Валентина Савенко

Секрет Номи

Секрет Номи
Работа №30

В низине, спрятавшись за высокими горами, стоял замок правителя земель Кугудорано. Его окружали пять поселений, поставляющих всё, что нужно для процветания.

Условно в ногах замка располагалась Кувир – его жители знали секрет лучшего на тысячи лиг вина. Оно терпкое в меру, с послевкусием ягод, трав и лёгкости облаков. Напиток почти не хмелил и открывал второе дыхание, когда это нужно.

Почти каждый день приходили посланцы из соседних и дальних окраин, выпытывали, выторговывали секрет, но…

“Всё дело в земле и особом воздухе”, – отвечали кувирцы, угощая гостей бокалом вина.

Чуть поодаль от Кувира располагалась Гулания. В этом солнечном поселении приезжих удивляли гулины – ни на что не похожие деревья. Высотой в три-четыре человеческих роста, шириной ствола в два-три крупных мужских торса, а крона напоминала шерстяной клубок, так переплетались ветви. Из гулинов делали материал и для строительства, для шитья. Да для чего угодно. Необычная древесина – легче камня и податливее при обработке. Но если кувирцы только угощали гостей вином, то гулинцы занимались торговлей и приносили весомый доход в казну правителя.

По бокам от замка, как раскинутые руки, располагались Донам, поставляющий продукты и Радис, славившийся мастерством ткачей.

А самое таинственное поселение – в изголовье замка – скрывалось в горах. Номинцы ничего не поставляли, ни продуктов, ни материалов, но туда изредка отправляли детей на воспитание. Вот только не наукам учились они, а терпению. Из ребят вырастали самые лучшие слуги для замка: молчаливые, послушные и… Был секрет у номинцев, но однажды землетрясение разрушило Номи, скрыв под камнями не только дома, но и тайные знания.

Выжившие разбрелись по другим поселениям, но сердце их тянуло обратно, они пробовали подобраться к обвалам, но гнев богов не подпускал даже близко.

Сменялись поколения и о Номи стали забывать, поселение превращалось в легенду. Правители смирились, что останется в землях четыре народности, но память о слугах номинцах нет-нет да всплывала в коридорах замка. А когда к власти пришёл молодой Тифин, тут же разлетелись птицы с обещаниями награды за восстановление Номи.

Пошли добровольцы, искатели приключений, отправились жаждущие славы, и те, кого, как неугодного выслали родные. Но не всех приняло разрушенное поселение, отводило ветрами, камнепадом. Пробрались дети, открытые ко всему новому, да старики, готовые передавать знания ученикам.

Среди жителей Номи оказались и два парня, на первый взгляд, такие разные.

Висту родом из Кувира. Сбитый и невысокий, тёмные волосы, глаза глубокого синего цвета – девчонки заглядывались на него, а отец говорил, что именно из-за этого не смог Висту научиться ни ягоды давить, ни за бочками ухаживать – только о звёздах да стихах думал. Вот и сослали его уму, разуму поучиться. А Висту считал, что избавились от неумехи, мешающегося под ногами…

Мар – долговязый, кудрявый, с ямочками на щеках, тихий, доверчивый и мечтательный – его родителей хворь забрала, а ветви гулинов тенями предвещали очередную беду, вот и отправили парнишку искать лучшей судьбы.

Первым делом новые жители Номи завалы камней стали разбирать и Висту с Маром так споро управлялись вдвоём, понимали друг друга без слов, что их поселили вместе. И мальчишки, болтая перед сном, решили, что тайное знание Номи связано с камнем, поэтому посвящали дни и часы работе с породой. Они не только переносили обломки на границу поселения, но и стали создавать из них разные предметы: украшения, утварь кухонную, даже мебель.

Камень слушался Висту с Маром: не разрушался, не обсыпался, не царапал и не падал на пальцы ног. И старики, вспоминая легенды о терпении номинцев, отмечали, что у друзей талант раскрывался: такие с породой творить чудеса!

