Сергей Милушкин

Неоконченное дело

Неоконченное дело
Работа №130

Холодный летний дождь, пришедший в эти края с востока, заливал мощенные улицы некогда великого Эль-Тарра. Вечер предвещал приятные события. Вода с привычным шорохом скатывалась с крыши старого трактира, который помнил еще восстание Десяти. Она полноводными потоками неслась в сторону порта — к гавани, вот уже двести лет бывшей оплотом пиратов, авантюристов и… смерти, сладкий аромат которой разливался тут ежедневно, забивая таким, как я, все запахи и вкусы, оставляя только одно желание…

Непонятный громкий звук сбил меня с мысли, заставив наконец-то выбраться из своего укрытия. Покрытые мхом и грязью стены проулка затормозили мое скольжение, а шум дождя и вовсе заглушил все звуки приземления на мостовую.

Удача. Он стоял ко мне почти спиной, высоко подняв голову. Взгляд его чуть светящихся ярко-зеленых глаз судорожно бегал в поисках места, где я мог бы спрятаться, а все тело было напряжено до предела. Он готовился убивать, но… Сегодня смерть пришла именно к нему.

Я сделал осторожный шаг, а затем резко оттолкнулся, совершив продолжительный прыжок, и лишь в самом конце чуть закрутив корпус, чтобы вылетевший из крепления на запястье клинок рассек горло, закружившись, словно сверло бронника. Пролетел еще немножко, а затем, перенеся центр тяжести движением ног, я встал на пальцы, завершив свой кульбит легким прыжком с рук.

Еле слышный хрип за спиной, и очередная отметина с приятной болью покинула мою спину. Теперь их там осталось ровно сто. Значит и он тоже… Но не важно. Сегодня должно все закончиться, ведь именно в этот день двести лет назад произошло ужасное событие…

***

— Силь, госпожа, вы уверены, что стоит приходить на эту встречу именно в платье? На мой взгляд, ваш любимый черный кожаный доспех или хотя бы плащ с кольчужными вставкам были бы куда уместнее! Вот, может быть, попробуете этот наряд? — я протянул ей костюм с атласным женским сюртуком, покрытым рунными узорами. — Вы же так любили его в начале этой весны!

— Отстань, Дем! Надоел. Попробуй то, надень это. Невозможно! Да и сколько раз я говорила тебе, что можешь со мной на ты? А ты все… Эх, — она с наигранной грустью махнула на меня рукой, но наряд все же взяла и начал переодеваться. — Да и не будет на этой встречи ничего такого. Ну да, попросят эти клятые некроманты не трогать их пиратов, поваляются на коленях пред троном, а затем, как всегда, уйдут ни с чем. Они слабы перед живыми людьми. Так всегда было.

— Но ведь когда-то и мы стояли на коленях перед ними. И было это всего лишь…

— Сто лет назад, перед великой битвой, где мой славный дедушка Гарен Огненный разрушил филактерию их предводителя — камень, благодаря которому тот раз из раза мог возрождаться, используя своих подданых, словно дрова в печке, не давая своему подобию жизни угаснуть.

— Верно. Так вы меня все же слушали на занятиях по истории. Я удивлен.

— Опять ты в меня не веришь! И опять на вы! А ведь сколько раз я просила тебя так меня не называть. Ведь ты все же мой друг и учитель, как-никак!

— Не кричите, госпожа. Ведь я еще и Тень. Один из Хранителей Его и Её величества. И точно так же, как и моя мать, не имею права считать себя человеком. Я ваш телохранитель и слуга. Все остальное — лишь побочные задачи, о которых меня лично попросил ваш отец.

— Так ты не считаешь меня своей подругой? Ты… — ее прелестные фиолетовые глазки, которые были признаком королевской крови, налились слезами. Их цвет сразу посветлел, став не то сиреневым, не то лиловым.

