Анна Неделина №2

Падение Морзова

Падение Морзова
Работа №78
  • 6+

Среди пятиконечных заострённых нежно-зелёных листьев появилась крохотная изумрудная луковка. День за днём она набирала силы, наливаясь соком. А по-мере того, как набухала луковица, от кончика её верхушки к основанию опускалась шаль цвета фиалки. И, в один из прекрасных дней, разбухшее новообразование пришло в движение. Верхний слой луковицы распался на три части, изогнувшиеся в обратную сторону кольцами. Всеобщему взору предстал ярко красный бутон, состоящий из девяти лопастей. Скрученный бутон, словно математический маятник, легонько покачивался на ветру. Под нежно ласкающими лучами солнца лепестки разошлись,- цветок предстал во всей своей красе: оранжево-жёлтые прожилки на алой юбочке переливались на свету.

Предстали всему миру салатового цвета двенадцать семян. Но не абы каких, а с навершиями в виде голубых перьев. И таких соцветий тысячи, разбросанных по всей длине побега, что обвил толстую древесную ветвь. Испуская нежный смешанный цветочный запах, соцветия привлекали к себе пчёл. Которые, садились на края жёлтых тычинок, опуская свои хоботки в лужицы нектара, что заполняли дно цветочной чашечки. Попивая цветочный сок, каждая пчела пританцовывала на месте от удовольствия, испытывая блаженство. В этот момент её брюшко тёрлось о края тычинки, стряхивая в неё пыльцу. Пыльцу, что прилипла к ней при посещении ею таких же, но только синих цветков мужского рода вьюна. В отличии от женского, мужские соцветия привлекали к себе пчёл более сильным мускатным запахом и массажем пестиков да редкими сладкими каплями особой росы на своих лепестках.

Не успел толстый золотой палец погладить синий пушок, как семена устремились в небо искать пристанище для будущего растения, что про растёт из них и разовьётся.

— До чего же они прекрасны...- чуть дыша с глубокой нежностью в голосе молвил золотой дракон.

— Словно дети,- улыбнулся, тихо подошедший белый дракон.

— А...- обернулся собрат.

— Что-то ты часто стал любоваться этими цветами,- весело заметил белый дракон, легонько ткнув локтём собрата.— Что это с тобой, брат?

— Глядя на них, я вспоминаю, как мы катались все вместе на кометах,- краем рта улыбнулся золотой дракон, безмятежно приподняв левую бровь.

— И, как ты помнишь, Яромира постоянно обгоняла тебя,- лукаво улыбнулся белый дракон.

— Ничего подобного, Дажьмир!- запротестовал золотой дракон, отмахиваясь и делая брови домиком.— Ты просто плохо помнишь наши незатейливые игры в юности.

— Да брось ты, Морзов, ведь было ж,- потрепал по рогатой голове старого друга Дажьмир.— И не просто, а было весело нам в те далёкие времена!

— И хорошо,- отвернувшись от гигантского лиана, отрешённо глядя перед собой побрёл домой Морзов.

Дажьмир, не долго думая, направился следом за своим старым другом.

— Ты что обиделся?- проникновенно спросил старейшина драконов.— Так ты только...прости если, что не так!

— Да нет, что ты,- смущённо отмахнулся Морзов.— А может ты и прав: обгонять она любила, при этом весело и задорно смеясь. Вот и теперь моя любимая светит нам с небосвода, став одной из первых звёзд при перевоплощении представителей нашего рода космических драконов.

— Это да, она с моей Мировудной одни из первых, кто сменил своё тело,- подтвердил Дажьмир.— Теперь мы, в прямом смысле слова, купаемся в лучах их любви.

— Это точно. Только теперь их зовут: Заптжил и Востик. Они стали солнцами, что освещают нашу чудесную планету в этом путешествии по обширным космическим просторам,- мягко заметил старейший из драконов.

— Так это ж по-сути ничто не меняет!- подбодрил белый дракон золотого.

— И правда, ничто,- с лёгкой щемящей грустью в голосе согласился старейший золотой дракон.

Дажьмир сочувственно посмотрел на собрата и спросил:

— Лечелии всё ещё справляются со своими обязанностями по уходу за Вселенским Древом Жизни?

— Так на них сейчас всё и держится,- грустно ответил Морзов.

— Тогда чем же ты сейчас занимаешься мой дорогой друг?- резонно спросил Дажьмир.

— Уютно устраиваюсь у окна в своём доме на дереве и предаюсь медитации,- просто и прямо ответил дракон.

— И что, помогает?- с деланным удивлением спросил первородный дракон своего друга, проверяя свою догадку.

— О, да,- словно предвкушая сладкое на обед, ответил сородич.

— И как?!- подводя к развёрнутому ответу, задавал вопрос за вопросом мудрый дракон.

В глазах золотого дракона блеснули слёзы счастья и надежды.

— Синхронизировавшись, благодаря входу в транс и пребывании в состоянии сомати, наши души летают вокруг Азбергарда,- признался Морзов.— Мы любуемся нашим творением, как величайшей планетой во всей Вселенной. Придаёмся воспоминаниям и обмениваемся волнами любви,- с радостью и неуловимыми нервными нотками тоски закончил золотой дракон.

— Понимаю...- чуть слышно, на мгновение заступарившись, сказал белый дракон.

У выступающих из земли корней Вселенского Древа Жизни замерли оба дракона. Запрокинув головы, они пытались поймать взглядом каждый лучик света, что проникал сквозь густую крону Древа. Умиляясь всевозможными обитателями, нашедшими свой приют средь сочной листвы и складок коры Древа, драконы поймали умиротворение. Мимо них пролетела стайка чёрно-оранжевых птиц в поисках сладких и сочных плодов. С ветки на ветку перепрыгнул лохматый древозавр: благодаря своему вытянутому телу с несколькими парами лап мог с лёгкостью дотянуться до сочной листвы на кончиках веток, расположенных на внешней стороне кроны под прямыми лучами света. Рой пчёл-тружениц перелетал с одного на другое соцветия, рисуя в воздухе извивающуюся чёрно-золотую ленту, словно парящая змейка вышла на поиски добычи, да бы первой заполучить лакомый кусок. Теранувшись о ступы, между ног проползла полосатая змея в сторону ручья с намерением поймать жирную рыбу. А неподалёку в кустах послышалось предупреждающее кваканье пятнистой лягушки.

— Какое же всё таки это чудо!-вскинув руки вверх, воскликнул Морзов.

