Ольга Силаева

Огни

Огни
Работа №39. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования.

Сквозь леса бежала молодая девушка. Блондинистые кудрявые волосы, что развивались на ветру изредка попадали в рот деве, а юная принцесса леса все бежала в надежде спасти жизнь своему малышу. Босые ноги бежали по ледяному снегу и вот-вот должна начаться буря. Единственная цель - спасти дитя, превозмогая любую боль. Под ногами ловко вились мертвые ветви, чтобы сбить девушку с ног и забрать себе младенца под строгую руку закона. Из глубин леса были слышны звуки диких волков, а кровь от укуса напоминала ведьме, что останавливаться нельзя. Нужно было пересечь черту миров и дитя спасено. Прижимая ближе к сердцу мать понимала, что это будут ее последние минуты.

-Прости меня, Азраил…

Сдерживая слезы, произнесла Хелависа.

Месяц всходил из-за горизонта, напоминая миру о положенном вечернем покое. В кузнице еще горел свет и слышались удары молота о железо. На улице уже не было видно что-то дальше собственного нос, а от леса шел ужасный морозный ветер. Снежинки танцевали свои причудливые пируэты, маня путника в дом, где уже пахло ужином и горячим чаем. В окнах, словно в маяках, горят огненные светлячки.

Великий кузнец Азораона, к кому приходят самые знатные рыцари и даже сам король, сосредоточенно работал над мечом. В последний раз мужчина охлаждает в ледяной воле свое творение и кладет его на стол.

-Йенс…

Много ходило слухов про Йенса Бернетта: когда враги его видели, в мгновение ока помирали на поле боя, а красота его улыбки заставляло сердца юных дев разбиваться. Еще говорили, что Йенс сам как сталь и из его рук выходят только сокровища кузнечного дела.

Голос жены буквально выдергивает мужчину из его мыслей и возвращает в реальность. Кузнец лишь глубоко выдыхает, наслаждаясь своим творением еще пару секунд и поворачивается к источнику голоса. Перед главой семейства предстает молодая жена, что считалась одной из самых прекрасных девушек во всем королевстве. Длинные черные волосы были убраны в тугую косу, лишь несколько прядей выбились, придавая некую растрепанность образу. На девушке было довольно простое хлопковое платье в зеленых оттенках, а на ногах туфли из кожи быка. Она и правда была красавицей, коих могли прозвать ведьмами. Девушка совсем недавно вышла замуж за Йенса, да только у мужа не было столь «розовой» влюбленности, какая была у дочки мясника. Увы, реальность такова, что сватовство всю процветает и нельзя выбрать себе ту, к которой питаешь теплые чувства.

-Тебе стоит хоть немного отдохнуть. Ужин уже скоро остынет, а ты даже не отобедал. Так же нельзя…

-Я знаю, Мари. Но, зато, король пообещал достойную плату за этот меч, если я его принесу завтра.

Дева, что стояла у входа поспешно вошла, чтобы самолично проводить мужа к столу, хоть тот и немного упрямился. Все же Бернетт решил поужинать и лечь спать, ведь завтра кузнецу нужно идти к самому королю, чтобы отдать работу. Выдался тяжелый день для всех. Но будет ли так спокойна ночь? Накормив свиней остатками еды, коим уже не накормить людей, Мари собиралась уходить, но заметила, как незнакомая женщина оставила у порога плачущего младенца. Девушка хотела остановить это подношение, но что-то внутри помешало поступить миссис Бернетт, по совести. Подбежав к младенцу и девушка начала его убаюкивать, параллельно входя в дом. Бумажка, что была прикреплена к пеленкам была небрежно смята Мари в кармане. На вид малышу не было и 2 месяцев, но он не плакал и даже не звал маму. В таком младенчестве он все понимал?

-Йенс!

Встревоженный голос Мари эхом пронесся по всему дому, беспокоя мужа, что уже уложился спать. Решено было оставить малыша и воспитать его как собственного сына.

-Отныне тебя будут звать Фредерик. Фредерик Бернетт.

Нежно произнесла мать, давая малышу отпить теплого молока и неспешно укачивая на руках.

