Не волнуйся, инопланетник

Не волнуйся, инопланетник
Работа №466

Гран не то что бы не любил людей — он просто их не понимал. К счастью, ему не доводилось видеть их слишком часто, ведь в холодной космической бездне, где он проводил большую часть своей жизни, им попросту неоткуда было взяться. И все у него шло замечательно — работать на корабле ему нравилось, платили щедро, длинный отпуск на родной Беренеге-4 с женой и дочкой — красота! А главное — никаких людей.

В тот злополучный вечер искусственно установленных корабельных суток Гран как раз погрузился в грезы о предстоящем отпуске, как вдруг переговорное устройство на его рабочем столе произнесло голосом капитана:

— Суперкарго, зайди ко мне пожалуйста. Это срочно.

Несмотря на сильное желание не вставать из кресла и вообще не двигаться, Гран заставил тело подняться, дал капитану подтверждение и вышел из своей рабочей каюты. Что же такое потребовалось старику? Особенно незадолго до его, Грана, отпуска.

Перед рубкой управления суперкарго остановился, вперившись взглядом в дверь, и лишь спустя несколько секунд негромко постучал, уведомляя о своем прибытии. Капитан шустро открыл дверь и буквально втащил Грана внутрь.

— Кэп, что случилось?

— Садись, Гран, — сказал тот. Вискатрионец сел в предложенное кресло и внимательно взглянул на него — старик выглядел жутко обеспокоенным, даже его зеленовато-оливковая кожа, казалось, стала темнее. Когда он сел напротив, все пятнадцать пальцев трех его рук нервно переплелись и Гран заподозрил неладное. Неужели что-то связанное с его отпуском? Капитан молчал, подбирая слова, и суперкарго решил повторить вопрос.

— Капитан, так что же все-таки произошло?

— Понимаешь, Гран... — капитан замялся, — сегодня мне поступило предложение... Или, скорее, просьба... — он опять затих.

— Ну, какая просьба? — нетерпеливо спросил Гран, чувствуя, что начинает раздражаться. Нехорошее предчувствие срывающегося отпуска снова возникло, но он постарался подавить его. Капитан заметил, что собеседник начал выходить из себя, и поспешил ответить:

— В общем, дорогой суперкарго, мы летим на Землю. А от...

Гран застонал. Полет на эти задворки отодвинет отпуск на долгие четыре недели!

— ...туда — на Пеплею ЦЗ-2, — закончил капитан, глядя на мигом помрачневшего Грана, в чьей голове билась мысль, что это уже аж полгода до отпуска. Просто возмутительно!

— Нужно забрать один груз, — продолжал капитан, не обращая внимания на тщательно скрываемые, но тем не менее ясно читаемые эмоции на лице помощника, — для самого Витра Депон. А точнее — для его дочери.

— Это что, настолько важно и срочно, что нужно менять курс? Неужели член правительства самой большой колонии Земли не сможет организовать себе экспресс-доставку? - раздраженно спросил Гран, мысленно добавив несколько ругательств относительно этой ситуации и своего отпуска, а также того жалкого человека, который посмел разрушить его планы.

— Этот тип неплохо платит. Мы ближе всех сейчас к Земле, и наш рейс подходит к концу, а это значит, что ему не придется ждать. Неужели ты думаешь, что он не собрал данные о всех кораблях, что сейчас находятся в этом секторе?

«Конечно собрал» — подумал Гран, но ответил вопросом на вопрос:

— Ну то есть мы действительно прямо сейчас летим на Землю?

— Прямо сейчас! Я уже отдал приказ, — радостно возвестил капитан, а приятные мысли Грана об отпуске окончательно растворились в неряшливом рабочем пространстве начальника.

— Ладно. Что хоть мы должны доставить?

— Черт его знает, я не уточнял. Это же уже твоя обязанность, — капитан подмигнул подчиненному, и Грану очень захотелось дать капитану в глаз. Но он сдержался, решив, что драка с начальством ни к чему хорошему не приведет, и ответил:

— Хорошо, кэп, я этим займусь, — и удалился.