— Нет таких на белом свете слов, чтобы это всё описать!- кивая головой, подтвердил Дажьмир.

— Что там слов,- такое вовсе не представить, не вообразить даже во сне, не изобразить на холсте!- подчеркнул золотой дракон, хватаясь за голову и снова вскидывая в восторге руки.

— Что да, то да,- согласился белый дракон.— Но есть тут одна маленькая, при всё при том, очень существенная загвоздка.

— Какая же?- хлопнув веками, взметнул косматые брови золотой.

— Живая «скульптура» размером с орбиту планеты,- выдал ошарашивающее заявление белый, выжидательно прищурившись.

— Ты опять надо мной смеёшься?!- притворно обиженно толкнул собрата золотой.

— Да, нет.

— Тогда, что ты конкретно имеешь в виду?

— А ты представь себе дерево-лиан, обвившее несколько планет, выстроившихся в один ряд?!- интригующе начал объяснять Дажьмир, водя по воздуху в волнении руками.

— Такого просто не может быть!- возмутился Морзов.

— Почему же?- спокойно спросил, словно во время лекции ведя диалог с учеником, Дажьмир.

— Так это же противоречит классической структуре любой солнечной системе,- чётко как школяр-отличник ответил Морзов.

— Как я понял из донесений наших юных сеятелей жизни на просторах Вселенной - такой в принципе себе рабочий вариант,- констатировал первородный дракон.

— Да же так?!- хмыкнул смотритель за Вселенским Древом Жизни.

— Именно, что так!- твёрдо заявил мудрейший дракон.— И я намерен лично в этом убедиться.

— Когда вылетаем?- тут же отреагировал золотой дракон.

— Завтра, если конечно тебе это будет удобно?- мягко поинтересовался белый дракон.

— Конечно дружище полетели: ты же знаешь, я всегда с тобой!- заверил собрат, положив на плечо Дажьмира руку.

— Тогда, не буду больше тебя задерживать - до завтра.

— Счастливо, до завтра, Дажьмир.

Хлопнув по-рукам, старшие драконы разошлись.

Дажьмир неспеша направился к своему плавучему живому острову, наслаждаясь пейзажем созданного драконами идеального мира, где гармонично цвела и развивалась жизнь во всех её проявлениях. Его плавучий изумрудного цвета дом представлял из себя некую гремучую смесь, походя на рака, скрещенного с моллюском и древовидным лианам. Овал, как каменный блинчик, из туго переплетённых древесных отростков с торчащими по-бокам коричневыми лапками. Которые способны выдвигаться на значительную длину, дающую возможность преодолевать любой ландшафт. С помощью таких гибких и ловких лапок можно было залезть на скалу, преодолеть отвесный утёс, перебраться с одного на другое гигантское дерево, а уж пробежаться по равнине или взобраться на холм,- вообще не вопрос. Выпрямить жёсткие сине-зелёные отростки-водоросли в виде плавников и идти по воде или плыть под водой,- так это тем более не составляет никакого труда. А как вам развернувшийся алый гребень над шаровидным гнездом-домом, что позволял ходить по-морям в свободном плавании? Или, если так хочется, то можно расправить, выпустив из специальных створок оранжево-жёлтые особые кожистые перепонки, и взмыть в небо, паря как птица в лучах солнца. Тем более, что непосредственно сам домик-гнездо так ярко переливается жемчужно-белыми, голубыми, синими и фиолетовыми прожилками внешней стороны стены на ярком свету,- завораживающее зрелище. А если уж совсем охота совершить большое путешествие, то устройство острова позволяла сжаться словно черепаха и совершить прыжок в открытый космос. А там уже, перепрыгивая с спутника на спутник геоцентрической системы планеты Азбергард, открывать для себя новые миры. И это не говоря уже об чёрных гусеничных заострённых ножках, позволяющих проникать в пласты земли или исподволь мира планеты.

Морзов же полетел к своему дому на Вселенском Древе Жизни. Зайдя в свои трёхъуравневые апартаменты, первое, что он увидел так это сына, сидящего в высоком резном кресле. Тот сосредоточенно изучал манускрипты, описывающие дальние космические полёты. Падающий из окна дупла-квартиры дневной свет, отражаясь от манускриптов, освещал лицо мальчика, придавая ему одухотворённый вид. Золотой дракон тихо улыбнулся: как же он с Яромирой, своей любимой и ненаглядной женой, радовались тому, что у них родился сын. Он, как его родители, был рождён в открытом космосе, вылупившись из большого яйца. Такой маленький, несуразный, пискливый, но родной и милый малыш. С тех пор он несколько подрос, окреп и раздался в плечах, хоть и до размеров отца ему ещё далеко,- для этого надо будет в несколько раз вырасти.

Проходя мимо сына, золотой дракон аккуратно почесал ему макушку. Моргав, оторвавшись от записей и задрав голову, приветливо улыбнулся папе. Скосив взгляд на портрет матери, он выжидательно посмотрел на отца. Тот в свою очередь несколько раз исступлённо кивнул, подтверждая догадку сына, и отправился дальше. Моргав проводил отца сочувственным взглядом, ощущая его тоску по жене и своей матери. Но уже через некоторое время он снова углубился в записи о далёком космосе и средствах и методах его исследования.

«Здравствуй, любимая!».

«Здравствуй, любимый!».

В слоях стратосферы где-то в районе географического Южного полюса встретились в полночь две чистые души. От соприкосновения их аур по небу во все стороны разлетелись искры.

«Место встречи изменить нельзя...»,- просигналила аура Яромиры.

«И время то же...»,- мягко подчеркнула душа Морзова.

«Я ощущаю, что в твоей душе наконец-то прибавилось радости»,- заметила душа бывшей драконихи.

«О, да!»,- блаженством переполнялась душа дракона от чувства любви: «Мы с другом договорились слетать к одной интересной солнечной системе».

«Решил присмотреть себе звезду по-ярче? Погулять в неизведанных краях?»,- то ли надувшись, а может заигрывая, спросила Яромира.

«Чтобы какая-то мизерная гелиоцентрическая система служила мне домом?! Ты наверное шутишь?»,- возмущённо спросил Морзов.

Душа бывшей красной драконессы лишь выдала серию ярких вспышек, которых можно было оценить как безобидный весёлый смех.

«И ты туда же...»,- свечение души золотого дракона, преугаснув, дала понять, что она насупилась. И продолжила вещать: «Если только стащить у неё побольше плазмы и плюсом пригнать газовое скопление сюда, да бы мы были теснее и ближе друг к другу, если только конечно этого хватит?!»,- честно ответил Морзов своей жене, просияв от простоты и гениальности своей идеи.

