Светлана Ледовская

Бой продолжается

Бой продолжается
Работа №25

Шаг за шагом становимся всё ближе. Враг ждёт во всеоружии, лучники натянули тетивы - стоит подойти на расстояние выстрела и небо ощетинится перьями и сталью. Идём неспешно, плечо к плечу, щит к щиту. Копья ждут за спинами войнов, предвкушая близкий пир.

Замираем на невидимой границе, куда не долетят стрелы. Вглядываемся в лица врагов. И вновь видно лишь страх. Битва проиграна заранее, ведь она лишь повторение сотен сражений до того. Или счёт пошёл уже на тысячи?

Прочь сомнения. Древко громового копья привычно ложится в руку, и все мысли уходят прочь, уступая Голосу. Голосу умирающей богини.

***

О Вейлана, Повелительница Бурь и Гроз, прекраснейшая из небожителей! В каждом уголке континента стоял если не храм, то алтарь в честь владычицы молний, ведь лишь под землёй , подобно кротам, могли скрыться люди от разящих ударов гнева небес.

Будь проклят вовеки веков миг, когда Всадник Ветра вложил из зависти в руки простого смертного священное копьё, пронзившее одеяния из чистых молний и вошедшее прямо в сердце прекрасной Вейланы. Не ведал смертный, что не по силам человеку повергнуть божество. Не понимал Всадник, на что обрекает соперницу и возлюбленную.

Громогласный крик Повелительницы расколол твердь и обрушил небеса, сметая города и горы. А когда пучина морская перестала бурлить, из пены той вышли Воины Грома, и каждый гигант в фиолетовой броне сжимал в руке отголосок священного копья, пробившего грудь создательницы.

Мечи и топоры разбивались об искрящие доспехи, пока посланники богини маршировали от сёл к деревням, оставляя позади себя только обугленные развалины.

Ведь была вложена в Воинов Грома не воля прекраснейшей из богинь, Повелительницы Бурь, но жажда Возмездия, чьим воплощением стала Вейлана.

***

Люди готовы бросить оружие и бежать, но продолжают стоять напротив замершей пурпурной волны. Боятся, но всё же хотят дать бой.

Как победить молнию? Один шаг, и лучники делают залп, затмевая солнце. Но там, куда падут стрелы, не будет ни одного громовержца. Вдох - и раскидываю обомлевших людей древком копья, брезгуя осквернить острие кровью недостойных.

Богиня кричит, требуя покарать всех на пути. Желание будет исполнено. Под ударами сминаются доспехи и трещат кости - к большинству не придёт милостивая, мгновенная смерть. О нет. Пускай познают малейшую толику мучений госпожи.

Не успеваю выдохнуть, как вокруг лишь фиолетовое море, разбавленное багрянцем. Победа. Такова воля богини. Теперь - к поселению, которое пытались защитить. Там сможем заполнить котомки припасами для нового похода, ведь воину не предстало голодать и сеять. Еда проигравших поможет убить следующих.

А после трапезы среди обугленных руин - сон. Долгий сон, в котором нет никаких чувств.

***

Во сне раз за разом видим историю сотворения. Не мира, но Воинов Грома. Бессмертных воителей, воплощающих идеал создательницы. Сострадание, страх, даже голод - все чувства не нужны орудиям Возмездия. Просто знаем, что нужно есть для продолжения похода. Единственное, что доступно идеальным машинам смерти, это боль. Боль богини, преданной собратом и людьми.

Древко изначального копья давно сгнило, но наконечник так и остался в сердце Вейланы, с годами погружаясь всё глубже. С далёких времён обрушения небес Повелительница теряет силы в борьбе с проклятым куском железа, но известно всем Воинам - однажды бой будет проигран. Возмездие не будет длиться вечно, но марш будет окончен только после смерти создательницы.

Иногда богиня забывается некрепким сном. Тогда и орудия обретают на время покой. Но после пробуждения оказывается, что люди вновь посмели размножиться и расселиться по всей земле. И громовые копья вновь обращаются к небесам, требуя крови.

