, а там к еще одной, пока свет окончательно не погас. Она выхватила свой меч и стала рубить дверь, у которой остановилась. Эта была обычная деревянная дверь, которая с удивительной легкостью поддавалась ударам. Меч входил в массив, словно в плоть, застревая в ней и выходя из нее с чавкающим звуком. Мулиях готова была поклясться, что от двери отлетали не куски дерева, а мокрые мягкие ошметки, но разглядеть их она уже не могла.

Прорубив дыру со стороны одной петли, она увидела, что сквозь щель стал литься небольшой поток света. Мулиях поняла, что работает в нужном направлении и стала рубить еще активней. Пока ее не толкнули.

Мулиях впечатали прямо в дверь. Она резко развернулась, одновременно с этим выбрасывая вперед руку с выхваченным поясным ножом. Однако тот рассек лишь воздух. В густой темноте слышались шаги и шепот. Мулиях еще смотрела перед собой с ножом, приготовленным для удара. Однако силуэт, сотканный из самой темноты, появился так неожиданно и с такой скоростью, что она ничего не успела сделать. Ею вышибли дверь, и она влетела на ней внутрь вместе со своим двуручным мечом, воткнутым в дерево.

Силуэт Тьмы остался в том зале, медленно растворяясь в его темноте.

Мулиях закашлялась. Грудная клетка горела огнем. Дыхание нехотя возвращалось обратно. На ощупь переломов нет, возможно, благодаря металлической грудной пластине на ее кожаном доспехе. Хотя сама пластина не выглядела поврежденной.

Новый зал был еще просторнее. Как и в предыдущем, разнообразные двери опоясывали стены. Этого просто не могло быть. Сама башня была гораздо уже этого помещения, не говоря уже о том, что Мулиях попала сюда из соседней комнаты.

С противоположной от Мулиях стены открылась дверь. В зал ввалился перепуганный человек без оружия. Мужик побежал, поскользнулся на отполированном полу, упал и пополз дальше.

«Как он мог выжить без оружия в этом месте?»

Словно в ответ на вопрос Мулиях, вслед за человеком, из-за дверей, стали появляться один за другим скелеты с мечами. Они быстро нагнали его и по очереди вонзили в него своё оружие. После того, как мужик испустил свой последний вздох, пустые глазницы трех черепов уставились на Мулиях. Скелеты двинулись было в ее сторону, но на ходу обратились в прах. Дверь, откуда они все пришли, захлопнулась и прямо на глазах изменила свою форму став совсем другой.

Мулиях осторожно побрела к месту убийства, однако ни трупа, ни праха она не обнаружила. Лишь три ржавых окровавленных меча валялись на чистом полу, и больше ничего.

Должно быть, это был один из тех, кто пришел испытать себя. Похоже, он оказался не так удачлив и силен, как думал, приходя сюда.

Мулиях обнажила свой двуручный меч и решительно двинулась к двери, из которой все вывалились. Распахнув дверь, она ощутила прохладу каменных стен и увидела винтовую лестницу, по которой можно было как спуститься на этаж ниже, так и подняться наверх. Голубые камни в кладке стены и пола освещали путь вдоль ступеней.

«Ничему не удивляйся. Это башня, сотканная из чистой магии. Там возможно абсолютно всё» - так напутствовали старейшины деревни. Однако Мулиях всё-равно поражало каждое новое помещение башни. Так и освещающий путь голубой камень она попыталась выковырять мечом, но осознав тщетность попыток, пошла осторожно наверх.

Поднявшись на этаж выше, лестница закончилась, а за единственной ожидающей ее дверью Мулиях ждало новое потрясение. Это был чудесный сад, посреди которого журчал небольшой ручей, скачущий по камням с потолка. Люди. Их было много. Женщины и мужчины, все они нежились у озера, в которое впадал ручей. Стояли даже палатки. Кто-то сооружал дома из растущих здесь деревьев. Даже потолок тут был удивительно похож на настоящее небо. По нему словно гуляли облака и улавливались солнечные лучи.

От толпы людей у озера отделился угрюмый воин с большим молотом и зашагал прямо к Мулиях. Он бросил на нее быстрый взгляд и прошел мимо. Он вошел в ту же дверь, из которой не так давно вышла сама Мулиях. Однако теперь там вновь была лестница ведущая как вниз так и наверх.

- Как такое возможно, - прошептала она себе под нос.

Воин повернулся.

- Если хочешь жить, не задерживайся здесь надолго, - бросил он и направился к лестнице.

Мулиях, внезапно для самой себя, побежала прямо за ним, успев в его дверь.

- Вы здесь давно? Как устроено это место? – она не могла упустить возможность узнать больше. Он выглядел опытным бойцом.

- Новенькая? – бросил он, не оборачиваясь и шагая вверх, – Очень опрометчиво было идти за мной, даже не наполнив бурдюк с водой у ручья.

- Мой еще полон, я только пришла в эту башню и практически сразу оказалась здесь.

Он обернулся. Смерил ее взглядом и зашагал дальше, подходя к новой двери.

- Нечасто встретишь такого счастливого новичка. Поздравляю.

