Глазами Зазеркалья

Глазами Зазеркалья
Работа №510. Дисквалификация за неполное голосование

Как же вы, люди, смешны. Вы думаете, что живете в мире добра, но даже природа с вами воюет. Землетрясения, ураганы, наводнение – это вздор вашему хамскому поведению на этой Земле. Вы вините всех - природу, Бога, соседа, но не себя. Виноваты все... но истинная проблема в вас.

Как же вы, люди, самоуверенны .Считая себя самостоятельными, красивыми и самыми умными. Полагаю, что вы не знаете одно «НО»!

Бог, создал людей и Землю. Вскоре природа взвыла от такого неравенства, ведь человек мог всё и даже больше, он медленно, но верно губил свой мир, и могучая природа увядала, словно засыхающий цветок на подоконнике жаркого лета. Тогда Бог понял, что баланс вселенной стал нарушаться и тогда он принял решение - дать человеку возможность использовать свой мозг до десяти процентов по стобальной шкале. И создал он в этот миг другой мир, наш мир, мы называем его «Зазеркалье». Этот мир населяют существа с возможностью использовать свой разум на девяносто семь процентов. Мы называем себя «лучшей версией человечества».Физическая плоть у нас идентичная с вашей, лишь шрамы, родинки, часы, браслеты, обручальные кольца мы зеркально отображаем вашей натуре, если мы, допустим, стопроцентное совпадение, случится непоправимое. Ах, да, забыл сказать, меня зовут Густав и я смотритель планеты Земля. Сколько мне лет? Относительно немного, девять тысяч земных лет. Ветвь «смотрителей» передается по роду, слежу за вами совсем недолго, где-то восемь тысяч ваших лет. «Сверх Люди» наблюдают за вами через наши порталы. Раньше мы следили за вашим поведением через реки, озёра, через все, что имеет отражение в природной силе. Природа - наш самый сильный союзник, мы связаны одной целью. С недавнего время появились зеркала. Только задумайтесь, в любом помещении, где вы находитесь, есть ваше отражение. Люди, вы у нас на крючке. Честно признаться, не питаю к вам любви, люди, но в одного из вас я, однажды, поверил.

*Это была моя копия, его зовут Генрих. Мужчина 35 лет, живший на окраине Лондона, в его жизни все обычно и просто. Разведен, есть дочка пяти лет, работает учителем в университете. Я приходил к нему в отражениях с самого детства…его детства. Ведь вы думаете, что видите себя , а по ту сторону отражаемся мы. Каждый из «Сверх людей» ходит на работу, так же как и вы . Только мы приходим к вам в отражении и выполняем те действия и задачи, которые желаете вы. Нам запрещено отражать свои желания и категорически запрещено забирать вас в свой мир, даже на экскурсию.

Каждый раз, смотря на Генри, я понимал, что он будто не из вашего мира. Сердце и душа его настолько кристально чистые и прозрачные, как горная речка высоко в горах, она течет быстро, но в бесконечно одиноком окружении. Он не мог найти себя на вашей планете. Генри был у вас как будто в гостях. И тогда я решил с ним познакомиться, никак Генри и его отражение, а как Генрих и Густав. Долго думал, как это сделать и нужно ли вообще. В один день понял, что Генриха надо вытаскивать из вашего мира, и решил импровизировать со знакомством.

Генри стоял в позе внутреннего недоумения, уверенно облокотившись двумя руками на зеркало. Он смотрел в свое отражение, точнее сквозь него, примерно в мое солнечное сплетение. Сердце Генриха колотилось с бешеной скоростью, от адреналина вены стали багрово-синие и взбухли на руках и шее. На лбу появилась испарина, чуть позже Генри покрылся тонким слоем пота, абсолютно весь. Он пытался сдувать свою намокшую челку со лба, но все его попытки были безуспешны. Все это время глаза неподвижно смотрели на свою копию в зазеркальном мире. Я стоял в уверенной, нагловатой позе и по-доброму улыбался. Мы же были почти братьями, почти семьей.