Но Висту и Мар всё же были подростками, шутили, шалили, чем вызывали гнев у учителей. Хотя… Оба ли они вели себя беззаботно? Мар молчалив и стеснителен, а Висту то одно предложит, то другое, отвлекая от основной работы – благоустройства Номи. Не выдержали однажды старшие и развели друзей на разные участки, а парни ждали вечера и встречались на окраине поселения у валуна, откуда открывался вид на все земли Кугудорано. До заката Висту и Мар обсуждали, как прошёл день, перемывали косточки новономинцам, шутили над неудачами, иногда вспоминали родных. А ещё делились мечтами, представляя, что светило, уходя на покой, обязательно их услышит, передаст духами и поможет получить желаемое.

Вот и сегодня день завершился. Сумерки медленно опускались, солнце ещё согревало верхушку валуна, друзья встретились и первое время молчали. Так они за день устали не только физически – разборы завалов близились к завершению, дома почти все восстановлены и, казалось, вот-вот произойдут изменения, наконец откроется настоящее тайное знание Номи. А что будет дальше? Позволят ли им остаться или снова изгонят?

Чтобы отвлечься от тягостных дум, Мар, погрузился в тепло прошлого.

– Я совсем малой был, ползал ещё. Но помню, матушка приносила меня к гулинам и учила вслушиваться в шелест листьев, они словно сказаниями делились, а мама обнимала меня и напевала мелодии, такие тёплые… Эх, как же мне её не хватает… – Мар сжал каменный кулон, на котором выточил крону гулина, как напоминание о родных.

Висту первое время слушал рассказы друга и удивлялся – как так можно настолько любить семью? Он-то сам пятый сын, а это почти наказание, особенно если руки не приспособлены к виноделию. А потом привык и перестал обращать внимание – побурчит Мар немного, повздыхает и переключится на прошедший день, даже пошутит первым. Но сегодня Висту вёл себя странно, сжимал кулаки, скрипел зубами, не смотрел в глаза другу, а когда Мар заговорил про родителей, вспыхнул:

– И чего ты всё ноешь? Они бросили тебя! И гулинцам ты стал неугоден – спихнули тебя, как и меня в погибающее поселение.

Мар посмотрел на друга. Что с ним? Перегрелся, поранился или учитель опять что-то не разрешил сделать по-своему? А потом вздохнул.

– Слушай, ну я же не виноват, что наши семьи такие разные. Просто мама мне сегодня снилась, вот я и…

– Достал со своей мамой! – Висту ударил кулаком по валуну и… по камню побежала трещина.

– Да что с тобой? – Мар попытался поймать друга за руку.

Но тот лишь рыкнул и сквозь зубы прошипел:

– Ты весь такой правильный, слушаешь всё, что тебе говорят. Учителя тебя выделяют, ставят в пример.

– Погоди, но ведь мы оба лучшие. Да, что случилось-то?

Висту достал из-за пазухи свиток и бросил в Мара.

– На! Радуйся! Тебя пригласили в замок. Только тебя! А я... Останусь навечно тут. Да пошло оно! – Висту пнул валун и заскулил от боли.

Прихрамывая, друг пошёл по узкой тропинке в поселение, а Мар смотрел на него: Висту всегда хотел попасть в замок, он грезил им, мечтал утереть нос братьям. А тут… Пригласили не его. Можно понять вспышку. Но... Сердце неприятно поёжилось.

Уже два года парнишки в Номи и не только с камнями работали, но и слушали рассказы стариков о землях Кугудорано, их правителях, поселениях и слухах о тайнах номинцев. Висту и Мару было интересно одно и то же: оба включались на уроках, посвящённых горам и камням, и зевали, когда речь заходила про правящие семьи.

– У них есть все от рождения, где справедливость? – ворчал перед сном Висту.

– Ага, и они не ценят, что у них родные всегда рядом, – шептал, уткнувшись в подушку Мар.

С каждым днём сближались ребята и считали даже братьями друг друга, так почему же сегодня Висту вылил злость на Мара? Словно и не было дружбы…

Мар прижался спиной к валуну и помотал головой, помассировал виски, прогонял сжимающиеся тиски горя. Он уже привык быть не один, обретя почти семью, и не хотелось терять друга вот так. Но что он может сделать? Мар пнул пяткой камень, и валун затрясло. Мар отпрыгнул от него и увидел, что трещина увеличилась и из щели выплыл дым, словно великан раскуривал трубку. Белёсые кольца завораживали, а в голове Мара зазвучал голос.

