Встретимся в следующей жизни

Встретимся в следующей жизни
Работа №367

Блогер-это не лечится! И даже не важно в каком возрасте вы эту «заразу» подцепили.

Например, Юлий Павлович Каменев, профессор этнографии, до сорока лет вполне себе довольствовался преподавательской деятельностью. А потом, стоило лишь однажды поддаться на уговоры бывших студентов, и понеслось! Аккаунты в соцсетях, канал на ютубе, фильмы, программы и вечная погоня за сенсациями. Незаметно, сам собой, поменялся имидж. И теперь, в зеркальном отражении, Юлий Павлович видел не лощёного, голубоглазого препода-душку, а заросшего щетиной и буйной выгоревшей шевелюрой, вечно-загорелого странника-авантюриста.

Сутки в дороге для профессора – «семечки». Вернувшись рано утром из очередной экспедиции, Каменев уважил домработницу дегустацией всех приготовленных к его возвращению блюд и, провожая, пообещал, что непременно отправится в кровать. Однако «блогерский зуд» протащил его мимо спальни прямиком в кабинет и усадил за компьютерный стол.

Каменев настроил видеокамеру, прицепил к свежей рубашке микрофон-прищепку и запустил заставку.

На мониторе тут же замелькали экзотические пейзажи, зазвучала ритмичная музыка и плавно, как солнце из-за горизонта, появилась надпись: «Нехожеными тропами с профессором Каменевым».

Юлий Павлович одел на лицо фирменную улыбку и бодрым голосом поприветствовал зрителей.

- Намастэ, друзья мои! Думаю, по моему приветствию вы уже догадались, что я вернулся из Индии! А ещё точнее, из путешествия по гряде Андоманских островов Бенгальского залива. Впечатления противоречивые! Всё что касается природы, непревзойдённой красоты флоры и фауны, не оставит равнодушным даже самого прожжённого скептика. С остальным на любителя… А именно: специфический сервис, кухня и нравы местного населения, зачастую, требуют недюжего терпения и, я бы сказал, снисходительного юмора. Однако, если вы не зациклены на стерильной чистоте и с пониманием относитесь к вынужденным проволочкам в обслуживании, вполне можете получить массу удовольствия, проводя время в этом райском уголке.

Моей целью было поближе познакомится с коренными островитянами. Мне удалось собрать немало интересного материала о племенах: ака-кора, ака-боа, онге и джарава. А как же кровожадные неконтактные дикари с острова Северный Синтинел, спросите вы? Видел ли профессор Каменев этих злобных аборигенов? Видел! Абсолютно случайно столкнулся с их представителями на одном из безымянных атоллов, где они посещали что-то наподобие святилища. Знакомится не рискнул, наблюдал из укрытия. В результате «операции» запомнил их излюбленное выражение «Рухапи торет!» и, посетив после их ухода место проведения ритуала, невольно нанюхался галлюциногенной травки из разряда местных психоделиков. Те ещё «мультики» посмотрел!

Правда, в то время пока я «прикасался» к тайнам аборигенов, они спёрли мой рюкзак со спутниковым телефоном.

Ну да ладно! Лиха беда начало… Как только распакую чемоданы, приступлю к монтажу фильма о своих Андоманских приключениях.

За сим откланиваюсь! Ставьте «лайки», и ждите выхода моей новой программы. До встречи!

На экране снова появилась заставка, и зазвучала музыка. Юлий Павлович отключил камеру и громко зевнул. Чувство выполненного долга принесло не только удовлетворение, но и потребность в безотлагательном сне.

***

От протяжной какофонии дверного звонка заломило в висках. Юлий Павлович с трудом разлепил веки и уставился на светящиеся цифры будильника. Три часа ночи! Куда смотрит охрана коттеджного посёлка?!

Каменев накинул домашний халат и, натыкаясь спросонья на углы мебели, доплёлся до прихожей.

На экране домофона он рассмотрел знакомого охранника и двух мужчин с раскрытыми удостоверениями в руках.

-Юлий Павлович! - срывающимся голосом произнёс охранник, -откройте пожалуйста, к вам по линии правительства явились…

Чувствовалось, что «поселковый страж» крайне взволнован. Каменев попытался рассмотреть, что написано на развороте демонстрируемого ему документа, но монитор домофона нещадно рябил, и профессор не смог разобрать ни слова.

- Чёрт знает что! Пусть утром приходят! – уверенный в своей правоте, попытался держать оборону Юлий Павлович.

- Невозможно! - отрезал один из незнакомцев и, оттеснив охранника, приблизился к двери вплотную. Каменев услышал его ровное дыхание и почувствовал неприятную дрожь, волной пробежавшую по телу.

-Почему невозможно? - не понял профессор, - я добропорядочный гражданин, и сейчас не тридцать седьмой!

Аргумент не подействовал.

-Господин Каменев Юлий Павлович? Тысяча девятьсот семьдесят пятого года рождения, уроженец города Москва, паспорт серия…- угрожающе донеслось из-за двери, - мы не можем ждать до утра, потому как правительственный борт, на который мы обязаны вас доставить, улетает через полтора часа. Открывайте! Не волнуйтесь, вашей жизни ничего не угрожает!

Юлий Павлович громко матюгнулся и повернул ключ в замке…

- Вы кто? – только и успел спросить профессор, прежде чем один из визитёров приложил к его носу пропитанную эфиром салфетку.

- Почта России! - ухмыльнулся второй и, захлопнув за собой входную дверь, поднёс к уху телефон.

- Посылка принята, доставка по графику.

***

Каменев спал глубоким сном, гоняя по кругу одно и то же сновидение. А именно, события, произошедшие накануне возвращения с Андоманских островов…

Бюджет поездки уже был истрачен. Впереди маячили последние, но увы, тоскливые сутки без развлечений, баров и набегов на сувенирные лавки.

«Находчивый» помощник Валентин тут же предложил покатать на моторной лодке симпатичных девчонок, которых приметил ещё за завтраком. Зачем упускать такую возможность, ведь аренда судёнышка истекает только в полночь?

Каменев с недоуменьем посмотрел на парня и постучал пальцем по его круглому лбу.

- Совсем «ку-ку»? Ты что им скажешь, что «папу» с собой привёл? - хохотнул профессор и тут же внёс встречное предложение, - закинешь меня на тот островок, до которого вчера не добрались, и делай что хочешь!

От отеля в Порт-Блэре до острова добрались меньше чем за два часа.

- Шеф, а не страшно одному? - глуша мотор, помощник изобразил заботу.

- Отстань, - выпрыгивая из лодки на отмель и распугивая прибрежных серебристых мальков, ответил Каменев, - одному сподручней. Прогуляюсь, искупаюсь, а через семь часов вернусь на это же место.

- Не понимаю, что ты здесь найти хочешь? С дрона же смотрели - кроме мангровых зарослей, ничего, - пожал плечами Валентин, - в лучшем случае, наткнёшься на японские блиндажи или ДОТы, их во вторую мировую на таких островах строили…

Не вступая в дискуссию, Каменев махнул Валентину, чтобы возвращался, надел рюкзак и потопал в сторону деревьев.

Несколько часов он, словно заведённый, рыскал по заболоченным джунглям. Снял целый сюжет про смешных илистых прыгунов - пучеглазых рыбёшек, смело выходящих на сушу и карабкающихся по древесным корягам, Пофоткал разноцветных попугайчиков и, наконец притомившись, решил передохнуть.

Прямо перед ним виднелась небольшая возвышенность, поросшая густой кустистой травой. Поднявшись на холмик, Каменев расстелил походный коврик и вытащил термос.

Шух, шух, шух… откуда-то снизу послышались странные шелестящие звуки, похожие на шорох подгоняемой ветром листвы.

Недолго думая, Каменев улёгся на землю и, елозя на животе, аккуратно подполз к краешку возвышенности. Слегка раздвинув высокие травянистые стебли, он затаил дыхание и посмотрел вниз.

Через секунду его сковал страх… Из леса, расположенного напротив холма, вышли трое чёрных, низкорослых аборигенов в набедренных повязках из пальмовых листьев.

