Привет, Малыш!

Привет, Малыш!
Работа №441. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

1.

Успешно расквитавшись с летней сессией, мы с подружками Светой и Танюшкой отправились в путешествие по Крыму. Не терпелось поскорее оказаться на море, растянуться на теплой просоленной гальке и беспечно задремать под ритмичный звук прибоя.

Просторный джип Светкиного папы мы доверху набили туристическим снаряжением и рванули из душной пыльной Москвы.

Отдыхать решили дикарями и маршрут заранее не продумывали. Светка хотела сразу направиться в Севастополь, а Танюшка уговаривала на пару недель остановиться в Коктебеле.

- Девочки, мы не можем пропустить Коктебель. Это культовое место! Просто потрясающее! - по дороге твердила она. - Вся богема Серебряного века стремилась попасть сюда. В Коктебеле жил Максимилиан Волошин, и у него гостили самые известные поэты и писатели того времени. Там красивейшая бухта в окружении гор, чистое море и виноградники, виноградники...

- Ладно, я тоже за Коктебель, - поддержала ее Светка. - Мы с родителями там пару лет назад отдыхали. На побережье у Карадага есть уютный кемпинг. Палатки можно поставить прямо на пляже.

- Настюх, а ты “за” Коктебель или “против”? - спросила Танюшка.

- Конечно, “за”! - с энтузиазмом ответила я. - Умеете вы агитировать!

В июне отдыхающих в Крыму сравнительно мало. Кемпинг, про который рассказывала Светка, был полупустым. Поэтому мы смогли расположиться почти у самой воды. Установили палатку, обустроили место для отдыха и приготовились наслаждаться ласковым солнышком и деловитым клокотанием чаек.

А потом мы познакомились с нашими соседями по кемпингу Олегом и Николаем - веселыми парнями, которые, как и мы, сбежали из Москвы сразу по окончании сессии.

Вечером мы все вместе развели костер и под звездным небом варили уху из рыбы, которую они только что наловили. Ребята оказались заядлыми рыболовами. На прицепе из Москвы они привезли моторную лодку и частенько выходили на ней в море.

- Девчонки, а вы знаете историю Карадага? – спросил Олег, кивая в сторону огромной, нависающей над пляжем горы. – Это часть древнего супер-вулкана. Всего каких-нибудь сто пятьдесят миллионов лет назад он сотрясал Землю и извергал лаву, засыпая все вокруг горящим пеплом. Так зарождался Крым.

- Как же это романтично, - ответила я, представив на этом месте огнедышащее жерло. – Карадаг передал всю свою силу Крыму и уснул.

- Красиво здесь, - согласилась Танюшка. – Я слышала, что в уснувших вулканах языческие жрецы хранили сокровища и магические атрибуты. Якобы энергия прошлых извержений наделяла их особой силой. Интересно, в Карадаге не находили никаких кладов?

- Может, что-нибудь и находили, - пожал плечами Олег. – Раньше здесь было много кладоискателей. А теперь На Карадаге организовали заповедник. Запрещено даже на лодке подплывать к горе.

- Сокровища жрецов... Как же все это интересно, - вздохнула я. – Вот бы найти что-нибудь из их клада.

- Нет уж, Настюх, такого “счастья” нам не надо, - со смехом возразила Светка. – Все знают, что древние сокровища могут обладать разрушительной силой. Еще убьют, не дай бог. К тому же, если клад до сих пор не найден, значит, его хорошо охраняют.

- Кто же его охраняет? Думаешь, сотрудники заповедника? – спросила я. - Разве мы не можем ночью подплыть к горе и высадиться на берег? Кто нас увидит? Нет же никого вокруг.

- Это иллюзия, что вокруг никого нет, - ответил Николай. - На вершине Карадага стоит российская РЛС. Военные здесь каждую рыбешку просматривают, диверсантов ищут.

- Эх, если бы сокровища охраняли только военные или сотрудники заповедника, - рассмеялся Олег. - Фэнтези-романы читали? Хранителями драгоценностей обычно назначают драконов. Кстати, есть легенда, что в одной из подводных пещер Карадага живет огромный змей. Моряки не раз засекали его. В 20-х годах прошлого века здесь даже снарядили экспедицию для поимки чудовища. Это было как раз в бытность Максимилиана Волошина. Никакого дракона не поймали, разумеется. Но благодаря литераторам, гостившим в Коктебеле, экспедиция наделала много шума. Волошин послал вырезку из газеты об этом событии Булгакову. И говорят, что впечатленный этой историей Михаил Афанасьевич написал свои «Роковые яйца». Помните эту повесть про гигантских рептилий?

- Интересно, а Карадагское чудовище поедает людей? - спросила я. - Известны такие случаи?

- По вечерам у костра туристы много разных страшилок про него рассказывают, - задумчиво ответил Николай. - Но не уверен, что все это правда. Скорее, плод воображения, подогретого местными винами. От коктебельского муската и не такие сказочные существа мерещатся.

- Я тоже думаю, что люди видят этого дракона лишь в своих фантазиях, - поддержал его Олег. - Врагу не пожелаешь встретиться с ним наяву.

В море перед величественным утесом Карадага было разбросано несколько небольших скал, в древние времена отколовшихся от жерла вулкана. И одна из них представляла собой арку. Олег сказал, что раньше ее называли Чертовыми вратами, а теперь переименовали в Золотые врата.

- Видимо, это по аналогии с Золотыми вратами в Иерусалиме, - предположил Николай. – Но символ арки или ворот почитался не только иудеями и христианами. Храмы Януса, верховного бога древних римлян, тоже были арками. Отсюда и пошла традиция возводить в городах триумфальные арки. В мирные времена они запирались воротами, а во время войны стояли открытыми.

- Я и не знала, что триумфальные арки когда-то запирались воротами, - задумчиво ответила я. - Значит, сейчас идет война? Во всех европейских городах триумфальные арки открыты.

- Видимо, идет война, - вздохнул Николай. - Да, в древности даже существовал ритуал отпирания и закрытия триумфальных арок. Кстати, его отголоски сохранились и в наши времена. Как думаешь, где его можно встретить?

- Даже не представляю.

- Это происходит во время православного богослужения. Древнеримские триумфальные арки послужили прототипом для Царских врат перед алтарем. Во время службы их открывают и закрывают. А у католиков, протестантов таких врат нет. Вспомни их храмы. И я вот что думаю: если на Карадаге когда-то в древности было святилище, то вполне возможно, что эти Золотые врата появились здесь не по воле стихии, это дело рук человеческих. Жрецы совершали перед ними свои обряды.