Ты особенный, как и родители, ты можешь видеть то, чего не замечают другие. Это вызывает зависть и притягивает неприятности. И ты с ними столкнёшься. Но обязательно справишься. Помнишь матушку? Красавицу Видошну. И отца добрейшего Олага. Они не от хвори погибли, а от предательства. И тебе откроется тайна. Но…

– Как? Как мне узнать, что с ними случилось? – оживился Мар и вжался ухом в щель валуна.

Послышался вздох и голос зазвучал уже не в голове, а разлился в воздухе.

– Знание это… ммм… тяжелее огромного валуна. Оно утянет на дно печали. Ты можешь жить дальше в спокойствии или получить утерянную тайну Номи, только изменит она твою судьбу, – голос снова вздохнул. – Правда, увы, не обязательно к лучшему.

Мар зажмурился. Он так давно хотел узнать, почему же родители заболели так резко, ещё вечером матушка ему улыбалась и желала спокойной ночи, а утром их не стало и даже попрощаться Мар не смог. Тела увезли, как заразные, сожгли и развеяли прах там, где не ступает нога человека. Так объяснил дядя, сообщив ему скорбную весть. И больше ни разу не заговорил о родителях, может именно из-за вечных вопросов Мара о них, дядя и отправил племянника в Номи.

И вот ему обещают раскрыть тайну... Как отказаться? Как не узнать, что случилось с родными?

Мар прижался лбом к валуну и прокричал:

– Я готов? Что нужно сделать?

Ответа не последовало, лишь туман выполз из щели, окутал Мара более плотными кольцами и погрузил в сон.

“Мама!”

Она появилась из-за валуна и протянула руки. Мар прижался к груди матушки, а она погладила его по голове.

“Милый, ты так вырос. Я горжусь тобой, ты в Номи не зря, мы…”

Рядом с матерью появился отец и прервал её.

“Не надо! Ему рано. – Подошёл ближе и взъерошил волосы сына. – Да, ты попал туда, где тебе место. Мы это предвидели. Только тайны. Эти тайны... всегда витают в воздухе. Они кричат птицами и рычат зверьём, повинуются ветру и падают с неба дождём – их столько, что люди не справляются с ними. Сынок, ты…”

– Мар! Эй, проснись! – Висту тормошил друга. – Ну же! Скоро повозка в замок уедет. Тебя ждут. Поторопись!

Мар потёр глаза. Как и когда он оказался в своей комнате? Последнее, что помнил – это голос из валуна. Нужно вернуться, поговорить ещё раз, не мог он сейчас покинуть Номи. Не время.

– Я не поеду. Это же ты хотел в замок, не я. Там ведь не знают, как я выгляжу, езжай. А моё место здесь – так будет правильно.

Но вместо радости на лице Висту вспыхнул страх.

– Нет! Нет. Я не могу, – он зажмурился и помотал головой. – Только не ты…

– Висту, ты чего? – Мар потормошил за плечи друга и отшатнулся, увидев блеск в его глазах, словно это не Висту перед ним был, а дикий зверь, загнанный в ловушку.

– Я не могу! Слышишь? Это я! Я виноват в смерти твоих родителей! Они проездом были в Кувире и… Я слышал, что они узнали тайну нашей семьи и они… они бы доложили про моего отца правителю. Он… Он не всё вино отправлял в замок, а продавал путникам. Задорого. Но у него пятеро сыновей. Понимаешь? Пятеро! И все хотели есть!

– Висту, что ты сделал? – сквозь сжатые зубы выдавил Мар.

– Я… Я поймал птицу и отправил послание правителю. А потом… Ну… Их просто забрали. Тебе сказали, что они погибли от хвори…

– А на самом деле?

– Я не знаю! – прокричал Висту.

– Но почему ты решил, что видел именно моих родителей? У вас же часто гостят путники – ты сам рассказывал… – голос Мара дрожал.

– Ты очень много о них говорил… И… они приснились мне сегодня ночью. Они… Они не держат зла на меня. Они… Ты в них такой же добряк!

Висту выбежал из комнаты, а Мар долго смотрел в распахнутую дверь и ему казалось, что он видел там мать и отца – в пузырях, где отражалось множество тайн. Тайны шипели, жалили, кричали. Но родители их не боялись, они дули на пузыри, и те меняли размер, форму и цвет.

