Туман. Солдаты. Демон. Девушка

Туман. Солдаты. Демон. Девушка
Работа №134

Пепел погибших звёзд, холодный металл винтовки – успокаивал. Дыхание выровнялось. Он готов!

И ОНО тоже где-то рядом.

В прицеле, среди клубов дыма, чернеет пятнами разгромленная застава. Смятые палатки, следы огня. Тела, разбросанные, словно тряпичные куклы.

ОНО не бессмертно! Его можно убить.

Уж что-то, а убивать он умел.

Война почти затихла, лишь изредка тлея спорадическими стычками. И хотя боевики «революционных сил Ирия» ещё прощупывали оборону, а республиканцы им в этом старательно мешали, в целом шло разведение сил. Позиционный тупик, да и навоевались уже до тошноты.

На линии фронта постепенно оставались лишь наблюдательные посты, зорко присматривающие друг за другом.

Застава на сопке Коллинморт, одна из них.

Была.

Стрелок с надеждой глянул на юго-восток. Может, ирийский аванпост с соседней сопки всё же пришлёт бойцов? Должна же их заинтересовать яростная пальба на позициях республиканцев?

Подумал и посмеялся своим мыслям.

Всю юность с ними дрался. На кулаках, палках, ножах… воюет второй год. А сейчас ждёт их не дождётся! Пусть подавятся чёртовой сопкой! Лишь бы убили ЭТО!

Но ирийцы вероятно списали пальбу на слишком вкусный спирт, и прийти не соизволили.

Что ж, тогда – сам.

Пережив ночь охоты на себя, он кое-что понял.

Позицию занял обдуваемую ветром, чтобы не было тумана. Отсюда хорошо видны вон те четыре трупа. Больше не требуется, ОНО подойдёт и к ним.

ОНО все трупы собирает…

Дальномер отбил 526 метров до ближайшего покойника. Силу ветра прикинул по дыму от костра. Учёл и разницу высот. Теперь ждать.

Ждать пришлось долго, но это он умел как никто другой.

И дождался.

Мёртвая тишь нарушилась низким, словно трансформаторным гулом.

Тихо звякнул опрокинутый котелок. Хрустнул хворост. Что-то шло через лагерь...

В прицеле появился мутный бесформенный силуэт. Стрелок собрался словно пружина, прижавшись к окуляру прицела.

Силуэт походил на небольшой вихрь. Рядом с ним летали две трёхпалые клешни. Они нырнули к земле, схватив первого мертвеца и подвесив его перед вихрем. Из вихря выбрались жгуты, ловко оплетающие безвольно качающееся тело.

Дыхание остановилось. Куда бить – определился. Палец плавно нажал на спуск.

– Лови, ублюдок!

Тишину мёртвого леса разорвал выстрел.

**

В этом сезоне ночей не было. Второе солнце – далёкий голубой гигант – светил как небольшая луна, превращая их в сумерки.

Утренний город спал, укрытый серой мглой. Только поезд метрополитена нарушал сонную тишь.

В вагоне было трое. Дремлющая девушка в одном конце, и двое рабочих в другом. Рабочие смотрели вчерашние новости на стереоэкране под потолком. Им оттуда улыбалась репортёрша, брюнетка в дорогих модных очках. Она брала интервью у какого-то важного гуся.

– Реформы дают ошеломительные результаты! – заявил гусь. – Двадцатилетие завершения гражданской войны мы встречаем беспрецедентным экономическим подъёмом…

– Ошеломительно! – усмехнулся тип, с рыжим растрёпанным волосом.

– Их бы самих ошеломить!… – поддакнул второй, невысокий в кепке. – По черепу!

– И кто будет это делать? Ирий?

– Не надо! – запротестовал первый. – Всё разнесут… Пусть и дальше сидят на своём чёртом юге!

– Кабы они сидели…

Репортёрша сверкнула с экрана белозубой улыбкой.

– С вами была Неа Отис, служба новостей!

Неа встрепенулась, заслышав свой голос.

– Сучка! – Рыжий сказал, как сплюнул.

– Да ладно тебе, аппетитная девочка, – усмехнулся тот, что в кепке.

– И не мечтай, – буркнул Рыжий. – Она тебе не по карману

Неа покраснела до ушей.

– Они тут все не по карману, – вздохнул тип в кепке. – Дорогой городишка…

Он повернулся и с интересом посмотрел на Неа.

– Но красоток много, эх…

– И как сексуально вагон качается, а! – поддержал тему Рыжий, и они заржали.

Приближаемся к остановке "Аэропорт"

Поезд приближался к циклопическому памятнику Звёздным. Огромные статуи идеально сложенных людей вдохновлено смотрели в дальние дали.

Так веками звали расу космических странников, открывших десятки землеподобных миров по всей Галактике, включая Энию. Звёздные заселили их людьми, и даже на какое-то время создали единое галактическое государство.

А потом пропали. Как считается, улетели искать новые горизонты, потеряв интерес к людским проблемам.

Памятник остался позади.

Неа подошла к двери...

…которая не работала.

Вторая дверь там, где эти двое. Надо идти…

Она сунула руку в сумочку, нащупав шокер.

Белокурая и зеленоглазая, в простом комбинезоне, она совсем не походила на свой экранный образ отвязной брюнетки в модных очках. Быть узнаваемой нынче опасно.

Рыжий стоял сбоку, приглаживая лохматые волосы перебинтованной рукой. От виска до брови протянулся шрам, видный даже через небритую физию. Глаза красные, как после попойки. От него несло потом и перегаром.

Поезд сбавил ход. Сейчас откроется дверь… и…

Станция, мелькнув в окнах, исчезла.

Эй, куда?

Станция на ремонте

Следующая "Аллея героев"

О чёрт!

Минут десять ехать не меньше…

Рыжий с интересом рассматривал её. Неа, старательно глядя перед собой, теребила шокер.

– Эй! Девушка.

Рука дрогнула, шокер провалился в бездонные глубины сумочки.

Она судорожно пыталась его найти, но пальцы нащупали лишь губную помаду…

– Эй, ты!

Здоровая длань хлопнула её по плечу. Слегка так, но она едва не присела. Рука показалась чудовищно тяжёлой.

Неа повернулась, принуждая себя смотреть прямо и без страха. Муж научил, когда-то давно. Когда ещё был жив.

– Да?

Рыжий ухмыльнулся, глаза с интересом пробежались по её фигуре.

– Ты это… сумку забыла.

В кресле и впрямь белела походная сумка с вещами, дроном-камерой, париком, очками и прочей атрибутикой "репортёра Неа Отис".

– Спасибо!

– Быстрее давай, а то с нами поедешь! – хохотнул тот, что в кепке.

Она выпрыгнула из вагона в последний момент.

– Осторожнее там, – напутствовал рыжий. – Это плохой район!

Дверь закрылась, и поезд растворился в утреннем тумане.

**

Перед ней замер кабриолет.

Низар.

Формально коллега, неформально – босс, создавший образ "Неа Отис", через который сливал нужную ему информацию.