В ту ночь мы еще долго сидели с ребятами у костра, ели уху и вспоминали детские страшилки про монстров, духов и прочую нечисть.

А рано утром Олег с Николаем снова собирались на рыбалку. Я увязалась за ними. Хотелось встретить рассвет в открытом море.

Место для рыбалки выбрали как раз напротив Золотых ворот. Как сказал Олег, над самым жерлом уснувшего вулкана. Ребята разложили свои снасти и приготовились к ловле. А я надела маску, ласты и нырнула в море.

Прохладная вода приятно бодрила. Пытаясь рассмотреть местных обитателей, я неспешно плавала вокруг лодки.

Вдруг прямо подо мной проплыла внушительного размера змея. А потом я вдруг ощутила, как кто-то крепко схватил меня за правую ногу и потянул на глубину.

Леденящий ужас парализовал тело. Но через мгновение я пришла в себя и что есть мочи принялась молотить руками по воде. В маску попала вода. Я начала захлебываться. Теряя сознание, я увидела перед собой хвост, покрытый чешуей.

Пришла в себя, когда Олег с Николаем затаскивали меня в лодку.

- Настя, дыши, дыши! Слышишь меня?!

- Меня... хотело... утащить... чудище…, - едва отдышавшись, залепетала я.

- Карадагский змей? - сдерживая смех, спросил Николай. - Думаешь, он реально существует? Это тебе от кислородного голодания привиделось. Наверное, за водоросли ногой зацепилась. Наслушалась про драконов, вот и испугалась. Успокойся, все хорошо. Только твоя правая ласта потерялась. Видимо, соскочила, когда вытаскивали из воды.

- Ну ты нас и напугала, - вздыхая, проговорил Олег. - Я как увидел, что ты в панике руками по воде заколотила, сразу бросился в воду. Но ты ушла на глубину. А потом сама на поверхность выплыла.

- А ты чудовище видел? - с надеждой спросила я.

- Не, не видел, - замотал головой Олег. - Он тебе почудился, наверное.

Больше про чудовище я никому рассказывать не стала. Все равно мне никто не поверит. Только засмеют. А вдруг, на самом деле, это страшное существо мне лишь привиделось? От испуга мог померещиться не только Карадагский змей, но и чудо-юдо рыба-кит, несущий на своей гигантской спине деревню с людьми.

Но, как ни пыталась я себя убедить, что реликтовые существа в Черном море не водятся, страх перед драконом был настолько велик, что заплывать далеко я больше не решалась. Так с тех пор и плескалась на мелководье.

2.

Проведя в Коктебеле пару недель, мы с девчонками продолжили путешествие по Крыму. Какое-то время пожили на побережье у Алушты, а потом направились в Ялту.

Как-то вечером, прогуливаясь по Ялтинской набережной, девочки захотели посмотреть на Ласточкино гнездо со стороны моря. Они тут же договорились об экскурсии с капитаном небольшого прогулочного кораблика и дружно забрались на борт.

Я сопротивлялась до последнего. Открытое море меня больше не манило. После того, как чуть не утонула в Коктебеле, я боялась заплывать даже на небольшую глубину.

- Насть, ну поехали, - уговаривали меня подруги. - Мы на тебя спасательный жилет оденем. В нем точно не утонешь. Ну поехали...

Справившись с приступом паники, я спустилась на кораблик и позволила капитану завязать на себе ярко-оранжевый жилет.

Море было спокойным, дневная жара спала. Невдалеке по ходу движения резвилась стайка дельфинов. Увидев их, девочки радостно завизжали и попросили капитана остановиться. Им захотелось сфотографировать этих дивных существ.

Дельфины почувствовали наше внимание и стали позировать, словно заправские фотомодели. Они кружились вокруг нас и выпрыгивали из воды, демонстрируя свои черные блестящие спины.

Забыв о своем страхе, я подошла к самому бортику корабля и настроила фотоаппарат. Хотелось заснять дельфина в прыжке.

Вдруг прямо передо мной из воды вынырнула огромная пасть с острыми зубами. Это был тот самый змей, нападавший на меня в Коктебеле. Я не успела даже вскрикнуть, как он схватил меня за спасательный жилет и утащил в море.

Жилет сберег меня от острых зубов чудовища, но не помешал уйти под воду. К счастью, прежде чем нырнуть, я успела набрать в легкие воздух. В панике я заколотила змея по голове, покрытой блестящей чешуей.

Когда воздух в легких стал заканчиваться, дракон поднял меня над водой, давая возможность сделать вдох. А потом снова увлек на глубину. Он будто забавлялся со мной, не позволяя задохнуться, но и не выпуская из пасти. И тогда я почему-то успокоилась, решив, что чудище не желает меня убивать.

Глотая воздух, я мельком видела ошарашенные лица своих подруг. Девочки в ужасе наблюдали за нами с унизительным ощущением бессилия.

А у меня началась эйфория. То ли недостаток кислорода вскружил мне голову, то ли дракон телепатически передавал мне ощущение счастья, но я почувствовала, что меня буквально распирает от любви. Не к кому-то конкретному, а ко всему миру целиком.

Зубастая голова дракона теперь казалась мне родной, словно я знала и любила его всю свою жизнь. Я нежно поглаживала чешую, переливающуюся в лучах заходящего солнца.

Дракон старался держать меня как можно нежнее, чтобы острые зубы не прорвали спасательный жилет и не вонзились в грудь. Ведь, при желании он мог бы легко перекусить меня пополам.

… Но один раз дракон вынырнуть мне не дал. Я стала задыхаться. В голове билась только одна мысль: «Неужели это все?»

Очнулась я уже на кораблике. Подруги склонились надо мной. Глядя на их перепуганные лица, я подумала, что чудовище изуродовало меня. Но ничего не болело, руки-ноги слушались, крови нигде было не видно. А на палубе рядом мной валялся растерзанный ярко-оранжевый жилет.

- Настя, откуда у тебя этот кулон? - спросила Светка, прикасаясь к массивному золотому украшению, висевшему у меня на шее. - А что это за камень? Сапфир?

- Я не знаю…

- Это амулет, - прошептала Танюшка. - Дракон тебе его подарил.