Сколько Мар так просидел? У него не было сил даже встать с кровати. Но в комнату заглянул наставник, возмутился, что лучший ученик не появился на работе сегодня, и сообщил, что видел, как Висту уехал. Мар кивнул и подумал: “И хорошо, и правильно, если бы Висту остался… Неизвестно, что бы я с ним сделал. А так матушка может быть спокойна – я не расстрою её. А отец? Он бы развёл руками, ведь и для него неприемлемо рукоприкладство, он говорил, что всё можно решить словами…”

Выйдя на улицу, Мар сжался от боли. Дышать было сложно, всё здесь напоминало о Висту. И Мар побежал, не оглядываясь. Ему просто хотелось оказаться подальше от Номи, от наставников, от всего, что было чужим. Мар жаждал поговорить с родителями, спросить, как же так? Неужели они и правда умели читать тайны? И это привело к…Мар проглотил слово “смерть” – не хотелось даже мысленного его произносить.

Несколько дней и ночей Мар шёл, не разбирая пути. Ягоды и съедобные коренья попадались всё реже. Воду найти было всё сложнее, а утренней росы не хватало даже смочить сухой язык.

Деревья неожиданно кончились, а трава стала… затягивать. Мар понял, что попал в топь. Что ж. Жизнь закончена? Семьи нет, друг предал, как теперь доверять людям? Лучше уж сгинуть. Но руки сами хватались за травинки, ветки, правда, болото вцепилось крепко и не отпускало. Вот уже Мар с головой погрузился в трясину, но вместо темноты и пустоты вокруг оказался пузырь. С воздухом. И в нём мелькали шарики с ожившими картинками.

Вот Висту бежит к отцу, тараторит и указывает в сторону Гулании и удаляющейся повозки с родителями Мара.

А вот правитель читает послание, рядом всхлипывает женщина. Она прикрывается простыней, опускает взгляд в пол и бежит, а за ней щенками следуют тени.

“Пузырьки - это тайны!” – осознаёт Мар и пытается их лопнуть, прогнать, размахивая руками. – “Тайны – зло! Они губят людей, они разрушают дружбу. Вот бы их никогда не было!”

Трясина зашевелилась, пузырьки, словно от дуновения ветра отдалились, а за спиной прозвучал голос:

– Ты неправ. Не все тайны, как и люди, плохие. Просто… Не стоит всё раскрывать. У тебя самого нет разве того, что хотелось бы не рассказывать другим?

Мар обернулся и увидел девушку с хвостом рыбы, от движения которого по трясине расходилась рябь.

– Кто ты?

Она рассмеялась.

– Это тайна! Вокруг тебя много тайн, они и завели тебя к нам в болото. Ты так вкусно пахнешь секретами. Ммм.

Изо рта девушки вылезают щупальца, а в глазах полыхают сотни искр. Мар брыкается и отталкивается руками, ногами, чтобы выплыть наверх, но девушка изворачивается, ловит его за ступни и тянет вниз.

– Ну же, куда ты? Сладкий мой тайный мальчик, все подобные тебе сгинули, мы давно не пировали… Но… – слышно было, как она громко сглотнула. – Нет. У меня иное желание. Я спрячу и научу тебя секретам болотным, мы будем вместе, как лук и стрелы. Ты тайны видишь, а я их глотаю, ты станешь творить чудо-наживку, ох и обзавидуются мне…

– Отцепись! – Из последних сил Мар пинает девушку.

Она взвизгивает и Мара волной выкидывает на поверхность. Он с трудом перебирает руками, впиваясь во влажную землю и выдирая с корнями траву, он семенит ногами, расталкивая тягучую жижу и, еле дыша, выбирается на сушу. А из болота появляется злобное лицо девушки, она шипит, но покинуть трясину, видимо, не может.

– Глупец! Ты не справишься. Тайны! Они убивают. Они портят людей и мешают им жить. Твой народ это понял и отказался от знаний, чем и вызвал гнев богов. Вернись ко мне. Ну же.

Она медленно разгребает руками трясину и подплывает, но лицо кривится от боли, наверно, её что-то держит. Мар смелеет.