Хотелось бы назвать его мутным типом, но это всё равно, что хищную тварюгу – кровавого малума – называть «ящеркой». Низар всю братву знает, в высокие кабинеты вхож, и – говорят – репортажи об убийствах делает как бы ни заранее…

– Здравствуй, одинокая дама!

Низар молод и подтянут, смугл и кареглаз, худощав, среднего роста. Чёрные короткие усы и «три дня небритости» отмечены ранней сединой.

– Скотина ты! – буркнула Неа, пристегивая ремни.

– Я тоже рад тебя видеть, – улыбнулся он. – Отлично выглядишь!

Она пропустила комплемент мимо ушей. Низар не раз намекал ей на дружбу телами, но на отказ не обижался. Неа для него не только удачный проект, но и предельно лояльный подельник. Её сыну регулярно требовалось дорогое лекарство, без дополнительного заработка почти недоступное, даже, несмотря на помощь благотворительных фондов, привозящие лекарства с большой скидкой из-за границы.

Однако кризис – фонды закрывались один за другим. Когда последний источник лекарств иссякнет, останется надеяться лишь на себя.

Так что без денег Низара будет совсем край.

Тихо шуршал двигатель. Серые улицы, неотличимые друг от друга, мелькали одна за другой.

– В чём задача? – Неа пригладила светлые кудри, растрепавшиеся на ветру.

– Смотря у кого… – Низар круто вошёл в поворот, едва не зацепив валяющийся мусорный бак. – У Ирия, подмять под себя всю бывшую Империю, включая нас. У местных кланов – выцедить из республики как можно больше, до ирийского вторжения. А у нас с тобой – заработать на их межклановой грызне. Ты не на сопке Коллинморт работала в прошлую войну? Это на южной границе с Ирием.

– Там где я работала, уже нет границы с Ирием, – мрачно сказала Неа. – Там теперь Ирий.

– Бодры черти! – хмыкнул Низар. – А в нашем борделе только кровати переставлять умеют…

– И чёрт с ними! – перебила Неа, не желая обсуждать скопление радикалов, переплавившееся в мощный военно-политический блок. Который убил её мужа в очередной «ирийской» войне…

– Ты знаешь легенду о Реванше? – спросил Низар после небольшой паузы.

Неа мотнула головой.

– У южан это любимая страшилка. Демон-мститель…

– Кому мстит? – вяло спросила Неа. – За что? И причём тут мы?

– Всем, кого встретит, – улыбнулся Низар. – Скоро и нам будет, ибо мы туда вылетаем.

Неа удивлённо посмотрела на Низара.

– Там люди стали пропадать, – пояснил он. – Порой весьма значимые люди… Пошли слухи…

– Надо же! И как это 13-й канал до сих пор не отозвался? – скупо улыбнулась Неа. – Они ж любят души умерших сачками отлавливать...

– Отозвались! – успокоил Низар. – Отправили туда Эллочку неделю назад…

– О, Боже ты мой…– вздохнула Неа. – И как?

– Успешно. Местные ей наинтервьюировали с три короба и теперь каждая собака знает, что по трассам орудует маньяк, трупы лежат десятками, а полиция – слава губернатору! – ни черта не делает. Резонанс пошёл такой, что будь выборы сегодня, губер получил бы один голос. Свой. Народ по трассе ездить боится…

Низар, сбавив ход, объезжая ямы.

– Конкуренты? – спросила Неа.

– А то кто ж? За шанс подоить напоследок республиканскую корову, кланы никакими средствами не брезгуют… Губер в ярости, срочно заказал передачку, как маньяка ловили и героически поймали…

Он резко затормозил. Из переулка вышли шестеро юнцов, перекрывших узкую улочку. Одеты плохо, в руках биты. Один из них, с золотой цепью, грозил пистолетом, старого ещё огнестрельного образца. Причём держал его по-идиотски, боком.

– Стоять, бл@! – крикнул он. – Ограбление!

– Стою, брат! – истошно завопил Низар, вытащив из бардачка кошелёк, и помахал им. – Деньги возьми, бабу возьми… только не стреляй!…

Неа ошарашено уставилась на Низара, но ничего сказать не успела. Яркий луч мазнул стрелка по прыщавому лицу. «Кошелёк» оказался лазерным фонариком.

– Айбл@@@! – взвыл парень, прижав обе руки к обожженным глазам.

Низар втопил педаль – машина рывком сорвалась с места, разметав молодчиков как кегли…

**

– О, Боже! – Неа прижала руки к груди. – Боже мой! Боже…

Крики под колёсами всё ещё отдавались в ушах.

– Это плохой район, – угрюмо сказал Низар. – А я сказал выйти на станции "Аэропорт".

– Да что ты! – взъерепенилась Неа. – Она на ремонте! Мог бы и проверить, организатор хренов…

Низар не ответил, молча выруливая на парковку.

– И я тебе не баба, понял! – прошипела Неа.

– Понял… – примиряюще сказал он. – Извини…

Остановив машину, отстегнулся и протянул Неа "кошелёк".

– У меня есть… – буркнула Неа.

– Говно твой шокер. Бери!

Неа подозрительно прищурилась.

– А откуда ты знаешь, что у меня есть шокер? Ты что в сумке лазил?

Глаза Низара блеснули весельем.

– А ещё я знаю, что у тебя третий размер груди. В чём ты теперь меня заподозришь?

Неа покраснела до ушей.

– Чек на твоём столе лежал… – усмехнулся он, открывая дверь. – Парик, очки взяла? Перевоплощайся!

**

Авион стоял посреди пустого аэродрома. Рядом болтали парни в экипировке и увешанные оружием. В свете двух солнц они казались мультяшными.

– О! Девка! – осклабился Щюв, коренастый дядька с наголо бритой головой. – А чего только одна?

– Другие их не заказывали, а про тебя забыли! – ласково сказала Неа, одарив его белоснежной улыбкой.

Стоящий рядом крупный белобрысый мужик, лет сорока, засмеялся. Маленькие глазки, с интересом пробежались по фигурке Неа.

– Доброе утро! – сказал он, машинально пожав Низару руку. – Я Базз Хорни, командир этого сброда. Мы будем играть роль охотников, а вы – всё это непотребство снимать. Идёт?

– Договорились, Базз! – улыбнулась Неа.

Низар тут же испарился, и Неа успела вволю посмеяться над шутками Базза, прежде чем её босс вернулся с каким-то мужиком в полной боевой экипировке.

Выглядел тот не слишком мило. На вид лет за пятьдесят, лицо в морщинах, левый глаз слегка косит. Четырёхпалая рука поглаживала обмотанную сеткой снайперскую винтовку. Нос сломан и, похоже, не раз, нижняя губа, некогда рассеченная, срослась неправильно.

Не то, чтобы прям урод, но…

– Доброе утро! – Неа встретила его фирменной улыбкой. Тот обменялся неприязненными взглядами с Баззом, а на неё лишь презрительно покосился, явно узнал, и отвернулся.

Неа покраснела от злости. Второй «поклонник» за утро!

– Это Пётр Лютый, – ответил за него Низар. – Легендарный снайпер…

– Активные пенсионеры – опора нашей экономики! – звонко процитировала Неа речь президента, сказанную перед отменой пенсий.