***

Три недели пролетели быстро. Груз для девчонки Депон был уже на борту, и готовящееся к перелету на Пеплею ЦЗ-2 судно напоминало муравейник перед ливнем. Суперкарго был относительно свободен в эти минуты и тратил их на задумчивое созерцание раскинувшегося внизу пейзажа. Он наблюдал за снующими внизу фигурками — членами своего экипажа и людьми, причем за последними — с чувством легкой неприязни. Не все вискатрионцы имели такое же отношение к обитателям Земли и ее колоний, как Гран, а сам он объяснить себе свои чувства так и не сумел, хотя очень старался.

Смотреть в иллюминатор ему вскоре надоело, и суперкарго задремал. Проснулся он, когда его вызвали по внутренней связи в грузовой отсек перепуганные кладовщики. Они уже закрепили немногочисленные отправки с Земли, как вдруг из одного контейнера раздались странные звуки. Ребята благоразумно свалили разбирательство с непонятным явлением на плечи старшего по званию, который с озадаченным лицом теперь стоял над контейнером. Звуки продолжались. Сначала это была какая-то возня, затем послышался писк, перешедший вскоре в резкие и лишь немного приглушенные стенками контейнера звуки, эхом отражающиеся по всему отсеку.

Гран не просто так занимал столь высокую должность. Он быстро проанализировал ситуацию и принял решение, отдав приказ вскрыть контейнер. Так как перевозка груза была частная и вне маршрутного листа, документов на нее никаких не поступало, поэтому опереться было не на что. А перевозить что-то, что может в середине полета сожрать экипаж и закусить кораблем, ему не хотелось — по крайней мере, не перед отпуском.

Пока пара рабочих старательно снимала крепления, суперкарго размышлял, что делать с оказавшимся живым грузом. Перелет в грузовом отсеке он не перенесет — условия здесь более сложные для выживания организма, да и скорее всего ему будет необходимо какое-то питание и моцион. Гран разозлился: «Что за идиоты, решившие подставить нас, замуровали живое существо в ящик? Неужели они думали, что..? А, ничего они не думали. Идиоты» — наконец, решил он и внимательно пригляделся к контейнеру.

Рабочие как раз подняли крышку ящика, и оттуда высунулось небольшое существо бежевого окраса с белыми лапами, шеей и пятном на морде. Гран не знал, кто это, и стоял, внимательно оглядывая его на предмет ядовитых или как-то иначе опасных приспособлений. Существо тоже посмотрело на Грана, и вдруг издало пронзительный, режущий уши звук. Один из рабочих вздрогнул, остальные присутствующие недовольно поморщились. Оно завиляло хвостом с белой кисточкой на кончике и еще издало этот звук. Гран, не выдержав, подошел к ящику и осторожно опустил руку к этому существу, убедив себя в том, что оно не опасно. Оно обрадовалось этому движению в свою сторону, завиляло хвостом еще сильнее и внезапно лизнуло протянутую руку. Суперкарго от неожиданности одернул ее. Он задумался — оставлять его здесь точно было нельзя, но и тащить с собой... Некуда. Хотя... Еще пару минут он стоял, глядя в ящик, и наконец принял решение.

—Пойдем, — и протянул все три руки к существу. Оно явно было довольно таким решением и не сопротивлялось. — Поживешь у меня в каюте. Наверное, это входит в мои обязанности.

Вместе с животным в коробке были два мешка с каким-то сыпучим материалом. Один мешок был разорван, и небольшие коричневые подушечки высыпались оттуда на дно ящика. «Наверное, еда» — решил Гран, и, освободив одну руку, прихватил целый мешок с собой.

В каюте, где суперкарго, в соответствии с должностью, жил один, нашлась запасная наволочка, и Гран постелил ее на пол у входа. Однако зверек решил, что это Гран себе приготовил лежанку, и попытался запрыгнуть на койку.