– Что за знания? Расскажи.

– А зачем это мне? – щурится девушка.

Мар немного приближается к трясине и замечает, как оживляется болотница.

– Ммм. Ну иди же, иди, – она взмахивает рукой и в воздухе появляются зеленоватые пузырьки. – Тайны и есть знания. Их люди сами выдыхают. – Девушка задевает ногтем один из пузырей и подставляет лицо, ловя брызги. – Мысли, недосказанности, слова – всё это витает в воздухе и соединяется в тайны. Но кто поймёт, где спрятана правда, а где ложь? Только такие, как ты умеют их ловить и…

– Менять! – понимает Мар, замечая, как один из пузырьков касается его ладони, и из зелёного становится прозрачным.

– Да, – болотница вздыхает. – И зачем оно вам надо? Ими можно питаться, а вы… Уничтожаете, разбиваете на части, как острым мечом машете. Фу.

– Спасибо! – кричит Мар и встаёт на ноги, собираясь бежать.

– Глупец! Тебе не уйти!

Болотница ударила хвостом по трясине, и маслянистая жижа накрыла Мара с головой, он задыхался. Жаль. Зато понял, что родители, наверное, хотели спасти отца Висту, а не выдать.

Эх. А что если их не казнили? Вдруг они всего лишь в заточении? Вот бы попасть в замок, хотя бы попытаться поговорить с правителем.

Но тело не слушалось, и сознание проваливалось в темноту, болотница тянула его на дно и не собиралась отпускать. А ведь голос из валуна предупреждал…

Стоило Мару расслабиться, сдаться, как его толкнули вверх, и тело пронзила боль, словно прикипевшую от жары одежду резко содрали.

Вновь Мар очнулся в своей комнате и смахнул руками остатки сна. В этот раз он помнил, как преодолевал обратный путь в Номи, как слышал дыхание за спиной и видел образ замка. Словно его подгоняли и не давали забыть: ему выслали приглашение, его ждут. И он отправится туда, пусть и с опозданием.

Собрав походную сумку, Мар попрощался с наставником и поблагодарил за всё. Старик вздохнул – лишь вчера вернулся любимый ученик и снова уходит, но отговаривать не стал. Только рассказал, как быстрее добраться до замка, а потом обнял.

– Я всегда чувствовал, что в тебе течёт кровь номийца. Ты отличался от всех, кого духи сюда пустили. Но... ты изменился, – старик вздохнул. – Я правильно понимаю, что тебе открылось тайное знание?

Мар кивнул и угукнул.

– Что ж, – наставник похлопал его по спине. – Что ж… Ты уж… Ты… Не подведи уж. Вижу, как изменился… – Старик оторвался от Мара и внимательно осмотрел его. – Ох, как изменился. Что осталось от моего любимого ученика? А?

Мар потупил взгляд и почувствовал, как запылали щёки.

– Помни, знание даётся не просто так, с ним нужно правильно управляться. Это как с камнем. Раз ударил – рассыпался тот в пыль, а иначе стукнул – красота получилась. – Старик взял кулон Мара и потёр его. – Память она шутки подносит, но как блюдо – не всегда и не каждому приходится по вкусу. Тебе боги открыли ларец с тайной и если ты справишься, то Номи возродиться в былой славе.

Что будет иначе, говорить не было надобности, разруху Мар видел сам.

– Иди. Иди и помни, чему учил я тебя. Иди…

Ничего не сказал Мар, только поклонился и ушёл. А на рассвете третьего дня уже осматривался, попав во двор замка и… встретился с Висту. Страх читался в его взгляде, и тучкой грозовой вспыхивали мысли. Мару казалось, что он слышал шёпот Висту:

“Раскроет секрет мой. Выгонят, опозорят... И в семью не вернуться, и в Номи теперь места нет. Что делать? Надо…”

Что задумал уже бывший друг, Мар не разобрал, но понадеялся, что успеет найти способ, как попасть на приём к правителю. Вот только охрана сработала быстро и чужака отправили в заточение.

– Кто ты? И что делаешь в замке без приглашения? Ты зло задумал?

Странно, допрашивать Мара, не охранник спустился, а сам правитель. Почему?