Я разглядывала кулон с крупным камнем. Видимо, это дракон надел мне на шею амулет. Других вариантов просто не было.

***

После этого случая мы еще месяц путешествовали с девочками по Крыму. Теперь я смело плавала в открытом море, уже не опасаясь, а ожидая встречи с драконом. Но больше он не появлялся.

Чтобы нас не сочли сумасшедшими, мы с подружками договорились о драконе никому не рассказывать. Все равно никто не поверит. Только на смех поднимут.

Приехав в Москву, я решила оценить мой амулет у ювелира. Просто так, из любопытства. Оказалось, эта драгоценность сделана из высокопробного золота, а камень - редкий по величине и чистоте сапфир старинной огранки.

3.

Жаркое лето сменилось надоедливыми осенними дождями. В Москве стояла прохладная, пасмурная погода. И я тосковала без летнего раздолья и тепла.

Как только у меня выдавалась свободная минутка, я доставала амулет, подаренный драконом, и всматривалась в темно-синюю глубину сапфира. Иногда, когда я сжимала его в ладони, перед глазами возникали дивной красоты подводные пейзажи.

Я представляла, как вместе с Карадагским чудовищем мы заплывали в непроницаемые для света подводные пещеры, а рядом важно дефилировали диковинные слепые рыбы. Или мы лавировали между живописными кораллами.

Эти ощущения были настолько правдоподобными, что я не отличала их от реальных воспоминаний. Я будто жила одновременно в двух измерениях. Тело оставалось привязанным к этому миру, а душа беспрепятственно путешествовала по заповедным местам Земли.

Как-то раз я поймала себя на том, что прямо во время лекции начала рисовать как рассекаю волны верхом на драконе. Светка, сидевшая слева от меня, с любопытством рассматривала мой рисунок.

- Красиво получается, - шепнула она. - Это ОН?

Я кивнула.

Вечером, уже дома, у меня возникло непреодолимое желание изобразить на бумаге древний подводный храм. Я бросила все дела и начала судорожно рыться в ящиках письменного стола, пытаясь отыскать хоть какие-нибудь принадлежности для рисования. К счастью, мне попалась пачка полузасохших фломастеров, оставшихся со школьных времен. Вырвав лист из тетради с лекциями, я начала рисовать.

С того дня рисование стало моим любимым увлечением. Если первые наброски были весьма схематичными, то со временем я научилась выписывать даже самые мелкие детали.

Я чувствовала, что моей рукой водила неведомая сила. Но со временем ее диктат постепенно ослабевал.

Раньше я старалась как можно скорее и с фотографической точностью отразить на бумаге возникающие перед глазами картины. Они казались мне хрупкими, едва уловимыми. Но через несколько месяцев я уже научилась приостанавливать поток проплывающих видений. Стала смаковать их, выбирая наилучшие ракурсы, и даже приукрашивала пейзажи придуманными мною деталями.

Я понимала, что эти видения не были плодом моего воображения, а являлись из иного мира. Неведомый разум избрал меня для трансляции своих посланий.

Сначала меня мучили сомнения, имею ли я право вмешиваться в ход видений и корректировать их по своему усмотрению? Или моя миссия лишь фиксировать их?

Видения становились моим наркотиком. Теперь я никогда не расставалась со своим сапфиром. Так и носила массивный амулет на груди, пряча под одеждой. А ближе к весне у меня появилось навязчивое желание явить свои рисунки миру. До этого момента я стеснялась показывать их даже близким.

Признаваться друзьям, что рисую под диктовку дракона, мне не хотелось. Скорее всего, они подумают, что я потихоньку схожу с ума. Поэтому я старалась маскироваться.

Но желание явить свои произведения миру все равно не оставляло. Я решила, что не заподозрят меня в сумасшествии только любители фэнтези.

Я сфотографировала несколько наиболее удачных рисунков, снабдила их откровенным рассказом о знакомстве с драконом и выложила все это на фэнтези-портале.

Свои работы подписала звучным псевдонимом "Кили". Это имя я услышала в одном из своих видений, и оно сразу показалось мне родным.

Казалось, появление моей истории должно было взорвать интернет! Ведь я выплеснула в свет послание иных миров! Была уверена, что люди сразу почувствуют уникальность моих картинок.

Но... ожидаемой реакции не последовало. Мои незатейливые морские пейзажи тут же затерялись среди многочисленных изображений прекрасных эльфиек, брутальных орков и благообразных друидов. Никто не проявил интерес и к моему рассказу о подаренном Карадагским чудовищем амулете. Эта история никого не удивляла своей оригинальностью и новизной. Ведь всем известно, что драконы стерегут сокровища и питают слабость к юным девушкам. Это уже наскучивший стереотип.

Размышляя об этом, я поглаживала свой амулет. И вдруг увидела, что пользователь с ником svoydom написал отзыв на мой рассказ о Карадагском чудовище:

Svoydom: "Красивая выдумка".

Я: "Это не выдумка!:)" - возмутилась я. Но, чтобы добавить в ответ интригующую двусмысленность, в конце пририсовала смайлик.

Svoydom: "Понимаю. Это твои воспоминания, облаченные в форму фэнтези?"

Я: "Да.:)"

Svoydom ответил мне уже не в общий чат, а в личную почту:

Svoydom: "Поздравляю, Кили! Ты среди единомышленников. Сейчас многие описывают реальные события под маской фэнтези. Нужная информация попадает в открытый доступ, но прочесть ее могут лишь те, кто разбирается в теме. Конечно, не все фэнтези - реальность, многое пишется для прикрытия. Но надо учиться читать между строк".

Я: "Я не совсем понимаю, какую нужную информацию можно найти во всех этих сказках?"

Svoydom: "Через эти сказки с нами связываются посланцы иных измерений. Границы между ними сейчас перекрыты. Общество людей заражено вирусом ненависти и глупости. Потому пришлось их изолировать от Вселенной. Но без взаимодействия мирам нельзя. Потому кое-что приходит к людям через фэнтези. Я каждый день читаю новые произведения на этом сайте. Для меня это как сводки новостей".

Я: "А что нового ты почерпнул из моего рассказа?"

Svoydom: "Что Карадагский Малыш на посту, а сокровища в полном порядке. Он еще и шалит - с симпатичными девушками заигрывает. Это говорит о том, что наш хранитель в хорошем расположении духа, а Крым под полным контролем Вселенских сил".