- С чем?

Дверь распахнулась перед воином. Из комнаты повеяло сильным жаром, однако воин, не раздумывая, шагнул внутрь, уже держа в руках свой молот. Мулиях скользнула следом.

Перед ними стоял трехметровый металлический голем. Он был раскален докрасна. В глазах полыхало пламя. Воин, ни секунды не раздумывая, пробежал вперед и со всей силы ударил молотом голему в колено. Нога великана подогнулась, а сам воин, дрожащими руками держа молот, уходил в сторону.

Мулиях с криком побежала в атаку, однако, стоило ей ударить голема мечом, как ее руки ужалило отдачей. Она выронила свой меч и закричала от боли. Голем махнул кулаком в ее сторону. За секунду до того, как его кулак размазал бы девушку по полу, новый друг схватил ее за воротник и одним рывком вытащил из-под удара. Исполин ударил по полу, оставив в нем глубокую вмятину.

- Беги, дура!

- Там мой меч! - крикнула Мулиях от боли и обиды.

Воин вскочил на руку голему, в два прыжка добрался до его головы и как следует ударил по ней, оставив глубокую вмятину между глаз. Огненные глаза монстра встретились и уставились друг на друга.

Мулиях тем временем, спотыкаясь, подобралась к своему мечу. Воин уже убегал к следующей двери. Она побежала следом. Голем тем временем выпрямлялся. Колено уже вернуло свою форму, а глаза только начали свое расхождение на прежние места.

Новая комната встретила их прохладой, по сравнению с предыдущей. Пол был усеян мягким пушистым мхом. Воин прижал Мулиях к стенке и стал осматривать ее руки.

- Жить будешь, но за меч ближайшее время хвататься не рекомендую. Тут раны заживают быстро, если их не бередить.

- Что это было-то?

- Голем.

- И как нам надо было его победить?

- Судя по нашему вооружению, никак. Я мог его только остановить ненадолго, хотя не будь тебя рядом, я бы просто пробежал до следующей двери. А ты своим мечом вообще не могла ему сделать ровным счетом ничего, но все равно полезла в драку. На что рассчитывала – не ясно.

- Я думала, мы одолеем его.

- Ты хотела одолеть металл металлом? Похоже, ты повредилась не только руками.

- Но это же испытания для нас. Мы должны были его победить, чтобы получить богатство и славу.

Воин смерил ее тяжелым взглядом.

- Есть вещи, которые нам по силам, а есть те, которые нет. Важно понимать - где какие. Этого голема смогут победить, возможно, другие группы с более подходящим вооружением или знанием, но явно не мы. Поэтому наша первостепенная задача была избежать потерь, а лучше и драки с этим существом. А по поводу славы и богатства… мертвым деньги не нужны. Да и слава завсегда лучше при жизни.

Мулиях с удивлением смотрела на свои руки, как они опухли после удара, и как прямо на глазах с них уже спадает отек.

- Что это за место-то такое.

- Башня, - сухо ответил воин, уже оглядывая комнату и пол.

- А ты кто?

- Меня зовут Виррэ по прозвищу «Смертоносный бросок». Я здесь давно, и многие меня знают, имею уже так сказать «некоторую славу», однако вряд ли ты могла обо мне слышать. Ведь ты только пришла.

- Как ты можешь быть здесь давно, если мы только на втором этаже, - Мулиях запнулась, - или на третьем уже.

Виррэ усмехнулся.

- Здесь нет этажей в привычном понимании. Здесь, своего рода, два измерения. Ниже нулевого уровня и выше. Нулевой уровень не видел никто. Но то, что точно известно, так это то, что каждый начинает на своем уровне выше нулевого. Путь тут пролегает и вверх и вниз одновременно. Если на следующей лестнице мы будем не подниматься, а спускаться, то мы не спустимся на «второй этаж» как ты говоришь, а спустишься ты на этаж ниже. Ниже нулевого. А поднимаясь окажемся выше того уровня, где мы сейчас.

- Так это и значит, что мы окажемся на втором, - как с дураком заговорила Мулиях.

- Нет. Это означает, что мы спустились на один этаж. Мы можем спуститься десять раз и подняться вверх раз двадцать, и это только и будет означать, что вверх мы на двадцатом, а вниз на десятом.

- Я не понимаю.

- Здесь дорога идет в оба направления одновременно. Поднимаясь вверх, ты можешь достигнуть больше богатства и славы. Спускаясь вниз больше опыта и силы, оружия даже. Иногда, чтобы поднять наверх – надо спуститься, и наоборот - чтобы глубже упасть, надо выше подняться. А «второй этаж» на котором мы по твоему встретились, для кого-то может быть десятым, или двадцатым. Каждый начинает башню в разных условиях. Тебе повезло, ты и правда высоко начинаешь. Я сюда поднимаюсь уже не первый год.

- Год?!

- Да. Время здесь течет несколько по-другому, чем в твоем или моем мире. Опережая твой вопрос – да, в башню попадают люди из разных миров. Единственное что общее у всех наших миров - это эта башня, и старик Нун, что сидит подле нее. Я общался со многими проходящими тут испытания. Нун был у всех и выглядел он одинаково.