— Силь, ну ты чего! Переставай давай! Ты же знаешь, что считаю! Глупышка мелкая… — я подошел и обнял эту несносную девочку, за которой следил и присматривал на протяжении семи лет жизни из своих семнадцати. — Подруга, ну ты чего! Тебе же сейчас перед гостями стоять! Не дело тебе с такими глазами показываться. Давай уже успокаивайся. Подруга ты мне. Самая близкая, какая может быть.

— Правда? Ты мне не врешь?

— Честное слово. Ближе тебя у меня никого нет.

— Спасибо! — счастливая, утирая выступившие слезы, она кинулась в мои расставленные руки.

До чего же милое создание! Помню, когда мама мне только рассказала, что мне нужно будет делать и как будет выглядеть вся моя жизнь, я даже расплакался от обиды. Нет, ну вот представьте, вам говорят, что вы должны всю жизнь защищать кого-то, ежедневно тренироваться и учиться. Гадость. Особенно для парнишки семи лет. Именно тогда я и узнал, что больше не имею права считать себя человеком. Таков был способ обхода одной из древних клятв, не позволявший людям становиться убийцами. Она запрещала набивать особую татуировку, которая показывала, скольких врагов отправил в небытие демон, и отмечала «крестами боли» существ, которым обязан был отомстить телохранитель после смерти хозяина. Нарушение клятвы грозило смертью. Не понимаю, почему древние решили за это наказывать так строго, но рисковать мне уж точно не хотелось.

— Ваше Высочество, вас уже ожидают в тронном зале! — голос слуги из-за двери вырвал меня из недолгого ступора.

— Силь, быстро одевай тот костюм, что я тебе протягивал, и бегом к отцу, — сфокусировав взгляд, я понял, что эта девчонка все еще стоит в одной сорочке, обнимая меня. — Время! Быстренько давай.

Видимо, тоже осознав, что ей светит, если она опоздает, эта красавица с безумной скоростью метнулась по комнате, на ходу натягивая разные детали костюма, лишь пару раз остановившись передо мной с криком: «Помоги!». Всего полторы минуты на сборы, и вот уже готовая принцесса стояла у выхода из комнаты.

— Вот сразу бы так… — легко пробурчал я под нос, а затем почти сразу же спросил: — Готова? Бежим?

— Да! Быстрее!

Подхватив Силь, я посадил её на плечи, а затем резкими скачками быстро понёсся по коридорам. Буквально пара минут, и я, запыхавшись, спустил её на пол, а затем открыл огромные позолоченные створки.

— Ее Высочество Сильфиа Третья! — надрывая голос, произнёс церемониймейстер, а я проскользнул вслед за принцессой, которая четкой аристократичной походкой уверенно шла к своему трону.

— Вовремя, дочка, — произнёс король, даже не замечая меня, скрывшегося в тени трона.

Не прошло и минуты, как тишину зала вновь разорвал голос церемониймейстера:

— Орден Десяти прибыл!

Его Величество чуть привстал с трона, как бы приветствуя гостей, а затем, ничуть не скрывая презрения и желчи, произнёс:

— Мы безумно рады видеть оставшихся членов некогда великого Ордена некромантов. С чем вы прибыли, о оставшиеся из великих?

Я невольно скривил лицо в гримасе отвращения. Какой же он… глупец. Поражаюсь, как моя мать могла решиться служить ему. Нет, безусловно, после победы люди перестали трезво оценивать свои силы, постепенно ослабляя и ослабляя армию. Они забыли, что представляют из себя существа, что выжили в той войне и заключили мир с Гареном Огненным. Подписав договор о ненападении, те спустя некоторое время создали свой маленький флот каперов. Согласно условиям документа, конечно же, они не должны были грабить Эль-Таррские корабли, но нет-нет да и приходили вести о несоблюдении перемирия. В отместку каперы теряли парочку стареньких судов с экипажем. Вот об этой проблеме нападения на пиратов, скорее всего, и приехали поговорить орденцы.