- Ты кто??? - с пронзительным ревом прошипел Генрих.

Испуг поглотил его с головой, зрачки расширились, в тот миг страх жил в каждой его клеточке и я это ощущал. Мне хотелось сгладить обстановку, тогда моим решение было скопировать его позу. Точно как Генрих я прильнул к зеркалу, и, как сейчас помню, прошептал:

- Привет, заходи, в гости! - сказал я, добавив доброжелательный жест рукой.

В это же мгновение, учитель как ошпаренный отпрыгнул от зеркала, страх поедал его изнутри, он не мог произнести ни слова. Генри споткнулся о диван, который стоял позади зеркала и упал на него с душевным недоумением и шокирующими глазами.

Тогда я понял, что первая встреча не удалась, и углубился размышлять в свой мир. Я совершенно не обратил внимание на то, что «ушел с работы» раньше времени. Просто исчез из зеркала, а Генрих остался в комнате, молча смотреть на громадное зеркало в гостиной, без единого отражения. Уже позднее, Генрих мне рассказал, в какой внутренней абстракции он прибывал в те минуты. Надо думать, человек увидел, что его отражение зажило своей жизнью. Наверное, зрелище не из приятных и понятных любому людскому существу. Действие последних дней загнали Генриха в тупик. Я не появлялся пару дней, думал как поступить с Генри и решал проблемы, связанные с ним же. Справедливо заметить, что все эти дни моя копия в Лондоне жила без отражения. Мне даже страшно представить ,как все рушилось и строилось вновь в его голове. Я даже не решался прочитать его мысли. В это время, в моем мире стали всплывать анонимные сплетни о том, что Густав пользуется служебным положением и начал свое общение с человеком. Благодаря своему роду, я занимаю значимое место в моем мире. Выражаясь вашими словами, можно сказать, что я как нулевой километр. С меня начинается мой мир. Система проста. Есть главный смотритель планеты Земля - это Густав, т.е. я. Далее ветвь разветвляется, идут смотрители стран и городов. У каждого мира есть мир - "смотритель" за ним. Для нас такой мир - это Бог, наш создатель... А хотя, возможно, и за нами кто-то следит, но сейчас не об этом. Моя персона главная в нашем мире, но у нас все решает добро, хотя порой приходится принимать справедливо-суровые решения. Сам не раз наказывал своих за связь с человеком, у кого-то интерес, у кого-то дружба, а у кого-то была даже любовь. За столько лет на своей должности многое повидал. Никогда не понимал наших, когда они прикипали к вам, людям. Что в вас такого особенного? Вы ведь худшая версия нас, думал я. Пока сам не попал в похожую историю. Генри, как будто часть моей души, как будто мой кровный брат, воплощенный в другом мире. Параллельно с этим, я знал, чем рискую. Да, всем, если честно. Меня могли даже изгнать из моего мира, но все мое нутро настойчиво двигало меня в направлении истины... моей истины. Намерения забрать Генри в наш мир, укоренились во мне еще сильнее.

Во вторую встречу разговор сложился не так односложно. Когда я пришел к моему брату, он готовил завтрак, аромат спелых помидоров и омлета пропитал всю квартиру. Генри почувствовал мое присутствие сразу.

- Наконец-то у меня появился облик в зеркале, - сказал он мне.

- И я тебя рад видеть, - улыбнувшись ответил я. Меня зовут Густав, - с этими словами протянул Генри руку. Он засмеялся, но протянул руку в ответ. Смех быстро сменился удивлением, на лице моего близнеца, потому что ему удалось пожать мне руку.