Я: "То есть дракон - постовой? Как полицейский?"

Svoydom: "Да, из спецподразделения драконов. Зачем еще драконам охранять драгоценности? Не для себя же лично. Они ведь камни и золото не едят, рыбку предпочитают".

Я: “А Малыш - это его имя?”

Svoydom: “Драконье имя у него другое, конечно. Но мы зовем его Малыш”.

Не могу сказать, что встреча с единомышленником svoydom меня сильно порадовала. Скорее, взволновала. Я и представить себе не могла, что среди людей так много контактеров с иными мирами. Это не укладывалось в голове!

Я: "Кажется, я начинаю примерно понимать, что происходит, - ответила я svoydom через некоторое время. - Я - передатчик. Дракон показывает, я фиксирую. Но иногда мне хочется улучшить видения, показанные им. Например, я вижу заброшенный подводный храм с упавшей и расколовшейся статуей бога-рыбы. Мне не нравится эта картина. Я не хочу, чтобы изваяние небрежно валялось на дне. Я рисую его целым и невредимым, стоящим на законном постаменте. Имею ли я право это делать?"

Svoydom: "Если очень хочется, то можно. Люди это называют творчеством. А мы - коррекцией реальности. Установив Энки на постамент, ты пробуждаешь созидательные силы его храма. Я думаю, наш Карадагский Малыш для того и показал эту картину, чтобы ты навела там порядок".

Я: "Энки? Бога-рыбу так зовут?"

Svoydom: "Да, это один из творцов Земли. Почитай шумерские мифы. Под грифом легенды в них описано много правдивых событий".

Я: "Хорошо, почитаю. Но у меня еще один вопрос. Мой друг сказал, что на вершине Карадага работает российская военная станция, отслеживающая подводные лодки и водолазов-диверсантов. Как же они не могут увидеть огромного дракона, плавающего прямо у них перед глазами? Поговаривают, это чудище поедает дельфинов и опасно для людей. Почему они его не уничтожат?"

Svoydom: "Я же тебе написал, что Малыш на службе, он охраняет наши реликвии. Зачем же военным уничтожать своих? Вот когда за Карадагом наблюдали вражеские глаза, дракону приходилось прятаться, вести себя очень осмотрительно. Бедняга лишний раз боялся логово с реликвиями покинуть. Это теперь он расшалился. Знает, что его прикроют, если что".

Я: "Но говорят, дракон агрессивен. Рыбаки видели следы укуса гигантских зубов на запутавшихся в сетях дельфинах".

Svoydom: "Станешь агрессивным, когда тебя голодным заперли в норе. Дельфинов поймали в сеть прямо у Карадага. Их было невозможно освободить. А на людей Малыш не нападает. Только если почувствует угрозу. С дельфинами драконы дружат. В своем рассказе ты написала, что когда вы оказались на кораблике в открытом море, дельфины начали перед вами красоваться, выпрыгивать из воды. Думаю, это они с Малышом разработали план, как остановить ваше суденышко, чтобы утянуть тебя в море".

Кажется, я получила исчерпывающие ответы на все вопросы. Потому вежливо попрощалась со своим собеседником и предалась любимому занятию - рисованию.

3.

Постепенно я привыкала к тайной жизни, скрытой от глаз друзей и родственников. Как ни в чем не бывало, я ходила в университет, болтала с подружками на традиционные девичьи темы: о моде, парнях и других девчонках. Только теперь эти разговоры казались мне полной ерундой и пустой тратой времени. Но показывать это было нельзя, чтобы никто не заподозрил происходящих во мне изменений.

Просматривая новые рассказы и картинки на фэнтези портале, я пыталась разобраться, где в них спрятаны послания иных миров. Но у меня пока ничего не получалось. Учиться я решила на произведениях своего единомышленника svoydom. Он ничего не рисовал и редко писал рассказы. Зато его страница изобиловала непонятными мне стихами.

И только через несколько месяцев я стала обращать внимание, что некоторые из его рассказов становились пророческими. Он описывал события, которые потом происходили в реальности. Сначала, я подумала, что это всего лишь случайность. Но подобные совпадения повторялись слишком часто.

Как-то раз svoydom прислал мне ссылку на заметку, которая изменила мое представление о пророчествах. В этой статье рассказывалось, что археологи-водолазы, которые обследовали место давнишнего кораблекрушения, случайно обнаружили руины древнего подводного храма.

И на фотографии я узнала полуразрушенные колонны и портик, показанные мне драконом. Но самым впечатляющим было то, что на алтаре стояла целая и невредимая статуя бога-рыбы Энки!

"Кили, ты этот храм рисовала? Я его узнал", - написал svoydom.

Неужели, акт моего творческого созидания состоялся?! Я была невероятно счастлива!

Я: "Да, тот самый храм! Только меня пугает этот недавно открывшийся талант. Как бы мне теперь дров не наломать и ничего не испортить?" - спросила я svoydom.

Svoydom: "Действовать надо очень осторожно. А главное, нежно и с любовью. Тогда ничего не испортишь".

Земля теперь казалась мне разумным живым существом, личностью. В школе нас учат делить природу на живую и неживую. Но теперь я поняла, насколько это не правильно! Камни и деревья не менее живые, чем животные или люди.

В организме Земли каждая крохотная рыбешка, водоросль или ракушка играла важную роль. Даже самая ничтожная песчинка на пляже могла бы похвастаться своей нужностью и рассказать историю собственной жизни, начиная от времен сотворения мира.

4.

В начале лета, примерно через год после нашего знакомства с Карадагским чудовищем, меня стали мучить кошмары. Я представляла, что на Малыша началась охота. Мне виделось, как вражеские радары выслеживают дракона. А Малыш мечется, не зная, где укрыться от преследователей.

Бросить друга в беде было недопустимо. Но как ему помочь? Силой своего воображения я не могла сделать его невидимым для радаров или отвлечь преследователей, дав ему возможность сбежать.

В одном я была уверена точно: надо срочно ехать в Коктебель. Svoydom поддержал мое решение. Я сказала родным, что устала и хочу отдохнуть в Крыму, купила билет на самолет, забронировала отель и направилась в аэропорт. А через несколько часов уже распаковывала свои вещи в гостиничном номере с видом на Карадаг.