И снова оказалась в прицеле пронзительных глаз. Взгляд у Лютого тяжёлый, она с трудом его выдержала, осознав, что уже не улыбается нахально, поблескивая очками, а стоит, съёжившись, как пушистая собачка, которую обнюхивает здоровенный волчара.

– Пётр – герой гражданской войны! – с глухим укором сказал Низар.

– А… на чьей стороне? – невинно поинтересовалась Неа.

Тут даже бойцы перестали болтать, заинтересовавшись подобной постановкой вопроса. В глазах Лютого блеснула такая ярость, что лыбящийся Базз полуприкрыл девушку, словно опасаясь, что Пётр её пришибёт.

– Прошу, мадам! – Низар потащил Неа к трапу.

– Мадмуазель!

– Не удивительно…

– Сам такой страшный!

Затолкав её в салон, Низар забрался в кресло пилота.

– Ты умеешь управлять авионом? – удивилась Неа.

– Я много чего умею, – буркнул он. – В том числе держать язык за зубами.

– И заводить отличных знакомых, – добавила Неа ему в тон и отвернулась.

Низар запустил двигатели, наёмники быстро докуривали и лезли в салон, рассаживаясь по креслам.

Поход за Реваншем начался.

**

– Значит, Реванш! – усмехнулся Базз, он сел в кабину рядом с Низаром. – Демон, говоришь! Что они там курят?

– Травушку! – заржал Щюв, он сел за спиной Базза, рядом с Неа. – В их болотах столько всего растёт…

Поймав взгляд Неа, ухмыльнулся.

– Вон у тех торчков спроси, они местные.

И кивнул назад в сторону двух братьев-близнецов, угрюмо сидевших за ними.

Неа повернулась.

Типичные жители окраин. Старые комбезы, старые винтовки, как бы ни времён колонизации Энии. На груди надписи «Н. Витт» и «М. Витт».

«ЭнВитт», игрался ножом, извлекая одно лезвие за другим. Пилы, клинки с крюками, нечто вроде штопора с зацепами…

– Эй, вы! – окликнул их Щюв. – Чё, как трава продаётся?

– Никак… – без выражения проговорил ЭмВитт. – Ирий дилеров истребил.

– Вот козлы! – посочувствовал Щюв. – Такой бизнес похерили, фанатики грёбаные!

И, скорчив рожу, прорычал:

– Выменем Рррррыбалюции!..

Неа отвернулась, прислонившись к спинке кресла Базза. Тот о чём-то напряжённо переговаривался с Низаром.

Почуяв запах духов, Хорни замолчал, обернулся и обменялся с ней улыбками.

Низар тоже развернулся. Без улыбки. Потянул складную перегородку, отделяющую кабину от салона.

– Спи! – приказал он Неа, прежде чем захлопнуть её окончательно.

Неа картинно отдала честь, вывернув ладонь вверх на "республиканский манер".

Перегородка щелкнула, оставив в кабине лишь запах духов Неа, да подброшенный ею микрофон.

**

– Значит, труп маньяка входит в программу?

Голос Низара слышался плохо, но вполне разборчиво.

– Именно так! – хмыкнул Базз. – Народ требует крови.

– И кто в роли?

– Маньяк! – засмеялся Базз. – Настоящий, хотя и бывший. Никакой эксперт из Центра не подкопается, по нему все биопараметры есть. Ноктюрн! Слыхал о таком?

– Хм… который по ночам людям конечности отстреливал?…

– Ага. Официально он до сих пор в бегах…

– А где его тело?

– В салоне сидит.

– Что?! Кто он?

– А вот не скажу. А то ещё расстроишься…

– Не расстроюсь. Кто он?

– Узнаешь, Низар. Как оформим, так и узнаешь! Я свои карты никогда не раскрываю.

– А если он сбежит?

– Он не знает о своей печальной участи.

– Но… моя помощница…

– Как съёмки с воздуха завершишь, заменишь её. И пойдём оформлять. Нечего девочку нашей нелёгкой работой травмировать. Согласен?

Неа откинулась в кресле, притворяясь спящей. Но сердце колотилось так, что казалось, она трясётся вместе с креслом...

**

Авион приземлился на Коллинморт через два часа, когда красное солнце уже поднялось над горизонтом.

Все вывалились наружу, зевая и потягиваясь.

– Неа, – вышел на связь Низар. – я снимаю сверху. Если что, сообщай по рации.

– Ясно… – выдохнула она, стараясь сказать это спокойнее.

Затем вытащила из сумки дрон-камеру. Белый шарик повис, едва слышно жужжа. Она проверила управляемость и качество съёмки.

Вот же попала… заказы Низара и раньше пахли отнюдь не фиалками, но подставное убийство – это уже перебор…

– Сними нас, красавица! – Корсар и Кайл, застыли в героических позах.

– Так! – рявкнул Базз, – А ну не выёб… хм… – покосился на Неа, – ведите себя нормально!

– Не на подиуме, тля! – просипел Щюв. – Закрыть шлемы! Нефиг рожами светить…

– Только верхнюю часть, или обе? – спросил Корсар.

– Можно только верхнюю, – разрешил Базз. – Стройся!

Неа повернулась к дрону, поправила парик и улыбнулась в камеру.

– Всем привет! Мы ведём репортаж с сопки Коллинморт, где гвардия под личным контролем губернатора проводит спецоперацию по поимке маньяка-убийцы, известного как Реванш. Жители южных провинций верят, что это демон, вырвавшийся из загробного мира для возмездия…

– Где партийный значок? – угрюмо спросил Базз.

– А я в другой партии, – открытая нижняя половина лица Лютого скривилась в ухмылке.

– Тебе чё, за смехуёчки платят? – набычился Базз.

– Мне платишь не ты! – отрезал Лютый.

– Капитан Хорни, – прощебетала Неа, перебив их содержательную беседу – расскажите о предстоящей операции.

Базз сосредоточенно уставился в камеру и старательно изложил что-то среднее между танковой атакой и загоном диких кабанов.

Закончив, хлопнул по плечу Лютого.

– А прикрывать нас будет один из лучших снайперов республики! Кстати, сегодня он вступил в партию "Возрождение нации"!

И ухмыляясь, смачно прилепил Петру значок на бронежилет, пожав непротянутую руку.

– Ох! Поздравляю! – прощебетала Неа, едва сдерживая смех.

– Спасибо… – буркнул Пётр, сплюнув под ноги.

**

– …Сидит ёжик в тумане. И орёт: Зааайчеег!

Отряд рассыпался по редколесью. Бойцы шарились по кустам, заглядывали в расщелины, вели напряжённые переговоры. Дрон под управлением Неа носился по округе, снимая операцию с разных ракурсов. Сверху с авиона вёл съёмку Низар.

Щюв же как всегда травил анекдоты.

–…а тут конь идёт. Туман, слякоть, копыта в каком-то говнище, ни хрена не видно… и дурик этот вопит – Зааайчеег!

Неа осмотрелась. Впереди торчала похожая на зуб скала. Под ней какие-то цветастые пятна. Или показалось?

– Что это? – спросила она Базза.

– Скоро узнаем, – пообещал тот.

– А где Лютый?

Базз раздражённо пожал плечами.