- Так как же окончить прохождение этой башни, если конца и края ей нет.

- Ну, выхода два – ты можешь умереть сама, или тебе могут помочь. Однако вместе со смертью окончится и твой опыт и слава. Ты можешь стать мудрее, когда и если вернешься сюда, или не приобрести ничего. Возможно, даже потерять больше, чем имела и, если наступит следующий раз, начать с глубокого низа…

- Как ты, - закончила за него Мулиях.

- Как я, - согласился Виррэ. – Я в этой башне не первый раз.

- Ты умирал?

- Смерть в этом месте ничего не значит для тебя, кроме упущенных возможностей. Именно поэтому здесь не стоит останавливаться, и нужно стараться постоянно двигаться вперед. Не бояться подниматься выше и смело спускаться вниз. Эта башня - своего рода кузня. Она может слепить из тебя героя, а может слепить и гвоздь, который забьют в бревно и забудут. Выбор за тобой. И на будущее. Избегай оазисов вроде того, в котором мы встретились.

- Почему? Я видела, люди там селятся.

Виррэ подобрал валяющуюся неподалеку палку и потыкал в мох перед собой. В некоторых местах палка проваливалась под мох вглубь на всю свою длину.

- Именно поэтому. Такие места только с виду райские. Однако, они появляются и исчезают. Вода в озере наполняется от прибывающих туда людей. Чтобы мы могли набрать воду, восполнить силы и двинуться дальше. Если же остаться, то пить воду ты будешь уже за чужой счет. В конечном счете, воды на всех не хватит. Оазис будет вырублен и уничтожен. А люди, что там живут, перебьют сами себя ради капли воды и спокойствия. Оазисы - это самые страшные ловушки. Если они «новые», вроде того что ты видела, набирай воды и иди дальше. Если попадутся сухие и населенные, постарайся бежать оттуда сразу. Не пытайся забрать у НИХ воду. Они страшнее любых големов.

- Так ради чего всё это?

Виррэ стал осторожно идти вперед, прокладывая себе путь по местам, где палка не проваливалась.

- Если будешь стоять, рискуешь тут и остаться.

- В смысле?

- У тебя еще не гас свет в комнате?

- Гас, - вспомнила Мулиях недавний кошмар. – В самой первой комнате.

- Он не гаснет только в оазисах, всё остальное старайся преодолевать как можно быстрее. «Закат» - так мы его называем, может случиться в любой момент. Не стоит его дожидаться.

- А что произойдет после «Заката»?

- Ты исчезнешь. Совсем. Никто не знает, что происходит с теми, кого забрал закат. Только это и, вроде бы, еще самоубийство, не выпускает из башни. Но это слухи. Сам я не знаю, да и никто точно не знает. Может быть, разве что Нун знает, но он никогда не расскажет. Так что, если башня тебя заберет, на возвращение можешь не надеяться.

Освещение на мгновение моргнуло и начало постепенно затухать. Виррэ быстрее заработал своей палкой, ухватил Мулиях за руку и повел к ближайшей двери. Из подо мха стали появляться кривые ветки, вьюнки и корни. Кривыми культями они тянулись к ногам бегущих, то и дело безуспешно пытаясь ухватиться за ноги, вместо этого лишь раня им ноги неглубокими порезами и ссадинами.

Мулиях не успела по-настоящему перепугаться, как они уже покинули эту комнату и вошли в следующую дверь. Их тотчас обдало кровавым фонтаном от разрубленного на две ровные части тела. Перед ними стоял Минотавр, которого били и кололи пятеро человек. По количеству тел можно было предположить, что группа их была изначально раза в три больше.

- Уходим, - скомандовал Виррэ.

- Но как же они? – Мулиях указала на сражающихся.

- Мы ничем им не поможем. Ты же видишь что это минотавр. Он слишком силен, - словно в подтверждение его слов, еще одного из сражающихся обезглавило взмахом огромного топора.

Мулиях уже не слушала его, она с яростным воплем побежала на минотавра, пытаясь спасти следующую жертву минотавра, отвлекая его на себя. Бычья голова резко повернулась на Мулиях и обдала ее волной горячего пара из ноздрей. Воительница замахнулась, чтобы вонзить меч в колено чудовищу, но поняла тщетность задумки, только сейчас разглядев, что в ногах минотавра уже торчат несколько мечей и с десяток стрел. Монстр был весь нашпигован ножами и стрелами, как праздничная утка яблоками. Ни сил, ни ярости зверю это не убавляло.

Бык с легкостью парировал ее удар и сгреб ее в руку. Мужики позади минотавра попытались накинуть сеть на голову минотавру и потянуть его на себя, но их сил не хватило не то чтобы сдвинуть, но и даже отвлечь его от своей жертвы. Минотавр открыл свою пасть, чтобы откусить Мулиях голову. Девушка зажмурилась не в силах ни выбраться, ни смотреть, как вдруг зверь со стоном отшатнулся и разжал свою хватку. Воительница упала вниз с высоты трех метров, лишь чудом не повредив себе ноги. Во рту животного торчал молот Виррэ.