Едва обустроившись, я намеревалась тут же надеть купальник и помчаться на пляж. Но меня отвлекло сообщение, присланное svoydom:

Svoydom: “Срочно!!! Кили, не выходи из отеля! Это слишком опасно! Старайся постоянно быть на людях, но ни с кем не знакомься и не разговаривай. Только если тебе скажут пароль. Жди моих указаний!”

Слова друга обеспокоили меня. Зная о его пророческом даре, я не могла их проигнорировать и, как ни в чем не бывало, отправиться на прогулку. Но какая же опасность могла мне угрожать?

Я: “Хорошо. Напиши пароль”

Svoydom: “Не могу, письмо могут перехватить. Ты должна узнать его сама”.

Я: “Это как-то связано с драконом?”

Svoydom: “Да, враг не дремлет. Малыш в большой беде”.

Прочитав его ответ, я рухнула в кресло. Чувствовала, что происходит что-то отвратительное. Кому могли помешать мы с Малышом? Ведь мы абсолютно безвредны. Во всяком случае, не до такой степени, чтобы устраивать на нас облаву.

Кажется, я просидела в кресле около часа. Тело будто оцепенело. Даже не заметила как начало темнеть. Бодрящий вечерний бриз теребил легкие занавеске на распахнутом окне.

Сжав свой амулет с сапфиром, я увидела, как бедный дракон мечется, запутавшись в прочной металлической сетке. Стая дельфинов хороводом кружилась вокруг несчастного пленника, распространяя по округе сигналы тревоги. А к сетям уже приближался вражеский корабль. Несколько аквалангистов готовились к погружению в воду. Им не терпелось рассмотреть свой улов. Дельфины следили за ними, готовясь атаковать.

Вспомнив совет svoydom всегда быть на людях, я направилась в гостиничный ресторан.

На улице было уже совсем темно. Заказывая ужин, я физически ощущала, что судьба дракона должна решиться именно этой ночью.

- Девушка, позволите составить Вам компанию? - прервал мои тяжелые размышления приятный мужской голос.

Я бросила беглый взгляд на внезапно возникшего собеседника. Он был среднего возраста, высок и привлекателен. Если бы не строгая рекомендация svoydom избегать любого общения, вряд ли я смогла бы отказать ему. Но пришлось взять себя в руки и ответить как можно вежливей:

- О, боюсь, Вам со мной будет не интересно – я очень молчалива. Может, Вы составите мне компанию когда-нибудь в другой раз?

- Мне как раз очень нравится общаться с молчаливыми девушками, - улыбаясь, признался мой собеседник. - Они умеют слушать, в отличие от болтушек, которые слова не дают вставить. О чем же мы будем говорить? Раз уж мы в Коктебеле, хотите, я расскажу о Карадаге?

Поскольку я упорно продолжала молчать, мужчина не стал дожидаться ответа, присел ко мне за столик и сразу начал рассказывать.

“Вы, наверняка, уже слышали о том, что миллионы лет назад Карадаг был действующим супер-вулканом. Об этом написано в каждом туристическом буклете.

Но знаете, о чем предпочитают молчать так называемые исследователи Крыма? Что Карадаг только заснул, а не умер. Задремал, если быть точнее. Некоторые вулканические процессы до сих пор проходят под толщами воды. То есть наш вулкан, сформировавший облик Крыма, в любой момент вполне может очнуться.

Древние люди знали об этом и относились к Карадагу с религиозным трепетом. Поклонялись богу Грозы и Бури, по их мнению управляющему извержениями и землетрясениями. Задабривали его и его подругу.

Заблуждение думать, что традиция почитания Бога Бури осталась в далеком прошлом. Христиане не меньшие вулканопоклонники, чем их языческие предшественники.

Взять, к примеру, хотя бы один из популярных псалмов, который нередко можно услышать в православном храме. Это псалом №17 “Благодарственная песнь царя Давида”. В нем легендарный царь ассоциирует своего Бога Яхве с извергающимся вулканом. Если Вы мне не верите, откройте каноническое издание псалтыри и прочтите.

Жерло вулкана они называют устами своего Бога Яхве. Но, как известно, Яхве - не имя, а псевдоним Бога, никнейм. Тогда как же Его звали?

В греческом варианте Торы “Септуагинте” Бога называют Кюриусом. Это слово означает и Бог, и господин. Православным такое сочетание кажется вполне естественным, потому что Бога и привыкли называть Господом. Верующие даже чаще восклицают “Господи!”, чем “Боже!”. Значит, имя Бога - Кюриус. Как вам такое совпадение?”

К этому моменту рассказ незнакомца заинтересовал меня настолько, что я забыла о предупреждениях svoydom и почти потеряла бдительность. Он будто загипнотизировал меня. Только, как ни старалась, я никак не могла понять, о каких совпадениях идет речь.

- Ну же, это так просто, - с легкой досадой воскликнул мой собеседник. - Вспомните, как называется вулкан, находящийся по соседству с нами.

- Карадаг. Но какое же здесь совпадение?

- Совпадение в имени. Еще точнее: в корне этого имени. Название вулкана Кара. Даг - гора. А имя Бога - Кюриус, образовано тоже от корня “Кара”.

- То есть вулкан назван именем Бога, - догадалась я. - Или же это и есть сам Бог, как написано в псалмах?

- Именно. Дом Бога и сам Бог. Не захватывает дух от такого открытия? Но у этого названия есть еще одно интересное значение. Слово Кара можно перевести как «камень». Имеется в виду не обычный булыжник, разумеется, а магический кристалл, который древние жрецы использовали в своих сакральных ритуалах. Не секрет, что некоторые драгоценные камни, напитанные энергией Земли, могут исцелять болезни и творить прочие чудеса. Но есть особые Камни, с помощью которых можно править миром. И судя по всему, один из таких магических Камней хранится в подводной пещере Карадага. Потому на этой горе всегда и располагались святилища.

- Святилища Кюриуса?

- Не только. Здесь почитали разных Богов и Богинь. Кстати, одну из них звали Кили. Это подруга Бога Бури. В честь нее на горе была посажена Священная роща. Это никакая не тайна. Она до сих пор сохранилась на Карадаге. Среди деревьев женщины проводили свои ритуалы, загадывали желания и привязывали на ветки деревьев ленточки. Теперь, конечно, сотрудники заповедника никому не разрешают вешать на деревья ленточки. Но ведь загадывать желание запретить никто не сможет. А Вам ничего не говорит имя Кили?