—Нет, нет, нет, дружок, это моя постель, — безапелляционно заявил Гран и перенес существо на наволочку, — а не твоя.

В ответ оно опять пронзительно пискнуло.

—Что за ужасные звуки ты издаешь? Неужели нельзя просто сказать, что тебе надо? — спросил Гран, не надеясь на ответ. И тут его посетила гениальная идея!

Дело в том, что по долгу службы суперкарго довольно часто общался с представителями других рас и видов, и, хотя многие из них знали общегалактический язык, иногда приходилось прибегать к переводчику. Это такое устройство, которое распознавало идеи и намерения говорившего и озвучивало их на общегалактическом. Обычно Гран выдавал его неграмотным представителям других видов и они надевали штучку себе на запястье или цепляли на воротник, и тогда с ними можно было общаться.

Гран порылся в шкафчике на входе и извлек переводчик. Застегнув и включив его, он подозвал зверушку и нацепил ей на шею — получился ошейник — и, пока существо вертелось у его ног, спросил:

—Как твое имя?

Зверушка в ответ только издала еще раз свой шум, который переводчик перевести не смог, просто повторив его.

—Странно. Ни разу еще не подводил, — задумался Гран и почесал затылок верхней левой рукой. «Наверное, оно не думает, а только реагирует».

Удовлетворившись этой идеей, Гран погладил зверя и решил как-нибудь назвать его — хотя бы для себя. Не будет же он полгода жить с безымянным живым комком шерсти?

—Будешь Землянином. Ты же с Земли, — аж самому смешно стало от такой логики, однако с тех пор называть животное стал именно так.

***

Когда чего-то сильно ждешь, время словно прекращается во что-то плотное и медленно текущее. Гран, с таким нетерпением ждавший отпуска, убедился в этом на своем собственном примере.

Через месяц полета ему показалось, что Землянин стал крупнее. Затем он списал свое «кажется» на отсутствие отпуска в течение вот уже полутора лет и постоянного пребывания в замкнутом пространстве корабля. Но факт, что зверек стал запрыгивать на койку (вернее, у него стало это получаться), оставался фактом. «Наверное, адаптировался к корабельной искусственной гравитации».

Однако через два месяца суперкарго понял, что ему не кажется — Землянин, взявший привычку спать на койке Грана, стал теснить хозяина каюты.

—Надеюсь, ты не будешь меня есть? — иногда в шутку спрашивал Гран у растущего (и в этом не было сомнений!) зверя.

И однажды Землянин ответил.

Гран не на шутку испугался и обрадовался одновременно. Заговорил! Нет, правда, заговорил!

—Есть, — попросил (как показалось Грану) голосом переводчика Землянин. Гран всеми тремя дрожащими руками насыпал в миску еды и вежливо сказал:

—Вот, пожалуйста, кушай.

Зверек, радостно виляя хвостом, принялся есть.

—А где «спасибо»? — как-то на автомате спросил Гран, и его собеседник вдруг повернулся, отвлекшись от миски, и переводчик на его шее произнес:

—Спасибо!

—Да на здоровье... — задумчиво ответил Гран. До него стал доходить принцип — похоже, Землянин просто повторял его слова! Наверное, так учатся разговаривать дети его расы.

С тех пор Гран обучал зверя говорить. Через три месяца после старта с Земли Землянин мог вежливо попросить еду, поблагодарить за нее и отвечать одним-двумя словами на простые вопросы, а его словарный запас включал в себя уже около двадцати слов. Причем первоначальная догадка Грана не подтвердилась — Землянин не просто повторял, он запоминал слово и что оно означало.

***

Однажды Гран допоздна работал в своем кабинете, взяв с собой зверька. Тот мирно спал в кресле для посетителей, когда в помещение вошел капитан.

— Здравствуй, Гран! — поздоровался он. — Как поживает наш груз для девочки Депон?

— Неплохо поживает, - медленно, не отрываясь от кучи лежащих перед ним бумаг, сказал суперкарго. — Дрыхнет где-то там.