– Он не твой, да?

– Низар притащил… Не лезь к нему.

Подлетел дрон, направив камеру на Базза. Тот приосанился и грозно сообщил по рации

– Без команды не стрелять!

**

– Вас понял, – флегматично ответил Пётр, рассматривая его в оптический прицел.

Всё-таки красиво люди смотрятся на фоне прицельной сетки.

Он вышел на южную часть сопки, представляющую собой набор отвесных скал с множеством карнизов. С помощью каната, залез почти до вершины. Отсюда просматривался весь восточный склон, покрытый лесом. По нему и шёл отряд Базза.

Коллинморт дышал опасностью. Мрачной, тягучей и давящей. Здесь не водились животные, молчали птицы. Не было даже насекомых. Нечто изгнало отсюда животных и неумолимо давило на психику людей…

Внезапно на соседней террасе, появились какие-то люди. Их скрывал выпирающий из скалы камень. Пётр видел лишь одного, да частично второго.

На плече знак молния. Стало быть, "Блиц" – известная «охранная» контора.

Бандюки…

Впрочем, берутся за всё, что им оплатят. Могут и охранять.

А вот и охраняемая. Откуда-то выползла девушка в куртке с логотипом 13-го канала. И паренёк с таким же значком.

Просыпаются, потягиваются… Ночь тут провели?… Без палаток?

Палатки он увидел ниже по склону. В разгромленном лагере.

Размётанные вещи, три трупа… Всё ясно.

Вдали мелькали силуэты. Сюда подходил отряд Базза.

Пётр хотел было предупредить их, но связь блистала своим отсутствием.

Впрочем, это его как раз и не удивило.

**

– …конь в ярости: Ты чё глухой? – А тот опять: – Зааайчеег!

Зашелестели на ветру листья. Сердце молотилось как бешеное, у Неа закружилась голова. Возможно от обилия кислорода. В городе его меньше… И отовсюду шёл странный безмолвный шёпот…

Неожиданно что-то сильно зашипело. Далеко. Неа машинально отступила за спину Базза, оглядываясь.

– Низар, что там? – спросил Базз.

– Удар молнии. Западный склон, над распадком.

– Откуда молния? – Базз глянул на небо, которое словно тряпкой вымыли.

– Я не эксперт по всему на свете, – лаконично ответил Низар. – Что вижу, то докладываю.

– конь, такой:…Ну, всё! Звезда тебе настала! К ёжику подбегает… поскальзывается и улетает в пропасть. Ёжик вниз смотрит: – Лошааадкааа!

– Не забыть бы это всё вырезать… – рассеянно подумала Неа под нестройный ржач.

**

В слабой ещё пока не рассеявшейся дымке мелькнули два высоких силуэта.

Передовой дозор Базза.

Шли в сторону "блицев". Во весь рост, изредка пиная камни.

Завидев их "блицы", схватили автоматы и открыли шквальный огонь, нашпиговав свинцом.

Пётр резко прильнул к прицелу и слился с винтовкой в один механизм.

Выстрел пробил первому сердце.

Второй выстрел – рука с "молнией", не отпуская автомата, отлетела прочь под истошные вопли бывшего хозяина.

Пальба тут прекратилась, началось бегство. Первой вверх по уступам полезла девушка. Там сверху начинался пологий западный склон Коллинморт.

За ней полез коллега… А вот "блицы" не успели – подоспевшие гвардейцы Базза расстреляли террасу изо всех стволов.

– И п…ц! – мрачно сказал Щюв, глядя как тела, сорвавшись, летят с почти отвесного обрыва.

**

Корсар ловко затянул жгут на культе "блица" и что-то ему вколол.

– Всё босс, можешь спрашивать.

– Вы… люди?… – тот едва ворочал языком.

– Мы-то люди… – Базз сел на корточки. – Чё за салют, а?

– Реванш…

– Что, Реванш?

– Он ходит в тумане…

Базз переглянулся с Щювом, затем обернулся на возню Виттов. Братья мародёрили, шмоная вещи из лагеря. Наёмники смотрели на них с презрением, но не мешали.

– Он убивал быстро… – шептал охранник. – Мы наверх… он туда не пошёл… там туман ветер сносит…

– Чего? – не понял Базз.

– Он ходит в тумане…

"Блиц" посмотрел куда-то за Базза, и его лицо перекосилось ужасом.

– ОН! ОН!

Его здоровая рука выхватила пистолет. Базз, шарахнулся в сторону, схватившись за кобуру. Но быстрее оказался Щюв. Короткая в три выстрела очередь пришпилила охранника, так и не успевшего выстрелить.

– Идиот грёбаный! – Базз яростно пнул покойника. Повернулся к Щюву: – Спасибо, дружище…

– Пожар западном склоне! – сообщил Низар по рации. – Молния подожгла траву.

Два влажных года вырастили на сопке роскошный ковёр из живой и мёртвой травы. Этот же год выдался сухим…

Ветер тянул дым наверх.

Бойцы кашляя, закрыли шлемы.

У Неа шлема не было, сунула нос в локоть, пытаясь закрыться от дыма, щекотавшего ноздри. И вздрогнула, увидев ЭнВитта.

Тот протянул ей чей-то шлем. Неа робко улыбнулась, потянула его на себя, но ЭнВитт шлем не отпустил, продолжая смотреть ей в глаза.

А потом, сантиметр за сантиметром, начал подтягивать шлем вместе с Неа к себе.

Испуганно затрепыхавшись, она дёргалась, не в силах отвести взгляда от немигающих глаз, которые становились всё ближе и ближе…

Очнувшись от наваждения, отпустила шлем и отскочила.

ЭнВитт бросил ей шлем и ушёл. Неа машинально его поймала. На неё смотрело окровавленное стекло с дыркой от пули. Взвизгнув, она отшвырнула «подарок».

Нащупав сумочку, достала платок и бутылочку с водой. Смочила ткань и приложила к лицу.

– Дамская сумочка! – хихикнул Щюв, отчего Неа подпрыгнула на месте. – А гидранта нет? Жаль!

Он протянул ей забрызганный кровью бронежилет с логотипом в виде молнии.

– Нацепляй, краса! Чует моя жопа, понадобится!

**

Ветер раздул пламя до титанических размеров. Даже деревья вспыхивали как спички, а свежая зелень испарялась, заволакивая склон влажным удушливым дымом.

Отряд долго бежал вверх по склону. Дышать становилось всё труднее, а потому, обнаружив каменную россыпь, рассредоточились на ней. Надеясь на лучшее.

– …спаси и сохрани мя грешнаго…

– …баные фильтры! На всём, сука, бабки пилят…

– …заклинаю Отцов, мир породивших…

– …говорила мама, ну грабанул ты банк, гадёныш, так купи себе лавку и сиди тихо!

Неа судорожно кашляла. Парик и очки заброшены в сумку, закопченное лицо и растрёпанные волосы уже и близко не напоминали об известном репортёре.

Рядом сидел Щюв. Один из немногих сохранивший способность трезво мыслить, он осмотрел местность через тепловизор.

И обнаружил тёмное, человекообразное пятно посреди огня.