Я непроизвольно вздрогнула, услышав из уст незнакомца свой сетевой псевдоним. Но постаралась сгладить этот промах и равнодушно улыбнулась:

- Может, Вы имели в виду Кали? Есть у индусов такая Богиня - разрушительница. Ее изображают с отрубленными головами в руках.

- Да. Только Кали - не разрушительница. Скорее, узорешительница. Есть у православных христиан святая Анастасия Узорешительница, освобождающая от уз неприятностей и боли. И никто не считает ее кровожадным монстром. Ее можно назвать Анастасия Кили, потому что Кили и Кали - одно имя, - ответил он, а потом прибавил уже более доверительным тоном. – Узнаешь меня, Настя-Кили?

- Что Вы имеете в виду?

- Меня зовут svoydom. Тебе знакомо это имя?

Кровь бешено застучала в висках. Скрывать волнение уже не получалось. Неужели мой друг тоже приехал в Коктебель? И сейчас он передо мной?

Я никогда не встречалась со svoydom. И не видела его реальной фотографии. На портале любителей фэнтези все прятались за аватарами. Не исключено, что этот взрослый эрудированный мужчина и есть svoydom. Но тогда он обязательно должен сказать мне пароль.

- Да, ты меня раскусил. Я - Кили, - с улыбкой ответила я. - Тебе не откажешь в прозорливости. Рада встрече!

- Вот и хорошо, - облегченно вздохнул он. - Я боялся, что ты и дальше будешь упорствовать. И раз мы все выяснили, поговорим о деле.

- Нет, о деле говорить пока рано, - возразила я. - Сначала я должна выполнить твои предыдущие инструкции. В первую очередь ты должен сказать мне пароль.

- Какие инструкции?! Какой пароль?! Кили, я все отменяю. Не будем больше тратить время на эти игры.

- Ладно, - охотно согласилась я. - А какие у нас с тобой дела?

- Я приглашаю тебя в Священную рощу на Карадаге. Директор заповедника - мой приятель. Он разрешил совершить ритуал на исполнение заветного желания. Наверняка, у тебя такое имеется. Только надо поспешить. Давай, оставим ужин и поедем прямо сейчас.

- Давай. Но не подождешь пару минут? Мне надо привести себя в порядок. Я быстро.

Собеседник одобрительно кивнул. Я встала из-за стола и пошла по направлению к дамской комнате. Мой новый знакомый был привлекателен и респектабелен. Но в какой-то момент дурман его обаяния развеялся и я почувствовала фальшь.

Не доходя до туалетной комнаты, я незаметно свернула на кухню и вышла через служебный вход. Недовольные повара что-то резкое кричали вслед, но меня это не остановило. Покинув отель, я помчалась к морю.

На набережной Коктебеля было многолюдно и шумно. Нарядные отдыхающие прогуливались вдоль моря и любовались на крупные звезды. Из ресторанов и баров доносилась громкая музыка. Можно было легко затеряться в разношерстной толпе и скрыться от назойливых глаз.

Вдруг мое внимание привлек приятный голос музыканта, играющего на гитаре в сквере у дома-музея Максимилиана Волошина. Он не играл популярные песни, как обычно это делают уличные исполнители. Но его мелодии звучали настолько завораживающе, что вокруг собралась толпа слушателей.

Протиснувшись между зрителями, я встала поближе к музыканту. Это был парень лет двадцати пяти. Симпатичный, высокий, со светлыми волосами, доходящими до плеч. Одет он был в черные футболку и джинсы.

Слова его песни казались до боли знакомыми, но я никак не могла вспомнить, где слышала их раньше.

В этом мире живут драконы,

В этом мире куют мечи.

И в лесах тут не строят зоны.

Если хочешь сюда, – кричи!

Если искренен будет голос,

Если чист твой порыв души,

Ты увидишь нить словно волос, –

Это мост. Только не спеши.

И вдруг меня осенило, что эти стихи я читала на странице своего друга svoydom. Я запомнила их потому что никак не могла разобраться, о чем там говориться. И даже как-то раз попросила автора объяснить мне, что такое мост “словно волос”. Но svoydom ответил, что я все сама пойму, когда придет время.

Посиди в тишине, подумай:

Ты готов ли на вечный бой?

Да, бывает мечта красивой,

Но придется платить собой.

Ну, а если решил, то действуй.

Вот заветный тебе пароль.

Ты шепчи его, чародействуй,

Не взирая на страх и боль.

Мне показалось, что слово “пароль” музыкант словно специально выделил голосом, чтобы привлечь мое внимание! Когда песня закончилась, я бросила в его шапку горсть монет и тихо сказала:

- Привет. Меня зовут Кили.

- Привет, Кили. Хочешь мне помочь? Собери деньги.

Я охотно взяла шапку, лежащую перед ним на земле, и стала обходить с ней зрителей. Люди не скупясь бросали мелочь и просили сыграть что-нибудь еще.

Было уже поздно, люди расходились по своим отелям. И вскоре на пустынной набережной остались лишь мы вдвоем с музыкантом.

- Кили, где ты остановилась? - спросил он. - Проводить тебя?

- А мне некуда идти, - призналась я.

- Понимаю. Мне тоже. Хочешь, посидим на пляже, посмотрим на звезды? Тебе не холодно?

- Давай, посидим. Скажи, ты и есть svoydom?

- Ты узнала меня? Я рад.

Он усадил меня на свою куртку и, чтобы согреть, крепко обнял. Море излучало умиротворение, ленивые волны нехотя накатывались на каменистый берег. Мириады ярких звезд приветственно подмигивали нам из космической глубины, лунная дорожка призывно поблескивала на воде.

Неожиданная мысль о страданиях дракона заставила меня вздрогнуть. Сжав в руке свой амулет, я прикрыла глаза и приготовилась внимать посланию от Малыша.

Через мгновенье на своем лице я ощутила леденящее дыхание морской глубины. Это был знак, что мое сознание погружается под воду. Непроглядная ночная тьма окружила меня. Где-то невдалеке я услышала протяжные стоны страдающего чудовища.

- Кили, представь, что я дал тебе фонарик, - прошептал мой спутник. - Посвети им вокруг. Что ты видишь?

Удивляться его совету было некогда. Плавным движением я включила переданный мне воображаемый фонарь и направила свет в ту сторону, откуда доносились стоны. Яркий луч пронзил густой мрак подводного мира и осветил Карадагское чудовище, запутавшееся в коконе из металлической сетки. Водолазы готовились поднять его на корабль.