Старик подошел к креслу, в сторону которого неопределенно махнул его подчиненный, указывая на местоположение.

— Симпатичный, — сказал он и хотел было сказать что-то еще, как вдруг сильный удар сотряс корабль. Старик не удержался и рухнул на пол, кресло для гостей подпрыгнуло и Землянин с визгом слетел с него и прижался к ногам Грана, чудом оставшегося в своем кресле, но больно ударившегося локтем о стол. С шипением потирая локоть, суперкарго спросил скорее у самого себя, чем у кого-либо из присутствующих:

— Что за чертовщина? — в ответ на его вопрос раздалось лишь кряхтение встающего на ноги капитана да тихое, но тревожное поскуливание Землянина.

Словно в ответ на его вопрос на стенах замигали аварийные огни, а вдалеке раздался вой сирены.

— Внимание пассажирам и экипажу! Срочно покинуть корабль! Угроза разгерметизации! Угроза разгерметизации! - истошно кричала система обеспечения безопасности жизнедеятельности корабля.

— Гран! Бегом в шлюпку! — возопил капитан сквозь рев тревоги. Гран было промедлил, обдумывая слова капитана, но тот кинулся на него и встряхнул.

— Гран, чтобы ни случилось с кораблем, доставь это животное на Пеплею. Мы перекроем любые расходы на ремонт, получив деньги за его доставку! Вперед! — он толкнул подчиненного, едва успевшего подхватить Землянина на руки, в коридор, а сам выскочил следом и побежал в другую сторону.

Гран думал, что не умеет так быстро бегать, однако в спасательный отсек, где хранились шлюпки, он прибежал спустя считанные минуты. Наскоро забравшись в первую попавшуюся, он наскоро вспомнил, как этой штуковиной управлять, и вывел ее в открытый космос.

Теперь задача была не из легких. Нужно было доставить себя и испуганно сжавшегося рядом Землянина на какую-нибудь обитаемую планету, ведь ресурсов шлюпки на долгий полет просто не хватит. Он включил навигационную панель и пробил свои координаты, а затем — координаты ближайшей планеты, на которой жили... Люди. Но делать было нечего, — полет до этой планеты займет всего три с небольшим дня на максимальном ускорении, а шлюпка рассчитана на пять суток ожидания помощи в космосе. Он выставил координаты и задумался — что же стало с кораблем? И решил, что первым делом попробует связаться с капитаном, когда прилетит на эту человеческую планетку с дурацким названием — Новый мир... «То же мне название. Вообще фантазии у них нет» — мрачно подумал Гран и погладил Землянина, который от таких событий явно перенервничал и сидел на сиденье рядом со своим сопровождающим, мелко дрожа.

— Ну, не волнуйся, Землянин. Все нормально будет, — зверь посмотрел на него, и внезапно повторил его фразу.

— Нет, нет, нет, - сказал Гран, — это ты Землянин. А я... Ха, для тебя я инопланетник. Ну, скажи: «не беспокойся, инопланетник».

— Не беспокойся, инопланетник! — выдал переводчик, когда зверек пропищал это на своем языке.

— Молодец! — похвалил Гран и вдруг поймал себя на мысли, что ему будет грустно расставаться с Землянином.

Остаток пути оба дремали и смотрели на бесконечные космические просторы.

***

На планете оказалось не так уж противно. Нет, людишки, конечно, существа неприятные, однако посадку разрешили, помощь оказали, сказали, что Землянин — «собака» и накормили его.

Грану пришлось совершить достаточно опрометчивый поступок — весь свой заработок (а он у него был очень даже солидный для простых существ, покидающих свою планету лишь для перемещения на другую) спустить на небольшую, но симпатичную и неплохую по характеристикам космическую яхту. На спасательной шлюпке далеко улететь было бы невозможно. А потом — вдруг он решит переквалифицироваться в космотакси? Со своим транспортом это будет очень даже выгодно!