– Видишь? – спросил он Кайла по рации.

– Вижу. Человек.

– Человек? В огне? КАК?

– Я хочу жить! – вопил человек, вырвавшись из пламени. – Жить хочу!

– Иди сюда! – крикнул Кейл.

– Как он выжил? – насторожился Щюв.

– Сейчас узнаем…

Человек послушно брёл к Кейлу А за ним парил едва заметный вихрь…

Истошный крик Кейла заглушил рёв пожара.

– Что там? – крикнул Базз по рации. – Щюв, проверь!

– Бл@…

– Точнее!

– Кейла выпотрошили! Как тех "блицев"…

Он резко замолк, увидев холодное пятно в тепловизоре. В десятке метров от себя.

– Мужики, тревога! – и дал очередь. В ответ в него ударила молния.

Закричав, всё ж успел выстрелить ещё раз. И попал. Тень зарычала и исчезла. Щюв тяжёло опустился на камень…

Несколько минут, подаренных Щювом, отряд просудачил на предмет, что случилось?

А потом снова раздался вопль. И ещё…

Началась пальба. Кто-то кричал, матерился. Дым слепил глаза, огонь – тепловизоры. Все метались туда-сюда, забыв про огонь, и стреляли буквально по всему вокруг.

Базз выкрикивал команды, но его никто не слушал…

А потом началась паника. Наёмники бросились кто куда. Попадая в поток выжженного воздуха, они задыхались на ходу, падая в чёрный ковёр раскалённого пепла…

А среди дыма медленно шли две высокие фигуры, пинающие камни и расстреливающие всех на пути.

**

Низар не уставал удивляться. Республиканские гвардейцы, сочащиеся брутальностью и крутизной, оказалось, не умеют драться против засады…

Реванша он заметил, когда тот потрошил очередную жертву. Добычу он собрал знатную.

Спикировав, Низар попытался сжечь его двигателями.

Тот отскочил, затем ещё раз, но Низар каждый раз его настигал…. Наконец вихрь просто исчез. И не появлялся, пока авион кружил над отрядом.

– Неа, я сажусь! – крикнул Низар. – Ребята, помогите девчонке!

Авион вынырнул из чадящего дыма, резко сел.

– Быстрее, ребята!

Из пепла и камней выскочил Базз. Сжимая ни разу не выстрелившее оружие, он рванул к авиону.

– Базз, – крикнул Щюв ему вслед, – помоги!

Базз растворился в дыму.

Неа мчалась со всех ног. Заполненные гарью лёгкие горели огнём. Но вот он авион. Два наёмника едва не дерутся, чтобы пролезть.

Да быстрее же вы!

Трап, поручни… шаг по лестницам, дай бог не споткнуться.

Рука Базза схватила её за плечо и отшвырнула назад, освобождая себе путь. От удара об камень, свет в глазах Неа померк.

– Взлета-а-ай! – заорал Базз, запрыгнув в салон. – Быстрей!

– Где Неа?

– Да вот она сидит! Взлетай!...

Корсар рывком закрыл дверь. Низар дал тягу.

Жар от двигателей привёл Неа в чувство. На чисто животных рефлексах, она рванула прочь от раскалённой реактивной струи.

Авион взлетел, пламя огня разлилось на десяток метров.

Споткнувшись, Неа свалилась между двумя валунами и прижалась к земле. Над головой бушевал ад.

**

– Где она? Где Неа?!

– А хер её знает, – Базз дрожащей рукой достал фляжку с коньяком. И жадно приложился.

Низар рывком повернулся, осматривая салон и всех, кто спасся. Всех шестерых. Неа тут не было.

– Ах ты сука! – крикнул он, заложив крутой поворот.

В висок ему упёрся пистолет. Лицо Базза скривилось в оскале.

– Даже не думай! Мы летим домой! Понял? ТЫ ПОНЯЛ?!

– Понял…

Низар вернул авион на прежний курс, и незаметно включил рацию.

**

Очень сильно саднило плечо. Горло горело огнём. Всхлипывая, она прижалась щекой к горячему камню. Хотелось домой, душ и недочитанную книжку. Поиграть с сыном! Они так редко видятся…

Послышались тяжёлые шаги. Неа прикусила губу, сдерживая плач. Осторожно выглянула из расщелины.

Щюв!

Он шел, согнувшись, держась рукой за живот.

За ним шагали Витты. Позади высился вихрь.

Один из Виттов достал нож, выбрал лезвие. Второй нёс большой прозрачный контейнер. Неа замутило от содержимого. Мясники!

На пути им попался убитый наёмник. Вихрь на ходу выпростал десяток трубок, впившись в мёртвое тело. Трубки заалели от крови, из кокона фонтаном вырвался поток чёрной жижи…

Затем из него выплыли две похожие на клешни трёхпалые кисти.

Одна "клешня" схватила Щюва за руки и рывком подняла, вторая захватила ноги… Подошли Витты.

И вдруг щёлкнул винтовочный выстрел.

Верхняя "клешня" разлетелась в хлам. Послышался жуткий, словно механический вой. Кокон исчез.

Витты бросились врассыпную. Первый пропал в тумане. Второй же закатился в расщелину… встретив там Неа.

И её лазерный фонарик.

Ослеплённый, он крикнул, зажмурившись, и выстрелил наугад.

Не попал.

Она полезла из расщелины, но он схватил её за ногу, стащил… Неа отчаянно закричала… почти заглушив щелчки пистолета.

Витт сразу же бросил Неа, схватился за грудь и, хватая воздух, свалился замертво.

Щюв, стоял на коленях, упираясь рукой в землю. Вторая рука держала пистолет.

– О как… златовласка?… – засмеялся он, и бессильно опустился на камень.

**

Она держала его голову на коленях, пытаясь отстегнуть заевший бронежилет.

– Да брось ты…

– Тебе нельзя говорить!

– Ха… Мне теперь всё можно… Хорошо пожил, душевно. Вот только лучший друг, свиньёй оказался… пить дай…

Сделав глоток, опять уронил голову ей на колени. Посмотрел в небо.

– Знаешь… моя семья... входила в гильдию… чипы делали… дешёвые и много… Хороший бизнес… А когда Империя рухнула, бардак начался… к нам конкуренты пожаловали. В форме гвардии Ирия…. И как врагов революции… вырезали всех... Женщин, детей… всех! Только меня мать под пол и запрятала…

Он выдохнул, сплюнул кровь.

– А как с нами покончили, за революцию и забыли. Верные сыны Республики, бабки на армию отчисляли… Всё рассчитали, сволочи…

Его лицо перекосилось яростью.

– Но я… я вырос! Я всех нашёл! И клешни их поганые по отстрелил…

– Так ты… Ноктюрн! – выдохнула Неа.

Щюв скривился в усмешке.

– Журналисты придумали… фантазёры… а и ладно… Главное, я ВСЕХ успел… к мамочке отправить, на честный суд. И сам туда иду. Знаешь… скучаю я по ним… сколько живу, столько скучаю…

Неа снова вытерла ему кровь рукавом.

Щюв улыбнулся. Впервые не лыбящейся гримасой, а человеческой улыбкой.

