Ольга Силаева

Госпожа Эль

Госпожа Эль
Работа №513. Дисквалификация

Дисквалификация работы в связи с разглашением авторства.

Нарушено правило: 

3.8 Все работы должны оставаться анонимными до завершения конкурса и объявления результатов. В случае, если анонимность работы будет нарушена разглашением авторства, явным указанием на авторство, комментарием или любым другим образом, работа будет снята с конкурса.


— Примите мои поздравления, Госпожа Эль, Священная Чаша!

Лекарь Те почтительно кланяется.

— Что… Лекарь Те, служанки в этом уверены?

— В этом нет никаких сомнений, Госпожа, — лекарь Те сияет словно бриллиант в лучах рассвета, — прикажете сообщить Пятому Наследнику?

— Девран, мой маленький волчонок, моё Красное Яблоко…

— Госпожа?..

Мария от всей души хочет потерять сознание и больше никогда его не найти, но она не может себе этого позволить: Госпожа Эль — наложница Великого Оборотня, мать Пятого и Двадцатого Наследников, а отныне и Священная Чаша — не имеет права терять себя. Преодолевая накатившую дурноту образом улыбки старшего приёмного сына — причины всех бед и всех радостей последних десяти лет её насыщенной событиями жизни — Госпожа Эль произносит:

— Всë в порядке, лекарь Те: для женщины естественно забыться в радости от подобного известия…

«Да уж, известие — радостнее некуда!», — ехидно отвечает Госпоже Эль её же собственный внутренний голос из прошлой жизни, в которой нет никакой Госпожи Эль, а есть просто Машка, которую в детском доме Занозой зовут, потому что говорит она всегда только то, что думает.

— Разумеется, — чуть строже продолжает Госпожа Эль, не обращая никакого внимания на внутреннюю Занозу, — стоит уведомить Пятого Наследника о том, что его мать отныне Священная Чаша, однако… лекарь Те, уведомлять об этом нашего Господина и Достопочтенную Семью пока не стоит: мало ли что может произойти за первые месяцы в этом состоянии?

Безусловно преданный Марии и её Наследникам лекарь Те немедленно соглашается со словами Госпожи:

— Вы правы, но прошу Вас не беспокоиться: кроме Вас, Вашего слуги Те и Пятого Наследника о Вашем положении никто не узнает.

Госпожа Эль глубоко вздыхает и широко улыбается новому дню.

— Лекарь Те, мой Джихан уже проснулся, попроси Амань привести его, я хочу позавтракать с младшим сыном.

— Да.

Когда лекарь Те с поклонами выходит за резные двери её покоев, Госпожа Мария Эль, а когда-то — Машка Заноза, наконец позволяет себе бессильно растечься по постели и бесстыдно разрыдаться в подушку.

Марии, как ей кажется, нет ещё и тридцати. Она — приёмная мать двух опальных Наследников Главы Верховного Клана оборотней Арá — Деврана и Джихана. Глаза её старшего сына никогда ничего не увидят, ведь Девран от рождения слеп. Руки её младшего сына никогда ничего не удержат, ведь Джихан от рождения рук лишëн. Согласно привычному ей, человеческому григорианскому календарю, незрячему Пятому Наследнику приблизительно десять лет. Двадцатому Наследнику — безрукому, как называет его Великий Оборотень, но ногорукому, как называют Пятый брат и приёмная мать — ещё не минуло и полугода. Их отец Рем презирает наложницу Марию Эль всей своей отсутствующей душой и почти никогда не прикасается к ней даже кончиком когтя на великом своём мизинце.

Но Госпожа Мария Эль — беременна. И до того, как служанка Амань внесëт в её покои жемчужину её сердца, ненавидимый родным отцом и почти безгранично любимый приёмной матерью «Двадцатый обрубок», её Джихана, у Госпожи Клана оборотней, когда-то — Машки Занозы, есть примерно целый час на то, чтобы придумать, как ей и её ненаглядным Наследникам — уже родившимся и ещё не рожденным — жить дальше.

***

Машка Заноза любила вспоминать, как стала Госпожой Марией Эль: её же история казалась ей очень скучной, но в самые тяжелые дни придавала сил и здорового желания поднять голову выше, несмотря ни на что.

Родители очень любили Машу, и она отвечала им абсолютной взаимностью. Но у мамы всегда были проблемы со здоровьем, и мама умерла, когда Маше было семь. Папа Машу любить не перестал, но смерти любимой жены не выдержал — начал пить и однажды пьяным сел за руль. Зимой, в гололёд. Домой из гостей он так и не вернулся, а в гробу поехал на кладбище. Маше тогда было пятнадцать.

Маша всегда родителей любила, но спасло её то, что она почти всегда их понимала. А они — почти всегда понимали её. Так сложилось. И поскольку так сложилось — сложилось взаимопонимание, — Маше было не в чем ни саму себя, ни любимых родителей упрекнуть, когда она оказалась в детском доме.

Да, первое время ей там было плохо — непривычно, неприлично, неприятно. Очень горько было. Но когда она смогла поднять голову, расправить плечи и оглядеться — новый этап в жизни оказался не таким уж плохим, каким казался ей на первый взгляд, и жизнь начала налаживаться.

Маша начала общаться со сверстниками — и не смогла не заметить разницу между собой — её родители умерли — и «отказниками» — их родители бросили. Жизнь человека, который с детства знал, что никому не нужен, оказалась не такой, как жизнь Гекльберри Финна и Оливера Твиста, про приключения которых Маша с удовольствием читала в детстве: «отказники» будто бы бились об жизнь, как Машин кот Кубик об углы квартиры бился в тот день, когда папа принёс крошечного, тощего, грязного, постоянно жмурившегося ещë-не-Кубика под курткой домой. Маше всегда казалось, что она до последнего вздоха будет помнить свой вопрос:

— А почему он всё время забивается в угол и головой в него тычет?

И папин ответ:

— Он не знает, куда можно жить. Ему никто ещё не сказал.

Маше казалось, что дети, которых бросили — они, как добрый, наглый и самый рыжий на свете покойный Кубик в детстве, не знали, куда им жить, ведь в детдоме некому было с ними об этом разговаривать. Взрослым было не до того. Им вообще не до чего было, казалось Маше.

И всё, что ей казалось, не было для неё чем-то нормальным.

До Маши не сразу дошло, что о таком лучше не говорить, поэтому к ней и прилипло слово «Заноза».

Проносила она его года полтора — пока не встретила своего волчонка, своё Красное Яблоко, своего Деврана… то есть — пока не подобрала новорождённого щеночка на дороге рядом с детским домом.

Много лет спустя Госпоже Эль было неприятно это осознавать, но если бы Девран не был Наследником Клана Ара, если бы был обычным щеночком, он не смог бы привлечь внимание Занозы и выжить: одна шерстинка щеночка была золотой, другая серебряной — прямо как у Сивки-бурки, — даже заляпанный осенней дорожной слякотью, щеночек был очень красивым, а главное — заметным. Маша не прошла мимо него, потому что никто не смог бы мимо пройти, а не потому, что всегда внимательно смотрела под ноги. Много лет спустя Госпожа Эль была безмерно благодарна старшему сыну за его умение выделяться в нужное время и в нужном месте, а также — за тренировку её внимательности ко всему окружающему.

Маша подобрала красивого щеночка за его красоту, спрятала в детдомовском чулане и начала кормить столовским молоком из пипетки — так же, как когда-то родители кормили Кубика. Она планировала выкормить найдëныша и попробовать отдать кому-нибудь из взрослых, которые в детдом приезжали: щеночек рос таким красивым… кто от красоты откажется? Но у жизни были свои планы.

Прошла неделя, прежде чем Маша посмотрела щеночку в глаза — и как же хорошо, что ей никогда больше не пришлось корить себя за невнимательность! — в покрытые бельмами, но совершенно человеческие глазки. Заноза едва не ударила своего будущего сына головой о ближайшую стену — Госпожа Эль вспоминала тот шок с неизменным ужасом, — но вовремя опомнилась, заметив в крошечном щенячьем ушке драгоценную серьгу в виде гвоздика.

Она коснулась серьги — и вместе с Пятым Наследником оказалась в его личных покоях.

На самом деле Госпожа Эль не помнила даже своего удивления произошедшим: на её руках, вместо незрячей собаки, вдруг оказался незрячий ребёнок, и много лет спустя ей казалось, что он всегда был в приоритете, что она всегда была сначала на его стороне и только потом — на своей, что она всегда не имела права терять сознание.

Но зато она помнила, какой переполох вызвало её появление в покоях Двора — даже Рем пришёл на неё посмотреть, потому что никогда ещё с помощью амулета изгнанного принца во Двор Арá не попадал чистокровный человек.

Звери по такому случаю заморочились, нашли переводчика с рычащего на русский и обратно, объяснили Занозе, куда она попала, предоставили ей одежду торжественную и представили её Великому Оборотню. Пятый Наследник всё это время спал на Машиных руках, а обитатели Двора смотрели на него так, словно он труп и уже начал разлагаться.

Недоумение Маши по этому поводу разрешил Рем Ара: ему с рождения было отказано во всём светлом, что только может быть в разумном живом существе, но общаться с ним было очень удобно — он всегда был понятен и прямолинеен, как мясницкий топор.

— Изгнать Пятого Наследника немедленно, — прорычал он, стараясь даже не смотреть на спящего младенца — настолько велико было отвращение в его взгляде. Звери тут же сбежались к Машиным рукам.

— Милорд! Чем провинился перед Вашим Величеством Пятый Наследник? — по крайней мере в воспоминаниях Госпожи Эль её первый разговор с Великим Оборотнем Ремом Ара был именно таким. Холодным, церемониальным и бесстрашным.

***

— Мама! — прервав её приятные воспоминания, в покои Госпожи Эль врывается разъяренный Пятый Наследник Девран.

— Что такое, мой венценосный волчонок? — Мария знает, что не сможет обмануть сына, но всё равно надевает на лицо маску благостного удивления.

— Мама, как ты могла… зачем ты с этим зверем…

— Надеюсь, никто не видел тебя в таком неподобающем состоянии?

Что ещё Госпожа Эль может делать, если не мнимым спокойствием охлаждать пыл праведного гнева сына, выше всех богов превозносящего свою мать?

— Твой отец и наш Господин, Великий Оборотень Рем Ара, остался доволен твоими успехами, поэтому счёл меня, наложницу Эль, достойной выносить, родить и воспитать Пятьдесят Девятого Наследника Ара, ты должен быть доволен.

В ярости покрывшийся шерстью и переливающийся всеми цветами радуги Пятый Наследник не то что быть — даже выглядеть довольным нисколько не собирается. Он кричит и рычит одновременно:

— Какого по счету?! — и Госпожа Эль внезапно для самой себя начинает плакать.

— Ты будешь его ненавидеть? Будешь ненавидеть своего брата? Задерешь его в Охоте?

***

Предвидев Великий Потоп, несколько десятков тысяч шаманов со всего света нашли способ переместиться в параллельный человеческому мир, где создали сообщества, государства и культуры, развитие которых почему-то определилось общей для всех шаманов способностью перевоплощать часть человеческого духа в животный, сохраняя человеческий разум. «Травоядные» шаманы очень быстро оказались под властью «хищников», и «хищники» основали целые кланы, в которых многие поколения от отца к сыну передавали и развивали хищные стороны духа и души.

Машка Заноза, ставшая Госпожой Эль, найдя на дороге новорождённого щенка, попала в один из древнейших и жесточайших кланов волков.

Главой Клана становился тот мужчина правящего рода Ара, который в боях — их называли Охотами — убивал всех своих братьев. Если у Главы Клана рождался «травоядный» сын — его душили. Но хуже всего была участь Наследника — калеки: душить хищника было запрещено, поэтому больного младенца «изгоняли из клана» — его возвращали в мир людей, где он мучительно умирал в животной своей ипостаси — чаще всего котёнком, щеночком или птенчиком.

Всё это Рем Ара рассказал Занозе. Спокойно, холодно и немного торжественно.

Она поняла: если сейчас же что-нибудь не придумает, незрячего мальчика вырвут из её рук и выкинут обратно в дорожную грязь. Здорового, красивого, тëплого, живого мальчика оставили без малейшего шанса на достойную жизнь и даже — достойную смерть. Ни за что.

Последние три слова Госпожа Эль сказала вслух, и это помогло: со всем возможным видимым почтением к существу, которое она возненавидела, Мария рассказала Великому Оборотню… сколь многое его род теряет, изгоняя Наследников с ограниченными возможностями.

Она объяснила, что ограничения зачастую порождают необычные способности, и предложила Великому Оборотню нехитрый эксперимент: пусть все особые Наследники вырастут под её опекой и покажут себя, а если Великий Оборотень сочтёт результат неудовлетворительным, то…

— То я раздеру их в клочья прямо на твоих глазах, одного за другим.

У Госпожи Эль не нашлось возражений. В тот момент она и подумать не могла о том, что однажды результат её материнства так сильно понравится Главе Клана и так сильно испугает его, что он пожелает и возвысить свою фиктивную наложницу, и унизить её одновременно, впервые за десять лет потребовав исполнения обязанностей.

***

— Нет, мама, я не это хотел… прости! — огромный белоснежный волк падает на колени перед Госпожой Эль, и на его месте остаётся исцарапанный собственными когтями маленький мальчик. — Если бы ты никогда не встретила меня, Госпожа…

— Мне нечем было бы гордиться в жизни, сынок. Ты вырастешь хорошим человеком, ты станешь добрым зверем, ты будешь жить свободно, а может быть — изменишь мир к лучшему. Как и твои братья. Какая мать не мечтает о таких детях?

— Мне так жаль, мама, что я не могу прозреть, что я…

— Спасибо тебе… за это.

Сегодня у Госпожи Эль великий день: она радуется своим детям как никогда прежде. Она радуется, ведь незрячий никогда не увидит шрамов на её лице, а безрукий — не сразу сможет их почувствовать.

Однажды Рем Ара покинет этот мир — блохастой псиной его выкинут в грязную осеннюю сырость, — и тогда все шрамы затянутся. А пока — Госпожа Эль улыбается своем детям и новому дню.

Другие работы:
-3
07:12
3449
20:12
+2
Ну, что здесь скажешь… С первых строк рассказ показался вполне приличным. Идея «наложницы Великого Оборотня» выглядит убедительно и атмосферно, особенно для поклонников подобного жанра. Но, к сожалению, все интересное этим и ограничилось. Дальше начался какой-то винегрет, притом, он касается как содержания, так и исполнения.
К чему в самом начале появился Лекарь Те, я так и не понял, наверное, для того, чтобы оповестить нас, о ком пойдет речь. И Фсе. Приходится лишний раз напоминать, что все развешенные на стенах ружья должны стрелять, и если вводишь персонажа, то он просто обязан влиять на сюжет и не имеет права исчезнуть, не сказав до свидания. Хотя стоит отметить, что сюжет, как таковой, отсутствует вообще. Это скорее сумбурная наброска для более обширного произведения, которую автор решил выложить на конкурсе и посмотреть на реакцию. Так что к чему заморачиваться как звери, которые, цитирую: «звери по такому случаю заморочились, нашли переводчика с рычащего на русский и обратно».
Далее можно просто голову себе сломать, разбираясь кто кому каким родственником приходится, кто кому Девран, а кто Джихан, и кто какой по счету наследник. В общем, плодовитый попался «Оборотень», неспроста его здесь кличут «Великим».
Короче, рассказ по достоинству может стать украшеним отличной подборки с ПЕРЛАМИ и действительно напоминает попытку перевода с рычащего на русский. О слепых и безруких «щеночках» и десятках тысяч шаманах я вообще молчу. Так и подначивает представить диалог:
— Сколько потребуется шаманов со всего света, чтобы переместиться в параллельный человеческому мир, для создания сообщества, государств и культур, развитие которых почему-то будет определяться общей для всех шаманов способностью перевоплощать часть человеческого духа в животный, сохраняя человеческий разум? (если что, это практически цитата)
— Пять дивизий, товарищ Сталин.
— Прыступить нимедлэнно!
Рассказ сложновато воспринимать, но не понять, что лекарь подтвердил главной героине беременность, по-моему, тоже сложно.

А «десятки тысяч шаманов»… на мой вкус многовато, но вообще говоря, Великий Потоп — мифическое событие. Соответственно, допотопные времена тоже мифические, поэтому до потопа шаманом мог быть каждый второй человек на планете. А в затонувшей Атлантиде каждый первый шаманом мог быть. Это же фантдоп, т. е. фантастическое допущение.
14:29
+2
Вы о чем? Я так и написал — Лекарь появляется только для того, чтобы нас оповестить. И ФСЕ!!! Это коню понятно. Непонятно на кой он нужен в рассказе. Кроме информативности он ничего не несет. Это не персонаж, это функция. Сказал и загадочно удалился. Притом навсегда! По большому счету, персонажи, как таковые, в рассказе отсутствуют. Не один из них не раскрыт… Они все упоминаются вскользь. Их как бы нет! Да и рассказа нет. Винегрет есть, а рассказа нет. А о шаманах я не писал, что как фантдоп такое не возможно. Я писал, что выглядит это нелепо. Точно так же, как и «щеночки».
Теперь, кажется, поняла: вы считаете, что рассказ не может быть сосредоточен на раскрытии одного-единственного персонажа и вам почему-то очень не нравится фантдоп.

Ваши ожидания от текста были разрушены, и вам очень не нравится то, каким образом автор их разрушил, так ведь?

Когда я встречала отрывки из историй о наложницах Великих Кого-То — это был ромфант с героинями, функция которых заключалась в том, чтобы отдаться: прийти от ненависти или равнодушия к этому Великому Кому-То до любви путём взаимного трепания нервов и «горячих» постельных утех. Функция героев при этом заключалась в том, чтобы взять: быть молчаливыми Рыцарями Печального Образа, за жёсткими характерами которых скрываются мягкие и нежные зефирные души, к которым женщины обязаны находить путь самостоятельно, преимущественно через постель.

А тут — столько сложностей, чтобы описать женщину, которая все силы вкладывает не в Великого и Ужасного, а в воспитание его инвалидов, общаясь с Великим и Ужасным через силу и по необходимости, потому что он реально Великий (мне кажется, он вполне себе правителем изображен, пусть и жестоким) и реально Ужасный.

Признаться, я тоже удивлена. Но почему вам всё это кажется нелепым?
22:09 (отредактировано)
+1
Нет, я так не считаю. И дело совсем не в фантдопе. Дело в данном произведении. Оно написано очень некачественно.
В ярости покрывшийся шерстью и переливающийся всеми цветами радуги Пятый Наследник не то что быть — даже выглядеть довольным нисколько не собирается. Он кричит и рычит одновременно:

И так весь рассказ. Без передышки!
02:42 (отредактировано)
-3
Э-э-э… это два сложных (во второе ещё вроде входит диалоговая фраза!), длинных предложения, они написаны в настоящем времени. Что в них «некачественного»?
03:03 (отредактировано)
-1
Как-то я всё меньше понимаю суть читательских претензий к текстам тут: вам, например, сначала не понравилось то, что все персонажи в тексте эпизодические, потом показался нелепым фантдоп, потом вы и вовсе назвали текст «некачественным», приведя в качестве примера некачественности… два сложных предложения.

Ещё одному читателю неграмотно, т.е., по моим меркам, на самом деле некачественно написанный соседний текст понравился, потому что он счёл поведение главного героя логичным, а следующий за ним вполне грамотный текст не понравился, потому что он счёл персонажа «дурой».