«Каких усилий ему потребовалось, чтобы метнуть молот на три метра вверх точно в цель?»

Виррэ же, не давая минотавру времени опомниться, вытащил из его ног два меча и, орудуя ими на манер скалолазных хуков, вонзал их в тело чудовища, взбираясь по его телу вверх. Три сильных рывка руками и он уже вонзает мечи в глаза минотавру, в нос, рот, уши. Виррэ не останавливался, пока не изрубил всю морду монстра и не упал вместе с ним на пол.

- А говорил, что не стоит лезть.

Виррэ с усилием извлекал свой молот из поврежденной челюсти минотавра.

- Риск того не стоил

- Как же не стоил-то, господа хорошие, - к ним приковылял седой мужик с глубокой раной в боку, которая затягивалась на глазах. – Благодаря гибели этой твари мы, наконец, сможем подняться выше, все вместе. Сколько бы вы еще тут кружили по этажу, если бы не эта победа. Хотя вы еще молоды, конечно.

Мулиях с изумлением смотрела, как огромная кровоточащая рана на теле человека затягивалась, а он одновременно с этим обрастал всё большими морщинами, и старческая кожа уже начала обвисать на шее.

- Какая молодая девушка, первый раз в башне да?

- Как вы узнали?

- По вашему лицу милочка. Любые раны в этом месте затянутся очень быстро. Но плата тому, наше время. Мы платим за исцеление своим временем. И, как видишь, моего времени осталось только подняться на этаж выше. На большее боюсь, меня уже не хватит. Да и друзья у меня тут все сплошь ветераны. Жаль, что не все дожили до следующего этажа. Хотя, вероятно, не дожили бы и мы, если бы вы не пришли на помощь. Спасибо вам большое. Пока мы сражались, мимо нас пробегала уже пара воинов. К сожалению, они, как и ваш друг, не захотели остановиться и помочь.

- И правильно делали, – сухо отрезал Виррэ. – Смерть еще никому не помогала двигаться вперед.

- Когда-то я бы с вами согласился, но я здесь уже двенадцать годков и понимаю, что единственный шанс попасть наверх - это коллективный труд. Странно, что вы не знаете этого, добравшись сюда.

- Я здесь уже тридцать два года, - сказал Виррэ, и повисла тишина.

- А я только пришла первый раз и оказалась здесь, точнее, на этаж ниже, - замялась Мулиях.

На лице старика изумление сменялось болью и разочарованием. Кажется, даже слеза блеснула на его лице. Он молчал.

- Ладно, мы, наверное, пойдем, - смущенно сказала Мулиях. – Пойдем Виррэ.

- Виррэ? – старик прошептал одними губами, а потом повторил еще раз громче. – Виррэ?! Когда я сюда только попал, я знавал одного Виррэ. «Смертоносный бросок» - так его еще звали. Он провел меня с другом через подземные этажи. Вместе мы даже победили адского пса.

- Я был там. Да. – Виррэ окинул взглядом старика. – Что я сказал, когда уходил? Ты помнишь?

- Что я не должен цепляться за друзей, которые тянут меня вниз. Но именно благодаря им я здесь!

- А я жив, до сих пор жив! И не дряхлый старик! Потому что не рискую за других. Только за себя.

- Но чего ты сто́ишь, не помогая другим?! – воскликнула Мулиях. – Я лучше умру, защищая людей, чем буду выживать ценой их смертей.

- Не вешай на меня их смерти! И я помог тебе, помогал другим до тебя.

- Где они эти другие?

- Предоставлены сами себе.

- Или мертвы…

- Это их беда.

- Ты же говорил, дальше будет сложнее – так?

- Так.

- Так как же ты будешь убивать тварей сильнее этого минотавра в одиночку?

- Найду способы. Всегда находил.

- Не боишься, что однажды останешься один, там наверху. Поднимешься так высоко, что никого там, кроме тебя, не будет? Что ты будешь делать тогда?

- Буду идти дальше. Я всегда буду идти дальше.

- Ты боишься остановиться?

- Я ничего не боюсь.

- Тогда остановись! – Воскликнула Мулиях.

- Ты ведешь себя как…, - Виррэ запнулся.

- Как кто? Или что? Как комната?!

- Ну…, ты выглядишь как испытание, пытающееся меня остановить.

- Я может тут и недавно. Но ты говоришь как безумец даже для этого безумного места. Ты потерял тут самого себя.

Виррэ молча смотрел на Мулиях. Отчего-то ее сильное переживание за него вызывало в нем странные чувства. Она одновременно вызывала в нем и гнев, и жалость…

«К кому?»

Виррэ развернулся и резким шагом вышел за дверь. Мулиях побежала было за ним, но не успела. Открыв захлопнувшуюся за ним дверь, она увидела уже совсем другую винтовую лестницу. Она встала в проходе.

- Я его уже не найду там, да?

Старик с друзьями подошел к двери и, кивнув, сказал:

- Да. Он мог пойти и вниз. И даже если пошел наверх, там великое множество комнат-испытаний. Вы можете никогда не встретиться, а можете увидеться очень скоро. Скорее всего, мы с друзьями осядем там у миража. У нас больше нет сил идти. Мы можем передать ему что-то, если увидим вновь.