«Брось эти глупые мысли»,- весело смеясь отмахнулась Яромира-Заптжил: «Мы и так с тобой очень близки друг к другу».

«Только так тебя порой хочется прижать к себя, нежно обняв, растрепать волосы на голове и снова их пригладить, потереться носами, что аж становится вне моготу!»,- с невероятной нежностью и грустью просиял Морзов.

«Придёт время, и ты сможешь это сделать, хоть это совсем будут уж горячие кудри...»,- чутко отозвалась душа звезды, что некогда была душой драконихи, на такие простые, но значительные чаяния души мужа.

«Как же долго придётся этого ждать нам с тобой?!»,- посетовал Морзов.

«Не грусти, не надо,- не грусти... Ведь для нас с тобой это почти что мгновение в потоке вечности»,- успокаивающе ментально молвила Заптжил.

«Как сказать... Но может ты и права... Как всегда...»,- согласился золотой дракон с любимой женой.

«Коль скоро так, то ответь мне, мой муж, любовь всей моей жизни, на один вопрос?!»,- ласково обратилась душа звезды к душе дракона.

«О, ненаглядная моя, я весь во внимании!»,- выразил свою готовность Морзов дать ответ на любой вопрос.

«Куда отправимся сегодня мы с тобой в этот полуночный час?»,- игриво спросила яркая душа звезды.

«Я предлагаю телепортироваться на Конра!»,- ответила душа золотого дракона бывшей душе красной драконихи.

«Это случаем не та ли планета, орбита которой пролегает вокруг Востик?»,- уточнила Заптжил.

«Она самая»,- подтвердил Морзов.

«Забавная такая планета: поверхность сплошная водная гладь без всяких признаков суши»,- констатировала душа звезды.

«В том то и дело: суша ей просто не нужна»,-подчеркнула душа дракона.

«Вот да же как?!»,- немало удивилась Заптжил.

«И на то есть весомая причина!»,- сделал упор на последнее слово Морзов.

«Серьёзно?! И ты мне об это говоришь только сейчас?»,- полная мнимого возмущения спросила Заптжил.

Морзов хмыкнул настолько, насколько это может сделать душа в не тела. Притянув к себе Яромиру-Заптжил, он телепортировался на выбранную планету для прогулок сегодняшней ночью.

Чистейший голубой шар самозабвенно купался в лучах звезды Востик. День на ней стоял в самом разгаре. Прямые лучи солнца просвечивали сплошные заросли зелени. Бамбуковые колосья размеренно раскачивались на ветру, чьи длинные скрученные спиралью листья строго вертикально тянулись к небу. Создавалось впечатление, что над водой торчит ровно подстриженная шевелюра, в которой мирно гулял ветерок. Вот только шевелюра с особой изюминкой: по краям салатового цвета, а уже по-ходу к центру меняла свой цвет от зелёного и болотного до изумрудного и сине-зелёного. А в самом центре начиналось невообразимое буйство красок: фиолетовый, алый, бордовый, белый, оранжевый, жёлтый, синий, голубой, красный, коричневый, чёрный, серый. И это несчитая бирюзового, золотого, серебряного, медного, стального, малинового, красного, сливового, вишнёвого, лазурного да рыжего, облепихового, сизого, бусого, перламутрового цветов и много какого разнообразия в оттенках да глубин пигмента листвы.

«По-ходу дела, ты просто проворонил пару тройку островов, а значит всё же есть на данной планете суша?!»,- иронически сказала Заптжил.

«Что ты этим хочешь сказать, моя дорогая?»,- невозмутимо поинтересовался Морзов.

«Что поменьше надо интересоваться своим отражением в воде, а то под носом у себя земли не замечаешь!»,- язвительно укольнула мужа душа звезды.

«Дорогая, ты в своих выводах точно уверена? То ли ты видишь, а ли это может не то чем кажется?»,- ещё более невозмутимо уточнила довольная душа дракона.

«Никогда не думала, что ты будешь надо мной так издеваться?!»,- плаксиво заявила покрывшаяся искрами душа звезды.

На это Морзов ничто не ответил, а лишь стал неотрывно смотреть на якобы кусок суши посреди бескрайнего океана. Заптжил какое-то время дулась от непонимания чего добивается Морзов. Но стоило ей отвлечься от любимого и по-внимательней приглядеться к зелени, как тишину разорвал низкий гул. Столб воды выстрелил вверх, обрызгав всю растительность острова. Ещё несколько раз то тише, то сильнее бил фонтан воды, пока совсем не угас. И тут остров пришёл в движение. Крутанувшись на одном месте и пригладив бамбуковые колосья, остров ушёл под воду.

«А что это было такое?»,- мигнув вспышкой ауры, растерянно заявила Заптжил. Но видя ярко сияющею душу Морзова, в тот же момент догадалась в чём дело. Обхватив её своим эфиром, нырнула вслед за «островом».

Огромные вытянутые ласты размеренно работали, разрывая пласты воды. Большая параболически вытянутая голова как идеальная форма обтикания сильно уменьшала сопротивления воды. Таким же гладким было продолговатое тело, оканчивающаяся раздваивающимся хвостом, двигающийся вверх-вниз.

«А что это за полосы вдоль туловища, каково их значение?»,- горя от любопытства, спросила Заптжил.

«Это не полосы, а жгуты, удерживающие пузырь»,- пояснил Морзов.

«Т.е. ты хочешь сказать, что у данной Чудо-Юдо Рыбины вместо тела пузырь?!»,- душа звезды зарябила, с коробившись.

«Да! Их тело состоит из трёх основных частей: грудная, где сконцентрированы все основные органы, включая голову с центральной нервной системой; брюшная в виде пузыря, который крепится к телу четырьмя губчато-хрящевыми жгутами; хвостовая с малыми задними плавниками»,- разъяснила более подробно душа дракона.

«А как называется данный вид и в чём его предназначение, имеющее такие гигантские размеры?»,- забрасывала всё новыми интересующими вопросами Заптжил Морзова.

«Те, что размером с меня, так это ещё юные особи»,- начал отвечать Морзов. Ощущая удивление и неподдельный интерес со стороны любимой он продолжил:«Называют их Китовары, а предназночение этих существ ты сейчас сама увидишь».