- Кили, можешь показать на карте место, где сейчас дракон? – прошептал музыкант.

Он достал из рюкзака планшет и открыл подробную карту Черного моря. Я растерялась, увидев рельефы, испещренные непонятными мне обозначениями. Как же здесь найти нужное место?

- Кили, спроси дракона, где он сейчас находится, - услышала я подсказку. - И пусть он руководит твоей рукой, будто диктует рисунок.

Я так и сделала. Пальцы, непроизвольно пробежали по карте и остановились на нужном месте.

- Хорошо, поехали, - решительно сказал мой спутник. - Надо спешить.

Быстрым шагом мы покинули пляж. Рядом с одним из прибрежных кафе был припаркован джип. Музыкант завел его и предложил мне сесть. Джип взревел, выбрасывая из-под колес мелкую гальку. Мы рванули с места и помчались по извилистой горной трассе.

- Куда мы? - спросила я.

- Надо срочно передать послание.

Выехав из Коктебеля, автомобиль снова свернул к морю.

- Сейчас пересядем в подводную лодку, - предупредил svoydom.

В небольшой бухте нас ожидали военные. Пройдя по пирсу, мы спустились по скользкой металлической лестнице и оказались в маленькой тесной подводной лодке. И через мгновение погрузились.

Я закрыла руками глаза, пытаясь связаться со своим драконом. Он ждал нас.

- Главное, не напугать Малыша, - шептал svoydom. - Говори с ним о чем-нибудь, пусть он почувствует себя в безопасности. Иначе бед натворит.

Сосредоточившись, я попросила дракона показать мне Дварку - древний город, тысячи лет назад ушедший под воду у берегов Индии. Мы с Малышом уже не раз виртуально прогуливались по его заросшим раковинами улицам и площадям, со стаями рыб блуждали по полуразрушенным дворцам и храмам. По легенде, в этом городе жил божественный Кришна со своими верными подружками-гопи. А когда он умер, произошло землетрясение и кусок суши, на которой был расположен его дворец, обрушилась в океан.

Мы с драконом всегда с удовольствием возвращались в Дварку. И в трудный момент я просила его снова показать мне этот дивный город. Постепенно тьма перед глазами рассеивалась, яркие солнечные лучи пробивались сквозь толщу Индийского океана. Подводный мир завораживал причудливыми формами и яркими красками. Люди потеряли этот легендарный город, и теперь он отдан во власть кораллам, рыбам и теплым океанским течениям.

Есть легенда, что многочисленные подруги Кришны не смогли пережить смерть своего возлюбленного и решили уйти вслед за ним. Опустившаяся под воду Дварка стала для красавиц последним земным пристанищем, а их всепоглощающая любовь к Кришне растворилась в океанских водах.

В своих фантазиях мы с драконом нежились в прозрачных теплых волнах Индийского океана, пропитанных любовью Кришны и его гопи.

А тем временем, наша подводная лодка приближалась к месту пленения дракона.

- Все складывается удачно. Вражеские корабли отошли, - сказал svoydom. – Мы их спугнули сигналами системы наведения. Сейчас наши ребята освободят Малыша из ловушки.

Бирюзовое небо над Дваркой окрасилось розовыми красками заката. Солнце опускалось за край океана.

- Кили, а ты знаешь, что имя “Кришна” означает “Черный”? - шепнул мне музыкант. - Это дословный перевод с санскрита. И мы сейчас в Черном море, море Кришны. Правда, забавно?

Я уже почти привыкла, что мой спутник видел те же картины, что и я. Его глаза повсюду следовали за мной. Но он никогда не вмешивался в видения, лишь давал советы, как лучше поступить.

Сети, опутывающие дракона, постепенно ослабевали. Стало видно, что его кожу покрывают глубокие рваные раны. Видимо, в него стреляли гарпунами перед тем, как набросить сеть. Я чувствовала, как силы покидают истерзанное тело Малыша и напряженно думала, чем ему помочь.

Когда моряки уже были готовы до конца распутать дракона, у него началась паника. Освобожденный от пут хвост метался из стороны в сторону, угрожая водолазам. Я ощущала, что дракон больше не может находиться под водой, ему надо срочно вздохнуть воздуха.

- Кили, можешь поманить Малыша, чтобы он шел за лодкой? Сейчас ребята снимут с него остатки сетей, и он вырвется. Надо сделать так, чтобы он следовал за нами, к берегам Крыма. Если он ринется в нейтральные воды, его добьют. Корабль не ушел далеко, враги отслеживают все его передвижения.

- Его надо как-то успокоить, - чуть не со слезами говорила я. - Малышу больно. Он задыхается. Не понимает, что творит.

- Кили, ты когда-нибудь плавала с аквалангом?

- Нет, никогда.

- Тогда не будем рисковать. Попробуй позвать его из лодки.

Но, как я ни старалась докричаться до дракона, он не слышал меня. А времени оставалось катастрофически мало.

- Надо идти к нему в воду, - в отчаянии сказала я svoydom. - Мне расскажут, как пользоваться аквалангом?

- Никто тебя с аквалангом из лодки не выпустит. Находиться сейчас рядом с Малышом огромный риск для опытных водолазов. Неужели тебе самой не страшно?

- Страшно. Но нельзя же бросить друга в беде. А если ты пойдешь со мной, то ничего плохого не случится. Я в этом уверена.

- Ладно. Давай попробуем.

Я училась пользоваться аквалангом, внимательно выслушивая все инструкции подводников. От волнения кружилась голова, глаза закрывала темная пелена. Но я старалась не думать об опасности, сосредоточившись на выполнении задачи. А сделать мне предстояло совсем немногое: лишь выйти из лодки и поманить дракона за собой. На руку мне привязали амулет с сапфиром. Малыш должен был узнать свой подарок и отнестись к нашим действиям с большим доверием.

С риском для жизни ребята освобождали дракона от обрывков металлических цепей. Через мгновенье он должен был вырваться из ловушки. Мы со svoydom подошли к нему как можно ближе.

Посмотрев на сапфир, я поразилась произошедшей с ним метаморфозе. Камень сиял! Малыш замер. Он не отрываясь, словно загипнотизированный, смотрел на Камень. Воспользовавшись этой заминкой, водолазы сняли с его хвоста последние путы, и отошли на безопасное расстояние.