***

За время сна люди меняются. Первые враги не знали ничего лучше дубинок, вызывая лишь смех жалкими попытками сопротивляться. Бои с ними остались в памяти как истинное Возмездие, умерщвление тех, кто посмел покуситься на богиню.

После резни, устроенной среди смертных, громовержцы потратили годы, загоняя истинного виновника трагедии. Трудно поймать ветер, но когда впереди вечность, можно найти способ. Загнанный в узкое ущелье Всадник Ветра умолял понять, перестать служить искалеченной Повелительнице, но с тем же успехом мог убеждать камень.

Громовые копья - лишь тени священного копья, но сила в количестве. Истекая кровью из сотен ран бог убил половину из Воинов Возмездия, но затем и сам рухнул оземь, с последним дыханием выдохнув смерч, навеки воцаривший посреди пустоши.

Долгие столетия спустя больше никто не мог повредить пурпурную броню, но крик Вейланы стал тише, а сны - крепче. Человечество изменилось, а Воины - нет.

За каждого убитого мстили во стократ. Богиня позабыла, кто держал священное копьё, добравшееся до сердца, а потому умереть должны все - Возмездие не различало женщин и детей, стариков и старух. Любое оружие, способное причинить вред божественным воинам, уничтожалось.

Никто и ничто не устоит перед бурей.

***

Однажды люди... закончились. Пурпурное войско прошло от края до края весь континент, но лишь пустые руины встречали грозное шествие. Охота некоторое время позволила добывать пропитание, но вскоре и все звери были истреблены.

Крик богини умолк, оставшись тихим стоном в головах. Уставшие, голодные, пускай и не осознающие этого, воины вернулись к колыбели, бескрайнему океану. За спинами бойцов божественный смерч продолжал терзать земную плоть, пока живая цепь стояла вдоль берега, ожидая приказов от создательницы.

Шло время. То одно, то другое звено падало, не в силах продолжать службу. Иссушенные тела оттаскивались прочь, и цепочка смыкалась вновь в полной тишине.

Когда от воли Вейланы осталась лишь треть, на горизонте появилось странное чудище. Но стоило ему приблизиться, как превратился монстр в корабль деревянный под огромными парусами.

А на корабле были люди.

Впервые за века воины Возмездия познали истинную радость. И богиня тоже откликнулась звонким голосом, вновь зазвучав во всю мощь. Не успел корабль подойти к берегу, а громовержцы вошли в солёные воды, погрузившись с головами, лишь бы побыстрее добраться до вожделенной добычи.

Как же сладок запах крови после долгого ожидания! Люди кричали и пытались сражаться - кто странными мечами из незнакомого материала, пробивающего броню, а кто и вовсе тыкал гремящими палками, разя божьих воинов. Но скорость, жажда и гнев богини сделали своё дело. Все люди на корабле были убиты и отданы на корм рыбам.

Воины едва успели насытиться припасами, спрятанными в глубинах корабля, как Вейлана впервые с момента сотворения заговорила с орудиями мести.

Люди пришли из-за океана. Там есть ещё. Найдите! Покарайте!

***

Странствие по океану имело свою цену, но едва поредевшее воинство вновь ступило на твердь земную, как началось пиршество. Кровавый урожай в новом краю собирать было удивительно легко - на каждый городок нашлось от силы десяток-другой бойцов с оружием, хуже, чем у корабелов. Вейлана не замолкала ни на миг, упиваясь жатвой, пока в чистом поле не повстречалось громовержцам настоящее море из врагов. Все одеты в одинаковые одежды, у каждого есть гремящие палки. А некоторые и вовсе обхаживали огромных чудищ из металла, плюющихся огнём, как потом оказалось.

Привычный бег к противнику превратился в жужжащий ад, от ударов огнеплююев громовержцы буквально разлетались на куски.

Но бой продолжался. Шаг. Ещё. Смерть одной пешки не остановит Возмездие.

И была настолько велика вера орудий, что произошло чудо.

Сама Повелительница Бурь спустилась на обагрённую землю и мановением руки разметала врагов, вбивая в грязь их чудесное оружие.