Недолго думая, в момент рукопожатия, решил перетащить Генри в наш мир. Генрих даже не понял как все произошло. Он провалился сквозь зеркало, словно нырнул в море, гладь зеркала стала настолько лазурной, как приятная теплая вода в жаркое время. Генрих очутился в чужом, но в таком родном душе и сердцу, месте. А затащил его на свою самую любимую улочку, в старую часть города Зазеркалья. Близнец вытянул руку и поймал снежинку. Он улыбнулся, в голове сразу пронеслась логическая цепь с зеркальным отражением. У людей было лето, у нас зима. Генри стоял в спортивных шортах и в своей любимой серой футболке с символами университета. Я же был одет в джинсы и темно-синюю куртку. Генри стоял напротив меня и с любопытством рассматривал. Он сравнивал каждую клеточку со своей и в нашем мире они были абсолютно одинаковы. Тогда я кинул Генри свою куртку, и мы пошли ко мне домой. Весь день мы проговорили, прерываясь только на перекусы. Разговор складывался понятным и интересным для нас двоих. Несколько месяцев я умело заметал человеческие следы в нашем мире. В один день грани моего вранья стали трещать по швам. Душа больше не могла уживаться с этим врагом внутри. И я решился рассказать все начальству. Решился на разговор с Богом. Закрыв глаза, я в миг очутился в небесном царстве из облаков. В этот раз Бог пришел ко мне в образе мудреца в белом одеянии и с длиной бородой.

- Я тебя ждал, Густав! - сказал с добрейшей улыбкой на лице Создатель, похлопав меня по плечу.

- Хотел поговорить с Вами о Генри, немного смущенно пробормотал я.

- А что с ним не так? Отличный человек.

- Он будто часть моей души, будто я только в человеческом мире,- уверенно заявил я. Бог заулыбался.

- За столько лет службы Генри первый, ради кого я бы рискнул...

- Рискнул чем? - перебил меня Бог.

Весь наш разговор основывался на взаимном взгляде "глаза в глаза".

- Собой и своей судьбой, - заявил вдруг я. Эти слова будто вырвались из моего подсознания и быстрыми шагами добрались до моих уст. Я не планировал их говорить. - Но видимо все серьезнее, чем кажется, - вдруг пронеслось у меня в голове.

- Ты прав, Густав. Генрих непростой человек, он действительно половинка твоей души. Когда я размышлял, в каком мире ты больше пригодишься, я раздвоился в мыслях. И тогда, моим решением стало разделить твою душу на равные части, и поселить ее в соседних мирах.

Такого ответа мои уши явно не ожидали услышать, мне оставалось только развести руками от недоумения. Это первый такой случай за все века моего существования.

- А как же наш возраст, он мягко говоря не совпадает.

- Густав, сын мой. Дело не в годах, веках и световых минутах. Дело в том, что это происходит здесь и сейчас, твоя душа автоматически пытается соединиться, это должно было случиться... но не сейчас.

С этими словами Бог играючи щелкнул меня по носу, и я очутился у себя дома. Все наши разговоры всегда заканчивались на самом интересном месте. Было уже поздно, и я пошел в спальню. Наступило утро. Проснувшись, я как обычно пошел за бодрой порцией душа, уже открыл дверь, но что-то заставило меня сделать пять шагов назад. Это было огромное зеркало в гостиной. «Зеркало в Зазеркалье? Что за абсурд?» - подумал я. В нашем мире человеческое зеркало выглядит совсем по-иному. Это что-то похожее на окно, которое ты создаешь сам, подключаясь к тому или другому зеркальному порталу.

Подходя к зеркалу, я не успел подумать ни о чем, будто все мои мысли резко встали на паузу.

Вдруг я увидел свое отражение, при том условии, что мы никогда не отражаемся. Когда, копия, стала безукоризненно выполнять все мои движения, мне стало все понятно. Бог поменял нас местами. Мысленно улыбнувшись нашему создателю, я добавил вслух: «Меня зовут Густав и этот вызов жизни на планете Земля принят... будем жить дальше!»

Меня зовут Генрих, мне тридцать пять земных лет, у меня есть дочь Хлоя, ей пять, её белокурые кудряшки не оставят без внимания даже самого равнодушного человека. Она очень очаровательна, улыбчива и чиста. Новелла с моим участием началась в Зазеркалье пару месяцев назад, она и юмористичная и грустная и драматургическая - разная жизнь. Все то же самое, только по ту сторону Зеркала.