Svoydom тронул меня за плечо и показал, что нам тоже пора двигаться к лодке. Но вдруг дракон отвел взгляд от сапфира, медленно развернулся и пропал из вида, скрывшись в темном мраке глубины. Svoydom решительно взял меня за руку и поманил к лодке.

Не успели мы добраться до шлюза, как дракон неожиданно снова появился передо мной. Он был разъярен! Я почувствовала, что Малыш хочет во что бы то ни стало забрать свой сапфир. Дрожащими руками я стала отвязывать амулет от руки, но пальцы не слушались меня. А чудовище угрожающе вилось вокруг, не подпуская к шлюзу.

Неожиданно яркий луч прорезал темную толщу воды. Свет исходил от музыканта - это сверкал амулет в его руке. Дракон замер и не спускал глаз с Камня.

Svoydom осторожно приоткрыл пасть дракону и вложил в нее свой амулет. Чудовище вышло из оцепенения, взмахнуло хвостом и скрылось в темных морских глубинах.

Забрав на борт всех водолазов, подводная лодка направилась к Крымским берегам.

- А я и не знала, что у тебя тоже был амулет, - сказала я другу. - Жалко расставаться со своим магическим Камнем?

- Да. Но он ему сейчас необходим, чтобы залечить раны. Драконы и Камни крепко связаны друг с другом. Это древнейший симбиоз.

- Ты говоришь о Камнях, словно они живые. А это правда, что с их помощью можно управлять миром?

- Можно. И они живые. Это параллельная форма жизни, населяющая планету с момента ее сотворения. Люди на Земле появились сравнительно недавно. А Камни были всегда. Они умеют чувствовать, разговаривать. Они растут, только настолько медленно, что люди этого не замечают. Они путешествуют по Земле, летают в космос, принимают гостей с других планет. Они знают все, что происходит под землей и на дне океана. Драконы понимают их язык и любят с ними поболтать.

- Это сюжет фэнтези-романа?

- Ты забыла, что многие фэнтези написаны на основе реальных событий? Тебя удивляет, что Камни путешествуют по космосу? Они летают на кометах, астероидах. Под землей они перемещаются по рекам, лавовым потокам.

- А как Камни разговаривают?

- Ты же беседуешь со своим амулетом. Камни внушают образы. Ведь твои видения кажутся вполне реальными. Ты видишь внутренним взором, слышишь и чувствуешь запахи.

- Да, это так. А что теперь будет с Малышом? Он вернется к Карадагу?

- Да. Камень исцелит его. Драконы могут стремительно перемещаться на больших океанских глубинах, проходить в тоннелях под материками, прятаться в бездонных пещерах. Но их призвание – защищать Камни. А значит, находиться не там где безопасно, а где нужна их помощь. К сожалению, в нашем мире драконы стали очень уязвимы. Потому среди людей существует засекреченное сообщество Хранителей, оберегающих и Камни, и драконов. Я в нем и состою. А теперь и ты тоже. Малыш не сможет надолго покинуть Карадаг, он обязательно вернется.

- А кем был мужчина, с которым я познакомилась в ресторане отеля? Он рассказывал мне про магические Камни и Бога Кюриуса. Но я почему-то не смогла ему доверять.

- Он принадлежит к древнему тайному ордену Похитителей Камней. Эти ребята следили за тобой, рассматривали твои рисунки в интернете, читали рассказы. А когда готовили операцию по поимке Малыша, предположили, что он позовет тебя на помощь. Найти и выследить тебя по ip-адресу не сложно. К счастью, ты раскусила его и сбежала.

- Значит, меня выследили в сети? Этот подозрительный тип назвал меня Настей-Кили. Но я даже не предполагала, что он может знать моё реальное имя. Ведь я никогда не подписывала им свои рисунки, пряталась от знакомых и родственников. Подумала, просто совпало, что Кили – Узорешительница, как и святая Анастасия. Потому он меня Настей и назвал.

- Совпадений не бывает. Несомненно, твое имя он знал. Но еще он знал, что в тот момент Малыш был опутан узами сетей, и ты приехала освободить его, в прямом смысле стать Узорешительницей.

- А еще он сказал, что на Карадаге сохранилась Священная роща Богини Кили. Я бы очень хотела попасть в нее и загадать желание.

- Давай, когда-нибудь вместе заберемся на Карадаг?

- Я бы с удовольствием.

Поблагодарив подводников за помощь, мы со svoydom высадились на берег. Была ночь, ярко горели рассыпанные по небу звезды.

- Где мы сейчас? - спросила я, пытаясь разглядеть окружающий ландшафт.

- Это не имеет значения, - ответил мой спутник. - Помнишь, как поется в моей песне: “Заметает следы ветер, не найдет нас никто на свете...” Главное, через несколько часов мы будем в Москве.

Взлетев с военного аэродрома, находящегося недалеко от пристани, мы приземлились в Подмосковье. И утром я была уже дома, с родителями.

- Что ты так быстро вернулась? - обеспокоенно спросила мама. - Хорошо отдохнула?

- Хорошо, - падая от усталости, ответила я.

Оказавшись в своей комнате, я первым делом достала из стола бумагу и карандаши. Я чувствовала, Малыш хочет, чтобы я поведала миру историю его спасения.  

Другие работы:
+2
22:06
338
15:56 (отредактировано)
Здравствуйте, автор. Рассказ вышел интересным. С начала. А потом… Видно, что фантазия так и плещет через край волной черноморской. Тут и змей, ставший драконом, и военные, знающие об этом змее (надеюсь, вражеские корабли не в нейтральных водах дракона поймали?), и подлодки, и тайные ордена… Осталось только любовную линию добавить и будет полный винегрет. С таким количеством ответвлений сюжета можно роман написать. Из плюсов отмечу грамотность письма (или тщательную вычитку). Сюжет, хоть он и скачет, обрастая разными действами, имеется, и вполне интересен. По крайней мере, рассказ был прочитан без перерыва. А это значит, что есть в нём что-то, что цепляет.
Из небольших минусов: знаки "-" и "—" разные. Узнайте, в каком случае при написании прямой речи используется тире, а в каком дефис.
Мы на тебя спасательный жилет оденем

наденем.
Или же «Мы тебя в спасательный жилет оденем».
В любом случае, спасибо. Было интересно.
Загрузка...