Несколько дней они с Землянином просто отдыхали. На четвертый Гран решил связаться с капитаном. Для этого пришлось выйти на улицу — прямо к людям! Но они не обращали особого внимания на него. Даже молодой парень в контактном центре лишь приветливо поздоровался и помог настроить оборудование для соединения с капитаном, однако тот не ответил. Гран ходил в центр несколько дней подряд, но капитан на связь не выходил. Тогда было решено отправляться прямиком на Пеплею, тем более что необходимые для управления яхтой документы были готовы.

Ровно через две недели после приземления Гран вместе с собакой по кличке Землянин покинули человеческую планету Новый мир. Кстати, Гран не поленился и выяснил, почему она имеет такое название. Оказалось, что эта планета и была первой планетой, которую колонизировали земляне. Тогда их корабли были настолько примитивны, что полет до этой планеты занял около десятка лет. Экипаж нескольких кораблей и стал прародителями нынешнего населения Нового мира, и оттуда люди уже распространились по всей галактике.

***

Грану удалось немного подзаработать, подвозя несколько раз пассажиров. Конечно, это было не слишком легально, однако времени оформлять лицензию у него не было, а деньги хотя бы на заправку новой яхты и еду себе и собаке были нужны.

Капитан на связь по-прежнему не выходил, хотя Гран регулярно пытался с ним связаться.

Через три с половиной месяца яхта остановилась на орбите Пеплеи. Это была огромная — больше Земли раза в два, не меньше, красивая планета. Основное отличие — у Земли не было таких роскошных, широких колец. Грану чисто эстетически приглянулась эта планета.

Сидя в кресле пилота, он долго смотрел на картину, раскинувшуюся перед ним. Затем перевел взгляд на кресло второго пилота: там сидел Землянин. Сейчас его морда с белым ромбом на лбу и проточиной, тянущейся до самого носа, казалось более «взрослой», чем раньше; шкурка, светло-бежевая при отлете с Земли, теперь была гораздо темнее — ярко-рыжая. Но самые удивительные метаморфозы, удивляющие Грана, произошли с ушами — когда Землянин был младше, они просто висели двумя небольшими грязно-бежевыми треугольниками. Сейчас же ушки стали темно-рыжими и перешли в другую плоскость — они стояли, а шерсть немного свисала с них легкими аккуратными прядями. Наверное, это и придавало общему виду собаки «взрослость».

Помимо физических изменений, пес теперь знал куда больше слов и с удовольствием общался с Граном. И Грану это общение давалось все тяжелее и тяжелее — его друг не знал, что является просто подарком для мелкой человеческой девчонки. Он не знал, как сказать об этом собаке, и тянул до последнего. Незадолго до приземления он решил признаться.

— Землянин... Я хотел сообщить тебе кое-что, — неуверенно начал Гран.

— Что? Что ты хочешь мне сказать? — завилял в ответ пушистым хвостом пес.

— В общем, все это время я вез тебя домой. Теперь ты будешь жить здесь, — он указал на планету внизу. Землянин внимательно посмотрел туда, и ответил спустя время:

— С тобой?

— Нет. У тебя будут другие друзья, они будут любить тебя и заботиться о тебе.

— Зачем? Ты же мой друг, пожалуйста, не бросай меня! — Гран напрягся.

— Так нужно. Это не я придумал, и не мне это решать, — строго, но с горечью произнес он. Пес заметил, с каким трудом это было сказано.

Через несколько минут тяжелого молчания Землянин внезапно подал голос:

— Хорошо. Я останусь здесь, если ты так хочешь. Не волнуйся, инопланетник!

Гран кивнул — так тяжело ему сказать хоть что-то тому, кого он вырастил и вынужден предать.

Больше этот разговор не поднимался.

Через несколько часов Гран приземлился в поле на окраине большого города. Он заранее связался с Витром Депон, и тот подлетел на своей дорогущей городской яхточке — далекой правнучке земных автомобилей. Гран не знал, что этот тип возьмет с собой девчонку, и она не выглядела мелким детенышем человека, которого он ожидал бы увидеть.