– Всё, краса… – прошептал он. – Исповедался я. Хорошо…

**

Несколько минут Неа просидела неподвижно, держа голову мертвеца на коленях, вытирая с его лица кровь и свои слёзы.

Потом заставила себя встряхнуться.

Надо уходить!

Надо…

Надо-то надо, но тело скованное страхом не могло и пошевелиться.

Дым и шелестящий где-то лес, словно следили за каждым её движением… даже дышать страшно… не то, что идти…

Она открыла сумку, достала фото сына.

Волька безмятежно улыбался. Словно не было болезни, сгинувшего на войне отца. Да и бабушки с дедушкой, не переживших смутные времена… У ребёнка на лице искренняя радость – мама, запустила летающий шарик, чтобы его сфотографировать. А что для счастья надо, когда тебе четыре года?

Фото придало сил.

Звериной жажды выжить.

Кто б ты ни был… я тебя переживу! Я твой труп увижу!

Рывком поднялась.

Голова закружилась. Мучительно хотелось пить. Воду она потратила на Щюва. Ладно, терпимо.

Идти надо вверх! Это даже посреди дыма можно увидеть…

Послышался шорох… сплевывая кровью, из расщелины медленно выполз Витт.

**

– Ты мне должен!

– Уже нет. Я взял в отряд Лютого, – возразил Базз. – По твоей просьбе. Всё!

– Но у девчонки дрон со съёмками!

– Нахрен они сдались теперь…– Базз снова хлебнул из фляжки, его уже основательно развезло.

– Хорошо я буду тебе должен, – сказал Низар. – Ты же знаешь меня, Базз!

– Знаю… – пьяно сказал Базз. – Ты членистоногое! Куда член встал, туда и ноги потащились. И своей подстилкой ты меня уже достал!

Низар побелел от гнева.

– Трус! Своих людей бросил!

– Своих? – Базз захихикал, его уже штормило. – Неееет! Свои вон сидят. А те, знаешь кто? Боевики Ирия! Это они людей убивали! И мы их завалили! Пральна, пасаны!

Наёмники неуверенно поддакнули.

– А одного… ик!... даже взяли в плен!

Базз показал на Низара пистолетом и заржал.

Низар не ответил.

– И это… – икнул Хорни. – Корсар, пристегни-ка его к креслу. Чтобы ничего не натворил. А я… спать!

– Да, босс.

Корсар подошёл к Низару, пожал плечами.

– Извини, братан. Ничего личного.

– Симметрично! – улыбнулся Низар.

И ударом в шею убил Корсара прежде, чем тот успел что-то понять.

Прикрываясь трупом, выхватил пистолет с верхней полки над креслом…

…затем прошёлся по салону, добивая наёмников. Броня им не помогла. Против ирийского "пекаря", да ещё и с пяти шагов, мало что поможет…

Базз был ещё жив. Он валялся возле простреленной фляжки в луже крови и спирта. Округлевшие глаза с ужасом смотрели на приближающуюся смерть.

– Угадал! – усмехнулся Низар, подняв чёрный треугольный ствол, с красными линиями. – Именем Революции!

**

Она не помнила, сколько брела среди дыма. Горелый лес сменялся каменными россыпями, расщелинами и снова лесом.

Дышать всё тяжелее. Голова не работала. Хотелось упасть и уснуть.

Но она продолжала идти.

Потому что за ней шёл Витт.

Неа упала – голова закружилась. Но и на четвереньках, продолжала перебирать конечностями. Остановиться – признать свою смерть. А это страшнее всего.

И она ползла и ползла, даже не соображая, что почти не двигается.

Витт выплыл из тумана с ножом в руке. Лёгкая броня в целом выдержала выстрелы, разве что из шеи сочилась кровь, да обожженные глаза видели плохо.

Она попыталась ещё раз его ослепить. Но он лишь закрылся ладонью.

На ладони появились уже два лазерных пятна. И одно из них не от слепилки.

Щёлкнул выстрел. Витту вместе с кистью снесло полчерепа. Тело рухнуло замертво, больше не пытаясь ожить.

– Спасибо… – прошептала Неа…

Снова сверху мелькнул лазер. Он прошёлся куда-то, затем вернулся. И так несколько раз.

Неа его не поняла и снова побрела вверх.

Щёлкнул выстрел, чёрный пепел взметнулся перед ногами. Взвизгнув, Неа отскочила, забыв про усталость и головокружение. Луч поморгал и снова показал направление в сторону тела, валяющегося в тумане.

Там был шлем. Там была фляжка.

Она забыла даже испугаться покойника, хотя её от этого даже опыт фронтовых командировки не мог избавить. Просто содрала шлем и надела. Отстегнула фляжку, жадно выпив половину. Достала аптечку, схватив стимулятор…

– Спа… сибо!

***

Голова заработала. Ноги пошли веселее. До вершины всего ничего.

Вскоре услышала мужские голоса … Болтают. Девок обсуждают, или машины… Значит, живы!

Она едва удерживаясь, чтобы не крикнуть им.

Нет! Кричать страшно. Лучше красться…

Среди мужских голосов слышался звонкий голос Эллочки.

Вторую часть передачи прилетела снимать, дурёха? Ну да! Вторая часть удалась на славу…

Неа увидела наёмника возле скалы. Помахала ему рукой.

– Привет!

Он подошёл.

Защита в крови. Шлем открыт… Лицо узнала бы где угодно.

Витт!

Второй.

**

– Суммарный разум скоплений звёзд, создаёт разумное существо. Размером с галактику…

Под приглушённый голос Эллы Витт вёл Неа в широкую квадратную и явно искусственную пещеру.

– …О привет, Неа! А я нашла базу Звёздных! Прикинь, они реально существуют! А я всегда думала – лажа… Людям мозги парила, а оно и правда!

– П… привет… – прошептала Неа, с ужасом глядя на Эллу, подвешенную за руки. Её напарник по имени Руф, кромсал её ножом, складывая органы в прозрачную ёмкость.

– Проходи… – хихикнула Элла. – Руф со мной скоро закончит. Правда, Руф!

– Я хочу жить! – Руф одним махом рассёк ей грудную клетку и вырвал сердце.

Голов Эллы бессильно склонилась.

Неа, дрожа, нащупала рукой пистолет. Осмотрелась по сторонам, в поисках спасительного лазерного прицела…

Справа темнела куча из тел наёмников. Рядом валялось их оружие, и среди него – снайперская винтовка Лютого…

А перед Неа вырос прозрачный вихрь. А внутри…

Словно магнитный конструктор, где каждая часть сама по себе.

Голова, словно капля.

Глаза без зрачков, светились оранжевым. Рот уродливый, способный кривиться и уж явно не для еды.

Клешня на уровне бедра, словно магнитный конструктор. Второй не было, но Неа помнила, куда она делась.

Тело как гантель, расширяясь сверху и снизу. В правом боку отчётливо виднелась грубо припаянная "заплатка". Кто-то его уже дырявил…

Корпус висел над чем-то, похожим на человеческий таз, к которому крепились ноги. На человеческие они не походили и близко. При ходьбе, Реванш выдвигал вперёд бедро, а только потом распрямлял ногу, делая шаг. Движения то быстрые, мелькающие, но наоборот, словно замедленная съёмка. И всё это внутри постоянно вращающегося вихря.