Юный китовар опускался под воду всё глубже и глубже. И чем сумрачнее становилось вокруг, тем ярче изнутри начинал светиться пузырь. Уже можно было различить ряды водорослей, возвышающихся над ними кораллами. Тут и там сновали ярких цветов рыбёшки. У одной из стенок капсулы свою колонию разбили моллюски. Из-за караллов тут и там выглядывали крабы и раки, поглядывая друг на друга и строго следя, чтобы никто чужой не смел заходил на их территорию. Посереди огороженного пространства водной среды раскинула свои сети радужно переливающаяся медуза.

Наконец китовар достиг тёмного дна. По-правде сказать, не совсем уж тёмного. Дно океана кишело китоварами, исходящий от которых свет по своей яркости мог сравниться с игрой лучей в поверхностных слоях вод океана. Чудо создания сновали туда сюда непрерывно, обмениваясь друг с другом короткими ультразвуковыми фразами. Пока в один из прекрасных моментов один из китоваров не лёг на самое дно. По его виду нетрудно было понять, что он входит а состояние релакса. Жгуты, держащие пузырь, расслабились и растянулись. Неожиданно резко ударили все четыре плавника. Юный китовар оторвался от дна и взмыл вверх, оставив на дне капсулу. В следующее мгновение жгуты сжались, притянув хвостовой отдел к грудному,- образовался плотный цилиндрический брюшной отдел. Затем следующий китовар отложил свою капсулу-пузырь рядом с первой. Последующие диво-рыбины делали тоже самое, выкладывая на дне идеальную спираль. Это продолжалось до тех пор, пока размер спирали не достиг размера, позволяющего начать выкладывать следующий слой капсул. Таким образом рос конус идеальной спирали вверх к самой поверхности океана.

«Так вот почему данной планете не нужна суша: конусовидные живые пирамиды заменяют её»,- сделала вывод Заптжил.

«Почти что так»,- поправил её Морзов.

«Т.е. это ещё не всё?»,- заворожённая представлением уточнила Заптжил.

«Да!»,- лучась от радости, подтвердил Морзов.

В этот момент над верхушкой пирамиды замирает взрослая особь китовара, в утробе которого с лёгкостью разместилась бы группа космических драконов.

« А он значит навсегда застынет над верхушкой пирамиды?!»,- догадалась Заптжил, указывая на гиганта, что прицельно подплывал к биологическому новообразованию.

«И так поступают только старики, которым наскучило бороздить бескрайний океан»,- добавил Морзов.

«Вот оно как?!»,- подивилась душа звезды.

«Именно так»,- мигнула точкой света душа дракона, от чего весело засверкала душа звезды. И он продолжил: «Причём не все старые китавры, только заслужившие такую честь на веки застывают над вершиной живой пирамиды, становясь плавучим островом».

«Понимаю, понимаю, и что..?»,- задала неоконченный вопрос Заптжил. В какой-то степени она догадывалась каков будет ответ. Но ей очень нравилось слушать, как рассказывает ей любимый, поэтому она так внимательно и чутко улавливала каждый исходивший от души мужа импульс.

«Главная их задача: синтезировать и питать нужными веществами живую пирамиду, вырабатывая свет внутри себя. При этом часть необходимого света для поддержания жизнедеятельности соборного организма китовар берёт из окружающей среды и передаёт напрямую вниз по специальным волокнам, прибавляя к этому собственные электрические импульсы»,- уловив суть до конца не сформированного вопроса, ответил Морзов.

«А сколько всего капсул выращивает китовар за свою жизнь?»,- задала уточняющий вопрос Заптжил.

«Две»,- ответил Морзов. И добавил, предугадывая следующий вопрос: «Одну для пирамиды, а одну уже для себя. Вторая растёт с ним всю жизнь, когда как первая капсула, предназначенная для постройка живой пирамиды, имеет определённые эталонные размеры: в длину 1,7 версты и диаметром 0,68 версты. Те же старейшие китовары, что не стали плавучим островом, попросту распадаются на простейшие вещества. А т.к. весь процесс жизнедеятельности этих существ между собой согласован, стройно выстроен во времени, то от сюдо проистекает баланс и гармония в природе. И это при всём, при том, что поддерживается разнообразие живых существ, и процесс эволюции не останавливается»,- подчеркнул Морзов.

«Удивительная планета, делегирующая своим деткам часть божественных возможностей и функций?!»,- сделала определенный вывод душа звезды.

«По образу и подобию своему... Смотри, что будет происходить со Старче китоваров»,- указала душа дракона на древнее существо.

Неимоверна здоровая Рыбина застыла над пирамидой. Огромная морда невозмутимо смотрела вперёд, за которой тянулись два дородных длиннющих уса. Пузырь уже окончательно сросся с грудным и хвостовым отделами. Через полупрозрачную кожу были видны сталпктиты и сталагмиты колбочек, отвечающий за синтез и ферментацию питательных и полезных веществ. Это уже не тот юнец, что свободно бороздил океаны и моря, а матёрый китовар, достигший в длину 33 вёрст. На спине которого растительность образовала целый лес, придав ему вид настоящего острова. Тем более, что «остров» успел обзавестись живностью, в том числе и перелётной, которой под силу преодолевать большие расстояния. Тем самым, обеспечивая воздушную связь между островами, так необходимую арчелиям - местным представителям разумной жизни. Которые выстроили на островах свои домики путём воздействия на древовидные растения, задавая вектор роста и развития их побегов. Что придавало живому острову неповторимый вид с множеством вариантов ландшафта.

Заслуженный старейшина китоваров замер над самой верхушкой образовавшейся пирамиды. Его почти вовсю длину тела усы потянулись вниз, проникнув в верхнюю капсулу спиральной пирамиды. В тот же момент по ним потёк жидкий свет к конусовидной конструкции. От получаемой калорийной подпитки капсулы пирамиды качественно преобразились: последовательно одна за другой капсулы стали ярче светится. Параллельно с процессом преображения пирамиды стали происходить и изменения с самим китоваром. Его боковые глаза на веки сомкнулись, остался лишь приоткрытым третий глаз на лбу. Ласты и хвост выпустили мембраны, позволяющие острову плавно раскачиваться на волнах безбрежного океана. Китовар окончательно ушёл в себя, а вновь образовавшийся живой плавучий остров с подводной конусовидной капсульной конструкцией вступил в новый этап жизни.

«Удивительное устройство уютного мира Конра, с его абсолютной гармонией и упорядоченно возвышенной жизнью...»,- восторженно сияла душа звезды.