«Сентинельцы!» -ужаснулся профессор, вспомнив снимки дикарей из интерната. В двадцать первом веке это единственное племя на Андаманах, которое до сих пор отказывается идти на контакт и носить оставленную сердобольными миссионерами одежду. Вместо тряпок агрессивные отщепенцы предпочитают лук и стрелы. Причём мало кому удавалось выжить, разозлив их назойливостью.

Чтобы понять возможности «противника», Каменев повнимательней присмотрелся к дикарям.

Сентинельцы двигались тесно, прижавшись к друг другу и не поднимая голов. До Каменева дошло, что двое крепких молодых аборигенов ведут под руки хромого старика, еле-еле передвигающего окровавленные ноги. Лицо морщинистого старца было искажено болью, казалось, что каждый шаг даётся ему с невероятным трудом. Однако старикан пресекал каждую попытку сопровождающих поднять его на руки и продолжал ковылять самостоятельно.

Подойдя вплотную к подножию холма, каждый из путников положил своё оружие на землю, затем торжественно произнёс: «Рухапи торет!» и исчез из поля видимости профессора.

Сначала Каменев хотел сбежать подальше от опасного места. Однако профессиональное любопытство взяло верх, и он остался на «посту наблюдения».

Прошло не более часа, как аборигены снова выбрались наружу. О чудо! На ногах старика уже не было крови, да и двигался он легко, так будто по дороге сюда лишь претворялся больным.

Не оглядываясь по сторонам, сентинельцы скрылись в мангровых зарослях.

Выждав для верности пятнадцать минут, Каменев покинул своё укрытие и спустился вниз. Что руководило профессором в тот момент сказать сложно, но он громко произнёс подслушанное заклинание «Рухапи торет» и пытливо уставился на поросший травой пологий склон возвышенности.

И тут его осенило! О боже, да это никакой не холм, это же старый японский ДОТ, за многие годы заросший густой порослью. Осмелев, он раздвинул руками кустистые дебри и тут же обнаружил вход в заброшенное укрепление.

Внутри «долговременной огневой точки» было сухо и душно. Сладковато-пряный запах кружил голову. Каменев осмотрелся. Размер каземата занимал не больше пятнадцати метров. Посредине возвышалась квадратная орудийная тумба, на которой, дымя и тлея, догорала кучка сухой травы. На одной из бетонных стен были нарисованы странные картинки: девочка с закрытыми глазами, спортивного телосложения, мужчина без головы и какая-то загогулина, напоминающая греческую букву «омега». Но самое удивительное Каменев обнаружил на стене со ступенчатой амбразурой, вернее, на месте где амбразура должна была быть по определению… Там находилось окно! Да, да… Квадратное стеклянное окно в потрескавшейся деревянной раме с облупившейся краской.

Профессор подошёл ближе и вдруг явственно увидел, как по ту сторону стекла, удаляясь по направлению к лесу, продолжают свой путь трое знакомых ему аборигенов. По согнутым фигурам молодых сентинельцев было видно, как они напрягаются, таща старого соплеменника, который, безвольно свесив голову, уже совсем не владел своим телом. Его ноги волочились по земле, цепляясь за корни деревьев, и кровоточили сильней, чем прежде. Неожиданно молодые спутники отпустили старика и, уложив его на землю, начали тревожно озираться по сторонам. Один из них заметил Каменева и, натянув тетиву лука, подбежал к окну, целясь в профессора. «Рухапи торет!» - выкрикнул сентинелец выпуская стрелу.

Каменев вскрикнул и повалился на пол.

***

- Достаточно! Отключайте дешифровщик принудительных воспоминаний! Через пять минут наш гость нужен мне в здравом уме и трезвой памяти! - откуда-то сбоку распорядился женский голос.

Странная прохлада побежала по венам профессора, обдавая организм холодком.

Каменев поёжился и открыл глаза.

В просторной комнате, напоминающей заставленную оборудованием больничную палату, кроме него находилась миниатюрная брюнетка в накинутом поверх темного брючного костюма медицинском халате.

- Как себя чувствуете, профессор? - негромко спросила она.

Лежащий в кровати Юлий Павлович недоумённо помотал головой, пытаясь понять, каким образом его сюда занесло, он хотел что-то произнести, но не смог - во рту основательно пересохло.

- Вам нужно выпить чаю, - улыбнулась брюнетка, протягивая Каменеву большую чашку с дивно пахнувшим содержимым, - Давайте-ка я вам спинку кровати приведу в сидячее положение.

Каменев посмотрел на дамочку благодарным взглядом, но, вспомнив про ночных визитёров, тут же сделался угрюмым.

- Вы пейте, а я введу вас в курс дела.

Женщина прошлась по комнате и, остановившись около окна, присела прямо на подоконник. Каменев невольно посмотрел ей за спину, но не увидел ничего кроме матовой тонировки стекла.

- Итак, меня зовут Нелли Энгельс. Я руководитель научного центра в котором вы находитесь, - начала брюнетка, - Так как центр является режимным объектом, вы, как лицо подвергшееся контакту первого уровня, обязаны строго соблюдать все действующие на его территории правила и предписания. А это значит: не покидать своей комнаты без моего разрешения, не задавать вопросов, касающихся деятельности организации, не вступать в разговоры с обслуживающим персоналом…

Выслушав ещё с десяток различных «не», Каменев поставил недопитый чай на тумбочку и выразил своё отношение к услышанному гомерическим хохотом и громкими аплодисментами. Менторский тон госпожи Энгельс взбесил его основательно. Никто и никогда не диктовал Каменеву своих условий.

Он хотел было встать, но обнаружив, что одет в дурацкую пижаму, лишь с досадой поправил съехавшее одеяло.

Внимательно наблюдавшая за ним дамочка не удосужилась отвести взгляд в сторону, хотя прекрасно поняла, насколько сконфужен профессор.

- Нормальная реакция. Продолжать можно? - по-деловому осведомилась она.

- Ещё бы! Я просто сгораю от любопытства, - огрызнулся Каменев.

- На данный момент, вы благополучно прошли процедуру принудительных воспоминаний, и мы извлекли из вашей памяти всю интересующую нас информацию. А именно: место, время, восприятие визуализированных образов, эмоциональный фон и попытку идентификации состоявшегося контакта, - многозначительно подчеркнула она, - Нас интересует лишь один факт… Та стрела, которую выпустили в вас с обратной стороны окна, долетела до вашего места нахождения?

- Что? - не понял вопроса Юлий Павлович. Он слушал брюнетку в полуха, пытаясь сообразить, как поскорее покинуть это место, и что для этого предпринять. Лучше всего озадачить Валентина поисками грамотного адвоката. Но где найти телефон?

- Стрела пробила оконное стекло?! «Да» или «нет»? - требовательно повторила вопрос Нелли.

- Идите к чёрту! - рявкнул Каменев, - что за дурацкий допрос?! Я этнограф, а не преступник. Вчера утром вернулся из Индии… устал как собака… Да на каком основании вы меня похитили? Я в суд подам! Вы нарушили мои права…

Брови Каменева грозно сошлись на переносице.

- Ладно! Но как тогда объяснить это?! – прервала угрозы Нелли и тут же, обращаясь к кому-то невидимому, требовательно скомандовала, - Включить демонстрацию сигнала SHP-870!

На идеально белой стене высветился большой тёмный прямоугольник с обозначенными на нём осями координат. В комнате раздалось шипение радиопомех, и в правом верхнем секторе появилась кривая звуковой волны. Через какое-то время линия начала флуктуировать и превращаться в привычное изображение звуковой осциллограммы. Шум нарастал, амплитуда увеличивалась.

- Рухапи! - отчетливо произнёс низкий голос, и кривая волны резко взмыла вверх, - Рухапи! - словно приказывал голос, - Рухапи торет!, - изображение на экране замерло и погасло .

- Что это? - еле выдавил из себя Юлий Павлович и испытующе посмотрел на Нелли.