Всю жизнь чувствовал, что мое предназначение немного глобальнее, чем просто быть учителем на планете Земля. Моя душа всегда хотела больше, чем может выдержать физическое тело . Однажды я перестал сопротивляться настойчивости своей души, закрыл глаза и отдался потоку света, любви и добра. В мгновение я оказался в Лхасу. В голове всплыл сразу же вопрос «Где???». С таким же быстрым темпом пришел ответ, что это Тибетское Нагорье , Лхасу. Я покрутился вокруг своей оси несколько раз и заулыбался от состояния абсолютного счастья. Эту красоту и энергию смешанную воедино, не видал и не чувствовал еще нигде, это просто не описать словами или языком жестов. Это надо ощутить каждой клеточкой себя, пропустить через душу. Я был душевно открыт этому потоку энергии ,она проходила через меня и я ощущал легкие, приятные покалывания во всем теле. Дух, душа и тело, словно скинули старую пыль, накопившуюся веками, и воспрянули вновь честолюбивыми и сильными. Я вздохнул полной грудью и ощутил приятные цветения Тибетского Нагорья. Вновь закрыл глаза, открыл и очутился уже дома, около камина, который только создавал иллюзию огня. Поначалу я не понимал этого внутреннего диалога с собой, кто говорит, кто отвечает, что вообще происходит, порой мне казалось, что схожу с ума, что моя фантазия заводит меня в тупик, в котором я останусь навсегда. Как-то раз размышляя над всем этим, я все-таки нашел в себе силы успокоиться и довериться этому добру, которое следует за мной по пятам. Спустя секунду моего внутреннего спокойствия пришел ответ, что это разговор моей души и Бога. Душа и тело приняли эту силу и больше не сопротивлялись ей, оставалось уговорить только меня . Мозг постоянно врывался в наш разговор и находил тысячу причин и фактов, почему это чудо мне только кажется. Устав от этой борьбы, которая меня утомила, я закрыл глаза и попросил Бога ответь мне правду. В ответ я ощутил, что меня обнимают могучие, пушистые крылья и почему-то точно знал, что этой мой ангел-хранитель. Создатель позволил мне его увидеть краем глаза. До сих пор помню излучения этой силы добра и любви, от которой, в хорошем смысле, бегут мурашки. Значит все это и вправду существует - Бог, другие миры, ангелы. Мы об этом слышим постоянно, но не каждый решается поверить, что его душа живет очередной раз и твое тело это повод для новых испытаний и учений твоей души. После этих событий мозг перестал вести борьбу и покорно согласился со мной, все сомнения отпали сами собой. С самого детства я выделялся из толпы, был уверенным, интуитивно-развитым лидером. Людям не нравилось, что мой взгляд в корне отличался от их, и мои действия опережали слова, сказанные мной. Я работал обычным учителем, но постоянно думал о своем предназначении на Земле, о миссии, предназначенной мне свыше. Ощущал, что что-то должно произойти.