«Я рад, что тебе понравилось!»,- засветилась яркой вспышкой любви душа золотого дракона, находясь под очарованием сияния души супруги. И чуть погодя мягко добавила: «К сожалению, нам пора возвращаться».

«Что, уже, так скоро...»

Телепортировавшись к Южному географическому полюсу Азбергарда, души Морзова и Заптжил узрели в далеке облетавших планету душ Дажьмира и Яромиры-Востик. Поприветствовав их короткими голубыми вспышками, собрались расставаться. На прощание Заптжил попросила:

«Всё хорошенько рассмотри с Дажьмиром в системе, так похожей на простейший атом. И обязательно всё чётко запомни! Чтобы потом мне в подробнейших деталях поведать обо всём. Хорошо?».

«Лады! Запомню. Всё расскажу, что увижу, и да же больше...»,- пообещал Морзов любимой.

***

— А ты, я смотрю, то же любитель «летать» по ночам, выходя из своего тела?!- весело заметил перед отправкой Морзов.

— Не часто, но бывает. И то, во сне. В про чем мы с Востик летаем, да бы побыть достаточно близко, тет а тет, вдвоём...Порой так хочется... Так не хватает...,- признался Дажьмир.

— Поистине, нет преград у любви!,- страстно искренне сказал Морзов.

— Воистину, воистину, дружище!- одобрил белый дракон.

— Тогда вперёд, на встречу приключениям!- призвал золотой дракон.

Оба покрылись искрами, дематериализовались, втянувшись каждый в свой эллиптический прозрачный хроножис для дальних долгих путешествий. И пулей в своих хроножисах устремились ввысь. Преодолев тяготение планеты, направились к ближайшей Чёрной дыре. Попав а её поле притяжения, во время проскочили горизонт событий и вошли в кротовую межгалактическую нору. А через считанные мгновения оказались в соседней галактике. Но вышли не через Белую дыру, а воспользовались боковым поддерживаемым в стабильном состоянии тёмной энергией ответвлением от основного туннеля между Чёрной и Белой сверх массивными уплотнёнными звёздами. Вынырнули прямо возле системы звезды гиганта.

Материализовавшись, драконы подлетели поближе, прямо зависнув на краю звёздной системы Каражёд. Сама звезда необычно переливалась, одновременно испуская разного рода реликтовый свет. Что само по-себе не свойственно светилу. Учитывая, то что нет, да и вырывался различного спектра луч света, словно возникшие цвета на палитре художника. Такая цветовая игра поражала, тем более картина устройства солнечной системы, представшей перед старшими драконами.

Четыре планеты на одной орбите, связанные древесно-каменным лианам, образовывали единое кольцо вокруг светила. Что не мешало совершать им вращение по круговой орбите. Лишь с одним но: движение сцепленных планет было довольно тихоходным, по сравнению с соседями. А вся вместе взятая конструкция двигалась подобно шёлковой ленты, извивающийся на ветру.

При приближении к интересующему объекту, стали видны внутреннему взору новые детали. В частности, переплетённый ствол растения имел внутри себя полости. Одни полости находились в сердце ствола, другие в в самой толще, иные же с туннелями у самой коры древовидного лиана. Во многих местах на коре имелись кристаллизованные прозрачные плёнки древесной смолы: по всему было видно, что они служат иллюминаторами. Часто встречались плотно запечатанные дупла,- шлюзы для выхода в открытый космос или при стыковке крупных космических кораблей. Более того, встречались разбросанные галереи крытых смотровых площадок. Плюсом, попадались шишковидные образования,- обсерватории звездочётов. То тут, то там разворачивались полимерные фрактальной формы биокристаллические листья, максимально эффективно улавливающие солнечный свет. В помощь им служили разноцветные шлейфы на самом стволе такого необычного растения.

— Сколько же в этом стволе живут существ? Как проходит их миграция?- в изумлении спросил Морзов.

— У-у-у... Этого брат тебе никто не скажет, ввиду сложности и широты объекта,- подчеркнул Дажьмир.

— А тогда, пусть кто-нибудь ответит мне, как вот это образование не высосало всю энергию со своего светила и что способствует его дополнительному разогреванию?- задал резонный вопрос золотой дракон.

— А здесь всё на экстремальном режиме,- заявил белый дракон.

— Т.е. ты хочешь сказать, что вон те планеты со своими спутниками, вращающиеся под 45° и 90° относительно этого кольца вокруг солнца, способствуют поддержанию стабильности системы?!- догадался космический дракон.

—Ты совершенно прав, мой дорогой друг,- подтвердил гипотезу товарища мудрый дракон.— А кольцо, состоящее из четырёх планет и скрепляющим их растении, способствует большему выбросу насыщенной тяжёлыми элементами плазмы из звезды. Так и происходит добыча полезных элементов,- грубо говоря, полезных ископаемых, а точнее вытяжки полезных синтойдов из плазмы звезды Каражёда.

— Т.о., местные гелиологи обеспечивают свою цивилизацию нужным сырьём и энергией в союзе с плазмологами. А при работе астрогеологов и астрогазовщиков с пролетающими мимо кометами и небольшими газовыми скоплениями ещё и увеличивается масса данной звёздной системы, помогая ей разрастаться и развиваться. И только по-этому древняя звезда Каражёда ещё полностью не истратила свои запасы водорода,- продолжил описание необычного мира, открытого товарищем, золотой дракон.

— В конечном итоге, такого рода взаимодействия между субъектами данной систему должно повысить энергетический уровень каждого из них в более короткие сроки,- закончил описывать мир звёздной системы белый дракон.

— Да, именно так. И более того: в результате общего роста, большинство здешних обитателей утратят свои тела, в пользу поглотившей их звезды, которая разовьётся в более могущественный объект. Но, взамен они получат тонкую энергию от неё, которая поможет подняться уже им самим на более высокую энергетическую ступень. Тем самым, у истинных их сущностей появится возможность перевоплотиться в нечто совершенное по форме. У простейших существ будет сложно структурированное тело; примитивные превратятся в разумных созданий; а те истинные Я, что управляли разумными телами, будут претендовать на переход к управлению такими телами как кометой, спутником или да же планетой!- добавил Дажьмир.

— Как в своё время две драконихи стали звёздами,- с грустной радостью привёл сравнение Морзов.

— В общем и целом, где-то на подобии этого,- кивнул Дажьмир.

На какое-то время оба свободно дрейфовали в космическом вакууме, задумавшись каждый о своём.

— Смотри!- указал Дажьмир, первым выйдя из оцепенения.