Я, честно говоря, не понимаю, как такие критерии оценки текстов понимать.
16:14
+1
Не приписывайте мне того, чего не было. Сначала одно, потом другое… Ничего этого не было. Рассказ написан плохо. В своем первом комментарии я указал явные огрехи, которые видно невооруженным взглядом и которые бросаются в глаза в первую очередь, не углубляясь в подробный разбор.
К литературе следует относиться, как к музыке или, как к изобразительному искусству. Литературное полотно должно быть ясным и прозрачным. По крайней мере, к этому следует стремиться. Вы выложили рассказ на конкурс, где есть этап с самосудом, то есть авторы вынуждены читать его и высказывать свое мнение. Если бы я увидел его в другом месте, то прошел бы мимо… потому что читать здесь нечего.
Так вот! Рассказ это законченное произведение и подчиняется определенным законам. Как в музыке. Есть гармония, ритм, тональность. Если нет слуха или чувства ритма, то какой смысл заниматься музыкой? Некоторые авторы не будучи подготовленными профессионально, чувствуют эти законы интуитивно. Другие способны выучиться. Рассказ имеет сверхзадачу, то есть основную идею, к которой стремятся все составляющие произведения. Есть обстоятельства, в том числе фантдоп. Есть исходное событие и событийный ряд с кульминацией и развязкой. Если этого ничего нет, то ни какой у вас не рассказ, а в лучшем случае литературный набросок или зарисовка. Есть характеры, психологический рисунок персонажей и т. д. Здесь же этого ничего нет. У читателя должна возникать четкая картинка. А здесь она не возникает, потому что это не рассказ, а винегрет.
Если вы не знаете, то в конце концов есть такое понятие, как художественная сторона произведения, то есть эстетическая составляющая.
Никакое это не сложное предложение. Это «каструбатая» необтесанная белиберда. И такой белиберды полный рассказ.
Звери по такому случаю заморочились, нашли переводчика с рычащего на русский и обратно

Вы всерьез считаете это литературой? Это перл.
Логика в в «рассказе» отсутствует, от слова напрочь!
хуже всего была участь Наследника — калеки: душить хищника было запрещено, поэтому больного младенца «изгоняли из клана» — его возвращали в мир людей, где он мучительно умирал в животной своей ипостаси — чаще всего котёнком, щеночком или птенчиком.

Всё это Рем Ара рассказал Занозе. Спокойно, холодно и немного торжественно.

Она поняла: если сейчас же что-нибудь не придумает, незрячего мальчика вырвут из её рук и выкинут обратно в дорожную грязь. Здорового, красивого, тëплого, живого мальчика оставили без малейшего шанса на достойную жизнь и даже — достойную смерть..

В начале вы пишите о калеке, а потом он тут же становится здоровым теплым и т.д.
Обратите внимание на стилистический разнобой. В некоторых местах текст звучит с претензией на эпичность:
Что ещё Госпожа Эль может делать, если не мнимым спокойствием охлаждать пыл праведного гнева сына, выше всех богов превозносящего свою мать?

В другом, сухой, суконный язык.
Предвидев Великий Потоп, несколько десятков тысяч шаманов со всего света нашли способ переместиться в параллельный человеческому мир, где создали сообщества, государства и культуры, развитие которых почему-то определилось общей для всех шаманов способностью перевоплощать часть человеческого духа в животный, сохраняя человеческий разум.

Да и не язык это ни какой. Это обычный перл. Бред. Вам что не видно? И дело не в фантдопе. Дело в том, что это белиберда.
В третьих местах вы переходите на жаргонные фразы. И заметьте, стилистические переходы звучат не в диалогах, тогда, как такое возможно, а в авторском тексте. А это, извините, ху… ня.
Короче не обижайтесь, но это один из самых бестолковых рассказов, что я прочитал на этом конкурсе.
Согласно привычному ей, человеческому григорианскому календарю, незрячему Пятому Наследнику приблизительно десять лет. Двадцатому Наследнику — безрукому, как называет его Великий Оборотень, но ногорукому, как называют Пятый брат и приёмная мать — ещё не минуло и полугода. Их отец Рем презирает наложницу Марию Эль всей своей отсутствующей душой и почти никогда не прикасается к ней даже кончиком когтя на великом своём мизинце.

Это че?
Это поток сознания… безрукие, ногорукие… мать вашу, это реально бред. И притом она тут же оказывается беременной. Так он же вроде бы презирает ее и даже ногтем не касается из презрения.
В общем если будете приставать дальше, влеплю вам диз и расскажу еще об одной составляющей произведения, а именно о эмоциональном впечатлении. Уверяю, вам не понравится.

16:34
+1
Про критерии оценки произведений — точнее не скажешь.
thumbsup
С чего вы взяли, что текст написала я? Я ведь его даже не защищаю, я выясняю ваши критерии качества текста. Вы рассказали:

1. Текст обязан иметь сверхзадачу, и на эту сверхзадачу каждое слово в тексте обязано работать.

2. Текст обязан быть прост и понятен, как «Война и мир», стилистически разнообразными в нём могут быть исключительно диалоговые фразы. В противном случае текст кажется вам сумбурным.

3. Незрячий ни по каким причинам не может быть назван «здоровым», а отношения между мужчиной и женщиной не могут быть настолько сложны, чтобы мужчина вполне мог желать и презирать женщину одновременно.

Ваши критерии вполне справедливы, вы мыслите, как любитель классической русскоязычной литературы. Она вся такая, как вы описали. Понятная, предсказуемая и скучная.

Предположу, что, к примеру, Виктора Пелевина вы не считаете достойным звания Писателя, потому что у него не тексты, а сплошной винегрет.

Откуда, кстати, взялась привычка местных читателей грубо говорить с оппонентами и угрожать им?
00:33
-1
Дело в том, что я высказываюсь относительно материала, а вы начинаете приписывать мне какую-то глупость. Типа, вы считаете так, вы считаете эдак, вы не любите Пилевина. При том, что я люблю Пилевина. И у меня возникает неприятие. То есть вы первая перешли на личность. Нахрен мне ваши предположения относительно меня?.. Что я считаю достойным, а что нет. Рассказ полная ху… ня. Бред. Написанный в стиле " от перла к перлу"
01:05 (отредактировано)
Текст обязан иметь сверхзадачу, и на эту сверхзадачу каждое слово в тексте обязано работать.

Не обязан! Я так не писал, зачем вы все время приписываете мне то, чего я не писал. Я писал, что текст имеет сверхзадачу, то есть идею. Очень хорошо когда она есть. Не важно классический это текст или модернистский.
Текст обязан быть прост и понятен, как «Война и мир»

Что за бред? Где я такое писал?
стилистически разнообразными в нём могут быть исключительно диалоговые фразы

Это реально аутизм! Разнообразие стилей вполне может гармонично вплетаться в структуру текста если это сделано мастерски и с душой. А стилистический разнобой, это совсем другое.
Незрячий ни по каким причинам не может быть назван «здоровым»

Зрячий вполне может быть назван здоровым. Но в данном рассказе автор называет его инвалидом, а через один абзац говорит, что он абсолютно здоров.
Ваши критерии вполне справедливы, вы мыслите, как любитель классической русскоязычной литературы

Больше всего я люблю фантастику! И Достоевского.
Предположу, что, к примеру, Виктора Пелевина вы не считаете достойным звания Писателя, потому что у него не тексты, а сплошной винегрет.

Пилевин — норм!
Откуда, кстати, взялась привычка местных читателей грубо говорить с оппонентами и угрожать им?

Я вам пишу о рассказе, а вы мне пишите обо мне. Накой вы мне сдались? Не нужно комментировать мою личность и я не буду посылать вас нах… а так я делаю это с удовольствием. Идите…
Дело в том, что я ничего вам не приписывала, я лишь выясняла ваши критерии качества текста. Я филолог, литературоведением занимаюсь, мне очень интересны такие вещи.

Всё, что я выяснила сквозь ваше отвратительное поведение — вам просто тяжело данный текст воспринимать, потому что он не соответствует общепризнанному русскоязычному канону.

В этом я с вами согласна, и за это от меня тексту минус: он структурно сложный. Но это ничего не говорит о его качестве.

Многие тексты написаны ради экспериментального слома шаблонов. Я такие, так же, как и Чехова, читать умею и люблю.

Я не собираюсь с вами скандалить, конфликта между нами не было, нет, не будет и не может быть.
01:46
+1
Ну тогда извините! Готов признать свою ошибку! Но у меня возникло ощущение, что вы, зачем-то, приписываете мне то чего я не писал. И делаете это в навязчивой форме. Я пишу о тексте, а вы обо мне. Поведение отвратительное… Согласен! Но согласитесь, странно, когда незнакомый человек начинает комментировать вашу личность!
Теперь о рассказе. Никакой это не эксперимент. Для того чтобы экспериментировать нужно уметь писать. Это вампуга! Вот если бы вы написали, что «Русский балет» это эксперимент, я бы согласился. А здесь… Даже расстроился. что вы ко мне пристали.
02:12 (отредактировано)
1. Вы не можете нормально объясниться — и раздражаетесь на то, что вас не понимают.

2. Классический текст, модернистский текст, пост-модернистский текст — это разные формы текста. Данный текст, судя по структуре, ни к одной из этих форм нельзя отнести.

3. В нём нет стилистического разнобоя, несмотря на то, что, в силу структуры, кажется, что есть.

1. Инвалидность — это не всегда болезнь, зачастую это поломка в структуре организма, приводящая… Короче: слепота — это не болезнь, а состояние, поэтому не больного незрячего инвалида корректно называть «здоровым».
02:24 (отредактировано)
Здрасьте!
Вы не можете нормально объясниться — и раздражаетесь на то, что вас не понимают.

Я вам целые тирады писал, два дня подряд. А вы мне в ответ, что я люблю Войну и мир! А я ее терпеть не могу.
Классический текст, модернистский текст, пост-модернистский текст — это разные формы текста. Данный текст, судя по структуре, ни к одной из этих форм нельзя отнести.

Конечно нельзя. Потому что все это словоблудие и бред.
В нём нет стилистического разного, несмотря на то, что в силу структуры, кажется, что есть.

Это туда же… когда идет поток сознания, он может менять направленность. Почему нет? Поэтому кажется, что есть, а на самом деле нет!:))
Инвалидность — это не всегда болезнь, зачастую это поломка в структуре организма

Ахринеть! Поломка в структуре организма!!! По моему это и есть болезнь. Автор так и пишет, что они все инвалиды. Без рук, без глаз, и т.д.
Не извиню. И я к вам не приставала. Я хотела с вами обсудить текст, но здесь, очевидно, тексты принято не обсуждать или обшучивать, а поливать всякой грязью.

Чтобы писать экспериментальные тексты, нужно уметь писать в принципе, тут согласна. Но чтобы читать экспериментальные тексты, нужно ИХ ЖЕ уметь читать, понимаете?

К примеру, вы можете сказать, какая здесь композиция, сколько здесь художественных времён, сколько точно стилей повествования и почему именно столько?
Болезнь — это прогрессирующий патологический процесс. Врождённая слепота или отсутствие конечностей не прогрессируют. Это не болезни, это физиологические аномалии.
13:59
Врожденная патология и есть болезнь в широком смысле этого слова. В таком случае пишите глоссарий с указанием, как трактовать те или иные термины. В данном случае я иду от автора, он написал — «КАЛЕКА», а ниже, что ЗДОРОВ! Хотя именно забота о калеках и есть одна из центральных тем рассказа
14:03 (отредактировано)
Я и обсуждал с вами текст, а вы со мной обсуждали меня. С удовольствием бы почитал ваш профессиональный разбор данного опуса. А то вы только упрекаете, что я, дескать, не с той точки зрения смотрю, а вашей уважаемой точки зрения, во всей своей красе, я так и не увидел
Я, например, могу сказать, какая здесь композиция — никакая!
Художественность в рассказе отсутствует как таковая, от слова — вообще.
А стилей я насчитал, как минимум, три. Думаю еще парочку найти можно. Но они происходят не от умения автора работать со стилем, а от сумбурности изложения.
В медицинском смысле слова «болезнь» — это прогрессирующий постнатальный патопроцесс. Если у человека есть структурные особенности, то он инвалид (или калека), но называть его больным некорректно.

Онкология — это болезнь, грипп — это болезнь, прогрессирующая атрофия зрительных нервов — это болезнь, если прогрессия не обусловлена генетически.

Слепота, глухота и прочее — это не болезни, а часто следствия болезней.

Так что незрячий мальчик вполне здоров. Но калека, естественно.
Я вас не понимаю: что значит «никакая», что значит «отсутствует»?

В комментариях есть человек, который своё мнение обосновала понятным мне способом. Ваши объяснения лично мне не понятны.

В комментариях уже много слов, я не понимаю только, что стоит за вашими.
15:17
Можно было и рассказ так назвать — Здоровый калека! А че, нормальное название. Чем калека здоровее тем лучше! Или тоже не фарм? В общем, заканчивайте бегать по словарям, жду от вас профессионального разбора, хотя бы одного рассказа. А то складывается впечатление, что к литературе, вы имеете такое же отношение, как я к медицине.
Очевидные особенности текста

1. Необычная фабула. Обычная, ваша любимая: завязка — конфликт — развитие конфликта — кульминация — развязка. Все, что любят, судя по всему, местные Слоны. Фабула этого текста: пролог/экспозиция (ваш нелюбимый лекарь — персонаж экспозиции) — ретроспектива (воспоминания, флэшбек) — кульминация — ретроспектива — эпилог. Весь сюжет и все конфликты, приведшие к эмоциональной кульминации в настоящем, скрыты в прошлом главной героини. Это нетипично для рассказа, больше характерно для персонажной зарисовки, но текст выглядит вполне цельным.

2. Параллельная композиция: повествование о прошлом ведётся параллельно происходящему в настоящем.

3. Три художественных времени: о настоящем написано в настоящем, о прошлом — в прошедшем, к финалу есть немного будущего.

4. Два основных стиля повествования: официально-деловой (высокий) для описания поведения героини в настоящем времени и разговорный — для описания воспоминаний героини, а также её восприятия отдельных моментов в настоящем. Есть ещё публицистический с уходом в канцелярский — он для описания героя, который простой, прямолинейный, безэмоциональный правитель. Всё, что он говорит, написано суконным языком.

Что в тексте плохо: содержание. Не понятно, деконструкция это жанра или что. Непонятно, что именно автор хотел сказать или показать, потому что обожаемой многими морали тут тоже не особо много. Из-за этого довольно сложно воспринимать эту форму.

В качестве персонажной зарисовки главной героини или пролога к большому тексту — хорошо. Но для отдельной публикации не хватает раскрытия других персонажей.

Я уже не жду, что вы перестанете грубить и хамить.
16:51 (отредактировано)
+2
Два вопроса по разбору. Где, по-Вашему, кульминация в этом тексте? И каков центральный конфликт?
18:16 (отредактировано)
+1
Правильно и делаете!
Ну, это уже хоть что-то!
Но, как по мне, странноватый анализ.
Я, например, утверждаю, что я специалист в области изобразительного искусства. Беру картину и делаю разбор:
Особенности!
Нетипичные размеры холста 2Х1.5 Большой плюс, ломка шаблонов.
Холст, содержит синтетические волокна. Почти революционная новизна.
Краска — акварель, слой 0.5 мм. Типично для подобных пейзажей.
Небо нарисовано голубым, вода синим, лес зеленым, какашки коричневым. Что в полной мери соответствует художественной правде.
Минусы: Непонятно это деконструкция или каляки-маляки?
Масштаб экспозиции не достаточно объемен для данного вида пейзажей. Маловато деревьев.
И что?
Что я, как начинающий автор, который хочет увидеть реакцию на свое произведение должен из этого вынести?
Вот вы пишите:
«Весь сюжет и все конфликты, приведшие к эмоциональной кульминации в настоящем, скрыты в прошлом главной героини. Это нетипично для рассказа, больше характерно для персонажной зарисовки, но текст выглядит вполне цельным.»
А почему не объяснить молодому автору, что читатель, он во многом похож на зрителя. Ведь придя в кинотеатр, вы не хотите услышать перечисление событий, которые произошли за кадром. Вы хотите стать их свидетелем, окунуться с головой в бурю страстей и приключений. А кульминация, которой к слову в рассказе нет, должна быть четкая и понятная, а не размазанная, как сопля по асфальту.
И лучше всего учиться по образу классических произведений. Не важно русская это классика или классика мировой фантастики. Все перечисленные мною выше составляющие художественного произведения, характерны для всей мировой литературы, да и для кинематографа тоже. И научившись работать с сюжетом, с характерами, с диалогами в классическом смысле, вы сможете куролесить и балагурить, как вам заблагорассудиться. Автор данного произведения ничего этого не знает. И это сразу видно.
Есть понятия правды! То есть описывая что-либо, вы должны поинтересоваться данным вопросом. И тогда бы вы поняли, что в допотопные (читай древние) времена, жизнь выглядела немного иначе, и городов подобных современным не существовало, а толпа в пятьсот человек, уже могла считаться несметной армией. И когда вы пишете о десятках тысяч шаманов, то это выглядит нелепо, потому что не соответствует художественной правде. Как у Станиславского — НЕ ВЕРЮ! Отсюда рождается фальшь, нелепость. Намного правильнее было бы написать, что величайший шаман всех времен и народов пробил портал между мирами в неравной борьбе со своей тещей. И в такое поверить будет значительно проще.
И в этом рассказе все так!
«Рычащий» язык! Вы серьезно? Для вас это норма? Если вы филолог и не понимаете, что такое построение фразы недопустимо, то грош вам цена. Не может язык быть, не рычащий, не каркающий, может быть звериный или птичий, но ни как не рычащий. Если вы хотите построить подобную фрау, то нужна вводная часть. Например — они разговаривали на каком-то странном рычащем языке… Но в конце концов мне удалось перевести с рычащего на русский!
Короче… зачем я здесь с вами разговариваю? Если вы реально филолог то должны сами понимать и не вводить людей в заблуждение.
1. Если вы хотите посмотреть фильм, вы можете ПОЙТИ И ПОСМОТРЕТЬ ФИЛЬМ.

Для создания текстов необходимо пользоваться литературным языком, но не обязательно пользоваться для этого элементами киноязыка. Литература и кино — это очень разные по форме и на самом деле даже содержанию виды искусства! Начиная с того, что авторский текст — индивидуальная работа, а авторский фильм — работа чаще всего пока коллективная.

Текст не обязан быть кинематографичным, равно как фильм, основанный на литературном первоисточнике, вовсе не обязан во всем следовать тексту. То, что можно написать, не всегда можно экранизовать. Тот сценарий, который можно воплотить на экране, не всегда подходит для литературного текста.

2. Повторю ещё раз: Великий Потоп — это больше мифическое, а не историческое событие, поэтому допотопные времена не обязательно должны быть описаны с опорой на археологические данные.

3. Как филолог я знаю, что «рычащего языка» не бывает, подобные характеристики корректно относить исключительно к произношению.

Но фокальный персонаж — персонаж от лица которого ведётся повествование — не филолог, описаны её впечатления в разговорном стиле, бытовым вполне языком, а на бытовом уровне многие люди, говоря слово «язык», имеют в виду «произношение». И наоборот.

Ваше «НЕ ВЕРЮ!» меня нисколько не волнует, потому что текст не обязан соответствовать вашим критериям веры в него.

Я надеюсь, что хотя бы в жизни вы не орëте в споре. Читать ваш экспрессивный, кричащий текст крайне неприятно.
В тексте нет явного конфликта, поэтому, подумав, я не обозначила его в фабуле, но очевидно, что сразу несколько длительных конфликтов скрыто в ретроспективе, что приводит к некоторой эмоциональной кульминации, похожей на явный конфликт: к матери ворвался сын и потребовал у неё объяснений.

Но конфликт этот мнимый, потому что сын зол не на мать. И не на её беременность. Он зол на отца, и ему больно от того, что мать не сумела избежать насилия. А мать всерьёз испугалась, что из-за этого ребёнка, которого ей предстоит родить, не примут старшие дети.

Это не конфликт, а срыв.
20:44
+1
Это не конфликт, а срыв.

Тогда это и не кульминация. А где же тогда кульминация, наивысшая точка коллизии?
Комментарий удален
22:41 (отредактировано)
+1
Кульминация — это наивысшая точка развития конфликта. Который вовсе не должен носить явный характер, то есть не должен выглядеть как коллизия — явное столкновение интересов.

Конфликты разные бывают.

Конфликт может быть скрытым и выражаться, к примеру, в эмоциональном отношении участников конфликта друг к другу. Как в этом тексте. Раз в этом тексте конфликт скрытый и завязан на эмоциях, почему его кульминация должна быть явной, а не замаскированной под срыв?
Я каждый текст в каждой группе могу разобрать так же, как этот. Я — автор каждого в таком случае?