Детально помню тот момент, как Густав решил со мной познакомиться. Представьте мое состояние, когда я увидел, что мое отражение имеет свое "Я" и живет отдельной жизнью. Страх, как противная заноза, вонзился в каждую клеточку меня. Страшно было только по началу, с каждым днем мы с Густавов находили все больше общих точек соприкосновения. Он, действительно, мой брат, ближе и роднее души у меня нет, ни в человечком мире, ни в Зазеркалье. А теперь мы опять по разные стороны баррикад. Меня отстранили от копирования Густава, для него создали иллюзию отражения в Зеркале, т.е. на самом деле там была пустота, а сам Густав видел там свои желания. Мне разрешили за ним наблюдать, но с категорическим условием, ни при каких обстоятельствах не вступать в контакт с самым мне близким человеком, моим братом, Густавом. Иного выбора, кроме того, как согласиться, у меня, увы, не было. По долгу своему был смотрителем Земли как Густав и выполнял абсолютно все те же обязанности, что и он. Мне никто ничего не рассказывал и не показывал, я сам четко осознавал, что мне делать, так же четко, как знал, что меня зовут Генрих. Каждый день я наблюдал и корректировал работу смотрителей стран и городов, по итогу трех дней, я докладывал все Богу в ментальной форме, передавал весь доклад своих мыслей нашему Создателю. Каждый вечер я читал мысли Генри и приходил к Хлое. Я тосковал по ним. Густав долго привыкал, что его функция чтения мыслей заблокирована, и нужно просто воспользоваться мобильным телефоном и передать все свои мысли устно. В такие моменты я не мог скрыть своего доброго смеха, я был постоянно рядом с ним, но Густав не видел меня и даже не ощущал. Шли дни, недели, месяцы, прошел год. У меня ничего не изменилось, я не постарел и не помолодел, работа не менялась . В целом люди вели себя удовлетворительно, но порой приходилось остужать их пыл. Для особо буйных лидеров, ведущих свою страну на самое дно, приходилось давать испытание, в котором они могли переосмыслить жизнь и измениться. Мы всегда даём шанс и верим в светлое будущее каждого существа, в каждом мире. Поначалу мне было как-то неловко анализировать людей и писать историю судьбы человечества своими действиями, ведь я сам недавно был человеком. Со временем для меня это стало обычными буднями.

У Густова за этот год жизнь колоссально поменялась. Он стал близко общаться с моей дочерью и бывшей женой. Каждые выходные они проводили вместе, а я из-за зеркала, молча наблюдал за их счастливыми лицами и ничего не мог поделать.

К моему удивлению, Густав ушел из университета и подался в театральную деятельность. Карьера в театре в миг достигла наивысшей точки, через пол года он ставил уже свои пьесы. Лондон и его жители полюбили Густава и приняли как родного. Он стал знаменит.

Перебирая мысли моего брата каждый вечер, я все реже находил свое имя, а вскоре оно исчезло совсем. Будничная жизнь поглотила его с головой. Мой брат перестал меня звать, искать со мной связи. Он будто поверил, что его зовут Генри и начал жить обычной жизнью жителя Лондона. Меня это сильно огорчило. С этого момента я стал искать связи с ним. Не могу сказать точно,что больше мотивировало меня пойти против правил: равнодушие Густава или то, что он сблизился с моей семьей больше, чем я сам. Наверное, все в кубе привело меня к этому волевому решению. Я начал думать, раз в Зазеркалье забрать Густава я не могу то... и тут меня пронзила мысль, как молния в ночи, настолько яркая и однозначная. Значит, я пойду в людской мир как человек или хотя бы сделаю вид, что человек. Около недели я строил и обдумывал план моих действий. Нужно было учесть многое: человеческий мир и мир Зазеркалья, и там и там было много нюансов. В этой афере мне помог мой товарищ-блокнот. Еще в человеческие годы он выручал меня в трудные моменты жизни. Я просто брал ручку, блокнот и мысли сами лились в тетрадь. Так и здесь, чтобы учесть все мелочи, мне нужна была детальная проработка моих мыслей на бумаге.

Встречу-знакомство, для себя в уме, назначал в 14:00. Именно в это время Густав обедал в моем любимом кафе. Облик решил примерить на себя немного отличный нашему. В итоге у меня были светлые волосы, кучеряшки ответвлялись от головы, словно лучики солнца, которые обязательно заставят улыбаться любого собеседника. Рост оставил, примерно такой же, как у нас - метр восемьдесят. Глаза у меня были серо-голубые, сквозь них сложнее всего прочитать человека. А внутри я пожелал оставаться самим собой, все тем же старо-добрым Генри. И конечно, я пока не желал раскрываться Густуву.

Уходя в человеческий мир в Зазеркалье, я оставил отлично сделанную копию себя, придраться и понять, что это был не я, почти невозможно.