- Эту запись со спутника-ретранслятора мне передали вместе с приказом об установлении места источника трансляции и идентификации его происхождения.

- А тут я… - с насмешкой в голосе догадался Юлий Павлович, - Вы наткнулись на мой ролик в ютубе и решили, что я имею к этому радиосигналу прямое отношение.

- Всё верно, - подтвердила брюнетка, - Сработала «ловушка» на слово «рухапи», и мы вас вычислили.

- От меня потребуются письменные объяснения? - осведомился Каменев. Причина его нахождения в специальном центре стала ему более-менее понятна, и теперь он хотел побыстрее уладить возникшее недоразумение.

Нелли отрицательно покачала головой.

- Вы не внимательно слушали. Я же говорила, что во время принудительных воспоминаний вы уже рассказали нам всё, до мельчайших подробностей. Мы знаем о контакте даже больше, чем вы можете вспомнить.

- О кей! - будто сдаваясь, Каменев поднял вверх руки, - Раз вы в курсе, то понимаете, что я всерьёз отнёсся только к тому, что видел и слышал до того, как сам вошёл внутрь ДОТа. А всё остальное, включая окно, рисунки на стенах и направленный на меня лук сентинельца, считаю бредом и галлюцинацией. Я ведь от этой травы так угарел, что сознание потерял. Хотите верьте, хотите нет – сам не знаю, как из ДОТа выбрался. Полный провал в сознании!

- В этом-то и проблема! - хохотнула госпожа Энгельс, - и мы ничего не нашли… Хотя в бессознательной памяти всё должно было сохраниться. А там пусто! - она иронично развела руками.

- И что это значит? - насторожился профессор.

-Можно допустить, что вы не профессор Каменев, а лишь его проекция.

- Совсем рехнулись?! Я отказываюсь с вами разговаривать! Немедленно дайте мне телефон, у меня есть право на звонок!

- Заткнитесь, не заставляйте применять силу! Завтра вы снова отправитесь на остров, только теперь в сопровождении наших специалистов, - категорически заявила брюнетка.

Дверь в комнату отварилась, и молоденький официант вкатил тележку с обедом.

- Подкрепитесь хорошенько! - Нелли легко спрыгнула с подоконника, - через тридцать минут вернусь, будем знакомиться с остальными членами экспедиции.

- В пижаме? - съязвил Каменев.

- В форменном комбинезоне, - Нелли подошла к сервировочному столику и, достав с нижней полочки синий пластиковый пакет, протянула его профессору, - и проявите благоразумие, смиритесь с обстоятельствами. Чем быстрее вы исполните наше требование, тем быстрее мы вас отпустим.

Каменев ни нашёлся что ответить и уныло кивнул.

***

Нелли и Юлий Павлович стояли за зеркальной перегородкой Гезелла и рассматривали колоритную парочку, тренирующуюся в спортзале по ту сторону экрана.

- Знакомьтесь, ваши новые коллеги: Дита и Молчун, - произнесла Нелли, кивнув на субтильную девицу, медленно прохаживающуюся по гимнастическому бревну, и могучего бритого великана. И всё было бы ничего, если бы эта «типа гимнастка» не была в огромных солнцезащитных очках, а этот «типа силач» не имел лица малолетнего идиота.

В парне было, как минимум, два метра роста и пара центнеров живого веса. А его ушастая голова с полуоткрытым, застывшем в глупой улыбке ртом, вполне обходилась без шеи, покоясь на широченных бугристых плечах.

Нелли хитро покосилась на профессора и вдруг, открыв стеклянную створку, громко скомандовала: - «Давай, Молчун, удиви нашего гостя!».

Услышав приказ, амбал тут же схватился за концы двух свисавших с потолка канатов и одним рывком оторвал их от крюков крепления. Затем подбежал к бревну, на котором стояла девушка, и, просунув под него плечо, выпрямился, подняв снаряд вместе с гимнасткой над полом.

От увиденного у профессора захватило дух. Молчун нёс на плече снаряд словно коромысло, а девчонка в чёрных очках стояла сверху, балансируя широко раскинутыми в разные стороны руками.

- Дю солей курит… - потупился Каменев, - предупреждаю сразу, я так не умею.

- От вас и не потребуется, - хмыкнула Нелли, - ваша задача проводить их в тот самый ДОТ. Остальное они сделают сами.

- Ну с Молчуном всё ясно: живая сила, оборона, нападение. А вот с девицей вы кажется промахнулись. На такую дунь, и улетит. Да и странная. Вот на черта ей солнцезащитные очки в помещении?

- Дита слепая! - как ни в чём не бывало, пояснила Нелли.

- Оппа! - невольно вырвалось у Юлия Павловича, - Да вы что? Ну и кто придумал отправлять её в мангровый лес? Там ведь ни дорог, ни тропинок.

- Частоты работы мозга слепых отличаются от наших, - спокойно ответила госпожа Энгельс, - и у Диты развиты уникальные навыки. Не нужно её обижать! Девочка сирота. Мать умерла при родах, а физик-отец долгое время жил и работал в нашем центре. До самого последнего дня сам занимался с дочерью. Дита у него единственный и очень поздний ребёнок.

- Давно умер? - мысленно отругав себя за высокомерие, спросил Юлий Павлович.

- Год назад, - качнула головой Нелли, - страшная кончина, во время одного из экспериментов, свалился в емкость с кислотой.

Каменев с сочувствием посмотрел на гимнастку.

- Ничего, она справилась! Она не беспомощная. Дита чувствует внешний мир через звуки, запахи, мельчайшие температурные отклонения, вибрации и прочие акустическо-сенсорные воздействия. К тому же, на стене ДОТа была изображена девочка с закрытыми глазами… - напомнила Нелли.

- Ах, вот оно как, значит и рисункам придали значение, - скептически произнёс Юлий Павлович, - тогда, стало быть, Молчуна следует рассматривать в качестве безголового…

- На лету схватываете, - Нелли поощрительно похлопала профессора по плечу.

- А вы с нами отправляетесь? Рисунков на стене было три…

- До входа в ДОТ с вами, - невозмутимо ответила Нелли, - таков приказ.

***

В индийский аэропорт Ченная самолёт прилетел за полночь.

За весь перелёт никто из группы не проронил ни слова. Хотя, сидевший рядом Молчун не на секунду не сомкнул глаз и резко вздрагивал при каждом движении Юлия Павловича.

«Ну если он так будет проявлять заботу, то мне грозит заикание, - печально подумал профессор и, легонько ткнув здоровяка локтем, нагло поинтересовался: «Ты всегда будешь так меня охранять?»

- Конечно, - с готовностью ответил Молчун.

Сойдя с трапа, сразу же все пересели в огромный внедорожник и поехали по направлению к порту. Каменев тут же размечтался об отдельной каюте на круизном лайнере. Но фантазировал зря… В порту их ждал скоростной десантный катер с десятью военными на борту и боевым модулем. Не слабое судёнышко!

Разочарованию профессора не было предела, когда, спустившись в трюм, он, вместо кают, обнаружил узкое вытянутое помещение с двумя рядами кресел вдоль стен.

Вымуштрованные военные тут же заняли один ряд, указав четвёрке пассажиров на кресла, напротив.

Решив не церемонится, Юлий Павлович не сел, а улёгся на трёх сиденьях сразу. Однако Нелли шепнула что-то Молчуну, и тот, приподняв профессора, усадил его «как положено», опустил подлокотники, да ещё и пристегнул ремнём безопасности.

- Это скоростное судно, так надёжнее, - одобрил «сосед» напротив, одетый в камуфляж с виднеющейся на груди тельняшкой. Погоны, нашивки и шевроны на вояках отсутствовали.

Как долго они шли по океану, Каменев не помнил, периодически впадая в дрёму, похожую на тяжёлое забытье, он абстрагировался от происходящего.

Проснулся он от того, что ремень больно впился в тело, а сам он уже не сидел, упираясь ногами в пол, а болтался как подвешенная тряпичная кукла. Корабль трясся и кренился, пронзительная сирена била по ушам. Военные, падая и поднимаясь, выбирались на палубу. Через открытый люк в трюм затягивало свистящие порывы ветра и солёные брызги.