– Ты… робот Звёздных? – пролепетала она.

Реванш глухо рассмеялся..

– Ты и есть Звёздный! – догадалась Неа. – Боже, но почему… такой?

В мясных тушках далеко не улетишь, – прошуршало в голове. – Нагрузки другие.

**

Лютый открыл глаза.

Стареет! Не заметил простую ловушку!

Хорошо, броня выдержала взрыв. Живой...

Но над ним лежала целая гора трупов… Хрен выберешься! Кобура придавлена, винтовка в трёх шагах. Совсем беда.

Была авария! – рокотал Реванш. – Я жду эвакуации.

– Обратился бы к нам!

В голосе Реванша появилось нечто вроде эмоции.

Обращался! Взрывали. Стреляли. Вызывали землетрясение и повредили биореактор. Теперь охочусь… мне нужен материал… И помощники…

Он махнул клешнёй. Руф и Витт запрыгали на месте, как кролики.

Неа оказавшись в прицеле оранжевых пылающих глаз, почувствовала сокращения мышц. Но силой воли заставила себя не двигаться.

Сопротивление? Хороший мозг! – похвалил Реванш. – Здоровый. Такой нужен.

Он молниеносно схватил Неа за руки клешней и подвесил. Руф, перестав прыгать, схватил её за ноги, а Витт поднёс к лицу девушки нечто вроде штопора, целясь в глаз.

– Пусти, сволочь!

Пётр яростно дёргался, пытаясь выбраться из груды тел. Получалось медленно. И оружие… где взять оружие!

– Чтоб ты сдох! – крикнула Неа.

– Нет! – прошипели хором Витт и Руф. – Я Звёздный! Я должен жить!

Интуитивно Лютый охлопал тела, и нащупал чью-то кобуру…

Выстрел разнёс Витту плечо. Нож выпал из рук… Заорав, тот бросился бежать. Следом побежал Руф. Реванш исчез ещё раньше, выпрыгнув в верхнюю вентиляционную шахту. Послышался хруст закрываемой двери. Свет померк.

– Дочка, беги! – Пётр схватил винтовку и помчался к выходу.

Неа пулей вылетела из пещеры, обогнав Петра.

Каменная стена сошлась, словно и не было тут никакой пещеры.

Сверху прошуршал авион. Зелёный купол из веток деревьев задрожал под струями газа.

– Низар! – взмолилась Неа и помчалась следом.

– Стой! – рявкнул Пётр. Он сильно хромал и не бог бежать. – Да стой же ты!

Её догнал Руф, всхлипывая и подвывая.

– Я хочу жить! – взмолился он, задыхаясь. – Я жить хочу!

– Уйди… – прошипела Неа, махнув пистолетом.

Но Руф не отставал, кружа и всхлипывая.

– Пожалуйста! – всхлипывал он. – Я хочу жить!

– Убирайся! – Неа замерла, прицелившись. – Или стреляю!

Он упал на колени.

– Жить!

Сильный удар выбил пистолет из рук.

Витт! Однорукий, но живой и всё ещё чудовищно сильный.

Он схватил Неа за шею и застыл как статуя. Руф радостно бормоча, развернул прозрачный контейнер. Достал нож.

Ужас сменился яростью

– Я хочу жить! – пробормотал он, подбираясь к ней.

– Я тоже! – выдохнула она и впечатала ему ногой по лицу. Руф вскрикнул и упал. Витт сдавил ей шею, пытаясь придушить. Она трепыхалась, била его кулачком по лицу, безрезультатно.

Над деревьями появился авион. Он зашёл со спины Витту и резко заложил на бок, давая полную тягу.

Поток раскалённого газа, свалил Витта на землю, а Руфу забил глаза пылью и сажей. Тот завыл и начал кататься по земле.

В глазах потемнело. Сдавленное горло почти не пропускало воздух.

В меркнущем сознании, пульсировало одно – пистолет! Она шарила рукой, под собой. Пистолет!

Вот он!

Выстрел в ногу. Витт истошно заорал… Неа билась, пытаясь вырваться, а он дико орал, но продолжал её душить.

Она ткнула стволом через плечо, угодив в вопящий широко раскрытый рот.

– Заткнись!

Выстрел. Крик оборвался…

Она села на труп, держась за горло и жадно хватая воздух ртом.

– Жить... – заскулил поднявшийся Руф. – Ж…

Прицелилась. Руф дал стрекача, но выстрел сбил его с ног и швырнул в кустарник, словно грязную тряпку.

– Дочка, беги! – прохрипело в наушниках.

Повернулась. С ужасом поняла, что на неё смотрят оранжевые немигающие глаза.

Бежать!

Вихрь двинул за ней.

Со стороны неприметного пенька щёлкнул выстрел. Пуля пробила вихрь насквозь и глухо стукнула в дерево.

Тот исчез, оказавшись обычной голограммой.

Зато из ближайшего кустарника, плюнуло плазмой в сторону выстрела.

И заалело яростное пламя, жадно пожирающее пенёк и всё вокруг него…

**

Жертва ослабла. Далеко не убежит.

Реванша больше интересовал поверженный враг. За время ожидания эвакуации нашёлся лишь один зверёк, осмелившийся бросить ему вызов. Очень похожий по биопараметрам…

Сканер.

Пенёк, пламя…

трос…

привязанный к спусковому крючку автомата…

Выстрел совпал с прыжком. Пуля шла в грудь, но из-за прыжка, угодила в бедро, разрушив таз и оторвав Реваншу ногу.

Над Коллинмортом раздался вой…

**

Неа бежала, не чуя ног.

А где-то рядом, словно искалеченная блоха, на одной ноге и одной руке прыгал Реванш. Он потерял добытую протоплазму, но и свою собственную терял капля за каплей. Нужен был донор. Срочно!

Он не спешил её догонять. Надо удалиться от опасного зверька, подальше…

Неа упёрлась в скалу. Заметалась в поисках выхода.

Реванш решил, что убежал достаточно далеко. Он успеет закончить, пока зверёк его догонит.

– Жить!

Прыжок. Неа уклонилась и он врезался в скалу. Защёлкал пистолет, пули звякнули по корпусу. Не пробили.

– Жить!

Клешня выбила пистолет из рук, шланги оплели её, повалив на землю.

– ЖИТЬ! ЖИТЬ!

**

Выстрел отбил кусок обшивки с плеча.

Реванш, рыча, прикрылся девушкой.

Почему зверёк так быстро успел? Но нет, это другой… С автоматом и лёгкой бронёй.

Человек не стрелял, боялся попасть в девушку.

Отлично! Какие же они мерзкие в своих слабостях!

Он толкнул девушку на противника. Низар уклонился, не стреляя, его руку оплели жгуты. Попытайся Низар отодрать их или вырваться, он был бы оплетён весь.

Но он бросился на монстра в драку. Схватил его и ловким приёмом перебросил через себя, впечатав каменное крошево.

Они покатились по булыжникам. Изрядно ослабший, Реванш пытался растерзать врага, но тот с удивительной для своего худощавого телосложения силой, удерживал «клешню» и яростно колотил пистолетной рукоятью по уродливой голове.