Чтобы вызвать как минимум вопросов у людей, я вылез из отражения старого фонаря в заброшенном парке в минутах семи от кафе. Этот переход из нашего мира в ваш довольно сложный, хотя визуально смотрится довольно просто - с одной стороны зашел, с другой - вышел. В реальности все немного сложнее, этот переход между мирами будоражит все, что есть внутри, в том числе и внутренние органы. Иными словами, этот переход чувствуют и душа и тело. Душа прибывает в неком дискомфорте некоторое время, а физическому телу немного сложнее: голова кружится и появляется ощущение тошноты, словно тебя взяли вместо шейкера и хорошенько взболтали пару раз, ощущение не из приятных. На это "приветственное общение" Земли со мной я заложил дополнительное время в размере двадцати минут. Но я приходил в себя около тридцати. Давно я не путешествовал между мирами, и это сказалось на моем восстановлении. Но есть и положительный момент, из дома я захватил пуховую куртку, у вас же была зима, а у нас жаркое лето. Когда я зашел в кафе, Густав уже почти заканчивал свой обед, и ждал свой любимый, с недавнего времени, клубничный тирамису, который готовили только здесь. В Зазеркалье с выбором пищи все намного проще и скромнее, мы рассматриваем еду только в одном направление - для сил и поддержания своего физического тела. А Густав, каждый раз, получал неописуемое удовольствие от этого десерта и смаковал каждый кусочек. Ему очень нравилось новое ощущение удовольствия, которое он зафиксировал для себя и сохранил у себя в голове.

Я долго думал, как же мне с ним заговорить и заново познакомиться, решение пришло само собой. Пока я застыл у барной стойки в размышлениях, что мне делать дальше. Официант выходя из кухни, отвлекся на двух мужчин, которые входили в кафе и громко разговаривали, и, конечно, он воспользовался моментом и раскрасил меня клубничным тирамису, совершенно случайно в меня врезался. Но все прекрасно знают, что случайности не случайны, видимо судьба в этот миг была на моей стороне. В тот момент, когда я пальцем снимал у себя с шеи клубничный крем, ко мне уже со всех ног и сногсшибательной улыбкой несся Густав с извинениями и предложением присесть к нему за столик.

- Извините еще раз, сэр, - произнес Густов, жестом показывая на свой столик. - Давайте вместе отведаем замечательный десерт и пообщаемся? - предложил он.

- У вас отличный вкус, сэр, - смакуя во рту крем, ответил я. - Меня зовут Ггг...Генри, - произнеся эти слова, протянул руку моему брату.

Как же я хотел, по иронии судьбы, назваться Густовом, но моя интуиция в последний момент убедила меня этого не делать. И я не могу сказать, что подобрал лучший вариант для имени. Густав пожал мне руку, представился тем же именем, улыбнулся и мы присели за стол. Густав сделал заказ официанту для двоих, в итоге принесли два клубничных тирамису и два американо. В свою очередь, я не стал привередничать, а просто жадно наслаждался общением с моим братом, с которым не общался уже всю жизнь. Конечно же мы сразу нашли общий язык, разлука в год и не ощущалась. Что меня особо обрадовало, что Густав рассказал про своего брата, которого тоже зовут Генри, и живет он в далеком городе от него. В этих словах, я услышал грусть и тоску, это ощущение передалось мне. Конечно, он скучает по мне и моя душа сразу успокоилась. Вдруг я в ментальной форме услышал тревожный сигнал из моего мира. Прервав разговор на полу слове, я встал из-за стола и направился в туалет, там находилось ближайшее зеркало, медлить у меня не было права, буквально одним глазом я оглядел, что в туалетной комнате никого не было, и с разбегу прыгнул в Зеркало. В полуобморочном состоянии я добрался до своей копии и сменил ее. Путешествие в мой мир далось мне легче, пришел в себя минут через пятнадцать. Тут в мой кабинет постучали, дыхание замерло, и я услышал, как быстро стучит сердце у меня в груди, такого ритма я не слышал уже давно.