Мулиях помолчала обдумывая.

- Передайте ему спасибо.

Мулиях вышла за дверь, и пошла наверх.

Часть 2. Виррэ.

На сухом пустыре стоял десяток серых шатров. Жухлая редкая трава вперемешку с песком являли собой буйство красок, по сравнению с жилищами и лицами их обитателей. На площадке между шатрами стоял длинный покосившийся стол. Рядом красовался дорожный знак с кривой надписью – «В гостях у старого Червя».

Во главе стола сидел сам «Червь». Подле него два бесформенных балахона скрывающих его телохранителей. Виррэ сидел рядом и наслаждался свежим мясом.

- Пять лет назад, когда ты только пришел, я и не думал, что из тебя выйдет толк. Слишком ты был «правильным». А ты вон, какой стал - ублюдок, каких поискать, - старый Червь хрипло захихикал.

- Без вас я бы застрял, - ответил Виррэ.

- Так ты и так застрял! - Червь засмеялся еще заливистей. - Благодаря тебе наш стол наконец-то снова стало посещать мясо.

У проходившей мимо служки из под балахона метнулся на вытянутой руке ржавый кинжал, метящий в шею Виррэ. Не добравшись до цели считанных сантиметров, рука отсоединилась от тела и пролетела на стол перед Червем. Служка с криками упал на землю.

Червь с открытым ртом смотрел, как Виррэ отрубил руку и теперь вытирал свою поясной клинок о грязные тряпки, висевшие на его броне. Червь вновь разразился хохотом.

- Нет, ну что я говорил. Ты мне нравишься, Виррэ! – Червь щелкнул пальцами и прикрикнул кому-то за спиной Виррэ. – Ассира, убери это визжащее тело и приготовь мне эту замечательную руку. Свежая рука предателя, что может быть вкуснее на завтрак!?

От шатра отделился крупный балахон. Он закрыл собой стонущего, и крики тотчас прекратились. Тело скрылось внутри балахона, словно провалившись с бездонный колодец, а после этого балахон еще и легко приблизился и поглотил со стола руку с ножом, после чего засеменил обратно к шатру.

- Ладно, Виррэ, не томи. Я понимаю, что это мясо на столе и просьба о встрече ранним утром от тебя неспроста. Что ты хочешь?

- Я хочу идти дальше.

Червь поднял палец вверх и все звуки, словно по волшебству, прекратились. Замерла снующая обслуга. Стихли разговоры. Только чавканье отрубаемой плоти в шатре неподалеку составляло аккомпанемент звенящей тишине. Старик во главе стола хмурился и играл желваками, глядя прямо на Виррэ.

- Я, конечно, всегда знал, что ты уйдешь, но не думал что так скоро.

- Пять лет…

- Это совершенно не срок для хорошей дружбы, ведь так?

- Ну…, - хмыкнул Виррэ.

- Да ладно тебе, я знаю, что мы с тобой хорошие друзья. Хочешь я расскажу тебе хорошую историю? Поговаривают, что нулевой уровень никто не видел. Так вот Я – видел.

Настала очередь Виррэ удивленно вскинуть брови.

- Да-да. Когда я первый раз пришел в башню, я здорово обосрался. В следующий раз я начинал с нулевого. И знаешь что? Чтобы пройти чертов нулевой уровень, нужно всего-навсего пересечь одну пустую комнату, дойти до следующей двери готово.

- Так просто? – спросил Виррэ.

- Да, - усмехнулся Червь. – Всего-навсего дойти до двери и готово. Один только нюанс. Я шел по этой комнате десять чертовых лет. После этого я зарекся - первое - умирать, и второе – подниматься вверх. Гораздо большего я достиг, спускаясь вниз. Однако, нулевой уровень на то и нулевой. Теперь я всегда начинаю с него. И, чтобы выйти на лестницу, которая спустит меня вниз, я все-равно должен идти десять лет. А я в этой башне уже восьмой раз.

Червь закашлялся и пригубил кислушку, что гнали здесь из мочи и требухи падали.

- Это я всё к чему? К тому, что спешить тут не стоит. Лучше хорошенько всё обдумать и подготовиться. Опять же – иногда нужно вовремя остановиться. Как я, например. Думаешь, я не могу пойти ниже? Могу. Но я нашел свое место, и ты должен понять - где твое.

- Не здесь, - хмуро буркнул Виррэ.

- Ну, не здесь так не здесь, - по-доброму начал Червь. - И что ты хочешь от меня? Чтоб я отправил в помощь тебе своих людей, и они сложили там голову ради тебя?

- Справлюсь сам, - начал Виррэ. – Я достаточно исследовал весь этот этаж за пять долгих лет. Та плюющая кислотой гидра за кривой дверью. Думаю, я с ней справлюсь.

- Гидра, - старик присвистнул. – Губа не дура. Ну, удачи тебе, от меня-то ты что хочешь?