Удар, удар!

смят правый слуховой датчик…

…разрушен анализатор запахов.

…разбит правый глаз…

Сияющий суперкристалл, камера повышенного разрешения, шедевр сотни коллективов, превратился в поток слизи.

Взвыв от ярости, Реванш отшвырнул неудобную жертву, и плюнул в него пучком плазмы…

Пыхнуло пламя, спалившее кустарники и опалившее деревья. Низара там не было.

Он появился среди деревьев, обожженный, но живой. Дал короткую очередь из автомата и нырнул в кустарник.

Реванш испепелил кустарник. Ослепленный яростью, он брёл по лесу, используя жгуты как костыль, и выжигал всё, что напоминало ненавистного человека.

Повреждённый глаз не работал, второй с трудом распознавал образы. Костыль не позволял быстро двигаться…

Низар же быстро мелькал среди деревьев, постреливая короткими очередями. То и дело, возле него взрывались огненные шары, он тонул в них, но каждый раз появлялся снова.

Когда лес уже пылал как адова печка, посвист пуль сменился треском. Реванш резко сложился пополам, словно переломанный. Из корпуса ударили струйки плазмы…

А следующая очередь опрокинула небо, поменяв местами с землёй.

Шатающийся, обгоревший, с оплавившейся маской и защитой, Низар вышел из огня. Почти не целясь, высадил по цели остаток боекомплекта. Достал гранату.

– На!

И упал, где стоял. Убегать сил уже не было…

**

Системы отключались одна за другой. Реактор перегрелся и сжигал его изнутри.

Слепнущий глаз жадно всматривался в бесконечное небо. Туда, где сияли миллиарды звёзд. Сейчас он превратится в одну из них…

**

Неа, задыхаясь, тащила Низара.

– Очнись… вставай…

В дыму плавно прорисовывался мутный силуэт. Обернувшись, она сжалась в комок и с удвоенной силой поволокла его в лес.

– Брось меня… – Низар еле ворочал языком. – Беги! У тебя… ребёнок…

– Дурак! Вставай сейчас же!

Силуэт стремительно приближался.

Она схватила Низара под мышки, подняла и едва не бегом засеменила через лес, сама не понимая, откуда силы берутся.

– Развлекаетесь, молодёжь? – хрипло засмеялся голос. Из дыма выбрался Лютый с винтовкой в руках.

Неа всхлипнула. Силы оставили её, и вместе с Низаром она рухнула в дымящуюся золу.

**

Низар пришёл в себя. Голова гудела, и обожженная кожа ныла.

Рядом на кресле спала Неа. На коленях лежала его аптечка.

Низар только сейчас понял, что весь в бинтах. На полу валялся пустой тюбик с мазью от ожогов. Его сумка, раскрытая, валялась на полу.

Лютый сидел у трапа, с биноклем в руках. Контролировал местность. Рядом винтовка и чьи-то автоматы. От тел он уже избавился.

Вдали гудел вулкан. Останки Звёздного всё ещё проплавляли породу, проваливаясь в преисподнюю.

– Ну что, ириец, завалил?

Низар кивнул.

– Жаль, что не я… – посетовал Лютый.

Низар слабо улыбнулся.

– Вы же сами хотели, чтобы его завалил ириец…

Лютый нахмурился, соображая, а потом расхохотался.

– Было дело!

Низар сел рядом, осматривая сожжённый лес.

– Вам нельзя оставаться в республике. Хозяева Базза в Реванша не поверят…

– Понял не дурак.

– Моё предложение в силе, – добавил Низар. – Ваш бывший командир у нас пехотной школой руководит. И другие нашли себе место… Ирий уже не тот, что раньше… Ваша Республика большей частью уже с нами…

– И, слава Богу!

Пётр снял шлем, вытер мокрый лоб. Кивнул в сторону столба дыма.

– Если эти… нападут… Зови! Пособлю…

– И куда теперь?

– К детям поеду в Протское Королевство! – улыбнулся Лютый. – Ферму куплю. Быки и страусы. Пиво и симпатичная вдовушка. Охота на малумов, по воскресеньям. Как-то так.

И серьёзно добавил.

– Опять-таки, протцы – парни зубастые. Вы туда не сунетесь…

Низар пожал плечами.

– Они нас не интересуют…

– Надеюсь, – хрипло сказал Лютый, и они обменялись выразительными взглядами.

– Деньги переведу завтра, – Низар нарушил затянувшуюся паузу. – Как и договаривались.

Застонала Неа, пытаясь что-то сказать. Низар вскочил, схватив фляжку с водой.

– Не надо! – Пётр тоже поднялся и закрыл дверь. – Реаниматор её химией накачал, пусть спит. Да не трясись ты! Всё с ней нормально…

И усевшись в кресло, вдруг спросил:

– А не боишься, ириец, что она узнает кто ты? И спросит, не ты ли её вдовой сделал?

– Я же не спрашиваю, кто мою маму вдовой сделал? – в тон ему ответил Низар.

Лютый помрачнел. Откинул голову, глянув на потолок. Помолчал.

– Да…. Погорячились мы тогда… горячие дюже были… А дети теперь расхлёбывают…

Он прервался, смутившись взгляда Низара.

Не наниматель, не агент разведки, и даже не солдат Ирия – на него смотрел мрачный растрёпанный мальчишка. Почти как сам лет тридцать назад…

– Взлетай… Низар… – тихо сказал Пётр. – Я присмотрю за ней.

***

Неа открыла глаза.

Кабриолет мчал по серым улицам. В небе светились два солнца. Пахло свежестью.

– Какой ужасный сон…

И вздрогнула, увидев у Низара ожог на пол-лица. И кстати вечер.

– А где Пётр?

– На пенсии…

– А-а… жив… – Неа облегчённо выдохнула, вытирая лоб платком, тот почернел от сажи. – Хороший человек оказался!

– Можно и так сказать…

Машина замерла возле неприметной многоэтажки. Неа жила здесь. Поднявшись без привычной лёгкости, Низар открыл её дверь машины.

– Завтра жду тебя в офисе. Репортаж сам себя не сделает.

Она рассеянно кивнула.

Помолчали. Неа смотрела на мокрый асфальт, пытаясь понять, когда это успел пройти дождь? Утром же туч не было. А Низар любовался её кудрями, которые игриво теребил ветер.

Потом, словно что-то вспомнив, Неа достала планшет, пробежалась глазами по строчкам.

– Странно… – сказала она, хитро глянув на Низара.

– Что? – насторожился он.

– Сегодня четверг, а лекарство Вольке до сих пор не пришло…

– А… ничего… Задержались наверно. Привезут…

– Можешь и так отдать, – смущённо улыбнулась она. – Не обижусь.

Его глаза округлели:

– А откуда ты…

– Чек в сумке увидела!

Низар, открыл бардачок, и вручил ей упаковку.

– Спасибо… – прошептала она.

– Пожалуйста.

– Ладно, давай до завтра… Заедешь за мной?

0
19:20
380
Комментарий удален
14:24
9 рота?
Комментарий удален
Загрузка...