Вы снова опустились до прямых оскорблений, несмотря на то, что вам вынесли предупреждение. Позорище.

Прощайте.
22:46 (отредактировано)
Раз в этом тексте конфликт скрытый и завязан на эмоциях, почему его кульминация должна быть явной, а не замаскированной под срыв?

Потому что Вы сами сказали, что
Это не конфликт, а срыв.

Нет конфликта — нет кульминации.
Я пока еще пытаюсь прояснить Вашу позицию, а не оспорить ее. Но как-то она не проясняется.
Давайте еще раз:
1) Каков, по-Вашему, центральный конфликт этого текста?
2) Где кульминация этого конфликта?
00:07 (отредактировано)
Хорошо, ещё раз.

Явного конфликта, конфликта в виде коллизии, конфликта в том виде, в котором мы чаще всего видим конфликт в рассказах — в тексте нет. Соответственно — нет кульминации конфликта в привычном виде. (А также завязки конфликта и развязки нет, потому что завязки и развязки бывают только у явных конфликтов.)

Здесь конфликт скрытый, замаскированный. Соответственно, и кульминация его замаскирована.

Конфликт — у протагонистки и её детей с антагонистом: они много лет враждуют и презирают друг друга, но выказывают друг другу уважительный нейтралитет. Даже наедине героиня не позволяет сыну высказывать и показывать ненависть к отцу, потому что это может быть опасно.

Кульминация конфликта наступает в тот момент, когда героиня сталкивается с этой замаскированной холодной вежливостью ненавистью. Своей, сына. И впервые показывает страх. Страх перед возможными последствиями многолетней взаимной неприязни не на жизнь а насмерть.

Это конфликт не внешний, не столкновение интересов, а внутренний конфликт лицемерных взаимоотношений. Понятно почему его кульминация наступает тогда, когда герои больше не в силах лицемерить, и замаскирована под эмоциональный срыв с руганью, слезами и претензиями.
06:51 (отредактировано)
Явного конфликта, конфликта в виде коллизии, конфликта в том виде, в котором мы чаще всего видим конфликт в рассказах — в тексте нет. Соответственно — нет кульминации конфликта в привычном виде. (А также завязки конфликта и развязки нет, потому что завязки и развязки бывают только у явных конфликтов.)

Сдается мне, Вы путаете явный конфликт с локальным преходящим сюжетом. А то, что Вы назвали «замаскированным» конфликтом, больше похоже на устойчивое конфликтное состояние. Ну да ладно.
Конфликт — у протагонистки и её детей с антагонистом

А тут Вы сами себе противоречите: то у Вас конфликт протагонистки с антагонистом — то есть, межличностный, внешний, то
Кульминация конфликта наступает в тот момент, когда героиня сталкивается с этой замаскированной холодной вежливостью ненавистью. Своей, сына.

Это конфликт не внешний, не столкновение интересов, а внутренний конфликт лицемерных взаимоотношений.

Так какой конфликт здесь играет ведущую роль — внешний, между персонажами, или внутренний, в душе самой героини? Для уточнения: любой конфликт может являться постоянным — устойчивым конфликтным состоянием, которое не разрешается в рамках текста, — но это не значит, что в нем не может быть динамики и кульминации.
08:24 (отредактировано)
Вас послушать — так в жизни всё очень просто: любой межличностный конфликт всегда проявлен вовне, а любой конфликт, проявленный вовне, является коллизией, то бишь — столкновением интересов или точек зрения.

Всё не так. В жизни всё не так, а в литературе с чего должно так быть?

Межличностные конфликты, особенно — как вы точно описали — сюжето- или жизне- образующие конфликтные состояния, зачастую однажды просто «повисают в воздухе», но никогда не то, что не получают действительного развития, а даже не обнаруживают себя в действительности, на эту самую действительность, тем не менее, оказывая непосредственное влияние.

К примеру: мать понимает, что не любит ребёнка и ей кажется, что это неправильно — она изо всех сил имитирует и декларирует любовь. Можно подумать, что я обозначила сейчас внутренний конфликт матери, но нет: этот внутренний личностный конфликт со временем неминуемо станет внутренним межличностным конфликтом, потому что ребёнок всегда поймёт, что нелюбим. Всегда. Невозможно скрыть, невозможно не транслировать. Это понимание вовсе не обязательно потянет за собой потребность ребёнка выйти на явный конфликт с матерью, но повлияет на их взаимоотношения. Оба будут понимать, что ребёнок нелюбим, и взаимодействовать будут через это, и каждый по-своему будет это переваривать. Но никто никогда, скорее всего, даже не скажет об этом вслух.

Текст рисует похожую ситуацию: только в нём не внутренний конфликт героини порождает непроявленный межличностный, а наоборот.
Как выглядит скрытый межличностный конфликт примере этого текста

Столкновения интересов никакого, потому что отношения протагонистки с антагонистом — это взаимовыгодное сотрудничество. Он честно выполняет свою часть сделки: оставляет калек и больных живыми, при статусе, почестях и соответствующем содержании, — она выполняет свою часть: их успехи впечатляют. Всё идёт по плану, интересы друг друга дополняют.

Никакого столкновения точек зрения: им просто бессмысленно спорить, не зачем и не о чем спорить.

Но конфликт между ними, при всём внешнем благополучии взаимоотношений, определённо есть.
11:31
+7
Вы неплохо владеете приемами манипулятивной полемики, я оценила. Но отходить от темы не собираюсь, как и отстаивать позицию, которую Вы мне приписали. И раз уж Вы не хотите — или не можете — дать прямой ответ на поставленные вопросы, я постараюсь облегчить Вам задачу, насколько хватит моих скромных познаний.
В этом тексте показаны два основных конфликта — между Рем Ара и Марией и между Девраном и Марией. Их сложно вычленить, потому что оба из рук вон плохо прописаны, но все же они есть. Это конфликты внешние, локальные, оба имеют завязку, кульминацию и разрешение, но из-за скомканной подачи они не создают должного эффекта — не вовлекают читателя в события, не побуждают его сопереживать героям.
1. Мария против Рем Ара. Завязка: Мария попадает в мир оборотней и защищает Деврана, которого Рем Ара хочет убить. Кульминация: Мария вступает в спор с Рем Ара за жизнь Деврана. Развязка: Рем Ара уступает и позволяет Марии воспитывать Наследников с ограниченными возможностями. Эпилог: десять лет спустя Девран все еще жив, а статус Марии возрастает до Священной Чаши.
Это — основной конфликт ретроспективной линии, и он практически полностью слит в канализацию. Накал противостояния происходит за кадром и пересказан обтекаемой косвенной речью. Какие слова Мария нашла, чтобы убедить Рем Ара отменить приговор, зачем вообще Великому Оборотню отступать от многовековой традиции ради слов какой-то девчонки из другого мира? Неясно. Что означает фраза «однажды результат её материнства так сильно понравится Главе Клана и так сильно испугает его, что он пожелает и возвысить свою фиктивную наложницу, и унизить её одновременно, впервые за десять лет потребовав исполнения обязанностей»? Чего может бояться Рем Ара, и почему для устранения угрозы ему нужно было зачать с Марией ребенка? Он боится, что Девран победит всех братьев и посягнет на него самого? Тогда как ему мог «понравиться» такой результат воспитания? Почему вообще у полновластного Главы Клана такие ограниченные возможности, кто мешает ему придушить неугодного сына вместе с его приемной матерью-чужачкой? Как вообще происходит смена власти в Клане и почему Рем Ара ждет участь изгнанника?
Перечислять непрописанные, непроясненные места и логические противоречия можно долго, но суть не в этом. Рем Ара — картонный антагонист, склеенный по шаблону «деспотичный отец-правитель». Ему не дали ни цельного характера, ни последовательного мотива, его действия повисают без причины и следствия, потому что в тексте у него одна-единственная роль: оттенять неземное сияние протагонистки. Вся ретроспективная линия — это самая что ни на есть типичная история попаданки, коих множество в современной фэнтези, со всеми базовыми клише, присущими этой разновидности сюжета. Героиня попадает в иной мир и обретает там Статус, который был для нее недостижим в родном мире. И если в лучших образцах жанра для достижения Статуса приходится все-таки поработать — победить дракона, расколдовать прекрасного принца или хотя бы завести кучу друзей — то здесь сжатый объем сослужил автору дурную службу. Коллизия сплюснута буквально в блин: героиня пришла, увидела и победила, одним махом перечеркнула незыблемые до сих пор социальные устои, из бедной детдомовской сиротки превратилась в укротительницу волков и особу, влияющую на политику могущественного клана оборотней. Как ей это удалось? Ну, как-то. Сами догадайтесь. Ход событий затушеван в ноль, основной акцент — на величии героини, покоряющей противника своим «холодным, церемониальным и бесстрашным» разговором. Которого мы, к слову, и не увидели, так что оценить его холодность, церемониальность и бесстрашие не можем. Героиня сияет в ореоле славы и милосердия. Картонный антагонист картонно рычит, но ничего опасного не делает. Действие отягощено здоровенным инфодампом, вклеенным посреди беседы, а развязка наступает просто так, без малейшего накала страстей. Итог: замысел шаблонен — здравствуй, стопятисотый попаданец в волшебную страну, — а реализация еще и высвечивает его худшие стороны.

2. Мария против Деврана. Завязка: Мария разрешает лекарю сообщить Деврану, что она беременна. Кульминация: Девран врывается к приемной матери и скандалит. Развязка: Девран просит прощения и получает его.
Это — основной конфликт линии, идущей в настоящем времени. Номинально он реализован лучше, чем конфликт ретроспективный. Но и в нем зияет критическая брешь: самый острый момент, между обвинениями Марии и раскаянием Деврана, опять спрятан от зрителя. Эмоционально заряженная сцена с хорошим драматическим потенциалом выхолощена до одних криков на повышенных тонах. А чувства персонажей, осознание их взаимной неправоты, переход от столкновения к примирению — все осталось где-то за кадром. Возможно, в голове автора, но никак не в тексте.
Вторая беда этого конфликта — это нарушение логики диалога и непоследовательная позиция участников.
Девран: Мама, как ты могла переспать с отцом? (Я ревную, мама, ты должна любить меня одного. С приветом, Эдипов комплекс).
Мария: Из-за этого ты убьешь своего будущего брата? (Конечно, мой любимый сын, я верю, что ты сделаешь именно это. Я знаю, что ты способен на это, я вижу в тебе убийцу, и это первое, что мне приходит на ум в минуту волнения).
Девран: Нет, мама, прости, я не хотел. (Я плохой, ужасный сын, я царапаю и наказываю себя, чтобы не лишиться твоей любви.)
Мария: Я тобой горжусь, ты будешь хорошим человеком и добрым зверем. (Какое это отношение имеет к нашему разговору? Не важно, я высказала тебе формальное одобрение, так что успокойся и перестань истерить).
Вот примерно так для постороннего человека считывается невербальная часть этого диалога. Поскольку реплики непоследовательны, читателю приходится достраивать смысл самому — и картина прекрасной любящей семьи отсюда никак не вырисовывается.
Вообще, непоследовательность и потеря логики на каждом шагу — общая беда текста. В прологе героиня собирается придумать, «как им жить дальше», но вместо этого погружается в «приятные воспоминания». Рем Ара собирался разорвать Наследника на глазах у Марии, если «сочтет результат неудовлетворительным» — но вот результат его уже «пугает», а он вместо того, чтобы избавиться от Деврана, дает ему еще больше поводов для ненависти. Мария радуется слепоте Деврана и увечью Джихана, потому что они не смогут узнать о ее шрамах? Во-первых, Джихан все равно их увидит, а Девран рано или поздно нащупает (или узнает от брата). Во-вторых, какая любящая мать радуется несчастью детей?
Итог: конфликт разрешен локально (Мария помирилась с сыном), статус кво восстановлен, никакой динамики в отношениях персонажей не произошло.
А как же постоянная конфликтная ситуация (Мария и Девран против Рем Ара), которую Вы назвали основной для текста? А никак. В рамках текста она неразвита, потому что в ней отсутствует одна сторона конфликта и отсутствуют условия. В линии настоящего времени Рем Ара маячит жупелом где-то на периферии, ни разу не появляясь в кадре. Мотивы его невнятны, исходящая от него угроза не очерчена, условия передачи власти у оборотней не освещены. Ненависть Деврана — пожалуй, единственный показатель того, что конфликт все-таки есть. Но внутри текста эта ненависть статична, в ней не происходит никаких изменений, она просто существует как данность, не двигая сюжет. Разве что наводит на странные мысли: зачем Мария воспитала приемного сына в состоянии ненависти к отцу? Почему не попыталась привить ему более мягкую позицию — хотя бы ради его собственного выживания?
Итог: один конфликт слит полностью, второй скомкан и вызывает много вопросов к отношениям персонажей, а третий остановился в развитии где-то на стадии зародыша.
А читатель — он же видит эти дыры в тексте, эти недоразвитые конфликты и сюжетные линии, ведущие из ниоткуда в никуда. Даже если он не может вербализовать свои ощущения в формальных литературоведческих терминах — чтобы почуять лажу, ему не нужны дипломы и томик Толстого под подушкой. Он может сказать, что это графомань, винегрет или бред сивой кобылы: это будет субъективная и оценочная характеристика, но по сути-то правдивая. Потому что с основной задачей — вовлечь читателя в текст и донести до него свою мысль — автор не справился.
Почему получился винегрет? Я думаю, что автор не умеет пользоваться базовыми средствами построения нарратива. Вы считаете, что автор пренебрёг ими сознательно. Но, как я уже говорила, по груде кирпичей сложно понять, какой там планировался дом. Может, строитель не учил сопромат, а может, косная материя не выдержала прикосновения истинного гения — кто теперь разберет? Дома нет, а на груде кирпичей вряд ли кто-то захочет жить.
Не могу сказать, что в этом тексте вовсе нет удачных мест. Мне понравился эпизод про кота и само выражение «не знает, куда жить» — очень меткий эрратив и запоминающийся образ, на мой взгляд. Меня, как и многих читателей, трогает спасение щенят и прочих зверят, так что при должном развитии эта линия могла бы сыграть на моих эмоциях. Но это примерно как хвалить красивый камешек или осколок стекла, найденный среди руин обрушенного здания.
А теперь самое печальное. Всю эту простыню я ожидала увидеть в Вашем изложении. Потому что дыры в сюжете размером с весь сюжет бросаются в глаза любому, не только дипломированному специалисту по высокой словесности. Отсюда я поневоле делаю вывод, что Вы настолько пристрастны в своем взгляде на текст, что не в состоянии провести хотя бы поверхностный анализ и дать ему критическую оценку. Отчего так? Вероятно, Вам очень понравился этот рассказ, настолько понравился, что Вы готовы закрыть глаза на любые объективные недостатки. И в этом свете очень странно смотрятся Ваши упреки, обращенные к пользователям сайта — упреки в необъективных оценках по принципу «нравится — не нравится». Вы осуждаете оценочные высказывания и субъективность вкусов, но сами впадаете в тот же грех.
13:29
+2
За разбор респект! Сразу видно руку профессионала.
13:55
+3
Так я-то не профессионал, что самое забавное. Разбор от профессионала я надеялась увидеть в исполнении уважаемого оппонента с филологическим образованием. Но не дождалась пока.
Я просто и загадочно скажу, что ваше видение текста глубоко меня потрясло.

Просто обалдеть, сколько интересных выводов можно сделать, основываясь на самом простом понимании понятия «конфликт». Я вам аплодирую стоя просто.

Скажите, а что для вас вообще такое, собственно, конфликт?
15:19 (отредактировано)
-2
Как я и предполагала, вы попытались натянуть сову на глобус, разложив текст по классической фабуле.

Если основной сюжет описан в ретроспективе, я подозреваю, что автор хотел, чтобы на все свои вопросы относительно биографии персонажей или чего-то ещё, что скрыто, читатели ответили себе сами, основываясь на том, как персонажи представлены.

В рамках собственной испорченности ответили — добавлю я.

Интересно, что вы не сочли опасным детоубийцу, убивающего собственных детей, заметьте, чужими руками, но усомнились в любви к детям изнасилованной матери, которая просто радуется, что её дети не сразу узнают обо всех последствиях насилия над ней. И ещë: вы не можете самостоятельно придумать слов в защиту права на жизнь и уважение ребёнка с инвалидностью.

Обожаю такие тексты: по ним видно, кто как думает. Я однажды написала похожий — так меня спросили, каких сатирят можно в помойки выкидывать, а каких — нельзя. Круто.
15:39 (отредактировано)
Разбор ваш очень хорош. Очень. Вы всё верно расписали: при классической фабуле классический конфликт работает именно так, как вы описали. Но какие выводы вы сделали из своего анализа — это отдельная песня.
15:59
+1
Вывод следует один — учитесь писать, господа писатели!
16:04 (отредактировано)
+2
Разбор просто прекрасен! То что одни критики облекали в одежды художественных метафор, таких как — «бред», «венигрет», или тот же «перл», данный оратор, разложил все по полочкам. Советую прислушаться.
Я просто хочу, чтобы вы это оценили: того факта, что персонаж — ХЛАДНОКРОВНЫЙ, НО ЦЕРЕМОНИАЛЬНЫЙ ДЕТОУБИЙЦА, НЕ МАРАЮЩИЙ СВОИХ РУК, вам не хватило для того, чтобы понять его характер. Этого факта вам не хватило, чтобы понять, что он может, и за что так ненавидим.

Разумеется, вы не поняли конфликт: для вас существо, в понимании которого даже собственные дети — это его вещи (пока служит — нравится, поломалась — выкинул), является картонным персонажем, который рычит и ничего не делает. Чего эта странная женщина воспитала детей в ненависти к отцу?

Я потрясена.
В финале сказано, что у женщины — шрамы на лице. Навсегда. А ещё — она нисколько не обрадовалась беременности.

— Мама, как ты могла позволить ему сотворить такое с тобой?!
Я думаю, что автор просто не считает читателей малышами, которым нужно каждое слово разжевывать. А зря.
«Я боюсь, что ты станешь таким, как он, но я верю в тебя и горжусь тобой».
Я по классической фабуле много что, кстати, написала и ещё напишу, но она же скуч-на-я Даже, вот, читать такое скучно: большинство текстов так написаны. И здесь тоже. Мало того, что скучно, так ещё и плохо, в основном.
17:44
+2
Не нужно ничего потрясать! Нужно грамотно все прописать, чтобы было видно о чем идет речь. А так за невнятной мишурой ничего не видно. Мы не едим детей (Слава Богу) но вполне можем предположить, что какой-нибудь людо-зверь из параллельной вымышленной реальности с удовольствием это делает. И только пальчики облизывает. Вас же не ужасает, что Бармалей из известной сказки, собирается скушать Танечку и Ванечку? Нет, ну мы конечно не на его стороне, но оторопь это не вызывает
17:59
+5
я подозреваю, что автор хотел, чтобы на все свои вопросы относительно биографии персонажей или чего-то ещё, что скрыто, читатели ответили себе сами

А я не строю предположений, о том, что автор хотел или не хотел. Есть текст, есть его объективные характеристики. Есть то, что автор показал в тексте, и то, что он не смог показать. Об этом и речь.

Интересно, что вы не сочли опасным детоубийцу, убивающего собственных детей, заметьте, чужими руками,


Нет, это Вы не сочли его опасным. По Вашим словам, у героини нет проблем с тем, чтобы мирно сосуществовать с ним:
Столкновения интересов никакого, потому что отношения протагонистки с антагонистом — это взаимовыгодное сотрудничество. Он честно выполняет свою часть сделки: оставляет калек и больных живыми, при статусе, почестях и соответствующем содержании,


А вот мои слова:
Картонный антагонист картонно рычит, но ничего опасного не делает.
Мотивы его невнятны, исходящая от него угроза не очерчена,

Я не говорю, что он не опасен. Я говорю, что он не делает ничего опасного в противостоянии с героиней, не создает напряжения в ретроспективной сцене. Я говорю, что автор заявляет его опасным, а показывает — беззубым. Это критическая ошибка в подаче персонажа. И эта ошибка прямо вытекает из того, что антагонисту не выдали соразмерной сюжетной нагрузки, кроме, собственно, функции быть антагонистом для галочки.
Если автор пишет, что ужасный тиран ест своих детей на завтрак, но в кадре этот же тиран закусывает вареной морковкой, ведет светскую беседу и без малейшего писка меняет свои законы, чтобы угодить прекрасной незнакомке со странными требованиями, — читатель автору не поверит. По силе впечатления непосредственно описанное событие всегда имеет приоритет перед опосредованным. Отсюда и правило: показывай, а не рассказывай. Хочешь, чтобы читатель поверил в злодея? — покажи его злодейство. В крайнем случае — расскажи словами очевидца, дай живую эмоцию, а не картон. Хочешь, чтобы читатель поверил в героя? — покажи его геройство. А если вывести на сцену две фигуры, одну подписать «несчастная отважная милосердная героиня, жертва насилия», другую «ужасный тиран и детоубийца», а между ними повесить табличку с надписью «холодный, церемониальный и бесстрашный разговор» — читатель опять-таки не поверит автору и будет прав.