Прошло не так много времени с момента появления в семье Фредерика, но жизнь успела полностью переменится. Кажется, еще вчера малыш делал свои первые шаги, а теперь уже вовсю бегает за отцом в кузнице, таская тяжелые инструменты отцу и посматривая как мужчина изготавливает из камня и железа прекрасные щиты и мечи, тяжелые доспехи для грядущих войн.

-Грядет какой-то тяжелый бой?

Неожиданно блондинистая макушка появляется с другой стороны стола, а после и хрупкие пальчики Фредди, которые держатся за высокий стол. Мальчику приходится стоять на носочках, чтобы понять, чем так увлечен отец.

-Молодец, что подметил. Поставки оружия как никогда велики. А вы, юноша, уже опаздывайте в школу.

-Я не люблю школу. Там очень скучно.

Мужчина обошел стол и сел на корточки, чтобы поймать на себе взгляд сына.

-Ты же помнишь наш уговор? Я тебя учу кузнечному делу при условии, что ты учишься в школе.

-Да, помню.

Промямлил мальчик, а после, отдав свой фартук, пошел одеваться. Мама заставила надеть сына шарф, что только закончила вязать и огромный свитер в бежевых оттенках. Хоть мальчик совсем не любил такие светлые тона, но как пойти против воли старших? Как на шарфе, так и на свитере красовалась первая буква имени Фреда. Ох, как же стыдно было Фреду идти в ней с криками «Удачи на учебе, Фредди!». Кажется, что юноша настолько спрятал голову в свитер, что стал «безголовым Фредом»

Школа –это место для испытания Фредди и та было всегда. Только, пожалуй, один человек смог развеселить скучающего Бернетта-младшего.

-Эй, Фред!

Мальчик налетел на друга со спины, взъерошивая волосы, которые еще час назад трепетно укладывала мама

-Эрнест…

-Ты чего такой грустный, будто отец отказал тебе в учебе на кузнеца?

Улыбнулся мальчишка. В отличии от Фреда, Эрнест был брюнетом с янтарными впалыми глазами. Его рост был схож с ростом друга, но мальчик был очень худощав и бледен. Кудрявые волосы паренька постоянно закрывали глаза, но мать строго запрещала няне подстригать мальчишку, поэтому большинство волос было спрятано за уши или закреплено жиром животных.

С юмором Эрнеста мальчик уже давно свыкся и не воспринимал слова друга всерьез.

- Можно, так сказать. Отец отказывается меня учить, пока я не стану достойно учиться. Если честно, его правильность бесит.

-Вот как, может тогда прогуляем занятия? Раз тебе так не нравится учеба, мы можем спрятаться в Замке

Замок-это деревянный домик на опушке леса. Никто из взрослых не ходит в лес и запрещает там появляться детям, рассказывая о страшных чудищах. Эрнест говорил, что его родители не верят в чудовищ, но сами туда не ходят без надобности.

-Нет, я не могу. Если отец узнает о том, что я прогуливаю уроки, то не видать мне занятий по кузничному делу. Давай сходим к Замку, но уже после занятий.

-Ты весь в своего отца, Фред.

Ребята неспешно зашли в небольшой деревянный дом с вывеской «Школа №7» Почему именно 7? Фред обошел, наверное, весь Азораон, но видел лишь 3 школы. Эта школа долгое время была предназначена только для мальчиков, но совсем недавно сюда стали пускать и девочек, хоть они и проходили строгий отбор. Многие учителя считали, что девочки должны учиться только домашнему хозяйству. Лишь достаточно богатые семьи или семьи, у которых дети были достаточно способными - могли позволить себе учиться. И сегодня в класс, где не было девочек вошла она.

-Эрнест, тебе она знакома?