В стороне пролетающей мимо лишённой газа кометы выдвинулся отросток. На его конце покоилась фиолетовая луковица цветка. Сжавшись, луковица разошлась, выстрелив в сторону кометы жёлтым облачком спор.

— Ты только посмотри, что учудили наши внуки?!- восторженно воскликнул ментально Морзов.

— Ха, так это подобие нашего Вселенского Древа Жизни!- загорелись глаза у Дажьмира.

— Только в рассеивании Жизни наши внуки больше рассчитывают на волю случая, чем на собственные слабые силы,- иронично заметил Морзов.

— Маленькие карапузы,- съязвил Дажьмир.

— Всё ещё у них впереди: дорастут до дальних самостоятельных полётов, да покажут нашим детям как эффективней биожизнь распространять по просторам Вселенной,- уверенно заявил Морзов.

— Такой дублирующий бесперебойный источник распространения Жизни уже само по-себе впечатляющее достижение под стать нашим свершениям,- перед возвращением домой высказался Дажьмир.

— Свою лепту в дело прогресса развития Вселенной наши внуки внесли, сказав своё весомое слово на фоне предков,- добавил Морзов напоследок.— И что-то мне подсказывает и предаёт уверенность в том, что здешние драконята всё же делают попытки летать в Хроножисах на значительные расстояния; может конечно и не на такие как наши дети. А не кажется ли тебе, мой брат, что перед нами было растение, проросшее из побочного семени от Вселенского Древа Жизни на Азбергарде, как некое стороннее ответвление?!

***

— Здравствуй, Моргав! Мой мальчик, не видел ли ты случайно своего отца, а то что-то давненько его не встречал?- приветливо поинтересовался Дажьмир, заглянув в дупло.

— Здравствуйте, дядя Дажьмир!- радушно поприветствовал Моргав.— Папа вечно где-то пропадает, я его сам не часто вижу.

— Не пропадает, а занят очень важным делом!- возразил, стоя в дверях своего дупла-дома, слабо улыбнувшись Морзов.

— На столько занят, что даже не может навестить старого друга?- приподняв правую бровь, спросил Дажьмир.

— За то некоторые тут шастают чуть ли не каждый день,- прыснул золотой дракон.

— Значит ты не рад мне?!- делая надменный вид, спросил белый дракон.

— Ты же знаешь, я всегда тебе рад,- тяжело вздохнул золотой дракон.

— Да ты, я погляжу осунулся братец,- резко, но с сочувствием заметил старейшина.

— Я ж говорю - много работаю,- отмахнулся старый дракон.

— И как продвигается дело? Может я могу тебе чем-то помочь?- участливо спросил Дажьмир.

— Да, нет, всё идёт по-плану, благодарю,- потупив взгляд, ответил золотой дракон.— Ты уж прости дружище, я что-то сильно устал, пойду прилягу.

— Конечно, конечно,- проводил Дажьмир взглядом удаляющегося в свою спальню засыпающего на ходу Морзова.— В следующий раз поболтаем!

Морзов махнул рукой в знак согласия.

С того памятного полёта к звёздной системе Каражёд минул год. Дажьмир и Морзов стали дедушками, причём обоих осчастливили средние дети. Дажьмир не на радывался появлению внуков. Возился с ними, играл, гулял и учил первым жизненным истинам. Морзов не меньше был рад появлению, но уже внучек. В то же время он редко бывал дома, и уж тем более реже залетал к своему среднему сыну. Тот со своей семьёй поселился на одной из гигантских планет в районе центра Вселенной. На таких планетах селилось всего по несколько пар драконов и не более, в виду возможностей приютившего их «дома».

Вот только вместе с радостными новостями о пополнении в драконьих семействах приходили из разных уголков космоса и тревожные известия. Исыхали целые регионы растительности то на одной, то на другой планете. То тут, то там хвори да эпидемии косили почти всё живое. Случалось и такое, что силы покидали те или иные формы гуманоидов. Не настораживало только исчезновения пары тройки газовых скоплений, ибо такое редко, но случалось,- в дела высших сфер никто не лез. А вот угон астероидов из различных звёздных систем наводил на некоторые определённые мысли.

— И всё же, меня пугает твой исхудавший и измождённый вид,- высказал свою обеспокоенность Дажьмир, глядя на измотанный вид друга.

— Не стоит опасаться мой брат - я как и ты неимоверно крепок,- заверил собрата Морзов.

Дажьмир, внимательно взглянув в глаза своего собрата, добавил:

— Слышал о происшествиях на Тавре?

— Много кого покосила болезнь, но оставшиеся в живых показали свою стойкость и способность выживать,- ответил Морзов, подчёркивая плюсы пагубной ситуации.

— А как тебе твари с Краступа?- заинтересованно спросил Дажьмир.

— Это те, что немного по свирепствовали?! Так хищничество вполне себе нужное явление в системе для поддержания её равновесия и функционирования,- равнодушно ответил золотой дракон.— К этому неизбежно должна была прийти система примитивных живых существ.

— Возможно, ты и прав,- согласился с утверждением белый дракон.

— Такова цикличность пищевой цепи живой природы: одни поедают других и со временем становятся питательным гумусом для третьих,- добавил золотой дракон.

— Есть и другие системы определения баланса биомассы, одна из которых заключается в естественном отходе от дел старшего поколения, его увядания да распада их организма на составные молекулы,- привёл пример белый дракон.

— Слишком растянутая во времени низко динамическая система,- брезгливо ответил золотой дракон.

— Вот только, как ты говоришь, эффективная система по регуляции популяции Хищничество заражает души разумных созданий, таких как мы, озлобляя их,- сделал акцент на себе подобных существ белый дракон.

— Как ты заметил, речь идёт о разумных существах, способных различать такие вещи как: что-такое хорошо и что-такое плохо,- тем самым не быть подверженным пагубному влиянию,- всё так же холодно заметил золотой дракон.

— Посмотрим, время покажет, а жизнь расставит всё на свои места,- с надеждой сказал мудрый дракон.

Прошли считанные дни от состоявшегося разговора между двумя старейшими драконами, как случилось нечто неординарное.

— Что это за ещё жертвы от жителей все возможных планет бессмертным высшим существам?,- ворвавшись в жилище друга, воскликнул Дажьмир.

Раскачивающийся в кресла качалке Морзов и бровью не повёл.

— Скажем так: благодарственные дары от тех юных духов, кому мы помогли воплотиться в биологические формы жизни и обрести место обитания ,- снисходительно ответил Морзов.