Другие работы:
-1
00:01
1311
15:13
Сама по себе идея зеркального мира привлекательно, хоть не нова, однако не заезжена. Мало кто об этом пишет. Мог бы получиться хороший рассказ, но его испортила плохая вычитка, перлы, корявые фраз и частые повторения слов.

работает учителем в университете


В университетах преподаватели.

стопроцентное совпадение


канцеляризмы

Генри стоял в позе внутреннего недоумения


это как? wonder

На лбу появилась испарина, чуть позже Генри покрылся тонким слоем пота, абсолютно весь.


Перл №1.

— Ты кто??? — с пронзительным ревом прошипел Генрих


Перл №2

В целом, автор писать умеет, но видимо, торопиться с выкладкой. Лучше быть дедлайнщиком, но отправить на конкурс качественный текст. Вычитывайте, давайте тексту отлежаться и снова в бой! В интернете множество программ вам в помощь.

За идею ставлю плюс, надо же разбавить эти минусы wink
17:12
Не все, что прощается Бессону, дозволено молодому безымянному автору. Как только вы упомянули о людях, использующих десять процентов возможностей мозга и существах, задействующих девяносто семь процентов, ваш рассказ потерял практически всю ценность. Дальше можно было не читать. А главное, что это никак не влияет на сюжет. Чем же занимаются сверхлюди? Следят за людьми обычными и копируют их поступки в отражении. Все поступки. И здесь уже возникает ряд вопросов. То есть, в зависимости от человеческих желаний СВЕРХЛЮДИ, использующие девяносто семь процентов мозга, вынуждены делать тоже, что и их копии (заниматься сексом с другими сверхлюдьми (не по своей воле, т.е. быть изнасилованными), убивать других сверхлюдей, просто так, потому что тоже самое делает твоя туповатая копия, совершать самоубийства. Ваш бог больной ублюдок, еще более больной, чем написано в библии. Но сейчас не об этом. Еще сверхлюди работают смотрителями планет, городов и улиц. Не понимаю как это устроено с учетом того, что их такое же количество, как и людей. Почти восемь миллиардов Сверхлюдей и каждый из них смотритель чего-то. Должности же у существ, использующих девяносто семь процентов возможностей мозга (простите, меня заклинило на этой теме) раздаются в зависимости от знатности рода, а не личностных качеств. Они точно умные? Хотя это и не важно, ведь с их работой может справится обычный учитель.
— Ты кто???

Нужно ставить больше вопросительных знаков и писать capsом, вот так:
ТЫ КТО???????????????????????????????
Так проще передать переживания героя.
В голове всплыл сразу же вопрос «Где???».

И здесь.
Генри стоял в позе внутреннего недоумения

слово «внутреннего» не добавляет высказываниям глубины.
в какой внутренней абстракции он прибывал в те минуты

Посмотрел бы я на него в состоянии внешней абстракции, брр…
будоражит все, что есть внутри, в том числе и внутренние органы.

Прекратите уже, я понял, у ваших героев прекрасный внутренний мир внутри. Достаточно!
Текст изобилует канцеляризмами (если вы перечитаете свое произведение, то сами все заметите, не хочу приводить примеры), речь кривовата:
Ему очень нравилось новое ощущение удовольствия, которое он зафиксировал для себя и сохранил у себя в голове.

Весь текст состоит из подобных конструкций.
И напоследок. Судьбоносная встреча героев, неделю планируемая Генри. Официант несет Густаву тирамису, врезается в Генри, вернее
воспользовался моментом и раскрасил меня клубничным тирамису

Я знал, что все официанты в душе ненавидят клиентов, стоит им дать только шанс, сразу норовят измазать тирамису.
После чего Густав побежал извинятся за официанта, хотя он даже не был рядом. Прибежал, извинился, пригласил за стол, будто это он измазал его своими руками. Не знаю, звучит, конечно, достойно, но как-то совсем уж притянуто за уши.
Спасибо, пока без оценки.
Загрузка...