но усомнились в любви к детям изнасилованной матери, которая просто радуется, что её дети не сразу узнают обо всех последствиях насилия над ней.

Я сомневаюсь в любви матери, которая может с порога заявить своему ребенку: «Ты будешь его ненавидеть? Будешь ненавидеть своего брата? Задерешь его в Охоте?» При том, что сам ребенок про брата еще даже не заикнулся, чтобы получить такой ушат обвинений.
И я сомневаюсь в мастерстве автора, который для описания материнской любви выбирает такие выражения:
«Сегодня у Госпожи Эль великий день: она радуется своим детям как никогда прежде. Она радуется, ведь незрячий никогда не увидит шрамов на её лице, а безрукий — не сразу сможет их почувствовать.»
Выходит, до изнасилования она никогда не радовалась своим детям настолько сильно. И если бы Девран мог увидеть ее шрамы — он бы радовал ее меньше? А Джихан видит ее шрамы — так какое значение имеет его способность нащупать их или не нащупать? Странно, когда восприятие матерью своего ребенка ставится в зависимость от таких вещей.

вы не можете самостоятельно придумать слов в защиту права на жизнь и уважение ребёнка с инвалидностью.

Эта задачу автор сам себе поставил, сам провалил. В такой ситуации не читатель виноват, что картинка не сложилась.

Чего эта странная женщина воспитала детей в ненависти к отцу?

Из того, что описано в тексте, я могу придумать лишь две причины, по которой героиня могла так поступить:
1) Она не могла справиться со своей ненавистью к Рем Ара и транслировала ее приемному сыну неосознанно, не задумываясь о последствиях.
2) Она осознанно растила сына в ненависти, как орудие своего освобождения. В этом случае для нее он такой же инструмент, как для отца.
В любом случае, она сделала Деврана смертником — ведь Рем Ара с самого начала заявил, что убьет сына, если тот ему не угодит. А шансы у слепого подростка в битве с Главой Клана вряд ли высоки.
Или, что более вероятно, автор просто не подумал, что любящая мать, сама выросшая в любящей семье, не стала бы воспитывать сына в духе ненависти к врагу, который ему ни буквально, ни фигурально не по зубам. Прививать жажду мести на неустойчивую детскую психику — верный способ помахать рукой кукухе.

— Мама, как ты могла позволить ему сотворить такое с тобой?!

Где Вы нашли эти слова в тексте, можно полюбопытствовать? Потому что я вижу совсем другое:
— Мама, как ты могла… зачем ты с этим зверем…

Сын обвиняет мать в том, что она разделила ложе с ненавистным ему отцом. О том, что это было насилие, он не знает (и мать рада, что он не знает, и убеждает его в том, что у нее все в порядке). Так что здесь Эдипов комплекс рисуется во весь рост, без вариантов. Если бы автор хотел избежать этого эффекта, он выбрал бы другие слова. Раз выбрал эти — я считаю, что это он и собирался показать.
Дмитрий, тут такое дело — я могу вообразить всё что угодно так, будто это — самая реальная реальность из возможных, а также — вообразить себя где угодно и кем угодно. Проще говоря — я с лёгкостью, очень детально, могу обнаружить себя в Лимпопо каком-нибудь, просто сидя дома на диване. Обнаружить себя в Лимпопо тем самым каким-нибудь Бармалем. Собственно, моё воображение и началось с комариков на тех самых шариках и с огромных Тараканищ, которые на самом деле обычные тараканы. С зайчиков, которым ножки пришивали. [Я ещё очень рано начала анатомию учить: вообразить пришивание ног живому зайцу — не помню, был ли акцент на то, что речь об игрушках, — это мучительное умственное упражнение.] Не удивлюсь, если у кого-то с похожим на моё образным мышлением всё это вызвало дебют шизы.

Рассказать — от лица Бармалея, что за существо на самом деле Бармалей? Меня долго рвало в детстве (совершенно буквально) от его аппетитов. По сей день ненавижу тексты Чуковского, но «увидеть» комарика на воздушном шарике могу по щелчку. На синем шарике почему-то.

Так вот: этот текст устроен так, что весь сюжет спрятан в ретроспективу, а на первом плане — персонажи. Они описаны хорошо: в каждого можно влезть. Видимо, автор хотел, чтобы читатели воспринимали текст через персонажей. Через то, какие они. А мне это не сложно. Мне не нужно то, что нужно большинству людей и вам: смотреть кино, читая текст — я могу, если персонаж хорошо прописан, просто влезть в персонажа и посмотреть на его мир его глазами (послушать потрогать и так далее). Поэтому мне понравилась та девушка-космонавт: она живая. Она — не правильный картон для движения сюжета, она очень человечна. Она даже фигню вытворяет всякую.

И так же, как в девушку-космонавта, я могу влезть в местного антагониста и почувствовать на себе, что я за человек, если для меня жизнь живого существа, моего ребёнка — то же самое, что вещь.

Но должна сказать, что местный антагонист лучше Бармалея: он не грубый в речевом поведении и не каннибал.
19:22 (отредактировано)
+2
Руки прочь от Бармалея! Это святое!!! wassup

Все это прекрасно, но одно дело воображение, а другое — умение все это грамотно простроить на бумаге. Чтобы так же ярко передать читателям. Этому нужно учиться.

Я вам так и написал, события происходят за кадром, мы их не видим. В лучшем случае нам о них рассказывают, а в худшем, мы якобы должны их додумать сами. Это не правильно. это не зайдет. Мы хотим видеть, участвовать и сопереживать.
Есть такой чудесный жанр, он называется — драматургия. Там персонажи только разговаривают. Притом не пересказывают происшедшие с ними события, а мы видим все своими глазами. И такими диалогами, скажем, Шекспир, потрясает! Во как… высший пилотаж, да еще в стихах. А вы говорите разрыв шаблонов. А у нас с вами, от простых комментов, чуть пуканы не разорвались eyes
19:24 (отредактировано)
-2
«Дмитрий, тут такое дело — я могу вообразить всё что угодно так, будто это — самая реальная реальность из возможных, а также — вообразить себя где угодно и кем угодно. Проще говоря — я с лёгкостью, очень детально, могу обнаружить себя в Лимпопо каком-нибудь, просто сидя дома на диване. Обнаружить себя в Лимпопо тем самым каким-нибудь Бармалем. Собственно, моё воображение и началось с комариков на тех самых шариках и с огромных Тараканищ, которые на самом деле обычные тараканы. С зайчиков, которым ножки пришивали. [Я ещё очень рано начала анатомию учить: вообразить пришивание ног живому зайцу — не помню, был ли акцент на то, что речь об игрушках, — это мучительное умственное упражнение.] Не удивлюсь, если у кого-то с похожим на моё образным мышлением всё это вызвало дебют шизы».

Я уже хочу, чтобы меня до конца поняли, наконец.

Знаете, я могла бы сразу сказать: просто представьте себя каждым персонажем, наденьте каждого на себя — и текст будете воспринимать иначе. Но вместо этого — сначала выделила структуру, потом обозначила конфликт так, как я его чувствую.

Зря я так — я же знала, что вы читаете… вы просто читаете, и всё на этом.

И разбираете вы — не исходя из того, как устроен ЭТОТ текст, а исходя из того, как якобы кому-то должен быть устроен рассказ в принципе.

Ваш внешний анализ по вашим критериям вполне справедлив. Обычный, отличный для старшей школы (в профильном вузе критериев больше), анализ.

Но он — внешний. Вы знаете, каким якобы должен быть текст, но это, думаю, не поможет вам понять этот.

Теория не равнозначна практике, а знание — не равнозначно пониманию.

Я не говорю, что вы не правы, я говорю — мы с вами смотрим с разных точек зрения и обзора.
19:35
+2
Ну вот, приплыли. Вы знаете, а я понимаю! Это дилетантизм. Все я прекрасно понимаю, и все хорошо вижу. Мастера пишут так, что читатель невольно переживает вместе с героями произведения. В этом и заключается мастерство. Если вы не хотите учиться, то у вас ничего и не получится. Проще всего сказать, я понимаю, а они все придурки, теоретики, у них старая школа.
19:47 (отредактировано)
-1
Постарайтесь прекратить пытаться «посмотреть кино», аки «Бармалей», который Дмитрий, и представьте себе, что вот это всё — что явно и что скрыто — это ваша жизнь, а вы — её героиня.

Не героиня — есть вы, а вы — есть эта героиня. Её характер — ваш характер. Еë воспоминания — ваши воспоминания. Её — решения — ваши решения. Её чувства — всё и сразу — ваши чувства. Её утро — ваше утро. Её дети — ваши дети.

Если сможете — вы сама сможете ответить на все свои вопросы, и, думаю, мы начнём соглашаться друг с другом.

Проживите это утро другого человека. Тут всего лишь одно утро. Разве каждое ваше утро устроено так, как устроена фабула типичного рассказа?
19:57
+2
Кино, это аллегория. Не стоит ни в кого впихивать невпихуемое. Извините, нужно быть честным, данный рассказ невпихуемый. Если вас волнует данная тема, постарайтесь сделать ее читабельной. Не нужно пытаться уговорить читателя рассмотреть за каляками-маляками непревзойденый шедевр с разрывом шаблонов.

Да… и жду вашего ответа в саге о вампирах. По моему у нас неплохо получается обсуждать рассказы с разных точек зрения.
21:19
+1
Вернее данная редакция невпихуемая. Вам же писали, что создается впечатление, что это лишь часть, вырванная из целого. Вот и доведите его до читабельного уровня.
Так вот же он: корень моего онтологического конфликта с местным сообществом!

Чтобы видеть, участвовать и сопереживать, не обязательно увлекаться событийным рядом, можно вообразить себя персонажем, побыть в его шкурке, прочувствовать его, осознать его мотивы и раскрыть — через понимание персонажа — всё, что автор не раскрыл. Да, додумать сокрытое самостоятельно, основываясь на том, что автор сделал очевидным.

Почему это худший случай? Потому что наблюдать за происходящим легче, чем создавать его вместе с автором?

Но это же так интересно! Если каждый пропустит героев через себя, постарается понять и, исходя из этого, достроит им то, что скрыл автор, из нашего обсуждения получится одно большое произведение — гипертекст!

Почему автор не может мотивировать читателей размышлять вместе с ним?

«Драматургия» — это не жанр. Драма — жанр. А драматургия — это структура развития конфликта в произведении.
22:53 (отредактировано)
+2
Ну, в таком случае давайте будем занудами — драматургия это теория и искусство построения драматического произведения, а также сюжетно-образная концепция такого произведения.

Драматургией называют также совокупность драматических произведений отдельного писателя, страны или народа, эпохи.

И не нужно упрощать. Читатель следит не за событийным рядом, а за событиями, из которых автор составляет сюжет. Вот его то и можно охарактеризовать, как событийный ряд. И как бы вы того не хотели, у вас он тоже имеется. Только спутанный. Например исходное событие, это известие о беременности, потом в ретроспективе мы переносимся в прошлое, где тоже видим череду событий — «усыновление» щенка, перенос в параллельный мир, затем часть событий смазана, о которых мы почему-то, как читатели должны догадаться поставив себя на место ГГ. Из-за этого и возникает ощущение пресловутого винегрета. Но вы, сломав этот ряд, как строитель сломавший несущие стены здания, продолжаете почему-то доказывать, что все это ерунда и архаика. А у вас новый взгляд на литературу. Только, как бы вы не старались, с таким отношением построить что-то толковое не получится.
На мой взгляд, дилетантство [дилетантизм — это явление, дилетантство — особенность поведения] — это как отвержение «старой школы», так и её восхваление на фоне принижения непривычных читателям моделей повествования.
00:23
+1
Так а никто не восхваляет старую и не ругает новые модели. Мы говорим о конкретном произведении и все.
Попробуйте отложить в сторону свой способ восприятия текста: наблюдение за движением сюжета — и воспользоваться моим?
На каком основании тексту нужно принимать привычный вашему восприятию формат и почему именно я должна текст менять?

А попробуйте сами: возьмите этот сюжет и раскройте его так, как вам хочется. Делов-то!
00:32
Нет у меня никакого способа восприятия текста. Либо вкусно, либо нет.
00:36
Не нужно тексту принимать привычный для меня вид.
00:38
Это очень большая работа. Я пишу очень медленно.
00:39 (отредактировано)
«Читатель следит не за событийным рядом, а за событиями, которые составляют сюжет. Вот его можно назвать событийным рядом» — шта?

Читатель не следит за событийным рядом, а следит за сюжетом, который и есть событийный ряд — так вы сказали. Ничего, что это абсурд?

Да, как правило читатели следят за сюжетом — он же событийный ряд, — а я предлагаю не просто следить за сюжетом, а создавать его через погружение в персонажей.
00:44 (отредактировано)
Не так. Это вы так говорите.
Событийный ряд
— Исходное событие (соответствует экспозиции) — это событие, которое начинается за рамками произведения и заканчивается на наших глазах.

— Основное событие (соответствует завязке) — начало борьбы по сквозному действию, завязка конфликта, событие, которое приводит в движение то состояние, которое в исходном событии было в спокойном виде.

— Центральное событие (соответствует кульминации) — кульминация борьбы по сквозному действию, наивысшее проявление идеи.

— Финальное событие (соответствует развязке) — окончание борьбы по сквозному действию, окончание событий и поступков главного героя. Разрешение конфликта.

— Главное событие — это сверхзадача, цель произведения.
Скажем, для рассказа или автора, это не каменный постулат, это общая схема. Не более.
Одно утро, Дмитрий — это часть, вырезанная из целого дня, вы безусловно правы.
Я уже сказала миллион раз, что стандартной схеме текст не соответствует. Зачем вы расписали её в миллион первый раз?
01:15
Потому что вы мне что-то закидывали про событийный ряд, я вам ответил что это. И фсе
07:45 (отредактировано)
+6
Ох уж эти глупые старые классики. Думали над конфликтом и над тем, какими словами рассказать любому человеку, будь он филолог или старшеклассник, что болит у героя и как он с этим справляется. Приучили нас всех к разжеванной морковке за столько веков. Вот и маемся мы теперь, несчастные любители старых стереотипов, не в силах понять новых гениев, которым и писать-то не надо толком. А просто набросать буковки эскизом, а дальше вы уж как-то сами натягивайте сову на глобус = влезайте в шкуру персонажа, лентяи )))
14:38 (отредактировано)
Вы разложили типичную фабулу — то есть тот самый событийный ряд [фабула — это название событийного ряда, составляющего сюжет] — на составляющие (наверное, воспользовавшись Википедией?) и выложили это здесь.

Это, пользуясь вашими словами, постулаты, высеченные литературных камнях преткновения. До вас их расписали тут миллион раз. Думаете, я о них не в курсе?
Неправда. Антон Павлович Чехов, например, совсем не всегда рассказывал про героев и описывал, чего у них «болит».

«Толстый и Тонкий» — это рассказ, описывающий коммуникативную ситуацию, в которой нет явного конфликта, и максимально понять героев можно, только изучив иерархическую структуру общества, современного автору.

В похожей манере писали Хемингуэй — который учился у Чехова, — Довлатов — который учился у Хемингуэя.

Так что классики разжевывали не всегда и не всё.

Знаете, кто на самом деле первым начал разжëвывать в русскоязычной литературе? Поэт. Наше всё. Александр Сергеевич. За это его очень любят, в частности, режиссёры и монтажëры — он абсолютно всё показывает. И делает это так, как никто другой никогда не сможет. До него не было в русскоязычной литературе той кинематографичности, к которой нынче стремится каждый первый начпис.
17:44
+2
Толстый и тонкий — это встреча друзей, в середине которой выясняется, что один выше по статусу другого. Этот статус и будет причиной конфликта и изменения поведения одного из героев, и изменения отношений между героями (как толстый радовался встрече, и как был разочарован в конце). И там вообще можно ничего изучать, только если очень хочется. Все как на ладони. И структура у рассказа Чехова, вполне себе классическая. И понятно что у героев болит. Хэмингуэй точно также все показывал, более того через мысли героев, даже рассказывал от первого лица. Пожалуй, что модернисты и постмодернисты ломали классиков, но во первых не до конца, и тексты в винегрет не превращали, а во вторых постмодернизм надо еще суметь написать.
Вы прямо учебник литературы процитировали, ну да ладно.

Если конфликт построен на том, что один другого статуснее, почему рассказ — сатирический? Почему не драма? [Драма как метод, а не как жанр!]
18:25
Чехов, читай — классика, потому и классика, что ненужно изучать ничего лишнего. То что он (они, классики) написали, потому и называется классикой что оно вечно. Толстый и Тонкий о человеческих отношениях. Эпохи меняются, а отношения остаются. И всегда понятны и современны.
18:27 (отредактировано)
drinkПоддерживаю! Поддержка относится к Mefistokol. А то здесь уже ничего не разберешь!
19:33
Вы прямо учебник литературы процитировали
откуда цитата? С другой стороны, может в учебнике не чушь писали? конфликт в отношениях двух людей, и как они меняются в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Один не может переступить себя и не либезить, узнав, что его друг выше его, другой разочаровывается, понимая что его статус есть препятствие для нормального человеческого общения, и он даже для близкого друга теперь просто функция. Не очень понятно, отчего вы решили что один и тот же тип конфликта не может быть как в сатирическои, так и в драматическом произведении))
19:58
+1
интересно, с каких пор «Война и мир» — это «простой и понятный» текст? Или я недалекий, раз для меня каждое его новое прочтение открывало что то новое?
Я разве сказала, что один и тот же конфликт не может быть описан двумя разными способами?

Я спросила, почему для автора важно было изобразить конфликт сатирически?
«Война и мир» — это многоплановый текст в плане содержания, но формально (формой своей) он совершенно обычный. Как вам взаимоотношения Болконского с дубом?
23:33
-1
Норм! Давно проходили, только отношения Мальвины с Буратиной, тот тоже из полена был сделан. Вполне возможно дуб. Ну а сейчас с гендерной неразберихой все что угодно быть может. С дубом так с дубом.
08:53
+2
Я спросила, почему для автора важно было изобразить конфликт сатирически?

Нет, конечно, вы не так спросили. Вы прекрасно подменяете свои вопросы. в данной дискуссии неважно, почему текст сатира, а не драма. ну выбрал он такую форму, и что с того? От этого рассказ не становится модерновым. Это по прежнему классический рассказ.
Хороший текст в широком литературоведческом смысле — это такой текст, в котором форма соответствует содержанию, а содержание — форме. Понимание того, почему текст написан таким-то методом, такими-то способами, таким-то стилем — на самом деле очень важно для раскрытия авторского замысла и понимания сюжета.
13:10
это в ветку обсуждения творчества Чехова. Вы привели рассказ «Толстый и Тонкий», как пример того, что он не всегда все разжевывал, я указал что пример некорректный. в этом рассказе все разжевано, как через диалоги, так и за счет описания внешнего вида героев: суть конфликта и «у кого что болит» понятно даже несведущему человеку.
Но непонятно, почему автор именно высмеивает конфликт. Сатира — это высмеивание.
13:38
Чехов высмеивает чинопочитание. Почему? Ну, допустим, потому что такое поведение ему кажется нелепым. В «Толстом и Тонком» — сатира, в другом рассказе «Архиерей» поднимается таже проблематика, но уже в драмматическом ключе.
Вот! Наконец-то мы куда-то приехали!