Пока я думал, торжественная часть диалога и приветствий закончилась, и двое мертвых дипломатов с зелеными глазами и один член Совета Десяти уже вели ожесточенный спор с королем о мерах компенсации и продлении договора. За их спинами с усмешками стояли девять оставшихся некромантов. Если память мне не изменяет, то они приехали к нам в полном составе впервые за последние восемьдесят лет. Да еще ведь и не одни, а с достаточно немаленькой охраной, стоящей за их спинами.

— Ваше Величество, мы искренне возмущены! Ваши военные суда уничтожили наши корабли без обоснованного предупреждения! Вы, согласно договору, должны выплатить нам три миллиона золотых монет в качестве компенсации, иначе мы будем вынуждены объявить вам о начале конфликта, решить который сможет лишь пересмотр договора!

Король со скукой смотрел на эту троицу, пока после последней фразы в его темно-фиолетовых глазах не вспыхнула ярость.

— Плебеи, да вы совсем потеряли границы! Пересмотр мирного договора, заключенного моим отцом, невозможен! Вы, жалкие существа, проигравшие ту войну, даже права не имеете упоминать и пытаться нарушить это соглашение! Еще хотя бы одно похожее предложение, и вы не выйдете отсюда в ближайшие десятилетия!

— Ваше Величество, вы неправильно поняли слова моего… коллеги, — вперед вышел Советник, до сих пор не участвующий в диалоге. — Он хотел сказать, что мы приносим свои глубочайшие извинения, но все же будет в корне неверно полагать, что наши корабли уничтожили по какой-то веской причине, предупредив находящийся на нём экипаж. А следовательно, мы будем крайне обижены, если условленная и четко указанная в договоре компенсация не будет нам выплачена. Но! Сразу хочу принести вам извинения, в качестве которых предлагаю принять в дар недавно найденную нашим орденом филактерию. Она и послужит гарантом безопасности и желания продолжить исполнение договора.

Советник чуть повернулся к створкам, где остались стоять некроманты и оставшиеся воины сопровождения, и подозвал жестом одного из мертвых бойцов. Тот, дождавшись, когда оставшиеся из Десяти отдадут ему ларец, двинулся к трону.

При взгляде на это охрана заметно напряглась. Их собранность передалась и мне, так что я полностью сосредоточился на том воине, совсем не обращая внимания на короткий диалог, прозвучавший между тройкой неживых, стоящих перед троном. Один молодой охранник даже дернулся остановить воина с ларцом, но небрежно брошенный жест короля заставил его остановиться. Черт, чутьё говорило мне, что добром это не кончится…

— Так вот, предлагаю вам принять в дар этот ларец с филактерией одного из наших повелителей прошлого, — как только Советник увидел кивок короля, означающий, что дар принят, он добавил: — Не желаете посмотреть на нее вблизи?

— Дозволяю поднести, — гордый голос короля так и сочился довольством и радостью. Ну конечно, ведь ему принесли почти вечную молодость в кармане. Осталось только разрушить эту филактерию через годик-другой, когда о ней все забудут.

Все тот же воин подошел к трону и, опустившись на одно колено, подал закрытый ларец королю. Когда тот уже протягивал руку к хранилищу филактерии, мой внутренний голос буквально возопил об опасности. Не для меня, а для тех, кого после нанесения татуировки я пообещал охранять даже ценой своей жизни.

Видимо, эту угрозу почувствовала и мама, так что из тени мы вылетели почти одновременно. Хотя я, пожалуй, все же чуть раньше. Это-то мне и помогло.

Сбив Силь с трона и прокатившись вместе с ней по холодным мраморным плитам пола, я успел быстро спрятать нас за укрытие. Вовремя. Сильный взрыв, прозвучавший за спасительным препятствием, опалил нам лица.