- Весточку вниз. Хочу, чтобы ты мне дал сопроводительное письмо вниз. Чтобы меня приняли там как своего. Каждый этаж мне приходилось твоим людям что-то доказывать и сражаться за право быть принятым. Я хочу, чтобы ты дал мне право прохода по вашей территории.

- Думаешь, внизу есть мои люди? – с прищуром посмотрел Червь.

- Уверен.

- Поймал! Ну конечно есть, – Червь примирительно развел руки. – Ну, так тому и быть, я напишу писюльку и даже своей печаткой отмечу. С наилучшими пожеланиями Тупоголовому. И, кстати – старайся не смотреть ему в глаза. Он этого не любит. И ни в коем случае сам не читай мое послание. Оно только для Тупоголового.

Старику поднесли ленточку выделанной кожи и уголь. Червь обмакнул конец угля себе в язык и принялся рисовать на коже символы лишь отдаленно напоминающие буквы. После чего раскалил свою печатку о поднесенную свечу и прижег кожу.

- Теперь у тебя есть, так сказать, грамота! – Червь хихикнул. – Как сгинешь, и окажешься вновь в наших краях, пообещай заглянуть ко мне, прежде чем снова пойдешь на гидру. Хочу услышать твои истории, Виррэ – «Смертоносный бросок».

Червь вручил кожаный рулон Виррэ, привстал и по-отечески его обнял.

Часть 3. Пустота.

Оказавшись этажом ниже, Виррэ удивился тому, что не нашел тут воров и убийц, поджидавших его. Напротив, была бескрайняя степь во все стороны, насколько хватало зрения, и тонкая стручка ручейка, тянущаяся от самой двери, в которую он вошел и до самого горизонта.

У Виррэ неприятно засосало под ложечкой от увиденного. Он нервно дернулся к карману и извлек кожаный рулон с печатью. Развернув его, он увидел надпись кривым почерком: «На каких-то этажах тебя прозвали Виррэ-Обманщик, а где-то Виррэ-Убийца. Для большинства же ты Виррэ-Смертоносный бросок. Однако для меня ты навсегда будешь Виррэ-Тупоголовый. Вот твоя мудрость и сила, которую ты искал. Этажи зациклены. И ты теперь в самом начале. И, кстати, если ты пойдешь наверх, тебя ждет второй уровень, а не тот на котором ты остановился. До скорой встречи, Виррэ-Тупоголовый. Червь».

Виррэ стало очень душно. Он упал на колени и начал тяжело дышать. Стал сбрасывать с себя сковывающую его одежду и обувь, пояса со всевозможными ножами и кинжалами. Сбросил ремень с молотом. Всё это тяготило его. Всё. Он припал к ручью и стал пить столько, сколько только смог вместить в себя. Потом лег на землю и уставился в низкий потолок облаков над головой. Воздух был таким тяжелым. Противоречивые чувства сковали всё тело и мысли.

Его Путь. Его Цель. Его Поступки. Неподъемным бременем вдруг обрушились на его плечи. Давили на грудь. Едкие слезы стали разъедать его глаза. Крик отчаяния перешел в хрип боли, пока звуки из его рта совсем не перестали выходить. Уши глохли от тишины. Он оказался заперт внутри себя самого. Внутри тюрьмы, которую воздвигал всё это время сам. Страх и ужас парализовал все конечности.

Виррэ оказался в кромешной темноте без звуков. Редкими вспышками зрение пыталось вернуться. А тишина время от времени начинала пронзительно звенеть.

Вот она – вершина его достижений. Вывеска его заслуг служащая эпитафией его жизни.

- Сдавайся, - вдруг заговорил его собственный голос. – Ты добился всего. Идти больше некуда, да и незачем.

Виррэ не мог ни на чем сосредоточиться кроме этого голоса. Звон начал усиливаться. Виррэ обхватил уши руками, но сделать ничего не мог. Стоило звону утихнуть, как снова заговорил голос.

- Ты победитель. Покинь это место. Сам знаешь как.

Словно мираж послышалось едва заметное течение ручья, окончившееся оглушительным звоном.

Виррэ никогда не был слабаком. И сейчас он взял себя в руки. Нащупал ручей и стал умываться. После отчаянных попыток промыть глаза и вернуть зрение, он принял себя таким, какой он есть в текущем моменте.

Голос в голове продолжал увещевать, но Виррэ быстро научился его не слышать, даже несмотря на то, что кроме этого голоса и звона в голове, звуков больше никаких и не было. На мгновение Виррэ даже показалось, что этот голос был с ним всегда, просто раньше было не слышно его за общим шумом, и он казался тише.

- Нет больше никакого смысла.

Нащупав свой молот, Виррэ оперся на него и встал с земли. Босой ногой он провел по ручью. Виррэ принял решение идти дальше вдоль него, чтобы не сбиться с пути. Вернув на себя всю одежду кроме сапог и собрав необходимые пожитки, он двинулся вперед.

- Что будешь делать дальше? – не отступал голос.

- Идти.

- Но какой смысл?

- Я еще могу быть полезен.

Голос засмеялся.