Мальчики долго сопровождали девочку взглядом до первой парты прямо перед столом учителя. Урок начался с представления девочки всему классу. По мимике девочки было видно, что ей до ужаса было некомфортно стоять и терпеть на себе взгляды одноклассников. Мужчина лет 40, которого в стенах школы звали «профессор Кроттер» или, как его звали в стенах школы, «Жаба». Прозвище профессора пошло от его внешнего вида. Мужчина выглядел подобающе профессору, но лицо мужчины было все в прыщах и имело болезненно зеленый оттенок лица. Глаза мужчины черны как уголь и с некой угрозой осматривали весь класс, заставляя мальчишек замолкнуть. Все ученики, по команде надоедливого звонка, встали около своих парт, а «Жаба» осмотрел всех присутствующих. Что-то невнятно прокряхтев, Кроттер отметил в огромном журнале и произнес.

-Доброе утро, ученики. Я вижу среди мужского пола юную леди.

Зельмунд осмотрел девочку с ног до головы. Казалось, мужчина искал какой-то недостаток в идеально выглаженной форме девочки или рассмотреть, как бы сам Кроттер выразился бы, «неискорененную несносность». Жаба хоть и недолюбливал учить детей, но на пару секунд можно заметить, что его взгляд немного смягчился

-Ты, наверное, Элен? Наслышан о вашей семье. Добро пожаловать.

Девочка сначала не решалась поднять взгляд на учителя, но, Элен пришлось поднять свои напуганные глаза. Казалось, что в лапы 15 волкам попала одна хрупкая лань. Отец всегда говорил, что нужно защищать тех, кто слабее тебя.

Уроки прошли словно мимо Фреда, ведь на плечи мальчика легла ответственность присматривать за Элен. Да, это было отдаленно, но мальчик еще не решался подойти и однокласснице и поздороваться с ней. Девочка же довольно быстро исчезла из здания. Видимо, ей новая обстановка среди мальчишек не по нраву, но ее можно понять. Фред был уверен, что позже он обязательно подойдет к ней и достойно представится, но сейчас ребята идут к своему Замку.

Идти от школы до леса было совсем немного. Пока никто не мог увидеть, ребята быстро проскочили через густой туман, входя в лес.

-Моя бабка -неожиданно подал голос Эрнест-совсем не боится леса.

-Поэтому ее прозвали местной ведьмой?

-Моя бабушка не колдует! Она умнее всех тех тупых горожан и гуляла бы по лесу вместе со мной, если бы могла. Я бы многое отдал, чтобы она прогулялась со мной и показала всех жителей этого леса

Желание Эрнеста понятно. Бабуля Хайа вырастила друга, но Малькольм понимает, что бабушка долго не протянет. Каждое утро Эрни молится за здоровье женщины.

-Я слышал, что в лесу есть какие-то цветки, которые смогут омолодить любого.

И каждый раз ищет всевозможные способы спасти жизнь последней живой родственницы.

-Эрни, я не уверен, что это безопасно…

Не успев закончить фразу, мальчик уверенно произнес

-Мы должны попытаться! Я же не зря принес бабушкину книгу

Замок был довольно давно заброшен и там никто не жил. Крыша здания проросла мхом, на полу была огромная дыра, которую ребята самостоятельно закрыли из досок, что смогли своровать. Изнутри дома рос дуб, что уже пробил крышу и дополнительно защищал домик от дождя и снега.

Зайдя в домик, Эрнест достал из сумки старую книгу. Двое прошли за стол, чтобы внимательно рассмотреть волшебную ягоду.

-Ты уверен, что твоя бабка не ведьма?

Цветки, действительно, по книге, имели магические свойства, которые могли поднять любого с кровати.

-Пожалуйста, давай ее поищем! Она должна расти где-то в этом лесу…

Конечно, ребята отправились на поиски этого этой ягоды. Точно было сложно сказать сколько времени ребята искали это растение. Для более обширного кругозора мальчишкам пришлось разделиться, но нельзя было отдаляться слишком далеко. И Фред это понимал, однако Эрни все рвался в самую чащу, лишь бы найти возможность спасти бабушку.

Смеркается. Оба мальчика уже знатно промерзли и было принято решение пойти домой. Фред попрощался с другом и оба разошлись по своим домам. Войдя в дом, юноша почувствовал легкий холод

-Мам, пап, я дома!