Ощущение опасности все не уменьшалось, так что я решился на опрометчивый поступок — прыжком выбрался из-за укрытия, сразу перекатившись и приняв боевую стойку. Слава Бездне, что в полете я успел достать один из своих Темных клинков — мечей, чья сталь умела разрубать даже магические камни, не говоря уже о заклинаниях. Два из трех плетений я успел отбить, последнее же по касательной задело броню на плече. Оставленная на ней глубокая прореха стала медленно окрашиваться в красный.

Зал заполняли клубы темно-зеленого дыма, в которых были едва заметны силуэты объектов и отблески магии. Звон стали звучал все громче — видимо, к бою подключились пришедшие в себя стражники. Передо мной стоял один из некромантов. Перворожденный. Тот, кто сто лет назад умудрился как-то выжить в неравном бою против армии людей. Потомок тех, кто умел повелевать миллионными армиями трупов. Он держал в руках посох — символ великой силы своего народа. Но почему-то не атаковал! Это же прекрасный шанс…

Его шелестящий мерзкий голос ввел меня в ступор.

— Тебе разве не страшно, парень? Твой король погиб. Второй телохранитель издохнет в ближайшую минуту. Подопечная скоро умрет. Ты потеряешь сейчас весь смысл своей жизни. Очень близко и твоя смерть, мальчик. Почему же ты сейчас так уверен в себе? Почему не дрожит в твоих руках клинок? Кто ты, мальчик, что готов вступить в смертельный и неравный бой?!

— С-с-силь? М-мама умрет?! — из-под ног словно выбили землю. Мой взгляд заметался по залу в поисках родных людей. Одна из них лежала рядом с троном, почти закрыв своим телом Его Величество. Ее иссечённая плетениями броня, а также заполненные кровью дорожки между плитками под ней явно пытались сказать мне об одном. — Эта неправда! Ложь! Сон! Так не может быть! Это… Это все не взаправду!

Мои руки до боли сжали рукоятку клинка. Не говоря ни слова, я бросился на некроманта, лишь краем сознания услышав чей-то крик.

Я заметил лишь смазанную тень, когда ощущение опасности проревело о почти смертельной угрозе. Удар. Пятка этого «дипломата» врезалась мне в бок, с хрустом ломая ребра. Недолгие секунды полёта, и я врезался спиной в стену. Снова что-то хрустнуло… Вспышка боли в ключице явно говорила о переломе.

— Дурачок. Хотя… Это может быть любопытно.

В мое тело вновь полетели три плетения, но вместо боли они принесли волны тепла, расходящиеся по телу. Некромант быстрым шагом подошёл ко мне и, заставив меня поднять взгляд, произнёс:

— Смотри, парень, что осталось от твоего объекта. От твоих надежд. От смысла всей твоей жизни.

Почему-то почти не чувствуя ни тела, ни боли, я сосредоточился на окружающей картинке. Тело Силь, проткнутое мечом, лежало буквально в пяти метрах от меня. В ее глазах все еще горел огонь жизни, а рот был открыт в безмолвном крике. На миг я увидел, как ее сознание проясняется и губы неслышно шепчут:

— Отомсти, Дем… Отомсти…

Фиалковые глаза закрылись, и через силу поднятая голова с глухим стуком упала на мраморные плиты пола, а тело замерло.

Мое сознание накрыла пелена боли. Боли, которая почти мгновенно переросла в злость на тех, кто пришел сегодня в мой дом. Я попытался хоть как-то пошевелиться, а эта тварь стояла и скалилась. Смеялась над моими жалкими попыткам хоть что-то изменить…

— Ты будеш-шь жить, мальчик. И когда-нибудь мы обязательно встретимся. Я буду ждать, ведь это… Так любопытно!