Малейшей передышки хватило, чтобы броситься вперёд с новыми силами и растерзать людей, не оставляя выживших.

Лишь дюжина воинов осталось стоять на ногах после битвы.

***

На горизонте показался городок, когда остаткам божьего войска преградили путь люди в разномастных одеждах, вооружённые в основном дубинами. Лишь у одного нашёлся достойный меч, а трое несли грубые гремящие палки.

Никчёмное препятствие для воли богини, но в тот самый миг вечный крик вдруг переменился на всхлипы.

Вейлана, прекраснейшая из богов, воплощение Возмездия, потратила последние силы на уничтожение человеческой армии, и осколок священного копья достиг центра божественного сердца.

Повелительница Бурь и Гроз наконец-то умерла, оставив на земле дюжину изнеможённых бесконечной борьбой существ.

Полсотни людей. Ничто для громовержцев. Но раздались хлопки, и трое воинов молча рухнуло оземь. Только тогда началось движение. Слаженные движения, плечом к плечу против врагов... но что-то исчезло. Наносим удар за ударом, но куда подевалась прежняя ярость?

Вот пал собрат, замерший прямо посреди замаха. Должен был пронзить упавшего человека, но почему-то остановил копьё прямо напротив сердца врага.

Враг, враг... люди враги, но для кого?

Прочь сомнения, прочь! Кричу, и выжившие громовержцы подхватывают вопль, наслаждаясь привычными нотами боли и жажды. Да. Вот музыка, направляющая праведные удары.

Пали один за другим владельцы гремящих палок, отступали под натиском истинного гнева люди. Только один, опиравшийся на меч, не стронулся с места. Стоило приблизиться к нему - расплылся в движении, достойном воина.

Удар. Ещё удар. Металл о металл, слишком быстро и очень красиво. В чёрных глазах врага нет страха, лишь ярость.

Кто здесь Возмездие?

Голос дрожит, и никто не выправляет фальшивую ноту. Меч рассекает древко громового копья, следующим ударом впиваясь в плечо.

Припадаю на колено и вбиваю обломок копья в живот человека. Охнув, враг оседает, оставив своё оружие застрявшим в доспехах.

Сиплю, пытаясь найти силы для дыхания. И сквозь свист слышу Голос.

- Меч. Отдай. Дочери.

Впервые слышу голос человека. Не крики в бою, не мольбы во время жатвы. Хочу услышать ещё, но глаза врага остекленели.

Враг... почему он был врагом? Надо спросить, надо узнать. Встаю на некрепких ногах, и оглядываюсь.

Тела. Вокруг лежат тела поверженных людей и воинов, и почему-то к горлу подкатывает тошнота. Но куда страшнее другая мысль.

Никого больше не осталось. Ни воинов, ни создательницы.

Я одно.

***

Когда пришли пришли первые сообщения о грабежах на берегу, люди в городке и не думали волноваться. Подумаешь, имела глупость очередная банда заявить о себе. Дело считанных дней, когда армия отыщет и покарает убийц. Но шли дни, число разорённых сёл и городов всё росло, а солдаты только метались от одного места преступлений к другому. Словно разбойники перемещались как молнии.

Тогда глава городка, генерал в отставке, сделал жестокое предложение. Не пытаться перехватить бандитов, а встретить их во всеоружии рядом с любым с ближайших селений. Нет нужды понять убийц, достаточно подловить их.

Отголосок той битвы запомнят надолго. Говорят, небо раскололось надвое, испуская тысячи фиолетовых молний. Другие видели прекрасную деву с кровоточащим сердцем. Но все понимали - армия, сосредоточившаяся для уничтожения банды, уничтожена. После глава городка собрал всех мужчин, способных драться, и увёл к месту катастрофы, оставив жителей без единого шанса на защиту.

Солнце клонилось к горизонту, когда раздались крики ужаса. По улицам городка шло чудище, из плеча которого торчал церемониальный меч отставного генерала. Потёртые доспехи сохранили следы пурпура, но в основном видна была кровь, свежая и запёкшаяся, покрывшая монстра с ног до головы.

Захлопывались двери, закрывались окна, люди в ужасе жались по углам, хотя уродливые руки чудища были пусты.