- Я могу быть полезен, - твердо повторил Виррэ. В его голове всё больше воплощалась его новая цель. Он всё отчетливей понимал, что будет делать.

- Ты слепой и глухой. Тебя ждет смерть за первым же поворотом. Твоё счастье, что в этой степи нет поворотов…пока что.

- Я всё еще могу давать советы. Учить других.

Голос громко рассмеялся, потонув в очередном усиливающемся звоне.

- Червь, ты помнишь его?

- Конечно, - нехотя согласился Виррэ, диалог ему хоть и не нравился, но на текущий момент, это всё что у него было, и он решил не отказываться и не бороться с тем, что может быть полезно и как минимум скрасит его досуг.

- Он был твоим учителем. Ты слушал его?

- Он был плохим учителем. И он был неправ.

- Разве?

- Да.

- Ты будешь лучше?

- Угу, - буркнул Виррэ.

- А кто будут твои ученики?

- Те, кому нужна будет помощь.

- Как часто тебе нужна была помощь, Виррэ - Смертоносный бросок?

Виррэ замолчал. Звон то усиливался, то затухал. Ни внутренний голос, ни он сам не нарушали мелодию звона. Виррэ шел. Ел сухари, что еще оставались в поясной сумке. Пил из ручья. Иногда спал. Колокола всё играли внутри головы.

- Никогда, - вдруг ответил Виррэ, удивившись сам себе.

- Потому ты был глух, - словно только этого и ждал, ответил голос. – А как часто ты помогал другим?

- Достаточно часто, - с вызовом ответил Виррэ.

Голос не ответил.

- Я помог сотням людей. Тем, кто впервые тут оказался. Тем, кто не мог победить чудовище. Тем, кто потерялся.

Звон.

- Я помог Мулиях когда она бросилась на минотавра!

- Ты помнишь ее имя, - ответил голос. – Почему?

- Потому что я помог ей.

- Как часто ты помогал людям? - снова спросил голос.

Виррэ устал от этого бесполезного диалога. Он решил идти вперед молча.

Небольшая бородка, что украшала некогда его лицо, стала щекотать грудь. От постоянного звона Виррэ было тяжело засыпать. Спал он мало. Сколько уже идет понять он не мог. Поедая траву, растущую у ручья взамен давно доеденных сухарей и запивая ее водой Виррэ то и дело бил по земле в истеричных припадках. В припадках собственной немощности. Беспомощности.

Иногда проводя ногой в ручье, Виррэ чувствовал, что там есть небольшие рыбки. Он создавал небольшие плотины из земли и гальки, выжидал. Но ни одна рыба не попадала в его ловушку. И снова истерики. Удары.

Время шло.

- Голос! – крикнул Виррэ.

Тишина.

- Я помогал!

- Как часто? – шепотом напомнил свой вопрос голос.

- Один раз. Мулиях.

- А как же вся остальная твоя «помощь», - голос выделил интонацией последнее слово.

- Все остальные разы я помогал себе. И только с Мулиях я сделал это ради нее.

- Именно поэтому ты и был слеп, что помогал только себе.

- Я сейчас слеп, и сейчас глух, - заорал Виррэ.

- Есть причины, есть следствия. Так кого же будешь учить?

- Слепых и глухих если придется!

Голос со звоном засмеялся:

- И как же ты будешь их учить?

- Неважно. Я буду говорить. Буду им примером. Буду им помогать. Я буду делать всё. Такова моя новая цель.

- А тебе есть чему учить?

- Я прошел все испытания, конечно мне есть чему их учить. Биться, убивать, выживать, добывать. Без меня они все погибнут.

- Как самонадеянно. Думаешь, что умеешь всё?

- Нет, но…

- И что же ты будешь делать? - прервал его голос.

- Я…

Виррэ не знал. Он и хотел бы ответить, но не знал что.

- Я научу их тому, что умею, - нашелся Виррэ.

- А как много ты умеешь?

- Достаточно.

- Достаточно для кого? Для тебя? Для них?

Виррэ снова шел в звенящей тишине, размышляя над всем этим. Он никогда еще столько не размышлял. Были цели, была дорога, были действия. Размышления если и посещали его, то только когда он сидел в отхожем месте, справляя нужду. Это были мимолетные размышления.

Виррэ вдруг понял, насколько много он не знает и не умеет. И что есть люди, и он встречал таких людей, которые могли бы его научить, а некоторые и пытались ему подсказать, но ему не было нужды их слушать.

- Я буду и сам учиться, - ответил Виррэ.

- Умно! – ехидно заметил голос. – Учиться, будучи слепым и глухим. Многому научишься.

- Мне помогут.

Голос засмеялся так громко, что Виррэ невольно схватился за уши, выронив молот на который опирался при ходьбе.

- Также помогут, как ты помогал.

- Тогда я найду Мулиях.

- Хочешь воспользоваться ей? Зная, что она всегда поможет, пойдешь к ней и сядешь ей на шею, только лишь за воспоминания, что ты когда-то помог ей сам?

- Я сам буду ей помогать, чем смогу.

- Слепой и глухой помощник. Тебя даже полы мыть не возьмут. Кому ты нужен такой.