— Какие такие дары?- наседал Дажьмир.

— Ты же знаешь законы энергий обмена?!,- отрешённо спросил золотой дракон.

— А это здесь при чём?- настороженно спросил белый дракон.

— Ну как же: мы помогли истинным Я воплотится, обрести форму, заиметь тело; они же в ответ приносят нам дары. Как говорится,- вырос сам, помоги другому развиться и подрасти, а в ответ и ты получишь еще большие возможности для роста!- оттараторил золотой дракон.

— Что-то это не очень похоже на честный и порядочный взаимный обмен энергии?!- высказал своё сомнение белый дракон.

— Поверь, это чистейшая форма обмена!- ничего не выражающим голосом ответил золотой дракон, отрешённо улыбнувшись.

— И всё же в этом вопросе нужно быть аккуратным, всё верно взвешивать,- напоследок полным сомнения сказал мудрый дракон, под отрешённые кивки золотого.

События развивались стремительно, грянули глобальные изменения в мироздании, потрясшие весь космос.

Дажьмир разбирал свои таблички с данными о планетах и имеющихся форм жизни на них. В самом разгаре стоял солнечный день, безмятежно пели птицы. Самое время пройтись, подышать свежим воздухом, отвлечься. Как блаженную атмосферу разорвал резкий режущий слух скрип двери. В дом старейшины ворвался растерянный, весь растрёпанный Моргав.

— Что случилось, мой милый мальчик?- обеспокоенно спросил Дажьмир.

— Вход в дупло закрыт и я никак не могу попасть к себе домой?!- в отчаянии ответил Моргав.

— Значит Вселенское Древо Жизни вас изгнало,- констатировал Дажьмир.

— Я просил пойти по прямому пути отца, но он не внял моей просьбе, как и не послушался вас, дядя Дажьмир.

— Он сейчас во власти все пожирающих страстей, по-этому не услышит ни тебя, ни меня,- с чувством сожаления произнёс Дажьмир.

— Что же тогда делать, дядя Дажьмир?- отчаянно спросил Моргав.

— Посиди пока здесь, а я попытаюсь чем-то помочь своему собрату и хоть что-то исправить,- предложил Дажьмир.

— Хорошо,- согласился с предложением белого дракона Моргав.

— Только от тебя мне нужна маленькая помощь?!- вопросительно взглянул старейшина на сына своего товарища.

— Всё что угодно, лишь бы помочь папе стать на путь истинны,- выразил свою готовность молодой дракон.

— Подскажи мне, где сейчас Морзов?- задал неудобный, но единственно важный вопрос старейший дракон.

— Папа, как я знаю, говорил, что хочет навестить планету Тукас,- незамедлительно ответил дракоша. И спустя мгновение добавил,— Дядя Дажьмир, делайте как считаете нужным; лишь прошу из любви к своему собрату не...

— навредить своему другу и твоему отцу! Я лишь помогу ему осознать разницу между любовью и страстью раздераемых желаний,-заверил старейшина, услышав мольбу в голосе сына друга.

Прилетев к планете Тукас, Дажьмир обомлел от представшего перед ним зрелища. Пласты плодороднейшей породы вулканического происхождения с ферментированным и сублимированным соком жизни отрывался от поверхности планеты и взмывали в небо, уносясь в открытый космос. На его глазах гибло множество живых организмов, а планета теряла часть себя.

А ведь это была своего рода уникальная и неповторимая планета. Особый вид организмов населял её земли и воды да воздушное пространство. В них сочетались свойства химотрофов, фототрофов и биотрофов, что открывало широкое поле деятельности. Перерабатывая вулканические газы, шлаки и остывшую лаву в дополнении к улавливаемому свету, эти организмы сформировали достаточно питательную глубочайшую прослойку почвы. А из газа приманенных комет и притягиваемого межзвёздного газа в жизненное поле планеты данные организмы создавали энергоёмкий субстрат жизни, равномерно распределяя его целыми залежами в сформированных слоях почвы.

— Морзов, что ты творишь, остановись?!- призвал возникший возле дракона собрат.

— Не мешай мне, мой дорогой брат. Я лишь беру полагающиеся нам высококалорийные залежи суспензии, хранящие в себе чистую энергию жизни,- холодно заявил Морзов, с жадностью устремив свой взгляд к огромной планете.

Ты разве не видишь, что творишь, мой друг?- сделал ещё одну попытку вразумить Дажьмир своего собрата.

— Ничего личного: за отказ приносить нужное количество даров, следует расплата,- так же властно заметил Морзов.

— Но ведь погибает множество живых существ!- парировал Дажьмир.

— Всего навсего сменят тела, а оставшиеся плодородные слои позволят, возродиться планете в короткие сроки,- деловым тоном объяснил золотой дракон.

— Хватит! Ничто не стоит таких жертв!- строго заявил Дажьмир.

— Ты так в этом уверен?- скептически спросил Морзов.

— Абсолютно!- разъярился дракон.

Волна силы пронеслась по простором космоса. Морзов был отброшен от планеты Тукас,- откачка жизненных сил планеты прекратилась. Дажьмир сиял словно самая яркая звезда. Всегда спокойный, уравновешенный, невозмутимый, обладающий выдержкой и самообладанием, сейчас он обжигающе пылал. Исходившие от него торсионные волны, наполненные любовью, верностью и правдой, проникали в самые глубокие впадины и сокровенные уголки души. Морзов пытался этому сопротивляться, черпая силы в гневе. Его истощённое лицо искривляла ненависть, глаза наливались кровью и злобой. Он пытался силой мысли отогнать собрата со своей дороги, сковав его силой воли. Но долго пламя страстей не могло противостоять сокровенной силе света. Морзов обмяк, застыл, затем сотрясся от процесса изгнания целебным светом тьмы.

— Что это было?- жалобно спросил Морзов.

— А ты сам взгляни?!- указал Дажьмир на полу разорённую планету.

— Но я же хотел как лучше,- жалостливо сказал Морзов.

— Ты да же не остановился, когда Марте и Мальвине стало угрожать опасность,- указал белый дракон на близких собрату существ.

— Дажьмир, ты говоришь сейчас о моих внучках?- с ужасом спросил золотой дракон.

— Да,- подтвердил Дажьмир.— И, к сожалению, Марта, дочь твоего среднего сына Мирока погибла.

— Что же я натворил?!- оглушительно мысленно вскричал Морзов.

— А главное: ради чего?- умоляюще спросил Дажьмир.