– Сон был у меня накануне, – словно услышав мысли пленника, ответил Тифин. – Видел юношу, очень уж похожего на тебя.

Мар неосознанно взмахнул рукой и полоснул ногтем по летающему около правителя пузырю, в котором плакала женщина. Та самая, которую он видел чуть раньше.

– Что? Что ты сделал только что? – озирался Тифин и вытирал лицо, словно на него попали брызги.

– Я…

Правитель сел рядом с Маром, плечи его осунулись.

– Ты нашёлся. Они не ошиблись. И знание тебе открылось, – Тифин вздохнул. – У тебя есть вопросы, я чувствую. Ты извини за такой приём. Давай продолжим беседу за трапезой. Голоден?

Мар кивнул.

Устроились они в саду и до темноты проговорили. Правитель рассказал о своей тяге к номийцам, что его посещали сны и толкали к изучению легенд, древних свитков. Тифин с детства мечтал, что его приближённым будет именно воспитанник Номи. И однажды в замке появилась девушка. Красивая, добрая. Не устоял Тифин перед её чарами, да ещё и кровь текла в её жилах номийская. Так она говорила. А ещё напомнила, что знания, потерянные можно получить только в самой Номи. Вот и задумал Тифин восстановить разрушенное поселение.

Но произошла случайность. Совпадение. Пришло письмо. Два письма. Одно из Кувира с жалобой на воровство.

В этот момент Мар скрипнул зубами, резко встал и до белых костяшек вжался в перила беседки. Тифин замолчал, дождался, когда юный гость успокоится и сядет за стол с угощениями обратно.

– Я привык к доносам. То соседи жалуются друг на друга, то муж на жену, то наоборот. И даже не вчитывался в строки, хотел уже сжечь.

Мар распахнул глаза и затаил дыхание.

– Но… – Правитель отхлебнул чай и поперхнулся, словно не мог никак решиться продолжить рассказ. – Говорю же, совпадение. В тот момент в покоях была моя номийка. В одной легенде говорили, что советники из Номи помогали правителям разгадывать тайны. Вот я и попросил Лишу, понять правда в письме или нет.

– И? – выдохнул вопрос Мар.

Тифин пожал плечами.

– Да ничего она не смогла. Сказала, что доносы читать это низко для неё. Обиделась, убежала. И уже в одиночестве я прочёл второе письмо.

– Так вы не поверили? Вы не посылали за моими родителями? Ведь это на них жаловались? – Мар шептал и всматривался в мимику правителя, пытаясь, хотя бы по ней узнать ответ.

– Дослушай.

Мар скрестил руки, сдерживаясь, чтобы не потрясти Тифина, не выдавить пузырь с тайной. Но заставил себя слушать.

Во втором письме родители Мара просили аудиенцию и обещали рассказать что-то про Номи. И в тот раз быстро среагировала охрана, доставили в замок двух гулинцев. Но… Успели встретиться гости взглядами с самозванкой. Лиша поняла, что пропала и… отравила тех, кто мог её выдать.

– Так они всё же мертвы, – надежды рухнули водопадом с самой высокой горы.

– Да, Лиша обернула так, что родители твои меня хотели обмануть, околдовать, она сказала, что услышала их тайные помыслы. Но стоило ей это произнести, как я увидел пузырь, залитый желчью. Нет, не в момент разговора. А во сне. Мне кажется, это родители твои мне передали послание, они ещё тогда попросили помочь сыну, но я не знал кто ты и где, а матушка твоя сказала, чтобы я ждал. Что наше знакомство будет полезно обоим.

– И чем же? – безучастно спросил Мар.

Правитель вздохнул и, выдержав паузу, описал, как планирует восстановить славу Номи, сделав Мара первым приближённым.

– Но… я же ничего не понимаю... – попытался отказаться Мар.

– А на что у нас в замке есть хранилище знаний?

– Хорошо. Я попробую. Только…

– За друга волнуешься? – догадался Тифин. – Он парень-то неплохой, камень его слушается. Но…

Мар потупил взгляд и скрипнул зубами.

– Не мне советовать тебе, но иногда стоит простить, отпустить, чем пускать в душу злобу.

– А вы? Что вы сделали с той женщиной? – перебил Мар и сощурившись посмотрел на правителя.