Лишь дочь генерала осталась стоять в лучах закатного солнца. Взращённая отцом в одиночку, дева никогда не показывала спину своим врагам. Даже при виде отдалённо похожего на человека существа, головой достающего до второго этажа, она не дрогнула.

Монстр рухнул перед дочерью генерала на колени и с мерзким чавком вытащил из плеча меч. Протянул оружие рукоятью вперёд, приставив острие к открытому горлу.

Приняв подношение, девушка долго рассматривала чудище, покорно ожидавшее казни. Затем покрепче сжала рукоять, рассчитанную на мужскую ладонь, схватилась другой за лезвие и ударила мечом о своё колено. Жест символический, но уставший металл не выдержал и такого, оставив в окровавленной ладони осколок металла.

Из-под закрытого шлема раздался рокот:

- Кто...

С трудом подняв руки, монстр стащил покрытый щербинами шлем, явив на свет иссушенное лицо с катящимися градом слезами.

- Зачем я?!

+1
23:05
344
16:06
Ну, написано, скажем, неплохо. Есть ошибки вычитки, но совсем немного. Я б за грамотность и владение языком баллов 5-6 поставил. А за смысл — ноль.
Кто? Что? Где происходит?
Зачем я?
Да хоть: «Хочу, чтобы все!»
И концовка: хотя и понятна, но слита чисто в художественном плане. Как будто автору рассказ надоел и он решил его завершить рывком, да ещё и сапогом пнуть, типа — пошёл вон отсюда.
Поэтому получилась откровенно средняя работа.
16:54
Наверное, зашло

Написано в духе легенд и мифов Куна. Жанр я люблю, но что-то не складывается. Как будто боги иначе людей карают. Тут ещё такая сосредоточенность, обычно богам в мифах недоступная. Да ещё и орудия одного бога смогли убить другого. Вот чтоб люди ранили – бывает, а безмозглые орудия…
Но другие миры – другие боги, штош.
Мне понравился как описан плавный переход от абстрактного общего к личному, достаточно удачно, хотя и в лоб про «впервые слышу», «я одно».
Девочка (и почему именно девочка) как-то из неоткуда ни для чего. Лишние и она, и генерал, и люди в этой трагедии брошенного новорожденного самосознания.

Написано в основном гладко, только в самом начале:
войнов

Ах, войн. Классика.
17:56
Ни картинок, не диалогов, как сетовала Алиса. На полку.
17:35
Неплохо, скажем. Читается на одном дыхании. Посыл есть, что-то вроде бессмысленной ярости, которая проходит после жуткого кровопролития, а причина в итоге даже никому не понятна. Но есть вопросы:
1) Всадник ветра — не небожитель? Его же загнали в ущелье, хотя — судя по кликухе — он вообще не должен по земле ходить. Если он смертный — то откуда копьё?
2) Зачем он вложил в руки какого-то смертного это копьё и как смертный додумался убивать божество? Судя по всему — своё божество, раз там тысячи алтарей и храмов ему возведены.
Лора маловато, а из его описания состоит весь этот эпос. Нужно больше мотивации в кадре. Если Вейлана — единственное божество, то какой смертный вообще вздумал её убивать и зачем? Кто такой всадник? С чего он ей позавидовал? Если божеств целый пантеон (а на это намекается, раз она самая прекраснейшая из богинь) — то как они все спокойно смотрели на гибель мира? Типа: людей ещё понаделаем, мы ж боги, запасаемся поп-корном?
3) Люди на другом континенте никому не поклонялись вообще? Что ж их боги их не защитили, даже не попытались?
4) Почему воины грома не остановились на одном континенте? Ну то есть явно богиня не знала, что есть кто-то ещё, раз дала дополнительною команду — «и этих тоже всех убейте!» Зачем убивать тех, о ком она вообще ничего не знает, они ж явно ни при чём здесь. И они её не знают, наверняка.
Надеюсь, автор объяснит как это предполагалось. Возможно, я упустил что-то в тексте. pardon
Загрузка...
Юлия Владимировна №1

Достойные внимания