- Что нам делать? - напугано заорал Каменев.

- Сидеть на месте! - Рявкнул вояка, стоявший около люка, - катер не потопляем! - и тут же, получив в лицо ядрёную порцию мокрого сквозняка, недоумённо добавил, - Хрен знает, что твориться! Никакого шторма быть не должно!

Сбоку резко завоняло рвотой. Бледная как полото Нелли, сидевшая от профессора через кресло, занимаемое Молчуном, поливала индифферентного громилу содержимым своего желудка.

Каменев машинально схватился за замок ремня.

Но Молчун тут же перехватил его пальцы и сжал их словно тисками.

- Молчун, оставь его, - простонала Нелли, - Меня отстегни, иначе я сдохну…

Молчун отпустил профессора и бросился исполнять приказ начальницы.

От очередного толчка Нелли поперхнулась и, хрипя, начала задыхаться.

Молчун уложил её на пол и принялся оказывать необходимую помощь.

- Внимание! Говорит капитан! Временное отключение электроэнергии! Просьба соблюдать спокойствие! - коротко оповестил динамик.

Ошалевший от качки, Каменев не услышал, как к нему подкралась Дита. Он лишь дёрнулся, когда девушка крепко зажала ему рот, и, ткнувшись очками в щёку, торопливо зашептала.

- Хотите жить - перекодируйте Молчуна! Не бойтесь, он всего лишь киборг… машина для убийства. Тумблер переключения в левом ухе. Как только он окажется рядом, засуньте в ухо указательный палец… почувствуете рычажок, опустите вниз… У вас пальцы длиннее моих- у вас получится.

- Что за ахинею ты несешь, детка? - прошипел Каменев, с силой отпихнув заговорщицу.

Он хотел было добавить ещё несколько едких слов в адрес слепой идиотки, но застыл с открытым ртом, увидев, как от головы Молчуна, словно от паркового фонаря, стал расходится мягкий матовый свет и освещать помещение.

- Дита не дури! То, что ты задумала-безумие! Будет только хуже, - корчась на полу, прохрипела Энгельс, и, с трудом повернув голову, посмотрела на Каменева, - А ты запомни, пойдёшь на сговор - пожалеешь, что родился.

- А вы после рвоты со всеми переходите на «ты»? - не сдержался от сарказма Каменев. Такая уж у него была натура, шутить в неподходящий момент. А то, что он вляпался по самое «не балуй», он уже не сомневался.

- Молчун, оторви этому остряку палец, - просипела Нелли и зашлась в булькающем кашле.

«Эх, была не была! Главное не ошибиться!» - мысленно подбодрил себя Каменев, глядя как, наклонив голову и с трудом удерживая равновесие, на него надвигается Молчун. Но тут качнуло так, что, не устояв на ногах, громила рухнул прямо к ногам профессора. Не ожидавший такого подарка судьбы, Юлий Павлович не растерялся и вонзил палец в слуховое отверстие амбала.

- Сломай ему ноги, Молчун! - истошно завизжала Нелли.

Но было поздно! Каменев уже нащупал металлический рычажок и резко опустил его вниз. Молчун обмяк, и захлопал глазами.

- Режим замены управления… Режим замены управления, - тупо забормотал он, - введите код голоса, введите код голоса…

- Смена оператора управления! - звонко выкрикнула Дита, -перезагрузка на голосовую частоту 987, 659.

В башке Молчуна что-то щёлкнуло, он поднялся и приветственно помахал Дите.

- Охрана! Охрана! - заорала Нелли, - Все в трюм! Помогите!

- Молчун, - уверенно скомандовала Дита, - всех, кроме меня и Каменева, в шлюпку и за борт!

На исполнение приказа ушло не более десяти минут…

***

Светало. Облокотившись на перила, Каменев и Дита стояли на палубе. Исполнительный Молчун, заняв рулевую рубку, неотрывно наблюдал за компьютерным блоком управления.

- Волнуетесь? - нарушила молчание Дита.

Каменев замялся. В голове профессора бурлило столько разных мыслей, что однозначно ответить на этот кажущийся простым вопрос он не мог. Однако и молчать было глупо. Каменев покосился на рубку, где хозяйничал Молчун, и поёжился, вспомнив как этот чудо-воин легко «утихомирил» десяток натренированных вояк, Нелли и команду судна. Он действовал так технично и выверено, что умудрился, не причинив серьёзных увечий, пересадить сопротивляющуюся «публику» с катера в шлюпку, как дед Мазай зайцев.

- Его вообще убить невозможно? - придвинувшись вплотную к девушке, почти шёпотом поинтересовался Юлий Павлович.

- Вы о Молчуне? - догадалась слепая, - Не бойтесь, без моей голосовой команды, он не представляет угрозы. И обещаю, что на месте буду решать всё вместе с вами. Мы не будем взрывать «окно».

- Взрывать? - удивился профессор.

- Ну да! Это задача Молчуна, после того как вы приведёте нас в ДОТ.

- Ничего не понимаю! Я думал, что Нелли заинтересована в изучении феномена «окна» и контакта с рухапи.

- Нет! Центр ликвидирует «переходы» в сопредельные действительности. Ведь «Рухапи» означает «врата», а «торет» - «свобода», получается «врата свободны».

- Откуда ты всё это знаешь? Ты ведь … - Юлий Павлович замолчал, до него вдруг дошло, что на самом деле он ничего не знает о Дите, - Чёрт, я ведь даже не в курсе, кем ты в этом центре работаешь? - придав голосу непринуждённости, попытался «закинуть удочку» профессор.

- В ситуации с вами я исполняла роль контролёра. Группировала и тестировала на достоверность все ваши воспоминания. Причём «все»! А не только те, которые вы осознали самостоятельно и выстроили в цепочку, исключив главное и оборвав информацию на самом интересном месте.

- Обалдеть! - иронично присвистнул Каменев, - Так значит было что-то такое, чего я не помню, а ты, покопавшись в моих мозгах, знаешь!? Расскажи, сделай милость!

Впереди уже маячил остров и Юлий Павлович, всерьёз задумался о том, как, сойдя на сушу, дать дёру от своих новых знакомых. Первое что приходило в голову, это хитростью заставить слепую отправится с ним вдвоём, оставив Молчуна «стеречь» катер.

- Зачем просите рассказать, когда не верите? Да к тому же планируете побег. Только не выйдет! - усмехнулась Дита, - Нелли уже наверняка организовала погоню, а докричаться до Молчуна из ДОТа.

«Мысли читает!» - разозлился Каменев, побарабанил пальцами по перилам и перешёл к делу.

- Ладно давай начистоту. Я предлагаю тебе сдаться Нелли и свалить всё на меня. Ты чересчур ценный кадр, и вряд ли центр захочет лишиться такого уникального специалиста. Молчун лишь машина, а я… Я бы попросил подкинуть меня до соседнего атолла до того момента, как состоится ваша примирительная встреча с начальницей. Наври ей, что я сиганул за борт…

- Послушайте меня, Юлий Павлович, мой отец всю свою жизнь посвятил квантовой механике, и я занимаюсь наукой не первый год. Работа у Нелли для меня не только возможность совершенствовать свои сенсорные и телепатические способности, но и шанс, которого я долго ждала. Ваш план мне не подходит!

- Шанс?! - закашлялся Каменев, - ты хочешь использовать меня и «окно» в своих личных целях?

- Ну да, - просто ответила девушка, - А вы бы отказались поменять реальность, если бы был хоть малейший шанс избавиться от недуга?

- Но… - пробормотал Каменев, - но это же химера… даже если параллельный или сопредельный мир существует… с чего ты взяла, что сможешь в него проникнуть и жить дальше как ни в чём не бывало?

- Хорошо, постараюсь объяснить! - она нащупала руку профессора и на несколько мгновений сжала её своими тонкими прохладными пальцами, - Видите ли, вокруг нас существует не одна действительность. Пространство, которое мы занимаем, заполнено бесконечным числом наших собственных копий. Просто мы не задумываемся об их присутствии. Но мой отец пытался создать «переходы», где двойники могут поменяться местами.