Почему один текст — сатира, а другой — драма? (Я «Архиерея» не читала, поверю на слово.)
21:52
Сколько вы берёте за отзывы к текстам? Очень захотелось получить хоть один от вас)
17:57 (отредактировано)
+1
Еще раз о Лекаре Тэ, чтобы было понятно. А то я так понял, что не очень понятно. Все, что входит в рассказ, должно влиять на дальнейших ход событий. Просто техническая деталь, это примитивно и неинтересно. В данном случае лекарь именно техническая деталь. Скажем, если входит лекарь и у него из кармана белого халата выглядывает ушко стетоскопа, вроде бы мелочь… деталь, но в конце он достает его и фиксирует, скажем, смерть героя. Ну вот так должно быть, штрихи, вроде бы размыто и не понятно… а потом вдруг, РАЗ и выстрел. Ну так вот у хороших авторов, все имеет свой смыл. Приведу еще один пример. А.П. Чехов. «Чайка» первая фраза — Почему вы всегда ходите в черном?
Открываем финал…
— Константин Гаврилович застрелился.
Вот так вот! И тоже почти фантастика
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
01:36 (отредактировано)
+6
Уважаемая коллега, ну что Вы так настойчивы?
Я вот не считаю классику современным образцом, но с мистером Дмитрием солидарен.

Вы правы, никто никому ничем не обязан. Пишите, как хотите. Всегда найдутся какие-нибудь читатели. У любого текста.

Но при этом, с критериями текста и требованиями к композиции, описанными Вашим оппонентом, я категорически согласен.
Все элементы и детали должны работать на сюжет и идею.
Я Вам больше скажу.
Психотипы героев и их внутренние эмоциональные переживания должны соответствовать описываемому моменту.
А диалоги… Должны в точности соответствовать характерам героев.
Представляете?
При этом должен быть конфликт. И, (о Ужос!) ГГ должен пройти душевную и/или интеллектуальную трансформацию.
А при этом… Ещё и фандоп должен быть нетривиальным! И идея… жизненной. И звучать должно всё достойно, в адекватном ритме.
Да чтоб с интригой да в интересе: чем же там всё закончится?
А Вы говорите классика…
Комментарий удален
Комментарий удален
Я с вашими критериями качества текста, наоборот, не согласна. И да, я пишу, согласно своим, читателей у меня много, они не возражают.

Всё зависит от цели автора на самом деле и от идеи автора. Цели автора этого текста я могу только предполагать, но:

Мне нравится, когда большая часть текста работает не на сюжет, а на атмосферу и что-нибудь ещё, на сюжет могут работать только механизмы повествования, когда в тексте нет ничего, кроме сюжета и шаблонных описаний — он просто скучный, на мой вкус.

Психотипы героев и их характеры вовсе не обязаны соответствовать происходящему: в жизни бывают ситуации, в которых человек, к примеру, обязан вести себя определённым образом или он эмоционально дистанцирован от происходящего по тем или иным причинам, или… у него вовсе нет чёткого психотипа и ярко выраженных характерных черт. В жизни бывает всякое, и сказать, что поведение всегда должно быть адекватно моменту, — это как сказать, что плохая погода всегда должна служить маркером паршивого настроения у главного героя.

А ещё — воспоминания: когда герой из настоящего вспоминает моменты прошлого (как в этом тексте, кстати), он вполне может быть эмоционально дистанцирован.

Диалоги не должны быть адекватны характерам героев, но обязаны быть адекватны коммуникативным ситуациям. Или вы правда считаете, что в жизни люди всегда говорят так, как думают и чувствуют, как им велит характер?

Мне характер велит оскорблять предыдущего собеседника, потому что я невежество ненавижу, а на грубость плевать. Но я этого не делаю, потому что ситуация подразумевает иное.

Конфликт должен быть, согласна. Но не все конфликты в нашей жизни явные. Равно как не всякое развитие отмечено особым событием и не всякое особое событие даёт толчок к развитию.

Простой пример: многие люди однажды становятся родителями новых людей. Это событие, определённо меняющее жизни. Но всем ли оно даёт толчок к развитию?

Что такое «нетривиальный фантдоп» и «адекватный темпоритм» — каждый для себя решает сам. Мне особенно интересно, какие идеи вы считаете «жизненными». Это тоже каждый решает для себя, но что для кого жизненно, мне особенно интересно.

Спасибо вам за вежливость.
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Я не оскорбляла оппонента, а просто использовала те термины, что он использовал в общении со мной.

Считаю симметричный ответ корректным.
13:20
+2
Вы прям… Возразили по поводу каждого пункта! :))))
Огонь!
Ну, ок.
Пойду прочту рассказ этот.
И, может быть, скажу Чё-нить…
13:52 (отредактировано)
+5
Ну что ж…
Нуарненько.
Любовь к собакам и желание помочь божьей твари (мистер Казус сказал бы хромой, но тут — слепая) заводят ГГ в логово монстров…
О чём здесь? Силой любви спасти волчат (или только отсрочить их гибель?) и рожать, рожать и рожать новых?
Патамушта красивыи?

Сложно поставить себя на место ГГ (особенно мне).
Ну как бы… мало реальности. Не отождествить. А значит и не понять этого самоотверженного подвига.

Я подозреваю, что способ построения предложений, этот особый ритм… мог бы отчасти увлечь и заворожить…
Но сюжет.
Тут как бы одна основная сцена и ключевой объект, вокруг которого вращается вся история:
мрачный интерьер логова оборотней с гигантской кроватью посередине.
И воспоминания Машки-Занозы не улучшают, а даже наоборот…

Кароче, все умирли! sad
Я думаю, кхм, что рожать новых придётся не потому, что красивый, а потому что изнасиловал один раз и продолжит делать это впредь.

Я девушка. Я не стала бы рожать тому, кто оставляет шрамы.

В остальном я согласна с тем, что мотивация героини неочевидна, поэтому может считаться плохо раскрытой.
14:21 (отредактировано)
+4
КрасивыИ (это я искаверкал слово «красивые». Щенки-принцы красивые, я об этом.

Мотивация героини…
Так а на ней и держится вся история… На мотивации её. Хотя и от истории тут с гулькин х…
Кроме неё (мотивации этой), тут, собственно, и не выписано больше ничего…

Короче, извините, я пойду (мне примус ещё починять)…
Я не настолько люблю собак (заметно должно было быть по аватарке).
Вы тоже не можете обходиться без х… в общении— чего он мужчинам так интересен всё время?

Ну да ладно, желаю не терять. :)))
16:14
+1
Х… — это «хвост».
А вы что подумали?
01:30 (отредактировано)
+2
Хспди. Опять пьесно-сценарная подача. От третьего лица в настоящем времени.
Не понял, это конкурс рассказов или сценариев?..
*меня аж трусит от такой убогости*
Минус однозначный.
Привет режиссёру. Пусть декорации меняет, пока художник не напился…
06:10 (отредактировано)
+3
Не знаю, на каком основании комментатор выше решил, что текст экспериментальный. Я вижу только неудачную попытку деконструкции штампа про попаданцев, с несбалансированной композицией, скомканной на полпути интригой и нераскрытой внутренней динамикой персонажей. Неудачную — потому что по сути деконструкции не произошло, штамп воспроизведен в других декорациях, но и только. Где же тут эксперимент? Чтобы сознательно нарушать классические правила построения художественного текста, нужно для начала уметь ими пользоваться. В этом тексте я умения не наблюдаю.
12:10 (отредактировано)
-1
Полностью с вами согласна. [Наконец-то я поняла все слова комментатора, троекратное «Кря!»] Официально заявляю, что после чтения подшефной группы считаю «экспериментальным» любой текст, который хоть чём-то выделяется из общей массы.

Считаю, что вы очень верно охарактеризовали этот.
+ 1000 баллов в вашу карму за понятные мне характеристики текста. Серьёзно. Я уже думала, что ничего похожего здесь не увижу, а вы вернули мне веру в местное человечество.
12:46 (отредактировано)
-2
Однако мне кажется, что не обязательно показывать умения в работе над классической фабулой, если используешь что-то другое.

Тут как бы мало экспериментов с содержанием (деконструкция поджанра и правда довольно слабая), а вот с формой автор, кажется, намудрил. Это не классический ведь рассказ с деконструкцией.
12:50
+5
Рада, если смогла помочь. Хотя и не разделяю Вашей позиции касательно критериев экспериментального текста. Да, формально и «первый блин комом» — тоже эксперимент для начинающего повара, только неудачный. Но плодов подобных «экспериментов» тут пруд пруди, и каждый чем-нибудь да выделяется. То стиль чудесатый, то логика действия скончалась в муках, то весь текст состоит из экспозиции, а остальное пошло лесом. Я бы даже сказала, найти здесь умело написанный рассказ с классической структурой сложнее, чем такой вот «блин комом», потому что многие не утруждают себя даже поверхностным изучением материала.
Классический рассказ с деконструкцией третий сверху в списке: там как раз баталии из-за нелогичного поведения единственной героини. Фабула у рассказа при этом вполне типичная для рассказа, только построена на внутреннем конфликте, а не на внешнем.
13:01
+3
не обязательно показывать умения в работе над классической фабулой, если используешь что-то другое.

Здесь, на мой взгляд, критерий простой. Если автор сломал шаблон целенаправленно ради достижения какого-то эффекта и добился успеха — то я вижу, что он знает, что делает, и умеет играть на этом поле.
Если автор ломает шаблон ради слома, из желания соригинальничать, и текст не производит желаемого эффекта, то мне, внешнему наблюдателю, не понять, имел ли автор в голове какой-то стоящий замысел или просто лепил как Бог на душу положит. По груде камней на месте рухнувшего дома уже не разберешь, какой там дерзкий новаторский план пытался воплотить архитектор.
13:10
+2
Нет, там тоже деконструкции не получилось. Уходя от одного штампа, автор влип в другой и не справился с его реализацией. Но это лучше не здесь обсуждать.
О, да вам повезло!
Я тут впервые, в моей оцениваемой группе просто преимущественно нечитаемые тексты. Либо совсем без структуры, либо классические, но «битые». Я вам откровенно завидую.
После того, что я видела, просто нормальный текст, который можно обсуждать — уже радость. Он лучший просто потому что.
22:55 (отредактировано)
+2
Логика скончалась в муках. А я щас от смехоколик скончаюсь laugh
11:21
+2
Не моё вся эта проза. Но читать же я умею.
А тут в ленте на Главной сияет, прямо горит
Зашёл, на свою голову. И что тут? Ругань!!!
sos
11:35 (отредактировано)
+3
Я считаю, что нельзя ругаться в комментариях и обзывать своих оппонентов. Прошу уважаемую LinaVBelomPalto иметь в виду, что я отправил жалобу Слону. Лично к ней претензий нет, ибо я её не знаю и не ссорился. Но тон её комментариев оскорбляет моё эстетическое чувство.
Спасибо за понимание
12:17 (отредактировано)
+3
В данном случае оба собеседника хороши.
Но в первую очередь мы видим банальное недопонимание.

Дмитрий Ч. — отстаивает свое видение текста, свое мнение, свои критерии оценок.
LinaVBelomPalto — делает тоже самое, но также пытается делать определенные выводы исходя из доводов оппонента. В целом — это нормальная часть общения, когда собеседники пытаются быть уверенными, что правильно понимают друг друга.

Насколько можем судить, Дмитрия Ч. не устраивает, что LinaVBelomPalto делает не предположения, а утвердительные выводы о своем оппоненте исходя из его слов. Дмитрий, судя по всему, с такими утверждениями не согласен. И от этого начинает грубить. LinaVBelomPalto принимает подачу и начинает переходить к характеристикам личности Дмитрия.

Судя по всему LinaVBelomPalto задевает безапелляционность высказываний Дмитрия Ч. А зря. Важно помнить, что каждый пользователь говорит за себя и выражает свое личное мнение, даже если не упоминает об этом в комментарии. То есть не обязательно в каждом комментарии, где выражается мнение, дописывать, что это «мое личное мнение». Это всегда так и есть по умолчанию. Пожалуйста, помните это когда будете готовить ответ и снизьте градус гнева, даже если в корне не согласны с собеседником.

На наш взгляд, Дмитрию необходимо успокоиться и вернуться к обсуждению текста. LinaVBelomPalto также необходимо переключить с выводов о вкусах и критериях Дмитрия на текст.

Повторимся — обсуждайте текст, а не друг друга. Естественно, вы можете рассказать о своих предпочтениях, и обсудить их, но без грубости и осуждения.

Надеемся на ваше понимание.
13:32
+1
Ок! Спасибо! Я спокоен и даже извинившись предложил мир. Хотя абсолютно уверен в своей правоте. Так как изначально обсуждал текст и многократно предлагал оппоненту перестать обсуждать меня.
Замечу, что, грубо обсуждая текст, вы говорили со мной, и вам было абсолютно плевать на то, как я в принципе отношусь к любой грубости в своём присутствии
18:35
+1
Снятия диза было бы лучшей формой извинения. А то влепили девушке минус в репутацию, задротом назвали. А она просто с вами дискутировала. И даже в ответку не минусила!

Полюбуйтесь:


И ваша:
12:20 (отредактировано)
-1
Я считаю, что неправильно ругаться в комментариях, но особенно неправильно — защищать того, кто первым начал ругаться и обзывать оппонента.

Человек, которого вы защитили, назвал меня «задротом» и послал по известному псевдоэротическому маршруту, принеся за тем формальные извинения в скандальной форме. А пожаловались вы — на меня.

Интересная здесь, конечно, политика, ну да ладно.
12:25
+2
Призываю Вас снизить накал страстей и обсуждать текст без эмоций. Дмитрия я тоже о том попросил.
13:33
+1
Призыв услышан! :))
Относительно эмоций — я ответила в другой ветке. Прекрасно, что здесь есть модератор. Спасибо.
12:32
+2
Рем, Госпожа Эль, Лекарь Те… все совпадения случайны ))))
Совпадения с чем? :)))
14:05
С никами обитателей Слона.
Правда что ли? Офигеть!
14:55
:sorry pardon
Мария тоже есть, но это уже подозрительная эклектика)
19:56
+2
И меня нету?
Я ж говорил — плохой рассказ…
laugh
13:05
+5
Честно говоря текст ни о чём. Ощущение, что кусок выдрали из романа и отправили на конкурс. Ни завязки толком, ни развязки. Зачем нам рассказали её воспоминания? Чтоб попытаться объяснить мир, где происходят действия? Допустим. А дальше то что? Где сам рассказ?
15:45 (отредактировано)
+2
жестко
19:54
+1
Эй, народ! У вас как с кукухой? Какие художественные особенности вы здесь обсуждаете, если это чистейшая сценарная фанера?
Блин!
Мир сошёл с ума. ©
devil
21:32 (отредактировано)
+3
Она коснулась серьги — и вместе с Пятым Наследником оказалась в его личных покоях.


Вот интересно, щенок никогда не чесал ухо лапой? А если чесал, чего не возвращался в покои, касаясь серьги? Ему «Маша» нужна была? Зачем?

Объяснение прихода оборотней в мир странное и очень поверхностное. Мотивация персов вообще на уровне «так случилось». Взял автор и переставил из угла в угол. Зачем? Ну, сюжет надо двигать. dance

Мне всё это крайне не понравилось, плюс всякие несвоевременные настоящие времена… И описания бедноваты. no

В итоге: ни сюжета, ни поэзии слова. И чего хотим от читателей? Как им сопереживать хоть кому-то, если все персы ходульные, в события надуманные? think

Удачи, конечно. Но рассказ не могу отнести к удачным… unknown
22:08
+5
Привет, первая глава романа о попаданке Маше!
К сожалению, не могу сказать тебе ничего хорошего – категорически не приветствую обкатку большой прозы на конкурсах рассказов no
22:17
+1
Фига себе, наколбасили тут…
Пойдемте к другим рассказам, друзья!))
08:43
+1
Срач вкусный, но рассказ дочитывать не стал. no
16:51 (отредактировано)
+5
Это вот случай, когда «стекла» с избытком. Тут и котик, и щеночки, и инвалиды, и сироты, и изнасилования, и шрамы… Очень пересоленное блюдо. Увлечённость автора «стеклом» помешала ему создать сюжет, прорисовать персонажей. Безусловно, есть поклонники (нет, тут требуется феминитив: «поклонницы») таких историй, но если «стекло» убрать, за ним — пустота. Причём, линию героини вполне можно было бы выстроить в сюжет. Достаточно было выровнять хронологию, чуть иначе расставить акценты и добавить динамичности — и вот уже хоррор о том, как юная девушка нашла щенка и стала матерью выводка оборотней. А в финале она выходит на охоту, убивает насильника и, поднимая к тёмному небу окровавленное лицо и растопыривая длиннющие когтистые пальцы, торжествующе воет над его поверженным трупом)))))
21:23 (отредактировано)
-1
У меня, в связи с бурным обсуждением, назрел вопрос к коллективу: ребята, а для чего вы вообще читаете?

Я читаю — так как у меня специфическое воображение и я его ещё и развиваю, — чтобы прожить кусочки жизней разных людей и существ, «увидеть и почувствовать» разные вымышленные места. Я это могу — вообразить так, чтобы выглядело и ощущалось реальным что угодно, могу вообразить и почувствовать себя кем угодно и где угодно.

Не могу вообразить и почувствовать себя только животным, пожалуй: я могу наградить мышлением тумбочку — тумбочка не живая, у неё нет поведения, но наделять человеческим мышлением таракана, у которого что-то своё есть — это очень дешёвый приëм.

Тут постоянно обсуждается то, какие тексты неправильные, как плохо они соответствуют критериям хорошего текста, которые преподают в очень средней школе. А мне плевать, как устроен текст, главное — чтобы был живым и грамотно (не правильно, а грамотно, чтобы ничего чтению не мешало) написанным.

Тут любят рассказы, написанные по всем правилам написания рассказа: завязка — конфликт — нарастание конфликта — кульминация — спад — развязка. Чтобы всё это было очевидно, максимально раскрыто и кинематографично. Любят тексты, которые можно вообразить так, чтобы перед глазами шёл фильм.

Мне больше всего нравится надевать на себя каждого персонажа, видеть всё, что написано, его глазами, слышать его ушами и так далее. Не люблю читать описание характеров, чувств и эмоций: «он почувствовал, как в жилах закипает кровь!», — а люблю проживать их, примеряя на себя слова персонажей: «— Что ты сейчас сказал?!» — и действия: «он до боли стиснул кулаки и медленно сел обратно в кресло: не следовало поддаваться дешёвым провокациям».

Однажды я написала рассказ в виде одного-единственного диалога.

Так вот: для чего вы читаете? Реально только для того, чтобы воображать сюжеты, как хорошие фильмы? Или не только для этого?
21:35
+4
Мы все читаем по разным причинам. Причин этих много у каждого. Но читать плохо написанный текст — всё равно, что есть, что попало: гнилые яблоки, недоваренный суп, пригоревший пирог… Едим мы ведь тоже по разным причинам: насытиться, получить удовольствие…
В этом тексте всё либо слишком (как в рекламе, где и котики, и дети, и голые красотки), либо плоско. Кем тут можно себя представить?
01:02 (отредактировано)
Представлять себя — изнасилованной матерью двух калек неприятно…
А мужчиной-детоубийцей страшно…

Жаль, что из жизни это стекло нельзя выкинуть, правда ведь? В реальности это всё намного ужаснее и сложнее, чем в любом дешёвом хорроре.
09:27
+3
Видите ли, штука какая… Из жизни ничего нельзя выкинуть. И ни один человек не пройдёт свой путь без потерь и трагедий. Но это не повод сгребать их все в кучу в коротеньком тексте, наплевав при этом на героев и сюжет, чтобы кто-то уронил скупую слезу.
Знаете такую госпожу Яхину? Её даже экранизировать умудрились. При этом произведения её вызывают у большинства людей в лучшем случае недоумение. Она очень любит это самое «стекло». Вроде, описывает то, через что многие прошли, но выглядит это очень нелепо. Знаете, почему? Потому что тоже всё в кучу.
И ещё про нашу жизнь. Вот человек. Каждое утро встаёт в шесть утра, выгуливает свою собаку (у собаки, кстати, тоже то понос, то пчела в нос тяпнет), завтракает, едет на работу, «работает» эту самую работу, общается с коллегами, возвращается домой, заходит в магазин за хлебом, ужинает, сидит в интернете/перед телевизором. По выходным — на рыбалку или к родителям на дачу помогать. И так — изо дня в день. Написать об этом интересно гораздо сложнее, чем о всех бедах мира, свалившихся на одного персонажа. Так автор и со всеми бедами мира справиться не смог, увы…
15:58 (отредактировано)
-1
Знаете, что вы на самом деле сказали? Что большинство людей в нынешнее время существует в рамках фабулы «офисный планктон», не особо часто приходя в сознание и задумываясь над вопросами о важности жизни, не сталкиваясь с выборами сложнее, чем «ехать на эти выходные на дачу к тëще или не ехать». И если что-то непривычное ломает их повседневность — если у кого-то рождается незрячий ребёнок, например, как в тексте, — они всерьёз начинают страдать.