Женщина, что сидела на кухне несколько часов подошла к сыну. Глаза ее были выплаканы. Лицо юной матери было бледным, словно она сама стала белой простыней. Мари села на небольшой стульчик в прихожей и еле слышно произнесла

-Нет у тебя больше отца…

-Мне нужно возвращаться…

Ведьма в последний раз поцеловала малыша в лоб и исчезла в темном тумане леса. Рано и поздно ведьме придется столкнуться с судом, поэтому нет смысла прятаться в мире людей. Хелависа и так подвергла жизнь этой семьи огромной опасности и, увы, ведьма слишком любит людей, чтобы еще как-то им докучать. Бумагу дама прикрепила к пеленкам, чтобы сын нашел путь домой.

Магия привела девушки прямо к домику, где ее ждали лесные хранители и жестко схватив деву за запястья, нацепили магические браслеты, что блокировали магию. Хранители привели девушку прямо к суду, где сидели три самых главных судьи. Место суда когда-то считалось одним из самых красивых мест леса, где расцветали прекрасные олиалы[1], защищая распадающуюся архитектуру своими крепкими узами. Сейчас сердце судного зала больше напоминало пыточную, ведь, вместо цветков, были только шипы, что так и жаждали впиться кому-то под кожу.

По центру за огромным деревянным столом сидел самый влиятельный властитель закона- Даниэль. Его рубиновые глаза больше похожие на два океана крови смотрели на девушку, а издевательская улыбка напоминала ведьме о его гнусном прошлом. Мужчина только спереди выглядел как человек, а позади торчали огромные черные щупальца, что готовы были схватить ведьму и разорвать на месте. Слишком много бед натворили эти щупальца для всего леса.

По правую руку от Даниэля сидел более спокойный мужчина. Седина на довольно молодом мужчине показывало сколько сил отдал Эго, чтобы поддерживать хоть какое-то спокойствие в лесу. Вьющиеся серебряные рога, что были размером с голову судьи, поддерживали таинственность в судье. Очки на довольно легкой оправе также скрывали небесного цвета глаза. Глаза пробежались и по третьему судье.

По левую сторону от Даниэля сидел Зорн. Мужчина, который поспешно просматривал дело ведьмы на листе. Почти все его тело было покрыто черно-белыми полосами и лишь только половина головы была похожа на человеческую. Пожалуй, по просьбе Зорна девушка все еще жива и стоит перед судом, а не разорвана где-то в лесу. Встретившись с судьей взглядами девушка в миг стала более спокойной, а сам судья скрыл свое лицо в бумагах, словно подсудимая его не интересует.

Первым голос подал Эго. Чуть хриплый и спокойный слог в один миг успокоил всех присяжных

-Слушается дело номер №216 «незаконное рождение клана Ведьм». Подсудимая – Хелависа Форзан. Вы обвиняетесь в сокрытии от Верховного Магического Суда младенца человеческой расы. Вы подтверждаете данную информацию?

Подсудимые начали перешептываться. Гнусные лица жителей магического леса были сокрыты тенью, что не позволяло девушке узнать их.

-Подтверждаю.

Шепоты стали громче и отчетливее. Грязные и жесткие фразы о последней выжившей наследнице рода ведьм летели в спину блондинке, но дева гордо стояла на месте, держа руки за спиной.

-Хотите ли что-то сказать в свое оправдание?

-Я не хочу оправдывать свой поступок, ведь я спасла жизнь сыну. Если бы не я, то мой малыш сейчас был бы украшением на стене охотников за головами.

Поправив свои очки, Эго громко выдохнул и посмотрел на судей. Даниэль не будет милостив к ведьме и все присутствующие на Суде это понимали.

-Поганая ведьма…

Жестко выразился глава Суда. Оскал, что был на лице, в одну секунду пропал и мужчина продолжил.

-Хелависа, ты прекрасно знаешь, какое наказание последует за «загрязнение крови»?

-Конечно. Раз вы, благочестивый суд, отказываетесь верить в правду, то у меня просто не остается выбора.