Землянин вышел вместе с Граном и некоторое время трусливо жался к его ногам. Пока Гран общался с Витром, девочка осторожно подошла и погладила его, а затем взяла на руки.

— Как его зовут? — спросила она, прервав разговор взрослых.

— Меня зовут Землянин, — неожиданно для людей ответил пес.

— Ничего себе! Говорящий! — взвизгнула она и убежала с ним в салон.

— Прощай, друг, — лишь успел сказать Землянин, прежде чем навсегда исчезнуть из жизни Грана.

— Вот чаевые, за то, что он разговаривает, — протянул мужчина пластиковую тонкую пластинку вискатрионцу. — Все остальное я перечислил капитану Кабалису.

— Спасибо, — Гран взял ее не глядя и пожал человеку руку.

Вскоре яхта, бесшумно развернувшись, унеслась прочь.

Гран целый час сидел один и чувствовал себя просто отвратительно. Он посмотрел на карточку и обнаружил, что эта сумма — четверть того, что он отдал за свою яхту. Всю сумму за доставку собаки отец девочки перечислил начальнику Грана, а капитан исчез, — так же, как исчез теперь Землянин, затерявшись на этой большой, красивой, но такой чужой планете.

Гран вздохнул и обернулся, внезапно услышав тихий цокот коготков по полу кабины пилотов — на входе стоял пес, однако вместо ошейника на нем была ленточка с бумажкой. Гран не поверил своим глазам. Он бросился к собаке и обнял его, а затем снял бумажку с его шеи и прочитал ее.

«Дорогой Гран!

Так уж вышло, что моя дочь — очень сентиментальный ребенок. Она услышала, что сказал Вам этот пес, и после того, как он немного с ней поговорил, приняла решение вернуть Вам его. Я это не слишком одобряю, однако я уважаю свою дочь и ее решения.

Однако, она захотела забрать этот ошейник-переводчик. Поэтому считайте, что чаевые за доставку собаки — это оплата за чудо-ошейник. Есть и другие, кто сможет говорить!

Всего вам доброго!

Витр Депон»

— Что ты ей наговорил? — с удивлением спросил Гран у Землянина, дочитав до конца. Однако пес ответить не мог, хоть и очень хотел, и сказал лишь пару слов на своем собачьем языке.

— Ладно, потом расскажешь, когда достану тебе другой переводчик. Полетели домой!

+1
15:02
400
19:33
Вот вы все: котики, котики… Оказывается, можно заменить их на собачек.
Наивная и добрая история о щенке и инопланетянине. Написано нормально. Любителей сюси-пуси ждет приятная история. Добро пожаловать в мир нелогичного, но доброго фэнтези. Успехов автору в конкурсе! Искренне, ей-богу!
13:25
Мило, слегка наивно, но вполне приятно читается.
Но что за живодерство посередине: щенок полгода должен был прожить в запертом ящике с мешками еды. Без воды, возможности погулять и справить нужду. Такое ощущение, что мафия захотела передать дону Витру привет. Да и в дальнейшем тема взросления собаки передана скупо. Фиг с ними с кучами и лужами по всему кораблю, но щенку нужно много движухи, а если её не будет — обеспечит сам. А уж как зубы начнут лезть, всю каюту изгрызёт.
Удачи в конкурсе.
18:45
Добрая сказочка на вечную тему «человек собаке друг» в космическом антураже! :)

Можно порадоваться за экономику будущего, где зарплаты супервайзера грузчиков (так я понял должность суперкарго) среди инопланетников хватает на космическую яхту, а чиновник готов заплатить за полугодовую доставку целый космический корабль, плюс четверть яхты на чай! laughПочему бы и нет! thumbsup

Вот к этому месту стоит присмотреться повнимательнее — получается, будто Гран это говорит:
— Зачем? Ты же мой друг, пожалуйста, не бросай меня! — Гран напрягся.


17:57
Легко, наивно, сказочно, по-доброму
Загрузка...