Я не помнил, что было дальше. Помнил только свои судорожные рывки. Клятву на крови, что отомщу. Слезы. То, как после распада заклинания я обнимал уже мертвую Силь и тряс маму. Сорванный с шеи принцессы амулет — черную каплю, который в час нужды должен был защищать носителя. Попытки проснуться. То, как резал на части трупы некромантских воинов и… полосовал себе спину от непередаваемой боли. Жжение, с которым медленно появлялись на ней тысячи крестов – отметины и напоминания о смерти близких мне людей. Они были здесь все. Все, кто был причастен к их смерти…

***

— Первый вас забери, — уже привычное для всех ругательство заставило меня улыбнуться. Он остался последним… Остальных глав Совета я отправил в царство мертвых. К той, от кого они так долго стремились убежать. К Тьме.

Привычным жестом я почесал спину, чувствуя, как дождь смывает всплывшие воспоминания. Сколько же я всего успел натворить за эту сотню лет! И сколько крестов убрал со своей спины!

Отворив старые двери трактира, я сразу прошёл к стойке. Не было времени, чтобы разбираться с шепотками за спиной. Здесь меня знали абсолютно все. Хотя бы по прозвищу. Я кинул на стойку кожаный мешок с последнего заказа так, чтобы его завязки чуть приоткрылись, и Гизмо — хозяин таверны — обратил на меня внимание.

— Дьявол тебя подери, Дем! Не здесь же! — его морщинистая рука ловким движением спрятала итог моего заказа. Затем — еще более незаметным движением – поставила на стол ребром золотую монету. На нее в этой забегаловке можно жить около месяца. — Надеюсь, мне сегодня снова не придется тратиться, и ты захочешь оплату информацией? Я прав?

— Да.

— Тогда у меня для тебя славные новости. Он прибыл вчера. Третья пристань. Шлюп «Тишина».

Я улыбнулся. Великолепно. Наконец-таки я дождался своего часа. Сегодня все будет решено. Спустя столько лет… Не слушая продолжения, я развернулся и быстрым шагом ушёл из трактира, лишь кинув слова благодарности.

Не прошло и двух часов, как мой взгляд зацепился за остро выточенный дубовый бушприт и черные паруса фок-мачты. Выведенная золотом полустертая надпись «Тишина» не оставила сомнений. Скоро все должно решиться.

Сделав короткий разбег по пристани, в прыжке я успел зацепиться пальцами за один из выступов бархоута. Сегодня меня не должны были заметить.

Бесшумно перескочив через борт, а затем — уйдя в перекат, я замер в центре палубы. Тишина и темнота. Это… ненормально.

Успев увернуться от летящего плетения, я понял, что попал в ловушку. Он здесь. И… Это западня создавалась специально для меня.

— Мальчик! Ты пришел. А мы уже все заждались. Ну как, готов ли ты теперь вступить в неравный бой? В смертельный бой.

— Ты сам знаешь ответ на свой вопрос, Первый. Не я начал эту войну, оставив ради любопытства живого врага.

— Не зря тебе дали то прозвище, да? Дух Войны, верно? Ведь это ты убил моих оставшихся не кровных братьев? Ты уничтожил остатки нашего великого ордена и все наши филактерии. Превратил в прах почти все наши артефакты и все то, чего мы добились. Но ты ведь понимаешь, что проиграл? Осознаешь, что тебе не победить всех, кто собрался ради тебя на этом корабле? Сдайся и стань моим слугой. Какой резон тебе умирать?

— У меня нет причины бояться смерти, старик. И я не боюсь Тьмы. Даже не бегу от нее, ведь все, что у меня было, я уже потерял, а оставшееся не ценю. Ты не оставил мне выбора тогда, а сейчас… Сейчас этот аромат смерти, что разлит в воздухе, оставляет мне только одно желание — мстить.

Рывком достав из-за пазухи пузырьки газа, я сжал их и закружился в прыжке. Пузырьки лопнули, содержимое расползлось по кругу, создавая антимагическую завесу. По крайней мере, именно такое действие обещал мне торговец реликвиями, требуя за них сотню золотых. В облаке начали мелькать тени, и я, оттолкнувшись от нижней грот-мачты, наконец-то вступил в бой.