Ведьма уже знает, что подписала свой смертный приговор. Увы, жить ей осталось немного и наказание –вырывание сердца. Оковы крепко сдерживали ведьму, не позволяя даже помыслить о какой-то магии и были огромные зверо-люди, что в один миг могли просто уничтожить ведьму с особыми издевками, насмехаясь над смертью последней ведьмы поколения

-Вырвать ей сердце!

Словно глава стаи Даниэль прорычал, и стая в одну секунду разорвало тело доставая кровавое сердце. Хрупкий орган жизни убрал лично глава верховного магического суда в небольшой хрустальный сундучок для следующей наследницы ведьмой кровавой печати. Кровь, что неспешно стекала с белых перчаток монстра, заставляло улыбаться осьминогоподобного

-Сжечь тело и найдите мне девчонку

-Как? Как он погиб?

Фреду каждая секунда давалась все тяжелее. Отец не мог так просто погибнуть, ведь он обещал заниматься с сыном. Только сейчас мальчишка заметил в руках матери черное письмо[2] с особой королевской меткой. Мальчик подошел к матери и забрал письмо, чтобы быть уверенным, что все это-не ужасающий сон

Извещение

Йенс Бернетт

Погиб в бою, защищая королевство Азораон.

Этот документ подтверждает смерть военнослужащего Йенса Бернетта и ходатайство на получение денежной суммы в виде 15 цольтов и 73 сильбера.

Дата смерти: 14.10

Все сухо и четко. Деньги, что были указаны ниже должны были пойти на пропитание семье на несколько месяцев, однако матери придется искать работу.

-Нечего попусту слезы лить. Его жизнь здесь закончилась, а нам надо жить дальше.

-Ты его совсем не любишь? Он же тебя воспитал, кормил, поил...Он для тебя ничего не значил?!

Мальчик сжал бумагу. Ему очень хотелось сейчас дать пощечину матери, чтобы та собралась и перестала трепаться. Нужно было думать, что делать, чтобы не помереть с голоду. Сняв с себя одежду, мальчик направился в свою комнату. В одну секунду мир юного Фреда стал серым и мрачным, а детские мечты неожиданно сломались о жестокие реалии.

Война оказалась слишком резко. Королевство Азораон вместе с соседними территориями отправляли солдат на Мировую Войну против Северных Хамасов. Город не был таким мертвым уже очень давно. Мари нашла для себя дело- продажа домашних овощей и выпечки, а Фред, как и хотел, стал подрабатывать и учиться у кузнеца.

Каждый день юный мальчик занимался до захода солнца и пробирался домой через сумерки. Мари такое поведение сына не устраивало, но юноша был копией отца и даже не слушал маму. Взвалив все проблемы на свои еще хрупкие плечики, мальчик научился быть сам по себе и после, как дурак плакать в подушку. В привычку юноши вошло новое правило: «Твои слезы никому не нужны, поэтому сожми зубы и выбирайся.»

Война не щадила никого. Много крови впитала в себя земля за несколько лет, однако королевства смогли прийти к хрупкому миру.

-Фредерик, подожди…

Юноша уже спешил на занятия, ведь кузнец Оззи не любил опоздавших, называя их «бременем для седой головы». Мари из юной матери превратилась в почетную женщину и морщины коснулись ее прекрасного лица. Полуживые бледные руки протянули сыну сверток еды, чтобы тот немного поел. Без своей трости женщина не могла нормально ходить. Опираясь на палку из дерева оливы, женщина стала рассматривать сына. Фред тоже изменился-из взбалмошного мальчугана в юношу крепкого телосложения, белоснежные локоны волос чуть потемнели, руки окрепли после тяжких работ в кузнице, но улыбка и свет в глазах все те же.