Вместо ответа, золотой дракон почти весь оставшийся в нём свет пустил на исцеления планеты. Тукас, подзатянув свои раны, входила в свой обычный жизненный цикл.

Дух Марты, окружённый эфиром души, взмыл над планетой. Дедушка с распростёртыми объятия, полных надежды быть прощённым, посылая ментально свои извинения и глубочайшее сожаление о содеянном. Сущность внучки приблизилась к деду, их ауры соприкоснулись. Оба засияли светло-голубым от нежных чувств друг к другу. И вместе с Дажьмиром направились к Азбергарду.

Неподалёку от геоцентрической системы окружённое газовым облаком затаилось нечто. Девять небольших планет, соединённых между собой неким вьющимся древесным растением. На одном и другом конце данного образования лиан сплетался таким макаром, что походил по форме на голову китовара. А в целом образования из планет и лиана напоминало змею, наглотавшуюся яиц или на нитку жемчуга, плавающую в бескрайнем космическом океане.

— И что из этого получилось бы?- устало задал вопрос Дажьмир.

— Мы бы слились с этим телом и оживили его,- из последних сил ответил Морзов.

— Для чего?

— Чтобы летать вокруг наших Заптжил и Востик змейкой. И когда один конец её достигал одной звезды, то другой уже устремлялся к другой. Таким образом, мы жили на одном уровне, ближе были бы друг к другу и испытывали схожие ощущения,- завершил свой ответ Морзов с чувством неудовлетворённой надежды.

— Бедный мой брат, Морзов, что не смог преодолеть себя и понять простую истину: лишь близость душ важна в любви,- сочувственно сказал Дажьмир.

— О да, ты прав, Дажьмир!- подчеркнул Морзов.— О как я ошибался! Я люблю тебя и вас всех; прости меня, и простите все те, кому я причинил боль,- я сожалею об этом!

— И ты прости брат, что не сумел тебе во время помочь с преодолением страстей, горя и печали от невозможности быть к любимой ближе,- извинился Дажьмир.

И оба дракона по братски обнялись.

Затем Дажьмир жестом пригласил дух Марты следовать к межпланетарному образованию. И та устремилась к нему. Вслед ей потекли жизненные силы белого дракона. Достигнув цели, живительная энергия с духом вошли в вытянутое тело. От чего то оживилось и расцвело. И вот, теперь уже Вагора, вращаясь спиралью, устремилась к звёздам Азбергарда Заптжил и Востик.

— Что теперь будешь делать, Морзов?- обратился к собрату Дажьмир.

— Для начала, взяв данное газовое облако, восстановлю силы. А затем, устремлюсь на край Вселенной к абсолютной пустоте,- честно ответил Морзов.

— Не самое лучшее место для жизни,- заметил дракон.

— Но для создания чистилища совсем уж заблудших душ самое место,- философски сказал золотой дракон.— Буду заманивать «больные» души в свою «лечебницу».

— Неплохое дело,- поддержал сородича Дажьмир.

— Чем сам займёшься?- поинтересовался Морзов, искренне улыбнувшись.

— Отправлюсь путешествовать и учить терпению и стойкости к все пожирающим страстям всех, кто способен услышать зов любви. И да же тех, кто глух к нему, им постараюсь хотя бы задать направление к дороге любви,- обозначил свои планы Дажьмир.

— О, и это прекрасно, мой друг и брат!- просиял Морзов.

— И быть может у нас получится сотворить чудо, и Жизнь во Вселенной пойдёт исключительно путём Веры и Правды да Любви?!- засиял в ответ Дажьмир.

— Тогда до счастливых встреч.

— И пусть радость сопровождает нас всегда, несмотря на обстоятельства.

На том и порешили вечноживущие первородные драконы, расставаясь по меркам своей жизни совсем на короткое время.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
0
14:28
154
00:55
+1
Простите, дальше сцены с драконами не осилила.
01:18 (отредактировано)
+1
Дочитала до момента, где драконы по домам разошлись. Дальше читать не захотелось. И это далось с трудом. Избыточные описания. К чему так подробно было расписывать живность, она дальше сыграет решающую роль? Не, вы не подумайте, я люблю описания природы, но тут рассказ, а не роман всё-таки.
Дилалог меж драконов навевает скуку.
И я правильно понимаю, что панк тут это планеты связанные древом-лианой?
04:54 (отредактировано)
+1
Рассказ о том, как в мире драконов появились новое растение. Драконы собрались, любовались, восхищались, ценили, бранили, судили, рядили… Потом разошлись по домам и всё завертелось…

Последнее я нагло наврал. Ничего в рассказе не вертится. А если и вертится, то вокруг разговоров и переживаний.

Рассказ, конечно, неканоничный. В том смысле, что происходящее не напоминает движение главного героя в некоем окружении по пути конфликта с антагонистом к развязке. Нет, герои есть, они чего-то делают, даже зачем-то и почему-то. Но элементарно следить за этим трудно, а не то, чтобы сопереживать или, там, понять что-то.

Вот хотелось бы вопрос задать автору. Он (она), когда рассказ читает, чего сам (сама) в нём понимает? Неужели любуется переливами речи драконов, обсуждающих кто, куда, зачем, что и вообще?

Надо же как-то и о читателе думать. Чего этот бедняга должен делать с шедевром? Куда смотреть? Чему сопереживать? Какие-то медитация и заплыв в потоке получаются. Причём не очень ясно в потоке чего.

Короче, я тоже могу лить часами, как видно. И, быть может, не хуже автора. Но надо же совесть иметь!

Что понравилось. Описание красивые, дух захватывает от всех этих соцветий и переливов. Но и все на том. Остальное…

Не поправилась бессюжетность, неясность происходящего и вообще статус рассказа как законченной истории о событиях с героями за непродолжительный период времени. Честно говоря, сложно сказать, что мы вообще имеем дело с рассказом. Здесь скорее стихотворение в прозе, только затянувшееся.

Надеюсь, автор найдёт своих читателей. И судьба будет благосклонна. И даже оценки высоки. Желаю удачи. Она пригодится
15:30
Что ж, прочла сколько могла, загрузла в середине и бросила.
Да, написано красиво, но уж слишком много описаний и пустых диалогов с лишними атрибуциями.
Я так и не поняла, произошло там что-то или нет.
Тема драконов в космосе не нова, но интересна. Автор показывает мир. Красивый и необычный. На этом всё pardon
Загрузка...
@ndron-©

Достойные внимания

Царство
Хагок 14 дней назад 45
нож за грош
marzan 22 дня назад 29