Жизнь одной многоэтажки похожа на жизнь муравейника. Удивительно. «Голова у человека — не токма шапку носить!» © м/ф «Молодильные яблоки» — но кажется, очень многие не всеми частями своих голов пользуются на 100 ℅

Моя жизнь очень похожа на жизнь героини. Она тяжёлая. Но очень интересная и счастливая. Представьте себе — есть люди, на долю которых выпадает не одно и не два и не три, а множество испытаний. Которые читали «Гарри Поттера» и такие: «Так, происходит какой-то маразм, взрослых нет или они — дерьмо, и нужно хоть как-то всё делать самим? ЖИЗА!».

Такая жизнь — классная и интересная: классно сознавать, что своими действиями ты создаëшь и меняешь мир хотя бы вокруг себя, что ты помогаешь жить другим и делаешь их жизни хоть немного лучше.

Да, это тяжко и неблагодарно. Но то, что вы описали — это шаблон, внутри которого зачастую ощущение ничтожности собственных усилий и неспособности что-либо изменить даже в собственной жизни.

Бррр!
16:10 (отредактировано)
Гузель Яхина (я не читала, но слышала) написала о жизни целого поколения, на долю которого выпали: две Мировые Войны, Революция со всеми последствиями, Гражданская война, адские голод, холод и непредставимая в наше время поголовная нищета. Мои прабабушки умерли в светлой памяти в 98 и 88 лет, недавно: я не смогла бы жить так, как вынуждены были жить они многие годы подряд.

Нравится вам это или нет, но постоянные глобальные испытания — это реальность как минимум одного поколения ваших предков. Если вы родом из средней России.
16:29
+6
«Не читал, но осуждаю»)))))
Мадам Яхина писала о конкретном человеке. используя в качестве фона и средства приченения бесконечных страданий исторический фон. И дело не в том, нравится мне что-то или нет. Яхина крайне коряво и цветисто описывает происходящее с её героиней. То, что она для этого обратилась к событиям, болезненно отзывающимся в сердцах многих, выглядит особенно цинично: делать себе имя и зарабатывать деньги на исторической памяти людей и их горе мерзко.
Когда я читаю Бабеля, Приставкина, я сопереживаю героям. Написано мастерски, талантливо, хотя и больно читать. Хотя «Ночевала тучка золотая» ведь тоже затрагивает те же события, что и в книге Яхиной. Только написано по-разному.
Ценность литературного произведения — не в событиях, которые описывает автор, а в том, как именно автор их описывает. Как строит сюжет, как удерживает внимание читателя, верит ли ему читатель. Язык, стиль повествования важны. Называть книгу «хорошей» только на том основании, что она о войне, очень… странно.
16:45
+8
Не нужно приписывать мне ваши мысли.
Я сказала, как есть. Большинство людей ведёт однообразную и монотонную жизнь. Воспитывают детей, ходят на работу, встречаются с друзьями, лечат зубы, копают грядки… И, поверьте, их жизнь не менее важна, не менее интересна, чем жизнь тех, кто говорит слово «жиза».
Я не буду вам рассказывать о своих испытаниях. У каждого они свои. Люди, которые говорят «на мою долю выпало», на самом деле, ничуть не несчастнее других. Более того, люди, действительно живущие «на грани», никогда об этом не рассуждают. Им не до этого. А вот те, кто говорит «я столько пережил!» вызывают только усмешку. Знаете, почему? Потому что на самом деле они никого и ничего в этом мире, кроме себя, не видят. Их страдания — самые страшные. Их помощь — самая неоценимая. Без них мир просто загнётся!
Нет. Не загнётся. Мир стоял и будет стоять на пекаре, в шесть утра замешивающем тесто изо дня в день. На дворнике, подметающем улицу. На бухгалтере, рассчитывающем зарплату. Изо дня в день. У них умирают родные. Они болеют. Случаются аварии, войны… А они продолжают жить. Ходить на завод. Сидеть в интернете. Кормить кошек. И не рассказывают на каждом шагу, какая удивительно трудная у них жизнь.
Я увлеклась. Так вот. Описать жизнь такого человека, обычного, но именно того, на ком стоит этот мир, описать живо, интересно, правдиво (даже с фантдопом) — талант.
Взять картонного героя и рассказать, что на него, картонного, даже небо упало, — это, увы, «стекло».
Вас чего-то куда-то не туда унесло. Разве я говорила, что какие-то профессии — плохи? Нет.

Я говорила об образе мышления, а не о том, что люди каких-то профессий или каких-то биографий как-то «качественнее» прочих.

У меня есть повесть. О парне — дворнике неопределённой национальности. Он живёт со смертельно больной онкологией мозга матерью, у них не много денег. Мать называет его «Дракон», потому, в частности, что он мыслит очень глубоко.

Снаружи может быть, что угодно, понимаете? Главное — что внутри? Вкусная булочка от пекаря для кого-то может стать лучом надежды во тьме бытия, но каждый ли пекарь задумывается о том, что его работа — делать жизнь вкуснее, а? Кассирша в магазине разве думает, что её доброе отношение к покупателям может сделать им весь день солнечным, даже в лютую стужу? Щас. Мало кто берёт на себя ответственность за ежедневное, рутинное, но создание хорошей жизни.

Тут людям вон вообще — скандал подавай smile
Вкусовщина — есть вкусовщина. Если вам не нравится стиль или сюжет — это ничего не говорит о качестве текста.

Меня вот Достоевский бесит. Тексты, в смысле. Меня бесит в них вообще всё, каждая запятая бесит. Но они хороши.
22:46
+1
… Матушки, батюшки, Федор Михалыча-то помилуйте. Он Гений, он тут не при чем!
23:26 (отредактировано)
+1
Замечания мои не были «нравится/не нравится». Всё очень конкретно: сюжета нет, герои плоские, содержание слезливо-ненатуральное. Это касается именно текста. Заметьте, не мне принадлежит отзыв из серии «ставлю себя на место героини и ощущаю...». Не ставлю. Оцениваю текст. То есть, делаю то, чего вы хотите в вашем высказывании выше.
18:42 (отредактировано)
Ага, гений. Всё тянет, тянет, тянет, а потом пшик.
23:16 (отредактировано)
+4
Тут любят рассказы

Точка.
Потому что это конкурс рассказов.

И если вам подобное чтиво нравится, то никто не обязан быть с вами согласен и восхищаться типично лырной картонной героиней, сироткой, беременной от босса, этакой типичной попаданкой, да ещё наложницей для Властного Властелина Альфа-самца. Хромые собачки в количестве целых двух штук прилагаются.
Автор забыл только упомянуть, что гг была девственницей. Или всё ещё есть (и беременна от полотенца).

Где тут кто увидел деконструкцию?
На Литнете такого добра вагоны. Разгружай – не хочу.
Клише на клише с клише и под густым соусом клише.
Знаете, а ведь особенно интересно — за «хромыми собачками» и «инвалидами» никто не видит людей и животных.

Обществу настолько противны сироты, инвалиды и брошенные животные, что их бытие на свете нужно замалчивать?

Вы часто встречаете «сиротку, беременную от босса», которая не влюбляется в босса к финалу повествования?

Почему для того, чтобы быть понятым, рассказ должен быть простым и прямолинейным, как палка? У людей нет фантазии?
08:06 (отредактировано)
+6
Вот это вы, конечно, проехались по всем великим и просто хорошим писателям. Просто куча палок, из века в век, для людей без фантазии. Шекспир, Голсуорси, Толстой, Куприн, Брэдбери… проще и прямолинейнее некуда, чо уж там! Хочется, как в известном меме, спросить — а вы точно филолог?))

И заметьте- никто не сказал, что обществу противны инвалиды, сироты и брошенные животные. Обществу они настолько близки и задевают за больное, что, когда автор пользуется этими образами бездумно и обильно — обществу кажется, что этой болью манипулируют.
09:00
+4
Общество не так жестоко, как вам кажется. Большинство из нас сочувствует и больным, и увечным. Многие помогают.
Но использование этого в тексте, да ещё вот так, в лоб, да всё в одну кучу — попытка дешёвой манипуляции. Этим грешат многие начинающие авторы. Выдавить слезу проще, чем вызвать улыбку, смех. А девочки в пубертате такое душещипательное раньше в тетрадочки переписывали, а сейчас ссылочки пересылают.
«Що занадто, то не здраво»'.
Мастерство начинается там, где заканчивается вот это самое «всё сразу и в лоб». Вы читали «По ком звонит колокол?» Что почувствовали к герою? Нужно ли было автору добавить в текст парочку страдающих сироток и котят для усиления эффекта?
Вам «зашло». Хорошо. Я знаю минимум одного человека, которому такое тоже «зайдёт». Но это не показатель ни качества текста, ни его жизнеспособности.
Ну, а выдавать недостатки за авторские находки — популярная попытка оправдать огрехи.
16:46 (отредактировано)
-1
Я вообще-то спросила о том, отсутствует ли фантазия у читателей — есть же причина, по которой они нормально воспринимают преимущественно классические формы литературного текста.

Да, я филолог. И местная скандальная атмосфера на меня не действует — ваши издёвки мимо.

Что касается манипуляции болью: состояние моего организма инвалидизирующее, и я хорошо чувствую «боль» общества на себе. Насмешили ежа голой задницей!

Всё, на что сейчас в лучшем случае способно общество по отношению к непохожим на большинство людям — это унижение под видом сочувствия. Отношение в глаза — как к младенцам: «Ути-пути, маленький, слабенький инвалидик, как же тебе плохо живётся, ты так мучаешься, держи конфетку!».

[С чего всё решили, что всякая инвалидность мучительна — непонятно.]

За глаза — пренебрежение — обратите внимание на лексику! — «сиротки», «щеночки», «калеки».

Этот текст показывает, что обществу на самом деле не больно: о тех, кому сочувствуешь, невозможно говорить с оттенком брезгливости, понимаете?

Обществу не больно, а противно и страшно. И общество не помогает. Помощь — это поддержка равного равным. Общество свысока милостыню подает.

Практически разницы между милостыней и помощью нет. Эта разница лежит в области этики взаимоотношений.
16:57 (отредактировано)
-1
Я просто повторюсь

Что касается манипуляции болью: состояние моего организма инвалидизирующее, и я хорошо чувствую «боль» общества на себе. Насмешили ежа голой задницей!

Всё, на что сейчас в лучшем случае способно общество по отношению к непохожим на большинство людям — это унижение под видом сочувствия. Отношение в глаза — как к младенцам: «Ути-пути, маленький, слабенький инвалидик, как же тебе плохо живётся, ты так мучаешься, держи конфетку!».

[С чего всё решили, что всякая инвалидность мучительна — непонятно.]

За глаза — пренебрежение — обратите внимание на лексику! — «сиротки», «щеночки», «калеки». Никаких людей.

Этот текст показывает, что обществу на самом деле не больно: о тех, кому сочувствуешь, невозможно говорить с оттенком брезгливости, понимаете?

Обществу не больно, а противно и страшно. И общество не помогает. Помощь — это поддержка равного равным. Общество свысока милостыню подает.

Практически разницы между милостыней и помощью нет. Эта разница лежит в области этики взаимоотношений.

На самом деле не важно, насколько качественно раскрыты проблемы героя, если они хотя бы обозначены. Я сочувствую любому персонажу — даже прописанному примерно никак — если вы не сочувствуете чужой боли, это может означать два состояния: либо вам плевать на это, либо у вас (как у меня) викарная травма, и боль вам приносит уже не проблема другого, а ваше собственное сочувствие.
17:10
+3
Этот текст не показывает ничего. Для этого в нём слишком много трагизма и слишком мало жизни, увы.
Обозначают проблемы на совещании. Или в прессе. В литературе их именно раскрывают. И если я говорю, что рассказ слабый, а вы почему-то делаете вывод, что я не способна на сочувствие, то, признаюсь вам, я в недоумении. Где взаимосвязь? Мы оцениваем произведение. Вы при этом оцениваете авторов высказываний, разделяя их на «сердечный-бессердечный» по тому, нравится им текст или нет.
Нет. Не нравится. И, да, бездомную беременную кошку я сегодня утром перед работой накормила.
17:44
+2
Это не рассказ слабый. Это мы тут понапрасну квакаем, скандальные люди без фантазии и без филологического образования ))

А табуреточка все растет ))
17:46 (отредактировано)
Заметьте, уважаемая Лина. С моей стороны никакого унизительного сочувствия! Отношусь, как к коллеге в одной весовой категории! Даже послал вас, как водиться, у нас, у трамвайных хамов!
17:57
+1
Да и ладно. Судейство завершено. На особо впечатлительных судей наш трёп уже не повлияет))
18:18
+2
Я вообще-то спросила о том, отсутствует ли фантазии у читателей — есть же причина, по которой они нормально воспринимают преимущественно классические формы литературного текста.

Отвечу за себя, у меня с фантазией все хорошо, и сложные, в том числе и модерновые тексты я читаю и воспринимаю.
Когда автор любого текста говорит впрямую: «этот герой несчастен, и его надо пожалеть»
А на вопос почему? Отвечает: «ну сам представь, что, у тебя воображения нет что ли, вживись в героя, накинь его шкурку, сам додумай» То я не понимаю, а в чем вообще труд писателя? Что он для меня сделал, какую работу провел? Пусть напишет тогда: «история про сиротку Машку из нашего мира попавшую в мир оборотней, ее хотят сьесть, она рожает детей, которых хотят сьесть, но потом она всех побеждает» И все. Ну а дальше я как то сам тогда, с воображением.
23:04 (отредактировано)
-5
Не нравится вам текст — и ладно, он многим не нравится. Меня просто очень возмущает, что в литературном клубе тексты оценивают, как в детском саду.

Что касается вашего кормления беременной кошки… *это личное, но меня крайне интересуют вопросы этики* — вы её накормили, а дальше что?

Ушли и забыли, потешив свою хорошесть. А кошка, если не живёт в вашем подъезде под присмотром бабок, которых за такое обычно не любят, — кошка (зимой, беременная!) пошла дальше: искать таких же «сердобольных». Потом она где-то — где придётся — родит котят. Большая часть — если не все — сдохнет от холода. Выжившие — пополнят и так бесконечные ряды бездомышей. Максимальный срок жизни бездомыша — 7 лет. И я думаю, что никто не хотел бы прожить семь лет, бомжуя, но именно так живут кошки, которых люди подкармливают: они ориентированы на человека, а человек — кидает им подачки, потому что человек на них нисколько не ориентирован. Они и дикими стать не могут, и в домах их никто не ждёт.

Но вас — такую добрую — это ведь не волнует. Не потому, что вы — плохой человек, а потому, что вы вряд ли о таком в принципе по жизни часто размышляете. В моей семье о таком тоже не особо много думают, я одна беспокоюсь за то, что надо купить хороший корм даже совсем дикому коту, когда у нас в гараже мыши закончатся, приручить, стерилизовать и пристроить, потому что раз он пришёл к нам, мы за его жизнь и отвечаем. Специально никого не беру и не кормлю — весь мир спасти невозможно. И если я не могу реально впрячься в чужую жизнь, прохожу мимо, чтобы не давать живому существу ложную надежду и не множить боль.
Но ваше предложение про эту самую попаданку — это же поверхностное описание ситуации, оно лишено персонажей, которыми себя можно в ней вообразить smile
23:18
+4
Да, вы очень хорошая.
А мы вот, да, подъездом кормим кошку. Которая родит котят. И они поживут в нашем дворе и когда-то умрут. Как и все живущие. Что ж теперь, детей тоже не рожать? Никто не живёт вечно.
Мир держится на мелочах. На добрых мелочах. А конец есть у всего. Что ж теперь, не жить?
И к тексту, вернее, к его анализу, это не относится.
Вы хотите профессиональной критики? Возможно, если ваш рассказ доберётся до финала, вы её получите. Но вы заведомо вошли в любительский конкурс. Здесь многие пробуют силы впервые. И в творчестве, и в отзывах. Вы знали, на что подписываетесь. И если даже любители отмечают слабые стороны текста, значит, что-то действительно в нём не так.
01:18 (отредактировано)
-1
Так я знаю, что в тексте не так. И замечают всё правильно — в определённом смысле. Мне это и интересно.

*флуд* Поскольку каждое живое существо смертно, я считаю очень важной штукой качество жизни. Если я не могу сделать жизнь качественной, зачем мне способствовать продлению некачественной?

Я бы просто взяла, на вашем месте, беременную кошку и постаралась бы сделать её жизнь и жизнь её котят хорошей. Не могла бы оставить себе — так пристроила бы ее, хотя бы в приют. Платила бы за её содержание, распространяла бы информацию.

Если и делать что-то, то не мелочиться. Что хорошего в мелочности. Любая мелочность остаётся мелочностью, как её ни крась. А жизнь того, кто в уязвимом положении тебе её доверил — это разве мелочь, к которой можно мелочно относиться?

Впрочем — это никому не интересно, я знаю.
06:58
+2
Вы не были и не будете на моём месте. В моём доме уже есть существо, взятое вот так, из приюта.
По поводу качества жизни… Моя сестра была прикована к постели 50 лет. Полностью. И за жизнь она боролась до последнего. Не нам решать, кому её давать, а кого этого дара лишать.
09:20 (отредактировано)
-3
Всё, больше не могу: как человек, которому грозило быть прикованным к постели, как человек, чья семья сделала всë, чтобы этого не случилось, как человек, который почти прикован к постели адскими головными болями и общим состоянием (я пишу тут всё, лëжа или сидя, потому что диалог вызывает сильное эмоциональное напряжение, сказывающееся на самоощущении: бревном становлюсь просто, весёлым, но болезненным и выжатым, как лимон; я привыкла к этому состоянию и в нём состоялась, если бы эти дни у меня не были свободными, я не посвятила бы их местному обсуждению, не тратила бы на него все силы) — так вот как человек, понимающий вашу сестру и видевший, как на самом деле ухаживают за лежачими людьми везде (отвратительно! они вынуждены просто лежать, но даже постельное бельё у них однообразное и дешевое до умопомрачения; из всех радостей жизни им доступны только аудио, видео, книги [если руки работают] и еда, но я ни разу не видела, чтобы лежачего сопровождали красивая музыка, качественные фильмы, самые лучшие издания и самые вкусные деликатесы, какие только позволяет здоровье; ничего этого у них нет: все окружающие просто кормят, чем придётся, моют по расписанию, утки выносят и делают так, чтобы пролежней не было, но бьют себя в грудь, считая, что вот это — по сути сделать так, чтоб вещь не сгнила! — это и есть проявление заботы и любви, родственники бьют себя в грудь, считая себя несущими крест [никто никому не крест: крест — это куча грубо сбитых палок, инструмент для дичайшей издевательской казни!] и все тайно или явно мечтают о том, когда это дерьмо закончится), я вас спрошу: КТО-НИБУДЬ старался сделать так, чтобы она пролежала 50 лет (!!!) в состоянии, достойном человека? Или все за ней, как за кошечкой бездомной «ухаживали»: помыли, покормили — и сойдёт, надорвались (я знаю, насколько физически тяжело поднимать и переворачивать лежачего, но это нужно делать не каждый божий день!)? Что ваша сестра видела все эти годы? Мой опыт говорит, что ничего особо интересного. Мой опыт говорит, что единственным её качественным развлечением была самоирония, а увлечением — смотреть, как рядом с ней идёт жизнь других. Всë.