-Вот, тут немного еды, чтобы ты не голодал…

Как бы ужасно ни было признавать, Фред не был ее родным сыном и больше напоминал ей ту самую прекрасную незнакомку. Мари это понимала, но только сейчас смогла признать свое положение, а потому пора уже рассказать об этом сыну. Но, как и всегда, Мари не смогла сказать новость, оттягивая момент. Фред же коротко поцеловал мать в щеку и поспешил на занятия и, по совместительству, свою работу. Каждый раз юноша приходил в полупустую квартиру и рассказывал матери о вчерашних впечатлениях, а женщина, сидя у окна вязала уже покойному мужу теплые вещи. Каждую ночь Мари снился один и тот же сон –она держит на руках труп своего возлюбленного, а сын стоит весь в крови, мягко улыбаясь матери и повторяет одну фразу:

-он заслуживает этого…

Снова и снова этот дурной сон преследует женщину. И каждый раз она просыпается в холодном поту с ужасными криками. Временами ей кажется, что юноша пойдет и по ее душу. С каждым днем все сложнее контролировать свои страхи и боятся любого шороха, когда ее сын где поблизости. Бледными руками женщина держала записку, что в пеленки положила настоящая мать Фредерика. Увы, сложно было сказать, что написано в записке. Это были непонятные каракули, которые Мари до сих пор не смогла расшифровать.

-Йенс, я не могу так жить! Я устала!

Женщина села на мягкую кровать, смотря на одежду мужа, которая, как реликвия, надета на стул.

-Я устала бояться Фреда…Бояться своего собственного сына!

Сжав свои бледные руки, женщина посмотрела на стул с вещами и глубоко выдохнула.

-Я знаю, что это глупо и знаю, что должна сказать ему о том, что его мать его бросила...Но он же расстроится и …

Послышался скрежет открывающейся входной двери и Мари сразу посмотрела на часы.

Шаги гостя были тяжелые и еле волочились по деревянному полу

-Хозяюшка!

-Это точно не сын…

Женщина убрала волосы в пучок и поспешно вышла встретить гостя. Если честно, то Мари ожидала увидеть кого угодно, даже собственного мужа с небес, но к ней явился тот, о ком она лишь только могла слышать.

-Здравствуйте…

Дыхание сбилось напрочь только от ауры этого создания. Конечно, Мари знала о легендах земель Леса. Она даже по своей молодости даже видела одного жителя леса, однако никому об этом не рассказала. Ее могут посчитать сумасшедшей, как бабушку Хайю, если она пожалуется народу.

Длинный темный плащ и черный костюм. На ногах не было обуви, но существу это не мешало совсем. Было видно только по его одежде, что создание было при деньгах и каждое движение.

-Вы так устали хозяюшка, вам стоит отдохнуть…Слушайте мой голос

Улыбка, больше похожая на оскал, заставила подчинится полностью. Мари полностью поддалась воле незнакомца. На секунду все ее боли от воспоминаний исчезли, а тело рухнуло на землю. Мужчина с помощью магии отправил тело на кровать и стал обыскивать дом в надежде, что найдет свою добычу, однако мужчине пришлось выжидать более удачного момента, чтобы заявить о своем существовании.

Лишь к закату юноша смог вернуться домой. Но Фреда встречала лишь звенящая тишина и ужасная грязь, что тянулась с самого порога в сторону спальни.

-Мама? Я проголодался, что у нас сегодня на ужин? Сегодня такой дурацкий случай произошел с Оззи…

Но никто не выходил встретить Фредерика. Конечно, тот забеспокоился и быстро зашел в спальню, откуда чаще всего встречала Мари сына.

-Мама…

Однако то, что увидел Фред не передать словами. Юноша сначала долго стоял на месте, боясь даже дышать, после по прошествии минуты юноша неспешно подошел к трупу женщины, что лежала с улыбкой на лице. Чему она была так счастлива? Кто мог такое сделать с ней? Кто был здесь? В руке женщины была записка на непонятном языке. Это был не почерк матери, ведь Фред знал каждый изгиб ее букв, а это…

Юноша положил себе в карман бумажку. Он еще не знал, что будет с ней делать.

Юноша до самого конца не верил, что мать покинула его, но эту правду пришлось принять. Женщину похоронил сам Фред за домом.

Как только Мари полностью закапал сын, то пошел первый снег, напоминая о том, что скоро день рождения Фреда и ему исполнится 18 лет. И праздновать ему придется одному.