Не успевая сосредоточиться на ком-то одном, я ушёл в жестокий ближний бой. Предельно сосредотачиваясь, старался уследить за всеми атакам, лишь только изредка отрываясь на разряды боли, которая стирала отметины со спины.

Я вывалился из почти рассеявшегося облака, понимая, что спина уже практически не ноет. Он остался последним, и он… просто стоял. Тьма его побери, стоял и наблюдал за тем, как последних из его ордена уничтожают!

— Ну как, мальчик? Что ты сейчас чувствуешь? Ты только что убил почти сотню людей. Примерно, кхм, минут за пять. Как тебе ощущения? На мой взгляд, это был красивый танец смерти. Мне понравилось, Дем. Ведь так тебя называла та малышка, да?

— Ты умрешь, — моё сознание опустело, оставляя лишь холодный рассудок. — Ты не имел права вспоминать ее.

Подшаг и сразу же бросок звездочки, затем — разворот с уходом от плетения и рывок по борту. Некромант успел только чуть развернуть корпус, когда я оказался у него за спиной, занося свой Темный клинок. Еще секунда и… Я потерял ощущение тела.

— Эх, малыш, куда же ты полез? Но признаю, ты стал на удивление быстрым и ловким для человека. Но даже так… проиграл. Сейчас ты наконец-то умрешь. Прощай, — он поднял руку с посохом, образуя причудливый узор, который начал медленно опускаться мне на грудь.

Прикосновение плетения; и жуткая вспышка ослепила меня. Я упал на колено и понял, что теперь свободен. Рядом что-то непонятное выл некромант, но мне это уже не было интересно. Клинок в моей руке все же исполнил свою задачу. Он легко вошёл в тело, почти надвое разделив некроманта. Нежизнь покинула его. Это свершилось.

Силы ушли вместе с адреналином, и я завалился на корме, широко раскинув руки. Последний крест был уничтожен. Грудь нещадно ныла, спину рвало от боли из-за ходящих ходуном превращающихся в огромный горб мышц. Прорвавшиеся черные крылья чуть приподняли меня над палубой, а затем спрятали в небольшой кокон, оставляя лишь маленькую щель, через которую видно тьму неба.

Наконец я обратил внимание на боль в груди. Значит, капелька Сель все же не защитила меня от плетения. Жаль. Хотя… Свое предназначение я выполнил. Свой контракт. И отомстил за тебя, сестренка.

В моих фиолетовых глазах, как и в расколотом амулете на груди, отражалась пустая «Тишина». Я сдержал свою клятву, и теперь был свободен.

Жизнь покинула корабль, и даже ветер не трепал его черные паруса.

+1
18:04
503
14:17
Неплохое фэнтези. Хороший стиль, яркие образы. Мне понравилось, как прописаны боевые сцены. Главный герой хорош: яркий, живой, ему сопереживаешь. Хотелось бы почитать что-то ещё из этого мира.
15:19
Необычно! Удивлён читать подобную работу, если честно. Автору Грац! Динамика совмещена с яркими образами и необычными персонажами, хотя, надо признать, и слегка клишированными))
Это безусловно не мешает, и даже, пожалуй, даёт некоторое преимущество рассказу, т.к. добавляет лёгкости восприятия и помогает выстраивать ассоциативные ряды образов, но все же присутствует) Вообщем Грац Автору! Рассказ достоин искреннего восхищения!
вообщем, вы второй год подряд пишете дифирамбы и грацы своему рассказу?)
17:35
Всегда любопытно слышать подобное на любых конкурсах. Особенно, когда участвуешь в них первый раз… Но, в любом случае, смотреть на таких людей забавно. Пусть Автор данного рассказа порадуется хоть какому-то обсуждению под его рассказом. Хотя и не скажу, что это делает нам с вами чести.
Комментарий удален
Загрузка...
Анна Сафина

Достойные внимания