Виррэ охватил страх. Он зарыдал, так как никогда не позволял себе. Всхлипывал, вздыхал. Боль сжимала всё сильней от собственной бесполезности. Ведь будь он умнее раньше. Всего этого могло бы не быть. Он мог бы остаться когда-то с Мулиях. Преодолевать вместе трудности. Возможно, создать целую команду с другими людьми. А с Мулиях. Почему он помог только ей.

Сердце зашлось, и Виррэ зарыдал с новой силой. Сквозь слезы он вдруг увидел расплывчатые очертания ручья, и двери впереди. Виррэ вскочил, взял молот, и побежал к двери.

Часть 4. Сюита.

- Арранэ и Реджи сосредоточьте внимание на змеиных клубках. Не подведите нас. Все приготовьте щиты, скоро огонь. ОГОНЬ!

Все воины бросили под ноги оружие, и присев закрылись большими щитами. Козлиная голова химеры выдохнула струю пламени в конусе перед собой.

- Змеи!

Как только огонь прекратился змеи, срыгиваемые хвостом химеры, стали расползаться в разные стороны и прыгать на людей. Однако лучники достаточно метко отстреливали их одну за другой.

- Мечи!

Отряд ощетинился клинками и двинулся на чудовище со всех сторон. Пока двое по очереди сдерживали удары льва. Остальные рубили хвост и пытались воткнуть оружие в тело. Однако лев достаточно ловко отпрыгивал от ударов благодаря тому, что козлиная голова также всё видела.

- Отошли, щиты!

Химера начала поливать всё огнем.

- Сейчас всё внимание на змеях и козлиной голове, попробуйте поразить ее стрелами. Мы не можем добраться до тела из-за нее. Змеиный хвост также пока не поразить.

В следующей атаке добраться мечами до тела и головы химеры тоже не удалось, однако меткая стрела поразила козу в левый глаз. Рогатая голова захрипела и обмякла, свесившись с тела. Химера истошно зарычала. Не опасаясь больше ударов, бросилась со всей своей силы на сдерживающих ее бойцов. Одного она сразу разорвала на части, второго одним движением откинула в стену.

Седая женщина встала на пути химеры и с криком стала размахивать мечом. В это время сбоку от нее закричали, и она увидела, как змеи всем скопом бросили на Арранэ и уже пожирают его, обвиваясь вокруг. Следом прошел удар, и ее придавило к земле большой лапой. Стрелы, пускаемые Реджи в химеру, на секунду сбили ее с толку, но последовавший вскрик дал понять, что и до Реджи добрались змеи.

Женщина не могла пошевелиться, сдавленная лапой, и поняла, что для их отряда всё кончено. Но вдруг химеру отбросило от нее на три шага. В смятой голове льва торчала рукоятка молота, а на дергающемся хвосте уже повис один из ее воинов, рубя хвост под корень.

Они победили.

- Отличный бросок, - седовласая встала сама и подошла подать руку Реджи, который пытался выбраться из клубка обмякших змей. Арранэ, к сожалению, был уже мертв. – Последний раз я такой бросок видела…

Она повернулась и, увидев того кто это сделал, запнулась.

- Ты!

Она хотела было броситься к нему, чтобы обнять. Но это было бы неправильно. Он едва ли помнит ее, да и нужно проверить раненых.

- Снова помогаю тебе.

Всё-таки помнит.

- Мулиях, теперь мне нужна твоя помощь.

Женщина прикладывала руки к ране отлетевшего бойца.

- Вначале помоги мне еще раз. Принеси мне вон ту сумку с лекарствами, - она указала на валявшийся в углу вещмешок. Мне нужно забинтовать его.

Виррэ послушно принес и даже помог обернуть раненого в бинты.

- Я хотел бы остаться с тобой, - робко начал Виррэ. – Я не тот боец, конечно, что раньше. Видит у меня только один глаз и то плохо. Но, как видишь, я все еще могу совершить свой «бросок».

- Как вышло, что ты стал плохо видеть? Раны здесь заживают.

- Это несколько иного рода рана.

- А я, как видишь, сильно постарела. Ты мне теперь в сыновья годишься, а ведь лет десять назад всё было наоборот. Похоже, ты в своих приключениях ран не получал совсем.

- Так и есть. Я хороший боец.

- Ты хорошо избегаешь опасные схватки.

- Может и так…

- Так или иначе, я ждала тебя и очень рада, что дождалась.

- В смысле?

- Когда я шла в эту башню, ведунья нагадала мне что я встречу тут того.ю кто мне предначертан. Но увижу его только на короткое мгновение. Потом я смогу либо создать свою семью с другим человеком и жить дальше, никогда тебя не встречая. Либо увижу тебя вновь. Когда будет уже поздно. Но закончу жизнь уже с тобой. И, как видишь, я дождалась.

- Ты знала это и молчала?

- Так было предначертано, слова ничего бы не изменили.

Звон.

- Я буду помогать тебе во всем, Мулиях.

- Как жаль, что ты так поздно пришел к этому, Виррэ – Смертоносный бросок.

- И мне…

0
00:01
225
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Эли Бротовски