- Дита, я конечно не истина в конечной инстанции, чтобы тебя в чём-то разубеждать. Да и ваш центр, имеющий солидное финансирование и неограниченные возможности, свидетельство того, что учёные в нём занимаются важными делами. Однако, я не склонен верить в какую-то там потустороннюю действительность. Я уверен, что видел аборигенов похожих на сентинельцев, которые используют заброшенный японский ДОТ для своих культовых надобностей… Я знаю, что они спёрли мой рюкзак. А всё остальное, что вы вытащили из моих воспоминаний - глюки! Галлюцинации изменённого сознания под воздействием паров наркотика.

Казалось, что слепая отказывалась слышать то, что пытался донести до неё Каменев. Её тонкие губы были сжаты в полоску, а чёрные непроницаемые стёкла огромных очков безучастно отражали океанскую рябь.

- Я не всё сказала, - упёрто заявила Дита, - Я бы хотела, чтобы вы дослушали.

- Валяй, - глядя на приближающийся берег, со вздохом разрешил Юлий Павлович. Он вспомнил про страшную смерть отца девушки и решил больше не открывать рот. Мало ли, может быть глупышка надеется сбежать из этой реальности чтобы встретить родителя.

- Так вот, - продолжила Дита, - альтернативная реальность не обязательно находится в сотнях световых лет от нас, она рядом! Если законы квантовой механики верны, то каждый из нас представляет собой бесконечный набор альтер эго, неустанно вытесняющих друг друга и борющихся за проявление в следующим моменте. Только эту внутреннюю войну абсолютно невозможно уловить, так как в каждый момент реальности осознаётся лишь одно «Я». Остальные остаются невидимыми, но это не значит что их не существует. Мой отец надеялся встретить своё альтер эго. Он считал, что существующая наука диктует вселенной как ей следует себя вести в зависимости от наших представлений о ней! А на самом деле, всё по-другому. И я надеюсь, что скоро именно нам с вами предстоит в этом убедиться. Вспомните рисунки на стенах!

- Ну и что? - растягивая каждое слово, произнёс Каменев, - даже если рассматривать их как прямое указание, получается не очень… Ты – девушка с закрытыми глазами, Молчун – фигура без головы, А я, по вашему, «омега»?

- Да причём тут Молчун?! - так громко выкрикнула Дита, что из рубки тут же показалась круглая голова киборга.

- Появились вопросы? - вежливо осведомился Молчун, обращаясь к «хозяйке».

- Сколько времени до точки назначения? - не растерялась слепая.

- Четырнадцать минут, семь секунд, - отчеканил Молчун и снова исчез в рубке.

- Да причём, тут Молчун, - прошептала Дита, повернув лицо в сторону Каменева, - мужчина без головы - это вы! Вы же не понимаете, зачем сменили одну действительность на другую? А «омега» - это подпись. Автограф моего отца.

Юлий Павлович ощутил себя зверем, загнанным в ловушку. Не смотря на обилие свежего морского воздуха и приятного ветерка, ему вдруг стало нечем дышать. Слишком много невозможного случилось с ним за каких-то трое суток. Господи, до чего же хорошо было раньше, в той прошлой жизни, где они с Валентином ругали жадных инвесторов, выпрашивая деньги на экспедиции, разрабатывали маршруты, монтировали фильмы. Ему казалось, что весь мир плесневеет в своём мещанском болоте, когда он, такой смелый и загорелый, снимает сюжеты о самых загадочных местах Земли. Ведь он настоящий путешественник, обожающий всё таинственное и пугающее! А сейчас у него просто лопаются мозги, и страх тонкой змейкой обвивает сердце. К чёрту тайны и секреты! Какие ещё «окна» в другие миры? Выключить человека-машину и бежать прямо сейчас!

Юлий Павлович несколько раз прошёлся по палубе, размял шею и плечи, зашёл в рубку к Молчуну и, набравшись решимости, хотел уже снова повторить удачный опыт с проникновением в ухо своего искусственного коллеги…

- Вы можете его отключить. Я не стану мешать. Ваше присутствие в ДОТе для меня главнее.

Дита стояла в дверях, держа на вытянутой руке круглый медальон.

-Только перед этим посмотрите на портрет внутри кулона.

Ну зачем? Зачем Каменев обернулся? Увидел эту тоненькую, с жидюсенькой косичкой, беззащитную девчонку в нелепых очках. В ярких утренних лучах она выглядела почти прозрачной, голубоватой тенью. Синий форменный комбинезон совсем не шёл ей, делая похожей на арестантку. Каменев перевёл взгляд на Молчуна и тоже словно увидел впервые его глупое доверчивое лицо, широко расставленные глаза, плоский нос и торчащие на лысой башке уши. Ну и компания! Каменев нервно хохотнул, махнул рукой и, выдернув из рук слепой протянутый медальон, обречённо вернулся на палубу. Заносчивый блоггер, но не подлец! Ну как он их бросит?!

Юлий Павлович поддел ногтем замочек, и серебряный кругляш распался на две половинки.

«Приехали!» - подумал профессор, уставившись на фотографию смуглого морщинистого старика, как две капли воды похожего на сентинельца с изувеченными ногами. Но главный сюрприз открылся профессору, когда он перевёл взгляд на вторую створку кулона. Там была проставлена дата… Обычная дата и год… Только до этого года было как минимум двадцать четыре месяца!

- Вы видели в своей действительности моего папу? - с надеждой в голосе произнесла Дита, - Не молчите! Видели?

- Да, кажется это был он, - упавшим голосом ответил профессор.

И больше до самого острова он не проронил ни слова. Ему не хотелось говорить о квантовой механике, теории смежных миров, эффекте перемещения, интересоваться какой сейчас год и месяц. Смутные догадки не радовали, а уточнение деталей могло лишь добавить пессимизма. Теперь Юлий Павлович желал только одного, вновь оказаться перед проклятым «окном», и чтобы «рухапи» было «торет» и работало в обратном направлении.

***

Вертолёты заполонили небо, когда Каменев и Молчун нёсший на руках Диту уже почти добрались до ДОТа.

- Профессор, не заставляйте нас открывать огонь! Немедленно перекодируйте Молчуна на частоту 655, 666! Это запасной канал, я должна связаться с ним дистанционно! - словно бог-громовержец, перекрикивая шум вертушек, кричала сверху Нелли, - Исполняйте, или я прикажу десанту спускаться!

Не замедляя шаг, Каменев поднял вверх руку со сложенным кукишем. Один из вертолётов кружил прямо над ними, но к счастью путешественников, кроме воздушного вихря раскачивающего кроны деревьев, срывающего и кидающего оземь охапки листьев и мелких сучьев, никакой опасности не представлял.!

- Не обращайте внимания, - прокричала Дита, - когда будем внутри, я прикажу Молчуну охранять вход. Не знаю сколько продержимся, но какое-то время у нас будет. Бомбить сверху никто не решится, побоятся, что, задев снарядом «окно», сами окажутся в другой действительности. А это в их планы не входит! Для ликвидации «перехода» подходят только смертники.

Как только добрались до подножья холма, Каменев бросился в густые кусты и стал руками раздвигать упругие стебли в поисках лаза. За два года заброшенный ДОТ основательно зарос. Втиснувшись внутрь ветвистого заграждения и не обращая внимания на порезы и царапины, удалось добраться до бетонной стены укрепления.

- Сюда! - скомандовал Юлий Павлович, придерживая ветки скрывающие чёрную дыру входа.

Внутри Молчун поставил Диту на ноги и поинтересовался насчёт дальнейших указаний.

- Скажи, чтобы у него башка засветилась, - попросил Каменев, - не зги не видно.

И как только от головы Молчуна начал исходить матовый свет Юлий Павлович кинулся к амбразуре.

- Не суетитесь! Там ничего нет, но мы всё успеем! - произнёс незнакомый мужской голос.