Ох… нный дар! Лучше не придумаешь!

Прикуйте себя к кровати наручниками из секс-шопа и полежите так хотя бы недельку (я реально и дольше лежала, когда было совсем плохо, хорошо, что хоть в уборную могла сама ходить, благословение!) — вы взвоете. Взвоете, даже если ляжете в красивой комнате, в шёлковой пижаме на самую удобную кровать, застеленную бельём из дорогущего тенселя. Я вот — вою иногда, хотя лежу в таком антураже, не пожаловаться на качество лежания. Потому что ничего не могу в такие моменты. Никто и звать никак, по моим меркам.

Я не стану даже спрашивать, почему ваша сестра лежала, хотя сплошь и рядом лежат даже те, кто физиологически потенциально способен восстановиться, либо самостоятельно передвигаться, либо хотя бы сидеть, но никто рядом не знает, как этого достичь и знать не особо хочет, потому что и так сойдёт («Мы сделали, что могли!» — зачастую просто самообман.)

Я спрашиваю: КАК она пролежала всё эти годы? Думали меня впечатлить тяготами вашей семьи, наверное, рассказав про лежачую сестру? Её тяготами впечатлить? Пожаловаться, какой УЖАСНЫЙ УЖАС вы видели — ЛЕЖАЧЕГО ЧЕЛОВЕКА, который изо всех сил старался жить? [Будто ей что-то другое оставалось: покончить с собой не все могут даже физически, психически — тем более. Ныть и страдать она должна была полвека по-вашему?]

Удивительная в ваших словах иллюстрация отношения вас — у кого всë на месте и всё работает — к нам, к инвалидам.

Мы для вас — не люди с нормальным, человеческим желанием нормально жить. Мы для вас — поломанные уродцы, на которых вы смотрите с ужасом и потрясением: «Как это так?! Она ничего не может, но всё равно не унывает и сопли на кулак не наматывает, борется до последнего! Потрясно!».

Мы — не боремся. Мы просто стараемся жить до последнего. И из последних сил. Просто жить, и всё. Шутить, смеяться, улыбаться. Быть привлекательными и интересными. Что-то делать. Что можем.

Потому что другой жизни у нас нет [хотя у многих была].Мы стараемся делать хорошим ту, которая есть. Ужасаться и удивляться тут совсем нечему. Можете помочь — помогите. Можете только милостыню подать — унизительно, но тоже полезно. Не можете помочь — идите лесом: человек — не животное в цирке, чтобы об него развлекаться, глядя на то, как он просто старается жить, как может.
И это всё — это всё, если она лежала с сохранным интеллектом, а если нет — о! ещё маразматичнее.

В вашем понимании вон, даже незрячие — необучаемые овощи, о тех, у кого когнитивные проблемы, значит, и заикаться не стоит.

Их вообще постоянно принимают за извращённое подобие детей и творят с ними — с точки зрения педагогики — адскую дичь.
09:56 (отредактировано)
А вы ведите дискуссию в позитивном ключе. И тогда она будет иметь терапевтическое воздействие
09:57
+5
Вы наступаете на те же грабли. Вы ничегошеньки не знаете о моём понимании. Вы его себе придумали, как и всё остальное, хотя ни в одном моём высказывании ничего подобного не было. Я только выступила против излишнего гипертрофированного трагизма, обесценивающего любой текст, и высказалась о слабости предложенного произведения. Это не совпало с вашим мнением, и вот я уже побывала и жестокосердной, и неуместно жалостливой, и равнодушной, и извращенкой)))))
Моя сестра окончила школу с медалью (обучалась на дому) и заочно — курсы при вузе. Ничего маразматичного. Да, вот так сложилось. Так, увы, бывает. Не стоит на основании своего опыта решать за других, стоит или не стоит им жить. И суждения о незнакомых вам людях на основании ваших фантазий тоже не стоит выносить.
Открою вам секрет: Слон не любит, когда переходят на личности. Поэтому, будьте добры, не раздавайте ваши оценки собеседникам и не додумывайте за них несуществующее. Судите тексты smile
11:04
+3
Вот это мощный посыл от человека, который «старается сделать лучше жизнь окружающих, хоть это неблагодарное и тяжёлое дело». Меня пробрало… Добром этим. Взять и на основании своего опыта диагностировать незнакомым людям в подробностях целую адскую жизнь. Уметь надо. Пальтишко белое аж засветилось нимбом )))
11:14
+3
Вы странно рассуждаете.
Моя сестра не была излишне иронична, хотя чувство юмора у неё было прекрасное. Кормили её вкусненьким. Всегда. Даже в голодные времена перестройки. Она была любимым ребёнком своих родителей и любимой внучкой (мой дед мастерил ей специальную мебель своими руками, например). И ухаживали за ней до последнего не ради галочки.
Да, из дома она «выходила» раз 10 за свою жизнь. Весь её мир — квартира, а точнее, одна комната. По иронии судьбы, умерла она в другой стране, куда, на свой страх и риск, под бомбёжками, еле живая, отправилась лечиться. Не встать на ноги (это невозможно было), а остаться живой. Она ОЧЕНЬ хотела жить! Она знала, как МЫ хотим, чтобы она жила. И боролась до конца, упрямо и отчаянно. Никогда не говорила: «Вам, ходячим, меня не понять». Боретесь ли вы — я не знаю. И, после всего, что вы тут написали, уже не хочу знать. Боролась ли моя сестра? Последние месяцы — да. А до этого просто жила. Так, как могла и как ей помогали.
И, знаете, другой жизни нет ни у кого. Никто тут не ужасался и не удивлялся вам и вашему состоянию. Вы же не знаете, сколько здесь больных людей, кроме вас. Они не посылают никого лесом только потому, что им не могут помочь. С чего вы взяли, что кто-то развлекается, глядя на вас? Здесь вас кто-то задел? Нет.
У каждого своя боль. Есть люди здоровые, но потерявшие всех близких. Им не легче. Есть те, кто потерял себя…
И, искренне вам сочувствуя, вспышки вашего негодования я не понимаю. Никто не высказался так, как вы написали. Никто даже так не подумал. Просто, читателям не понравился текст, который нравится вам.
Я ничего не говорю о том, стоит или не стоит жить. Жизнь стоит того, чтобы её жить. В том случае, если она — КАЧЕСТВЕННАЯ настолько, насколько это в принципе возможно.

Я не переходила на личности и ничего не сказала о вас лично. Я вас не знаю.

Я не сужу тексты, а проживаю их.

Ваш текст — он о том, что вы знаете, что ваша сестра успешно закончила школу и вуз (а дальше что делала? в потолок смотрела? впрочем — это не важно), но вы не понимаете, была ли она хоть день счастлива и считала ли она свою жизнь солнечной, несмотря ни на что.

«Самого главного глазами не увидишь».

***

Для меня это болезненная тема, так что я скажу, обратившись ко всем, кто увидит.

Я — инвалид. И я же — педагог-дефектолог, по мере возможности. Дело имею преимущественно с теми детьми, с которыми общество массово не знает, что делать.

То есть я знаю и то, каково быть опекаемым, и то, каково быть опекуном.

И знаете что? Опекуны инвалидов — стремные: они щитают (именно так), что их физические и эмоциональные трудности, возникающие вследствие опекунства — это сомнения, мучения и страдания.

Да, это страдание, когда твоему ребёнку или близкому человеку плохо: от этого хочется дистанцироваться, чтобы не ранить себя, поэтому любить человека с особенностями очень тяжело.

Но знаете — в задницу кентавру ваше тяжело. Сходите к специалисту, погуляйте, поорите в запертой комнате.

Это всё фигня. Ну фигня. Потому что вашему подопечному может быть больнее в миллион раз. Но он не ноет. Он живёт. А вы — замученные сами собой — сопли на кулак наматываете. Вы всемогущи — но растекаетесь в луже слез. А он — улыбается из последних сил, чтобы вы не плакали.

***
Я никогда не была на вашем месте. На вашем — моя сестра. Она всегда будет видеть в основном мои успехи и улыбку, потому что я её люблю больше всего в жизни. И не хочу, чтобы ей было тяжело на меня смотреть. Предположу, что ваша сестра тоже очень вас любила.
Я рассуждаю на основе своего опыта. Даже не личного, а опыта многолетних наблюдений.

Если опыт вашей семьи отличается от моих наблюдений — это прекрасно, но это не значит, что я странно рассуждаю.

Я ведь для того и спросила: как она жила? Вы ответили.
Я не ставила никому диагнозов: я спросила — а как у вас?

Потому что мой опыт наблюдения жизни лежачих людей очень негативный.
12:36
+3
Вы не знаете, что происходит на МОЁМ месте. В отличие от вас, я не выпячиваю ни свои радости, ни свои проблемы. Потому что здесь речь не обо мне. Если у вас есть претензии к опекунам ваших подопечных, вам следует говорить с ними. А не высказывать претензии на конкурсе рассказов.
Я знаю, чем занималась моя сестра. Но я больше не стану о ней писать, потому что и её непростая судьба — не тема данного конкурса и данного обсуждения.
Вам хочется обсуждать проблемы отношения к инвалидам? Напишите блог. Или найдите платформу, где это обсуждают. Но не нужно это делать там, где обсуждают достоинства и недостатки текстов. Проявите уважение к автору, если уж вас так восхитил его рассказ.
12:51
-1
Девочки, не сортесь! rose
— Я кошку покормила уличную сегодня.
— А я не кормлю кошек, потому что…

— Моя сестра 50 лет лежала.
— А я сама почти лежу и часто видела, что с лежачими плохо обращаются. А как у вас?
— Хорошо всë!
— Ну тогда всё хорошо.

Это просто обмен опытом, всё в порядке, никто на вас не нападал, просто для меня это эмоциональная тема, вот и всё.
14:45 (отредактировано)
+1
Я не переходила на личности и ничего не сказала о вас лично. Я вас не знаю.


Я не ставила никому диагнозов: я спросила — а как у вас?


Видим явное противоречие вот с этим:
Удивительная в ваших словах иллюстрация отношения вас — у кого всë на месте и всё работает — к нам, к инвалидам.
Мы для вас — не люди с нормальным, человеческим желанием нормально жить. Мы для вас — поломанные уродцы, на которых вы смотрите с ужасом и потрясением: «Как это так?! Она ничего не может, но всё равно не унывает и сопли на кулак не наматывает, борется до последнего! Потрясно!».


В вашем понимании вон, даже незрячие — необучаемые овощи, о тех, у кого когнитивные проблемы, значит, и заикаться не стоит.


И такого очень много в ваших рассуждениях. Вы не спрашиваете, вы утверждаете.

Повторим то, что вам уже много раз говорили ваши собеседники.
Прекратите додумывать за людей. Вы не знаете, что они думают и что понимают на самом деле. Однако вы делаете однозначные и безапелляционные выводы как о ваших собеседниках так и о целом сообществе.

Прекращайте.

Если вам сложно понять, что мы имеем ввиду, постарайтесь в своих контраргументах вообще не упоминать собеседника. Его мысли и его личность.

Это последнее предупреждение
14:57
+3
Мне кажется Галина очень запуталась.
15:00
+2
Мне тоже так кажется.
Приписывать что-то личности и делать выводы на основе текста от этой личности — это немного разные вещи, но прошу прощения, если задела.

Оставим эту темы, они меня задевают. А я задеваю других.
Да-да-да, вы правы: я излишне эмоционально и в обвинительном тоне высказывалась.

Я уже ухожу.
08:22 (отредактировано)
+4
Зачем мы читаем — один вопрос.
Как мы читаем — другой вопрос.

У меня, в связи с бурным обсуждением, назрел вопрос к коллективу: ребята, а для чего вы вообще читаете?

Я читаю — так как у меня специфическое воображение и я его ещё и развиваю, — чтобы прожить кусочки жизней разных людей и существ, «увидеть и почувствовать» разные вымышленные места. Я это могу — вообразить так, чтобы выглядело и ощущалось реальным что угодно, могу вообразить и почувствовать себя кем угодно и где угодно.


Ок, у вас такая, например, особенность, и вы ее подчеркиваете. И в эту особенность данный автор удивительнейшим образом попал ))

Но это же не повод смотреть свысока на тех, кто не считает нужным по черновому, довольно шаблонному и непродуманному эскизу дорисовывать, что там хотел сказать автор. Таких эскизов в интернете миллионы.
А дорисовывать хотелось бы все же по не по трем спотыкающимся друг об друга линиям, а по более грамотному и интересному сюжету.
09:49 (отредактировано)
+5
Эксперимент, значит?
Предыдущая ветка далеко уползла, так что несу ответ сюда.

Проживите это утро другого человека. Тут всего лишь одно утро.


Странное дело. Не далее как позавчера Вы сокрушались, что здешняя публика оперирует исключительно субъективными оценками по типу «нравится»/«не нравится», а литературными критериями не пользуется. К слову, я надеялась, что Вы-то покажете класс, дадите нам нормальный литературный разбор на уровне профильного вуза. (И все еще надеюсь увидеть этот разбор — со всем должным анализом, чтобы я знала, на что равняться). А теперь Вы уже просите меня сойти с формальной, аналитической точки зрения и оценить рассказ максимально субъективным методом, методом вживания в персонажа. Отбросить литературные критерии и судить, так сказать, нутром.
Ну, хорошо. Давайте ради интереса проведем этот мысленный эксперимент. Хотя замечу, что писатель, которому требуется настолько большой стартовый кредит читательского доверия, — скверный писатель. Работа по подавлению недоверия — большой труд со стороны читателя, особенно в литературе фантастического направления, где нужно еще и перешагнуть границу повседневного реализма. А задача автора — стимулировать читателя на выполнение этой работы без понуканий, из читательского интереса. Если автор не может стимулировать читателя, его просто не будут читать, вот и все.
Ну да ладно. Прочь сомнения, эксперимент так эксперимент. Я верю автору. Верю безоговорочно, как своим любимым писателям. Я представляю себя героиней этого рассказа и проживаю с ней это утро — шаг за шагом.

— Примите мои поздравления, Госпожа Эль, Священная Чаша!
Лекарь Те почтительно кланяется.
— Что… Лекарь Те, служанки в этом уверены?

Я слышу голос лекаря — козлиный старческий тенорок. Я вижу его поклон — низкий, в пояс. Меня еще нет. Я еще не знаю, кем мне быть, но уже удивляюсь: при чем тут какие-то служанки? Лекарь тут он, и это его дело — быть уверенным или нет в вопросах моего здоровья.
— Девран, мой маленький волчонок, моё Красное Яблоко…
— Госпожа?..

Кто это, Девран? Почему я так странно и выспренно его называю? Волчонок — ну, допустим, а что за Красное Яблоко? Неласковое, спотыкливое имя для любимого существа. Я назвала бы — яблочком, солнышком, малышом… Но я — не я; да будет так, как сказал автор.
Теперь я знаю, кто я — Госпожа Эль, наложница Великого Оборотня, мать Пятого и Двадцатого Наследников, а отныне и Священная Чаша… ох, ни хрена ж себе я влипла! Что ж, будем соответствовать. Держу спину, держу лицо. Думаю о сыне и натягиваю на лицо улыбку.
— Всë в порядке, лекарь Те: для женщины естественно забыться в радости от подобного известия…
А вот и мое прошлое, первый проблеск. Машка-Заноза из детского дома. Трудно держать под спудом такую вот Занозу и одновременно продолжать плести словесные кружева высокого штиля. Ладно, это привычное дело — за столько-то лет. Умею красиво молоть языком в любом состоянии. И никогда не ронять авторитет перед слугами, даже беззаветно преданными.
Ушел. Ф-фух. Можно пореветь спокойно. И подумать. О себе, о мальчиках, обо всем, чего боялась за время осмотра. О том, что случилось месяц назад. О будущем ребенке, которого еще не знаю, как смогу полюбить — а полюбить придется, ведь без любви ему здесь не выжить… О том, как нам жить дальше в этом новом будущем.
Вспоминаю. Я, оказывается, люблю вспоминать. Меня, оказывается, любили — там, в давно потерянном детстве. У меня была семья, был дом. Сначала — свой. Потом — чужой, казенный. И сверстники — брошенные дети, которые «не знали, куда жить». Такие непохожие на меня, словно говорящие на другом языке, смотрящие другими глазами на мир. О них больно вспоминать — даже сейчас. Почему-то даже больнее, чем о родителях.
Там, в моем прошлом, я нахожу Деврана. Это самое лучшее мое воспоминание. Щеночек. Красивый, с серебряно-золотистой сказочной шкуркой. Помню, как впервые взяла его в руки, подняла из лужи — мокрого, скулящего от холода — как второпях расстегнула куртку и посадила его за пазуху, в тепло. Как он смешно пихал меня лапками в живот, пока я бежала обратно к проходной, взяв сумку в обе руки, чтобы вахтер не заметил, как шевелится куртка у меня спереди. Помню, как кормила его из пипетки, а он слизывал подтекающее молоко у меня с пальцев. Совсем маленький, слепой, с короткой бархатной шерсткой и почти голым, горячим розовым животиком. Вот это морока была — бегать к нему в чулан каждые два часа, чтобы накапать молока в крошечную пасть.
Я вспоминаю, как заметила человеческие глаза щенка и драгоценную серьгу у него в ушке. А вот о том, как я попала во Двор Ара, мне вспоминается очень смутно. Кто там был рядом, кто убежал в испуге, завидев меня, а кто чуть не набросился на меня с оружием? Все смешалось, никакой четкости…
Вот я предстаю перед Рем Ара — с младенцем на руках и под конвоем стражи. Вхожу на подгибающихся ногах в тронный зал. Я еще не понимаю, что это происходит не во сне. Каменный пол кажется ужасно скользким; мне неловко и непривычно в новых одеждах из тяжелой ткани, колом стоящей от золотого шитья, и страшно наступить на подол — в жизни не носила таких длинных платьев. А ну как споткнусь? выроню малыша? Мужчина на троне поднимает голову, и по его желтым волчьим глазам я понимаю, что мне тут не светит ничего хорошего.
— Изгнать Пятого Наследника немедленно, — прорычал он, стараясь даже не смотреть на спящего младенца — настолько велико было отвращение в его взгляде.
Чужие лапы тянутся к ребенку на моих руках, и я понимаю…
… что меня никто не станет слушать. Что если этот Великий Оборотень хоть чем-то похож на земных монархов, то меня убьют даже не за дерзкие слова, а за то, что посмела открыть рот без высочайшего на то соизволения. Что только в детских сказочках короли и халифы одобрительно кивают отважным ораторам — а в реальности, где я очутилась, авторитарный лидер не допустит ничего, что может заронить сомнения в подданных. И даже если я успею высказать свой протест до конца, — после этих слов ребенка не то что выкинут в грязь, а убьют гарантированно. Просто для порядка, чтобы никто не подумал, будто всякая нахалка может заставить Великого Оборотня переменить свое полновластное решение.
Еще я понимаю, что не смогу отдать ребенка на смерть — а значит, через минуту нас обоих не будет в живых. И это будет зачетная деконструкция штампа о везучей попаданке в иной мир.
Но я — не я, а Машка Заноза. Я не знаю о штампах и плохо разбираюсь во всякой исторической мути. И вообще, мой девиз — слабоумие и отвага… то есть, простите, прямодушие и отвага. А еще мне нет семнадцати лет, и, как всякий подросток, я верю в удачу и не верю в собственную смерть. Я пока что считаю себя главной героиней в киноленте под названием «жизнь».
И я прижимаю к себе хнычущего малыша и начинаю холодный и церемонный — церемонный, автор, запомни и не путай с «церемониальным»! — разговор с Великим Оборотнем.