Тифин выдержал взгляд и очень тихо ответил.

– Это мой груз. Именно поэтому я не советую тебе держать в сердце гнев и обиду.

Спустя несколько дней, под покровом сумерек Мар прислонился к валуну в дальнем уголке сада, похожему на тот, где они с другом общались вечерами в Номи.

– Привет.

Висту появился бесшумно и переминался поодаль, но Мар не прогнал его, ничего не сказал и Висту воспринял это как добрый знак.

– Слушай, ну как я придумал-то, а? Ведь сидел бы в каменной Номи, а сейчас. Вон как вышло. Не благодари, – он слегка ткнул кулаком в плечо Мара. Но отшатнулся, когда Мар на него посмотрел.

– Благодарить? Хм. За что? За гибель родителей? Или за то, что занял в замке моё место, а потом ещё и охране наговорил…

– Я ж…

– Да ладно, – теперь уже Мар толкнул в плечо Висту и подмигнул. – Страх затуманивает голову, я всё понимаю.

– Уф. Как же я рад, что ты такой.

– Какой? – прищурившись спросил Мар.

– Ну… вот такой, – Висту пощёлкал пальцами, подбирая слова, но отмахнулся. – Не такой, как я. Но мы снова вместе! Я тут с камнем-то пока управляюсь немного, не хватает, правда, наставника, да воздух, инструменты, свет – всё здесь другое. А вот ты всегда находил способы подстроиться. Поможешь?

– О да, конечно, – прошептал Мар, не глядя на друга.

Висту прислонился к валуну и посмотрел на низкие облака.

– Скоро станем мы известны на всю округу и будут говорить не просто про номийцев, а называть имена. Висту великий каменевый мастер. Как тебе?

Мар захохотал.

– Кто? Висту. Ты не вырастешь из подмастерья никогда. Ты окутал себя тайнами, сплетнями и они утянут тебя в болото. Ты навсегда останешься работать в подвалах и будешь мечтать вернуться хотя бы в Номи. Но! Я помогу, я же обещал! Камни станут твоим наказанием!

Прав был наставник. Изменился Мар. Мягкий, добрый парнишка остался в болотах, выпустив того, кто не позволит никому и никогда нанести удар в спину. Никогда. Больше уже никогда.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
0
23:10
375
18:15
+1
Не зашло

Вот кстати, я всё время ругаюсь на экспозицию, вываленную в самом начале текста, но тут неплохой вариант. Достаточно вовлекающе, легко читается. Названия я, правда, всё равно не запомнила, но образ пасторального процветания сформировался. В итоге получается такой сказочный мотив: размеренный темп, продолжительный временной период описывается, «разлетелись птицы». Не самых базовых сказок коротких/мифических, а авторских. А в сказках нормально представлять царство и государство, героев.

Меня кольнула беседа двух друзей. Во-первых, она такая разъяснительная. Типа автор написал как Висту злобствует, но ещё и пояснил: какой-то он злой был. Не как обычно, а злее. Очень подозрительно, что он злой, наверное что-то произошло. УХ ТЫ СВИТОК ВОТ ЭТО ПОВОРОТ. Ну как бы мы и так поняли, что он на что-то обиделся.
Во-вторых, Мар очень уж отрешённый, в целом нет ощущения юноши от него, а мы ведь за его мыслями следуем. Он вообще как будто под такими бронебойными успокоительными: мысли логичные и последовательные, он все тщаааательно разжёвывает себе, продумывает, немного как через пелену всё.

Так.
А вот с сюжетом кавардак. Он не рассказывается последовательно, у сюжетных поворотов нет предыстории, саспенса.

Скажем, возьмём арку со смертью родителей. Это по идее детективная линия. У детектива что надо: намёки, улики, подозрения, несостыковки. Как это реализовано в тексте: они умерли от хвори, сын любил и скучал, а нет не от хвори, на самом деле его лучший друг (о знакомстве которых с родителями вроде ничего не сказано) их сгубил. Или не сгубил. Но пытался. А нет не убил. А нет убил, но не он, их отравили. Нет линий, арок, переходов, эмоционального погружения, просто повороты сюжета.
Диалоги книжные, неестественные.
Загрузка...
Юлия Владимировна №1

Достойные внимания