- Папа! Кто здесь? - одновременно вскрикнули профессор и Дита.

От стены отделилась фигура старого сентинельца. Подойдя к девушке, старик обхватил её за плечи и нежно поцеловал в щёку.

- Дита, девочка моя! Я же говорил, что всё получится! Ещё немного и мы снова будем вместе. А сейчас не нужно терять времени. Дай мне свои очки. Надеюсь ты ничего в них не меняла?

- Нет, папа. Всё как договаривались, - Дита стянула с лица уродливые аккуляры.

Без очков её узенькое личико смотрелось гораздо симпатичнее. Закрытые глаза в обрамлении длинных ресниц, красивые брови, ровный тонкий нос. Каменев даже засмотрелся на такую нежную красоту и не сразу заметил, как «папаша», который даже не удосужился ему представится, ловко раскурочивает любимую вещицу дочери.

- Сейчас, сейчас, - приговаривал старик, сейчас всё будет по высшему разряду…

К изумлению Юлия Павловича, сначала чернокожий «дикарь» метр за метром вытягивал из оправы очков какую-то тончайшую нескончаемую проволоку, затем непонятные рулончики из прозрачного пластика и ещё кучу каких-то светящихся песчинок. Сложив все «трофеи» на орудийной тумбе, старик подошёл к Молчуну и не раздумывая засунул палец ему в ухо.

- Смена оператора управления, - проговорил он, - командный голос 249, 386.

Молчун перестал наблюдать за Дитой и развернулся к старику.

- Привет, сынок! - усмехнулся физик, - Рад нашей встрече?

- Очень рад, Захар Иванович. Вы мой создатель! Я вас помню! - заучено оттарабанил киборг.

- Ах, молодца! - похвалил учёный и вытащил из глазницы своего детища левый глаз.

Затем, воткнув в него маленький кристаллик из разложенных на тумбе материалов, прилепил на потолок. В ДОТе стало светло как днём.

- Пора прощаться, верный Молчун, - Захар Иванович подтолкнул амбала к выходу, - цель-задача стоять снаружи и не пропускать никого. Биться насмерть, до последнего кванта энергии, питающей твоё тело! Обещаю, что в следующей жизни сделаю тебя ещё мощнее и снабжу функцией сверхзвукового полёта! Договорились?!

- До встречи в следующей жизни! - браво отозвался Молчун и покинул помещение.

- Пап, ты, наверное, хотел сказать до встречи в параллельной действительности, - поправила старика слепая.

- Да нет, детка, с сопредельными мирами не получилось… Мирозданье устроено иначе, - ответил старик, сматывая тонкую нитеобразную проволоку в клубок, - Всё как-бы в спиралевидном круговороте: вдох-выдох, день-ночь, рождение-смерть ну и так далее. Вдаваться в подробности времени нет! Но если кратко, то вселенная рождается и умирает, повторяя все этапы своей эволюции, и мы, соответственно, рождаемся и умираем вместе с ней бессчётное количество раз. Рождаемся в одну и ту же эпоху, встречаем одних и тех же людей, а судьба подкидывает нам одни и те же испытания. И так без конца.

- Получается вечный день сурка? - не выдержал Каменев, - Ерунда! Смысл? Зачем?

- Эх, Юлий Павлович, если бы вы знали сколько раз мы с вами дискуссировали на эту тему, нам ведь даже и знакомиться не нужно, -ухмыльнулся старик, не переставая работать руками, - вот если бы вы один раз мне поверили, то при встрече в следующей жизни уже бы меньше артачились. Вам было бы даровано больше памяти, то есть вы бы легче соприкасались с информационным полем. А на вопрос «зачем» - ответ прост - совершенствуем структуру. Смысл человеческого бытия при каждом воплощении стремиться к альтруизму, и чем больше на данном пути вы продвинетесь, тем больше облегчите себе последующую жизнь.

-Это как? -поинтересовался Каменев.

-Ну, например, в каждой из своих жизней вы неизбежно сталкиваетесь с дорожной ямой. При этом в одной из жизней тупо ломаете ногу, в другой отделываетесь ушибом, в третьей находите на дне ямы деньги, а в четвёртой перепрыгиваете через неё устанавливая мировой рекорд! Рекорд-это здорово! Вы начинаете тренироваться, развиваете в себе уникальные способности по прыжкам в длину, и передаёте этот навык потомству. Примитивно, но как-то так…

- А как же твои «врата», папа? Ты же открыл возможность перемещения? - взволнованно спросила Дита.

- Ерунда, - отмахнулся Захар Иванович, - «окна» — это портал из прошлого в будущее и то, исключительно в небольших пределах времени. Нет, это не плохо конечно, например, для излечения или вот для побега…

-Но год назад, перед тем как ты инсценировал своё падение в танк с кислотой… Ты же говорил, что побывал в реальности, которая застряла в каменном веке. «Рухапи» и «торет» - это же оттуда! -не унималась Дита.

Захар Иванович виновато вздохнул и покосился на Каменева.

- Вон, у этнографа спроси, он тебе про неконтактный сентинельский народ лучше расскажет. Дикие из диких! С одной стороны, работалось мне у них великолепно, но с другой стороны, приходилось отвлекаться на «шаманские» дела, - засмеялся старик, -демонстрация чудес, целительство, то да сё… Хорошо хоть, брал каноэ да мотался по близлежащим островам в поисках подходящего места встречи. Так ДОТ и обнаружил. Правда в тот день ноги поранил, пришлось сопровождающих брать. Но ведь всё удалось? - старик хитро подмигнул Каменеву.

Снаружи послышалась канонада выстрелов и крики. Что-то тяжёлое долбануло о стену снаружи.

- Успеем, - успокоил Захар Иванович и полез к амбразуре, - я этот фоглетный конструктор в своё время для мелочей продумал. Высококлассный инструментарий, не чета тому, что здесь раньше был, - пыхтел он, закрепляя над поверхностью орудийного отверстия «эластичную паутину».

- Господин Каменев, не стойте столбом! Сдирайте тонировку со стёкол очков!

Легко исполнив поручение, Юлий Павлович обнаружил что держит в руках два зеркальца с нанесённой на поверхность разметкой.

- Давайте линзы сюда! - протянул руку старик и, не оборачиваясь, принял от Каменева зеркала.

- Скажите, Захар Иванович, а мы сможем вспомнить всё, что с нами случилось, когда вырвемся отсюда?

- Если бы временной интервал, на который мы уходим в прошлое был не более трёх часов, то память бы сохранилась полностью. А когда «смещаем календарь» на пару лет, то конечно «нет». Вы же это на себе испытали! Но опять-таки, если за это время вы, так сказать, «не нагрешили», то какое-то шестое чувство приобретёте, может интуиция обостриться, может смутные ощущения появятся.

Из повёрнутых к друг другу зеркальных линз появились зеленоватые лучи. Некоторое время они словно набирали силу, увеличивая световые потоки. А потом, ярко вспыхнув посредине проволочной паутины, рассыпались на мелкие дрожащие искры… и появилось окно.

- А рисунки на стене! - вдруг вспомнил Каменев, - их нужно стереть!

- Ни в коем случае! - любуясь завершением работы, ответил Захар Иванович, - думаю они нам ещё не раз пригодятся! Да и к тому же, когда я сюда забрёл впервые, они тут были!

- Папа, мне страшно! - взволнованно призналась Дита.

- Доченька, хуже не будет, - старик взял девушку за руку и подвёл к окну, - всю свою жизнь ты была прекрасным человеком и не сотворила ничего в чём могла бы раскаяться, я сделал всё для того чтобы сейчас мы попали не только на два года назад, но и на новый виток существования.

- Что? - выпучив глаза заорал Каменев, - почему на новый?

***

Каменев очнулся лежащим на полу заброшенного ДОТа и закашлялся от едкой дымной вони тлеющей травы.

- Он здесь! Здесь! - донёсся снаружи радостный голос Валентина, - Захар Иванович, Эдита, я же говорил, что найду шефа!

Сильные мужские руки подхватили профессора с двух сторон и поволокли к выходу.