[1] Олиалы-дикие цветы, что, словно лианы, могли достигать размеров и сплетались в самые необычные узоры. Шипы этих цветков испускали «сок жизни». В легендах, данный сок продлевал жизнь на несколько десятилетий.

[2] *Письмо, которое доставляли семье покойника. Королевская метка в виде клинка означало, что погибшему принесены особые почести, как герою войны.

0
14:11
337
00:35
+1
«Сквозь леса бежала молодаядевушка. Блондинистые кудрявые волосы, что развивались на ветру изредка попадали в рот деве, а юная принцесса леса все бежала в надежде спасти жизнь своему малышу. Босые ноги бежали по ледяному снегу и вот-вот должна начаться буря. Единственная цель — спасти дитя, превозмогая любую боль. Под ногами ловко вились мертвые ветви, чтобы сбить девушку с ног изабрать себе младенца под строгую руку закона. Из глубин леса были слышны звуки диких волков, а кровь от укуса напоминала ведьме, что останавливаться нельзя. Нужно было пересечь черту миров и дитя спасено. Прижимая ближе к сердцу мать понимала, что это будут ее последние минуты.»

Очень многословное начало, совсем мало информации на семь предложений. Девушка бежит через лес, чтобы спасти своего ребенка от какого-то суда. Оке, красивости: волосы, которые попадают в рот; мертвые ветви, цепляющие ноги. Повторяющееся дева, девушка.

Неправильная атрибуция диалога, перед сдерживая слёзы нужно тире, в одну строчку, с маленькой буквы.

Имя Хелависа чуть настраивает на скептический лад, популярная певица, но это можно опустить. Пусть будет личная ассоциация.

Перед следующим абзацем нужны звездочки, чтобы они как-то отделяли смысловую часть. У вас получается, что девушка бежит с ребенком по лесу, а потом рр-раз (бабах) уже какая-то внезапная кузница с пов от кузнеца.

Дальше все красивые-прекрасивые. “придавая некую растрепанность образу” — фраза из какой-нибудь интернет-статьи про прически аля “Советы имиджмейка в 2021 году”) Не увязывается со сказочным стилем. Да и в принципе со стилистикой нужно хорошенько работать. Розовые влюбленности тому доказательство))

“Увы, реальность такова, что сватовство всю процветает и нельзя выбрать себе ту, к которой питаешь теплые чувства”

Почему? Если он самый крутой кузнец на районе и к нему даже король ходит, он обязан жениться на дочке какого-то местного мясника? Его достопочтенная матушка перед смертью возжелала видеть его с обручком на пальце? Как-то не логично. Ну, я понимаю, что это. Это авторское желание. Ему нужно, чтобы у кузнеца была нелюбимая жена, хорошая женщина рядом, но не по душе, чтобы прекрасная и невинная ведьма из части 1 стала той истинной судьбой и любовью всей жизни /вздыхает/.

“Дева, что стояла у входа поспешно вошла, чтобы самолично проводить мужа к столу, хоть тот и немного упрямился.”

Я все не могу подобрать лаконичное описание вашей главной проблемы в рассказывании. Вот, смотрите, у вас героиня появляется в прошлом абзаце. Она — молодая жена кузнеца. Вы даете её описание, имя. А потом что… после диалога она внезапно оказывается “девой, что стояла у входа”? (+запятая в обороте пропущена). Ладно, что девой замужних не называют, спишем на молодость, но остальное… Мари поспешила проводить упрямившегося мужа к столу. (?) Чем плохи простые и понятные предложения? Зачем дева, зачем это канцеляритское “самолично”?