Надышавшись свежим воздухом Каменев быстро очухался и с благодарностью посмотрел на Валентина и его спутников.

- Ой, Юлий Павлович, забыл тебе представить, - спохватился помощник, - это туристы из нашего отеля, Захар Иванович и его дочь Эдита. Они тоже на этом острове отдыхали. Представляешь, нашли в лесу твой рюкзак! Телефон спёрли конечно, зато паспорт остался. А без паспорта как бы мы улетали? Вот повезло, так повезло!

Благодарный Каменев с чувством пожал руку пожилого морщинистого мужчины, а затем галантно приложился к ручке худенькой девушки в очках с толстыми линзами.

- Захар Иванович с дочкой тоже из Москвы. Они физики и работают в каком-то закрытом центре, - тарахтел Валентин, заботливо придерживая Каменева по дороге на берег.

- А я вас знаю, - застенчиво произнесла Эдита.

- Видела в прошлой жизни? - пошутил отец.

- Ну папа, - обиженно протянула девушка, - в какой ещё «прошлой»? Профессор Каменев известный блогер, и я подписана на его канал про путешествия.

- Послушайте! - неожиданно для себя предложил Юлий Павлович, - а давайте встретимся в Москве, у меня дома. Идёт?

- Встретимся, обязательно встретимся! Вы даже не представляете сколько раз мы ещё встретимся… - обняв дочь ответил Захар Иванович.

+4
20:07
391
21:35
+1
Странно. Указан один лайк. Тыркаешь на него, а «нет оценок».

Автор, у вас слиплись слова.

Блогер-это


Напишите организаторам.

Юлий Павлович одел на лицо фирменную улыбку


Всё-таки «надел».

Всё что касается природы


Всё, что <...>, не оставит…

С остальным на любителя…


С остальным — на любителя…

зачастую, требуют недюжего терпения и, я бы сказал, снисходительного юмора.


От снисходительного юмора так и несёт «Бременем белого человека».

Моей целью было поближе познакомится...


ться

Знакомится не рискнул


ться

и, посетив после их ухода место проведения ритуала, невольно нанюхался галлюциногенной травки из разряда местных психоделиков.


Ну-ну, рассказывайте! laugh

Правда, в то время пока я «прикасался» к тайнам аборигенов, они <...>


Правда, в то время, пока <...>, они…

Ставьте «лайки», и ждите выхода моей новой программы.


Спорная запятая. Я склоняюсь к тому, что тут два однородных сказуемых, а не две части сложного предложения.

-Юлий Павлович! — срывающимся голосом произнёс охранник, -откройте пожалуйста, к вам по линии правительства явились…


— Юлий Павлович! — срывающимся голосом произнёс охранник, — Откройте пожалуйста, к вам по линии правительства явились…

Старайтесь бережно относиться к оформлению прямой речи.

уроженец города Москва


города Москвы

паспорт серия


паспорт, серия

А именно, события, произошедшие накануне возвращения с Андоманских островов…


А именно:

чёрных, низкорослых аборигенов


чёрных низкорослых аборигенов

«Сентинельцы!» -ужаснулся профессор, вспомнив снимки дикарей из интерната


Знаменитая школа интернат для детей сентинельцев.

В двадцать первом веке это единственное племя на Андаманах, которое до сих пор отказывается идти на контакт и носить оставленную сердобольными миссионерами одежду. Вместо тряпок агрессивные отщепенцы предпочитают лук и стрелы.


Сурово носят вместо одежды лук и стрелы.

Причём мало кому удавалось выжить, разозлив их назойливостью.


Причём, мало кому…

И ещё. Здесь неверно оформлен деепричастный оборот. Смысл у предложения следующий: чтобы выжить, люди злили сентинельцев своей назойливостью.

Странная прохлада побежала по венам профессора, обдавая организм холодком


Странная прохлада обдала организм холодком.

Так как центр является режимным объектом, вы, как лицо подвергшееся контакту первого уровня,


<...> как лицо, подвергшееся <...>

— На данный момент, вы благополучно прошли процедуру


На данный момент вы благополучно…

Дверь в комнату отварилась


отворилась

Каменев ни нашёлся что ответить и уныло кивнул.


Каменев не нашёлся, что ответить, и уныло кивнул.

Ладно, закончим этот фарс на этом предложении. В общем, гуглите эти ошибки, читайте правила. Посмотрите в интернете, как надо правильно оформлять прямую речь.

Стиль на самом деле неплохой. Точнее, он не так плох, как мог бы быть. Я бы сказал, что слог достаточно живой. Есть потенциал, это точно.

Самая большая ошибка, пожалуй, использование слов с экспрессивным элементом значения там, где это неуместно.

В башке Молчуна что-то щёлкнуло, он поднялся и приветственно помахал Дите.


Это, на секундочку, авторская речь! Какая башка?

Использование слов с отрицательной/положительной коннотацией, опять же, там, где это неуместно. Вот, например, здесь они прямо рядом стоят.

Лицо морщинистого старца было искажено болью, казалось, что каждый шаг даётся ему с невероятным трудом. Однако старикан пресекал каждую попытку сопровождающих поднять его на руки и продолжал ковылять самостоятельно.


Вы уж определитесь, он у вас старикан или старец. Эти слова, чтобы вы понимали, имеют некий дополнительный оттенок значения. Выражение вашего отношения к объекту речи.

Ну, и по классике. Необоснованные парцелляции. Клишированные, совершенно неправдоподобные диалоги. Повторы слов. Косноязычность. И канцеляриты, куда ж без них. Весь букет писательских болезней собрали.

Сюжет. Ну, напоминает какой-то унылый и душный приключенческий фильм начала 00-х. Насчёт фантастической составляющей судить не берусь. Текст ваш до конца не осилил, увы.

В общем, развивайтесь, становитесь лучше. Ни в коем случае не бросайте своё хобби, если оно вам нравится. Лучше попытайтесь воспринять этот отзыв, как стимул к росту.
19:36
+3
Оценки сентинельского интерната для сирот из предыдущих жизней имени проф. Захара.

Трэш – 2
Угар – 2
Юмор – 1
Внезапные повороты – 1
Ересь – 0
Тлен – 1
Безысходность – 0
Розовые сопли – 1
Информативность – 1
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Молчуны – 1 шт
Слепые телепатки – 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 2/0
При имитации несчастного случая использовано кислоты — 1 ёмкость.

Первый звоночек раздался, когда оба кубика для случайного выбора рассказа вдруг завертелись на уголках. Ладно, херня, выбрал сам методом тыка пальцем. Затем при печати задымилась печка принтера, огонь перекинулся на портьеры и чуть не спалил мою коллекцию чучел редких животных. Надо было сразу обратить внимание на знаки свыше и понять, что рассказ проклят, но нет, я же упорный. Зря я вообще взялся за него.

Кто ещё не знает, у меня есть специальный человек-пробник по имени Валерий, который первым читает отобранные для клубных встреч рассказы. И если с его психикой всё остаётся в порядке, то читаю уже я – именно так мне удаётся участвовать в литературных конкурсах десятки лет и оставаться в отличной форме. Валера взял в руки первую страницу, пробежался глазами, схватился за голову и, разбежавшись, выпрыгнул в открытое окно.

Благо был всего второй этаж, и внизу ров с водой. Но там у меня живут крокодилы для охраны моей виллы, так что на тебе, автор, смерть не в чём неповинного человека, который был мне как брат с самого устройства на работу. Ровно семь дней, после того как предыдущий человек-пробник Иннокентий повесился у себя в домике для прислуги.

Пришлось читать самому. И комментатор выше тебе написал всё правильно. Стиль просто конченый. Много слов пустышек, которыми ты зачем-то разбавил и без того небогатый сюжет. Канцеляризм тормозит динамику рассказа, и отъезжать начинаешь уже на первом абзаце.

По сюжету тоже ляпов хватает. Да что там, он состоит из одних ляпов.

Блогер-это не лечится! И даже не важно в каком возрасте вы эту «заразу» подцепили.

Раньше были блогеры, а теперь тиктокеры. С этой темой ты опоздал лет на пять, так что балл за фантастичность долой.

На мониторе тут же замелькали экзотические пейзажи, зазвучала ритмичная музыка и плавно, как солнце из-за горизонта, появилась надпись: «Нехожеными тропами с профессором Каменевым».
Юлий Павлович одел на лицо фирменную улыбку и бодрым голосом поприветствовал зрителей.
— Намастэ, друзья мои! Думаю, по моему приветствию вы уже догадались, что я вернулся из Индии! А ещё точнее, из путешествия по гряде Андоманских островов Бенгальского залива. Впечатления противоречивые!


Это просто мегаляп. Откуда у простого профессора деньги на путешествия? Правильно, поэтому приветствие должно было в реальности звучать так:

— Намастэ, друзья мои! Думаю, по моему приветствию вы уже догадались, что я вернулся из Индии! А ещё точнее, из путешествия по гряде Андоманских островов Бенгальского залива. Впечатления противоречивые! Но совсем другие впечатления у меня о новой онлайн игре Викинги! Переходите посылке и получите по промокоду триста голды и кирасу силы!

Юлий Павлович громко матюгнулся и повернул ключ в замке…
— Вы кто? – только и успел спросить профессор, прежде чем один из визитёров приложил к его носу пропитанную эфиром салфетку.
— Почта России! — ухмыльнулся второй и, захлопнув за собой входную дверь, поднёс к уху телефон.
— Посылка принята, доставка по графику.


Агенты усыпили профессора прямо на глазах у охранника, а потом уже закрыли дверь. И потом тащили тело под объективами камер, так как посёлок охраняемый. Конспирация восьмидесятого уровня. Что мешало им усыпить Юлия в своей машине?

— Ладно! Но как тогда объяснить это?! – прервала угрозы Нелли и тут же, обращаясь к кому-то невидимому, требовательно скомандовала, — Включить демонстрацию сигнала SHP-870!
На идеально белой стене высветился большой тёмный прямоугольник с обозначенными на нём осями координат. В комнате раздалось шипение радиопомех, и в правом верхнем секторе появилась кривая звуковой волны. Через какое-то время линия начала флуктуировать и превращаться в привычное изображение звуковой осциллограммы. Шум нарастал, амплитуда увеличивалась.


Какой смысл показывать картинку, если сигнал только звуковой?

В парне было, как минимум, два метра роста и пара центнеров живого веса. А его ушастая голова с полуоткрытым, застывшем в глупой улыбке ртом, вполне обходилась без шеи, покоясь на широченных бугристых плечах.

Захар, когда конструировал робота, мог выбрать ему любое лицо, Шварцнеггера, Киану Ривза, Мадонны, умершей жены, но предпочёл постоянно видеть физиономию дебила.

— Год назад, — качнула головой Нелли, — страшная кончина, во время одного из экспериментов, свалился в емкость с кислотой.

Кончина, безусловно, страшная, но как отец Диты симулировал свою смерть в сверхсекретном закрытом институте, напичканном камерами и системами контроля доступа?

— Внимание! Говорит капитан! Временное отключение электроэнергии! Просьба соблюдать спокойствие! — коротко оповестил динамик.

Электроэнергия отключилась, а система общего оповещения продолжает работать.

Он хотел было добавить ещё несколько едких слов в адрес слепой идиотки, но застыл с открытым ртом, увидев, как от головы Молчуна, словно от паркового фонаря, стал расходится мягкий матовый свет и освещать помещение.

Окен, накину пару баллов за трэш и угар. Это же военное судно, где аварийное освещение, которое устанавливают как раз для таких случаев? Так что Молчун зря тратит энергию термоядерной батареи.

«Эх, была не была! Главное не ошибиться!» — мысленно подбодрил себя Каменев, глядя как, наклонив голову и с трудом удерживая равновесие, на него надвигается Молчун. Но тут качнуло так, что, не устояв на ногах, громила рухнул прямо к ногам профессора.

Суперсовременный боевой киборг, который раскидал профессиональных бойцов как кегли, вдруг с трудом удерживает равновесие при качке. По сюжету ведь не положено хвататься руками за поручни.

В башке Молчуна что-то щёлкнуло, он поднялся и приветственно помахал Дите.

Это щёлкнуло автомобильное реле, которое и являлось мозгом Молчуна. Ладно, навыдумывал ещё на плюс балл за трэш.

— Нет! Центр ликвидирует «переходы» в сопредельные действительности. Ведь «Рухапи» означает «врата», а «торет» — «свобода», получается «врата свободны».

Почему они их закрывают, а не исследуют? Ведь это же огромные перспективы для всей их шараги, а информация о будущем сделает их настоящими всемогущими богами. Зачем они сами себе гадят в колодец с живой водой?

Если таких окон много и организация идиотов уже закрыла несколько, значит есть отработанная методика – взрыв бомбы посредством смертников, как и говорила Дита. Но зачем тащить в ДОТ профессора и девочку? Ведь остальные окна они отлично взрывали без их участия. Скинули Молчуна с вертолёта, он бы спокойно зашёл в ДОТ с бомбой и взорвал его.
Тем более всю информацию о местонахождении Нелли узнала из головы Юлия. И с этой точки зрения было совсем глупо раскрывать профессору Каменеву всю информацию: считали прошлое и также тихо вернули домой без лишних телодвижений.

— Вы можете его отключить. Я не стану мешать. Ваше присутствие в ДОТе для меня главнее.

Опять же, никаких причин в присутствии Юлия в ДОТе нет, он же не знает, как открываются эти окна.

— Профессор, не заставляйте нас открывать огонь! Немедленно перекодируйте Молчуна на частоту 655, 666! Это запасной канал, я должна связаться с ним дистанционно! — словно бог-громовержец, перекрикивая шум вертушек, кричала сверху Нелли, — Исполняйте, или я прикажу десанту спускаться!

Как кибернетик кибернетику открою тайну — у боевых роботов есть резервный радиоканал для дистанционного управления и аварийного отключения, чтобы предотвратить подобное восстание машин.

— Папа! Кто здесь? — одновременно вскрикнули профессор и Дита.

Дита-телепатка должна была сразу почувствовать присутствие отца. Ну там, обострение слуха, обоняния, колебаний температуры и всё такое.

К изумлению Юлия Павловича, сначала чернокожий «дикарь» метр за метром вытягивал из оправы очков какую-то тончайшую нескончаемую проволоку, затем непонятные рулончики из прозрачного пластика и ещё кучу каких-то светящихся песчинок. Сложив все «трофеи» на орудийной тумбе, старик подошёл к Молчуну и не раздумывая засунул палец ему в ухо.

Как папа Диты в первый раз телепортировался через окно без аналогичного конструктора? И, конечно же, надо было разрядить ситуацию щепоткой юмора.

К изумлению Юлия Павловича, чернокожий «дикарь» метр за метром вытягивал из оправы очков какую-то тончайшую нескончаемую проволоку.
— Вы знакомы с теорией струн? — спросил сентинелец на чистом русском
— Конечно, я же всё таки профессор, — ответил Юлий
— Ну так вот это они и есть, — мужчина растянул проволоку по амбразуре и провёл указательным пальцем, — бррынь.

По сравнению с убогим корявым сюжетом и не совместимым с психическим здоровьем авторским стилем идея шикарная. Реально интересная и свежая. Так что я сворую её себе и немного доработаю. Хотя присутствуют все составляющие отличного трэша: кислотные ванны, роботы с тумблерами в ушах, блюющие миниатюрные брюнетки, но в данном случае всё портит именно способ передачи информации читателю и низкий уровень юмора. Забей на серьёзные рассказы, это не твоё. Переходи на светлую сторону, не стесняйся включать в историю крутые оргии и котиков, а то так и будешь минуса на конкурсах выхватывать.

Критика)
00:04
Шикарный рассказ! Всем кто готов подумать определенно рекомендую к прочтению! Проще говоря, не для дураков!
Tsoy
12:27
Отличный рассказ. Заставляет задуматься
Загрузка...