“Остатки еды, коими уже не накормить людей”… просто остатки ужина, объедки…

“Девушка хотела остановить это подношение”… ))))) Ну смотрите, оке, оставили младенца на пороге, мб даже увидела мельком женщину, но КАК можно остановить подношение??))) Мари хотела крикнуть/окликнуть женщину/ кинулась за ней. Множество же вариантов есть, почему вы так странно описываете действия)))

“Подбежав к младенцу и девушка начала его убаюкивать, параллельно входя в дом.” Нет, милый автор, к сожалению, вы текст даже не вычитывали)) Если бы отложили его ненадолго, а потом перечитали сами, свежим взглядом, поняли бы, как нелепо, до искренней печальности, вы гробите свою историю. Язык создает атмосферу, помогает читателю проникнуться вашим замыслом. Он не должен вызывать… ну, вот таких чувств… “параллельно входя в дом” — а что не перпендикулярно?)) Не обижайтесь, автор, но читать это не доставляет удовольствия. Надеешься, что что-то будет выравниваться, мб автор распишется, а там никаких изменений((

“В таком младенчестве он все понимал?” — а что он должен понимать? Что его подкинули чужим людям? Если бы понимал, наоборот бы, навзрыд плакал))

“муж, что уже уложился спать”, “не видать мне занятий по кузничному делу”)) “Ох, как же стыдно было Фреду идти в ней с криками «Удачи на учебе, Фредди!»” — кто эта она и почему она кричит?))

“Школа №7” меня просто убила. Дорогой автор, так нельзя. Вы пишите в средневековом сеттинге, с королями и мечами. Внезапно добавляете ему академку, ладно. Потерпим. Но школа номер семь… оке, у них на одно село семь школ, допустим, фантастику же читаем, все возможно, но… средневековый сеттинг, напоминаю, ведьма бежит от волков… и внезапно академические ритуалы современного века? Представить девочку классу? Профессор Кроттер, которого звали Жаба?)

ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ НЕ ПИШУТСЯ ПРОПИСЬЮ

“Глаза ее были выплаканы”… и лежали на полу))))

“Лицо юной матери” оу, тут сыну минимум семитак, а, может, все десятитаки уже стукнули. И она даже не мать ему, мачеха))
Ладно, пусть история и НЕ ладно написана, у неё должны же быть какие-то достоинства и цели. Последней ведьме не разрешено иметь детей от человеков (можно только от магических полуосьминогов, но она, наверное, не хочет; я бы тоже не хотела, понимаю её), поэтому она подкидывает маленького бастарда в дом кузнеца. Его привечают как родного, он ходит в школу№7, почти влюбляется в новенькую, но тут бабах — внезапная смерть отца рушит все светлые детские надежды. Мальчик становится главой семьи, пытается растолкать рохлю-маму, чтобы выжить. Они живут в КВАРТИРЕ, где мама — внимание, вот действительно клевый момент, ради которого стоило прочитать эту историю — вяжет одежду для умершего мужа! Приходит посланец-судья, убивший на суде биологическую мамку, убивает мачеху — избавляя её от навязчивой неприязни к пасынку. И… цитата:

“однако мужчине пришлось выжидать более удачного момента, чтобы заявить о своем существовании”…
Он просто уходит, чтобы… чтобы что? Прийти завтра? Подождать рабочий день и уйти после пяти? Ох, вот она — бюрократия! Даже в фэнтезятину просочилась))) Идея, достойная романа: они никогда не встретились, так как оба работали только в нормированном графике))) А так, общие впечатления — да, это какой-то пересказ романа, где куча не сыгравших линий (типа девочки Элен, больной бабушки) и повисшая в воздухе концовка…

Не знаю, автор, кроме совета“читайте больше и обращайте внимание на построение/оформление предложений”, я бы сказала вам “читайте больше рассказов”. Их структура и сюжетная разбивка сильно отличается от романной, если вы взялись за них, вам стоит это понимать и уметь выстраивать. Удачи в творчестве, не унывайте и не бросайте дело. Дорога в тысячу ли помните же с чего начинается?

21:53
+1
Когда волосы начали попадать в рот деве, я почему-то начал ждать, что она их начнет есть. Не знаю почему. И блондинистая — то еще прилагательное для описание внешности. А потом по снегу побежали босые ноги и мне почему-то представилось, что они сами по себе бегут. отдельно от всего остального. А уж когда появились ловкие мертвые ветви, я совсем потерялся.
13:20 (отредактировано)
Так и не поняла, к чему вел автор. Если у кого-то Хеловиса проассоциировалась с популярной певицей (у меня тоже
Загрузка...
Юлия Владимировна №1

Достойные внимания