— Мама! — прервав её приятные воспоминания, в покои Госпожи Эль врывается разъяренный Пятый Наследник Девран.
Я ожидала его, но все равно вздрагиваю. Слишком глубоко задумалась, упустила бег времени. А малыш расстроен — вон, как ерошится.
— Мама, как ты могла… зачем ты с этим зверем…
От стыда хочется закрыть лицо руками — и приходится сделать над собой усилие, чтобы держать голову высоко и не прятать ни глаз, ни пылающих щек. Девран не видит меня, но он услышит, если я начну мямлить и бубнить себе под нос. А сейчас нельзя мямлить, нужно напомнить ему о правилах. О технике безопасности в этом дворце, сочащемся доносами и интригами.
— Надеюсь, никто не видел тебя в таком неподобающем состоянии?
Знать бы еще, откуда у моего сына столько ненависти к отцу? Я точно не учила его этому — я же не враг моему мальчику, чтобы толкать его навстречу верной смерти! Но кто тогда? Автор, отвечай! Почему мой добрый, воспитанный в любви и доверии волчонок, мечтает загрызть своего отца? В этом возрасте рано помышлять о мести, пусть сначала вырастет и научится… хотя бы держать себя в руках!
— Какого по счету?! — и Госпожа Эль внезапно для самой себя начинает плакать.
Это больно и несправедливо, но дети часто бывают жестоки по недомыслию. Он не виноват, это всего лишь мои издерганные нервы. Я утираю слезы и говорю…
Нет, ничего я не говорю.
Я скорее откушу себе язык, чем скажу своему ребенку — да что там, любому ребенку! — такие слова:

Ты будешь его ненавидеть? Будешь ненавидеть своего брата? Задерешь его в Охоте?

Знаешь, автор, я старалась. Я очень старалась влезть в шкуру Госпожи Эль, Машки Занозы или как ее там еще величают. Но эту реплику я ни на какое место натянуть не могу. Это слова недалекой, себялюбивой женщины, которая привыкла выплескивать на ребенка свой гнев и страх, не задумываясь о последствиях. Мне противна эта женщина, я не хочу в нее вживаться. Мне страшно думать, во что превратилась психика незрячего мальчика за десять лет под ее воспитанием. И характер этой женщины у меня никак не срастается с образом простодушной, но по крайней мере доброй девчонки из флешбека.
Снова воспоминания? Прямо посреди конфликта с сыном? Ну и ладно, по крайней мере, с Машкой из прошлого проще ассоциировать себя, чем с Госпожой Эль со всеми ее закидонами.
Я слушаю, как Великий Оборотень читает мне лекцию по истории и социологии своего клана, и понимаю, что конкретно влипла. Значит, из сыновей Главы выживет только один — что за дикий, изуверский обычай… Они действительно звери. И, что хуже всего, — они живут так уже тысячи лет. Рем Ара просто не поймет, что такое право на жизнь, взятое без боя, — он ведь тоже переступил через трупы своих братьев по дороге к трону…
Ладно, я-Машка в школе плохо училась, историю и социологию пропустила — мне неоткуда знать, что инфантицид всегда имеет банальную экономическую причину. Но два и два я сложить-то способна! Дано: из детей Великого Оборотня всегда выживает только один, сильнейший. Ну… слепой, конечно, может превзойти зрячего в интеллекте — но победить в бою, в грубом физическом противостоянии? Это какие-то сказочки про слепого самурая.
Меня мутит от отчаяния. Малыш, дремлющий на моих руках, обречен с рождения. Он все равно погибнет — не в изгнании, так от клыков своих братьев. И как мне убедить Великого Оборотня прокормить лишний рот? Какие такие необычные способности могут обнаружиться у смертника, предназначенного на заклание? А если он каким-то сценарным чудом выиграет и станет следующим Главой Клана? Да этот волк блохастый лопнет от злости при одной мысли, что его дому придется нести перед остальными волчьими кланами такой позор — увечного Главу. Нет-нет, весь этот план по спасению и воспитанию особенных волчат — полная лапша, и за вешание оной лапши на уши правителю меня сейчас сожрут с потрохами и без соли…
… Что? Серьезно?
Эй, Рем Ара, ты там невзначай просветлился, что ли? Откуда в тебе тяга к благотворительности, ты же вроде как свирепый безжалостный волк? И вроде как умный?
Нет, ей-богу, он это всерьез! По ходу, он даже не понял, что пообещал мне отгрохать социальный фонд по высшему разряду — и за что? За удовольствие в будущем посмотреть, как его сынок-инвалид порвет глотку другому его сыну, но здоровому? Ежу понятно, что так не будет — никогда моему Яблочку не сравняться с этими зрячими, матерыми головорезами, да и я не стану растить из малыша живую машину для убийства. Ежу понятно, а Великому Оборотню — нет. Славную он себе вилку поставил: будет кормить и поить всех увечных Наследников, пока не подрастут, а в итоге — либо они всё равно погибнут со всеми своими уникальными способностями, либо… Рем Ара, ты хоть понимаешь, что если вот этот малыш каким-то чудом выживет и победит, тебе самому — не жить?
Нет, не понимает. Если бы понимал — не позволил бы нам с Девраном дышать ни одной лишней минутки. Мамочки мои, вот это я везучая! Из всех возможных тиранов и самодуров мне попался круглый, набитый дурак! Видно, его крепко по голове стукнули на ихней Охоте.
— То я раздеру их в клочья прямо на твоих глазах, одного за другим.
Да на здоровье. Плевать я хотела теперь на твои угрозы. Вот, видишь, даже кланяюсь, благодарю за великую милость… Оглянись по сторонам, тупица. Посмотри в глаза своим зверям. Они в шоке. Да что там: в священном ужасе. Перед ними сейчас рухнули устои мира: Глава Клана безропотно отменил свой приказ по слову какой-то приблуды из чужого мира. Они волки, понимаешь? Они прекрасно видят, что в этом разговоре ты подставил мне горло, вожак. Ты поднял мой статус до равной тебе — как минимум. Хотя мог просто убить меня и избавиться от головной боли.
Вместо этого ты дал мне власть над твоими сыновьями. Ты дал мне ресурсы, чтобы вырастить их. И главное — ты дал мне время.
И если с такими козырями на руках я не переверну тут все вверх дном, не обеспечу безопасность себе и деткам — значит, я такая же набитая дура, как и ты…

он пожелает и возвысить свою фиктивную наложницу, и унизить её одновременно, впервые за десять лет потребовав исполнения обязанностей.

По ходу, я все же набитая дура. Автор, за что???
Десять лет. Десять, мать их, лет! Прорва времени, уйма возможностей на старте и самый тупой противник, с которым только в поддавки играть. Как я ухитрилась все это про… долбать, не сумев за десять лет выгрызть себе место понадежнее безропотной постельной рабыни? Если не для себя, то хотя бы ради Деврана я обязана была вывернуться наизнанку, но добиться такого влияния в этом волчьем королевстве, чтобы Рем Ара не смел даже глянуть косо на меня и моих детей. И чтобы отменил к чертовой матери эти избиения младенцев и гладиаторские игры!

Однажды Рем Ара покинет этот мир — блохастой псиной его выкинут в грязную осеннюю сырость, — и тогда все шрамы затянутся. А пока — Госпожа Эль улыбается своем детям и новому дню.

Деврану уже десять. Охота не за горами. На что я потратила это время и эти ресурсы? Почему я еще не Глава Клана, не первая советница, а тупая курица, способная только реветь и срывать злость на ребенке? Зачем я уповаю на какое-то будущее, в котором не будет Рем Ара, если я за десять лет не удосужилась поднять задницу от подушек и сделать это будущее своими руками?
Я не понимаю. Убейте, не понимаю, где успела растерять свое желание защищать Деврана любой ценой, в какой унитаз слила свою доброту и способность бросаться в бой с обстоятельствами, не страшась проигрыша. Эта лицемерная робкая истеричка, просравшая сказочный шанс помочь несчастным детям, — не я. Хоть режьте, не я.
Автор, я честно попыталась. Я ни с одним из рассказов подсудной группы не прилагала таких усилий по вживанию, как с твоим. Но в скроенный тобой характер героини так же невозможно влезть, как в платье, у которого рукава пришиты к подолу, а горловина к пройме. Я выдала тебе огромный кредит доверия на старте. Это доверие обмануто, а текст, который я прежде анализировала с минимумом эмоций, теперь вызывает у меня стойкую тошноту.
Спасибо, блин, за урок. Теперь я точно знаю: мне надо больше доверять своим суждениям. И если текст выглядит плохим и по всем признакам является плохим, то не стоит тратить время и силы, чтобы отыскать там что-то кроме плохого текста.


Ну вот, я попыталась провести субъективный анализ текста. Что показал этот анализ? Что обсуждаемый рассказ подобен каше из топора. В нем можно найти интересные образы, если читатель сам их туда поместит; можно найти прекрасные диалоги, если читатель сам их придумает; можно найти живые характеры, если читатель приложит титаническое усилие и оживит силой своего воображения предложенные ему деревяшки. Вероятно, здесь можно даже обнаружить логику и смысл — если принести их с собой, предварительно вытряхнув половину авторских конструкций.
Но в каше из топора не нужен топор. Читателю, который может все это проделать, не нужен такой рассказ. Он прекрасно проделает это у себя в голове, а потом еще и напишет — и это будет много лучше того блюда, которым нас здесь пытаются потчевать.
Вы — уникальный читатель, раз Вам удалось все это прожить и прочувствовать, не спотыкаясь о вложенные автором нелепицы аки танцор о брошенные грабли. Я рада за Вас: это действительно редкий дар — такая сила воображения и пластичность психики в одном флаконе. Но еще больше я рада за автора этого рассказа: как бы ни были плохи его тексты, в Вашем лице он всегда найдет преданного и благодарного читателя. А это самое главное для писателя, не так ли?
13:38 (отредактировано)
+3
извините… а можно вот этот роман под плюсиком «эксперимент» про яблочек, волков, щенят и любящих матерей когда-нибудь прочитать целиком? )))

у меня аж мурашки.
14:40
+3
Спасибо! roseНо это просто упражнение на заданную тему, и роман из такого материала не получится. Для крупной формы нужен как минимум нормально проработанный мир и крепкий, не рассыпающийся с одного тычка антагонист. Иначе скучно будет читать вдолгую, не выйдет интриги. Короткий текст еще может удержать читательское внимание на голых эмоциях, на минутном сопереживании, как со щенком вот получилось. А роман без хорошей продуманной базы, без осмысленного миропостроения и вменяемых характеров — мертвый груз букв.
18:51
+3
Мне кажется нужна новая рубрика: переписать самый плохой текст так, что бы он стал хорошим. Вы очень продвинулись в этом деле, еще немного и получится готовый рассказ)))
19:02 (отредактировано)
+2
Спасибо! inloveНо, боюсь, автор не будет мне благодарен за такую переделку. Да и, откровенно говоря, не настолько стоящий материал, чтобы по нему фанфики кропать laughБывают книги плохо написанные, но с некой живой искрой, с харизмой, что ли. Вот по ним иногда читатели упарываются всерьез, пишут фикситы, ретеллинги, альтернативки, исправляют за автора его косяки и т.п. А тут — пустышка, извините. Если попытаться ее обтесать под что-то годное, от персонажей останутся одни имена, а от текста — рожки да ножки. Проще уж заново написать.
20:02
+2
Если попытаться ее обтесать под что-то годное, от персонажей останутся одни имена, а от текста — рожки да ножки.


А от автора прилетит за сворованную гениальную идею )))
20:08
+3
Не исключено laughИдея-то уникальная: про попаданцев до сих пор никто не писал!
14:26
+1
Интересная дисскуссия получается. Я, кстати, по рекомендации уважаемой госпожи Лины, тоже провел подобный эксперимент и готов поделиться его результатами!
14:42
+2
Ого! Поделитесь, пожалуйста, мне будет интересно сравнить впечатления)) thumbsup
Поправлю: я сокрушалась относительно субъективного восприятия читателями структуры, «внешности» текста: им не угодила непривычная основному способу восприятия структура — и они негативно оценили содержание.

Против субъективного восприятия содержания путём его проживания я ничего никогда не имею. Как раз наоборот!

Интересно, что сложные авторские конструкции помешали вашему восприятию: проникнуться привычной формой фабулы, написанной в прошедшем времени — начать тренировать воображение с неё — намного легче.

Поэтому думаю, что у автора много читателей, и ему интересна наша реакция на всю эту конструкцию, а не доверие.

Приличный анализ займёт несколько страниц А4, поэтому напишите мне в сообщения, что хотите его, я сделаю.
18:31
Приличный анализ займёт несколько страниц А4, поэтому напишите мне в сообщения, что хотите его, я сделаю.

В интересах автора текста, которому, безусловно, будет полезен такой профессиональный разбор, я прошу Вас провести анализ здесь. Это будет правильно. Вы же хотите дать автору рассказа, который Вам понравился, качественную обратную связь?
18:40 (отредактировано)
+2
Интересно, что сложные авторские конструкции помешали вашему восприятию: проникнуться привычной формой фабулы, написанной в прошедшем времени — начать тренировать воображение с неё — намного легче.

Я сформулирую это иначе. Закономерно, что решение автора объединить в одном произведении нелинейную фабулу, непродуманные характеры персонажей, слитый конфликт и скудно прописанное окружение привело к плачевному результату. Потому что восприятие читателя может компенсировать недостатки текста лишь до какого-то предела. Потом подавление недоверия выключается с концами.
Ваш эксперимент с треском провалился, я заметила: вы представили ГЕРОИНЮ — СОБОЙ, а надо было СЕБЯ — ГЕРОИНЕЙ.

«При чем тут служанки?» — она знает.
«Почему я так говорю?» — она знает, почему она так говорит.

«Я бы так не» — забудьте про себя. Забудьте про себя — про то, что вы хотите, думаете, чувствуете, про то, как вы думаете, мир устроен. Забудьте, что слепой не может противостоять зрячему в поединке (у человека вообще-то пять чувств, а не одно, незрячий вполне может ориентироваться на слух и к тому же — у волков шикарное обоняние)! Забудьте всё, что вы знаете. Всё, чего вы боитесь.

Только тогда можно понять другого, когда не пытаешься вогнать его в свои представления о мире, потому что у другого человека ВСË ДРУГОЕ и ДРУГОЕ — ВСË.
Вы серьёзно? Запихнуть сюда прям разбор-разбор? Одно его написание неделю займёт!
19:57
+2
Не займёт. Рассказ небольшой. Полный разбор, даже если за каждое слово зацепиться и тайные смыслы придумывать, — часа три (больше времени на набор текста уйдёт). Это не «Улисс»
20:06
+4
Вполне серьезно. Это тема предназначена именно для обратной связи автору. Вы утверждаете, что рассказ Вам понравился, но при этом не хотите оказать автору ответную любезность и дать развернутую оценку? Как-то некрасиво получается. Мы, ничего не понимающие в колбасных обрезках, третий день пишем самые подробные впечатления, а единственный компетентный специалист-филолог сливается с дискуссии? Представляете себе судебное заседание, где прокурор произнес обвинительную речь, а адвокат разводит руками и уезжает домой кофий пить?
20:41
+2
Ваш эксперимент с треском провалился, я заметила: вы представили ГЕРОИНЮ — СОБОЙ, а надо было СЕБЯ — ГЕРОИНЕЙ.

Нет. Вы невнимательно читали: я отбрасывала свои представления о должном и вживалась в героиню. Если бы я следовала своим взглядам, я бросила бы рассказ в конце первой ретроспективы, где становится очевидна нелогичность происходящего. При логичном развитии той ситуации, что была нам представлена, героиню бы убили сразу. Логика повествования пропала, но я закрыла на это глаза, поскольку таково было условие эксперимента.
Когда автор сломал через колено намеченный характер героини, я не смогла представить себя этим характером. Он не состоятелен. Есть вещи, которые мать, любящая свое дитя, никогда не сделает. Я заставила себя перешагнуть через эту персонажную дыру и сделала еще одну попытку. Я прожила эту героиню изнутри, такой, какой она показана в тексте, и увидела женщину, которая получила редкий, возможно, единственный за всю историю шанс изменить этот мир — но из-за глупости, трусости или лени не смогла его реализовать. Скорее, из-за глупости, иначе она хотя бы осознала бы эту возможность.
Раньше я воспринимала эту героиню как неудачно написанного персонажа, и она была мне безразлична. Теперь я восприняла ее как человека, и я ее немного жалею — она не выбирала такую судьбу — но по большей части презираю. Слить в помойку судьбу целого мира и всех гибнущих в нем детей, имея все стартовые условия для хорошей борьбы — это надо постараться.
20:47
Уже поделился! На странице рассказа " Если и умрет оживет" это четвертый в этой подгруппе. Потому что я уже не понимаю, что происходит на этой странице!!! Мы вчера туда перелезли…
20:54
+1
Забудьте про себя — про то, что вы хотите, думаете, чувствуете, про то, как вы думаете, мир устроен.

Просто любопытно. А Вы сами часто это делаете при чтении? Ну, забываете все свои представления о себе и о мире?
21:20 (отредактировано)
-1
Вот представьте: вы — вот это всё, семнадцатилетняя сирота, которая попадает В ЖЕСТОЧАЙШИЕ условия с ребёнком на руках, которого вам — вы как-то отбрехали его право на жизнь, сказав что-то типа: «да ладно вам, слепой так-то ого-го на что способен, вещь хорошая!» [В тексте написано: «Она рассказала, сколь многое он теряет»] — выдали, ВАШИ ДЕЙСТВИЯ?

Предлагаю свой список:

1. Она много училась: ну потому что ей нужно знать, как тут всё устроено, как тут жить. Первое время она только и делала, что сидела взаперти за книгами, боясь лишний раз выйти из своей комнаты, но со временем научилась правильно себя вести и правильно говорить.

2. Осмотревшись, она начала заводить полезные знакомства среди слуг: слуги были преимущественно «травоядными», судя по контексту, и свой хищный клан не всё они могли любить, превозносить и всё такое, а старшему сыну уже сейчас требовались верные наставники, которые, используя свою травоядность, научат мальчика нетипично использовать хищность. «Нам точно нужен крот!» — подумала она.

3. Она даже не пыталась заводить знакомства среди волков: её статус матери Наследника позволял ей общаться с ними исключительно через слуг. И поскольку слуги лучше знали, как и кому представить свою Госпожу, за десять лет они создали ей приличную репутацию даже среди хищников. Кто такая Госпожа Эль, никто не знал, но слышали только хорошее.

2. Её сын рос. Она рассказала ему, как и откуда попала в его мир. Она учила его, что ценность жизни непреложна, что волки категорически неправы, но он Наследник трона Арá — он не может даже наедине с матерью высказывать непочтение отцу. Да, отец достоин ненависти, но время мести ещё придёт. А пока — он должен становиться сильнее, но учиться побеждать грубую силу ловкостью, хитростью и умом. Жестокие люди — учила она — ограничены: они умеют только убивать и мучить. Нужно преодолеть их ограниченность. Она учила сына стараться дружить с братьями, чтобы в решающий день они — хотя бы кто-то из них — были на его стороне. Она не питала иллюзий и учила сына быть добрым зверем со смертоносными кулаками.

3. Так прошло десять лет. За эти годы она не приобрела высокого статуса, зато воспитала блестящего мальчика. Настолько блестящего, что даже его отец постоянно забывал про его слепоту: слепота мальчику не мешала ни исполнять обязанности, ни побеждать братьев в регулярных состязаниях. Ей дали ещё мальчика — без рук. Она подозревала, что мальчику отрубили руки, чтобы посмотреть, чего вырастет. К счастью — хотя счастье такое себе — Лекарь Те был обезьяной: он учил младшего пользоваться ногами.

Почти все слуги во дворце служили ей, и Рем Ара [кстати, ваш эксперимент неполный, вы не представили себя КАЖДЫМ персонажем!] начал что-то подозревать: чтобы «поставить её на место» и поразвлечься заодно, он пригласил её в покои и там — изуродовал. Не только изуродовал.

4. Когда она почувствовала себя странно — её осмотрели служанки: не мужчине же её осматривать, — и, обнаружив беременность, доложили её личному лекарю. Лекарь, наверняка зная всю подноготную, событию не обрадовался, но сделал вид, что так и надо. Они оба сделали вид, что так и надо — от этого всегда легчало.

5. Но вот психика сына уже не выдержала — всё-таки десять лет очень мало даже для такого сильного уже волчонка. Он не знал, что именно произошло между отцом и матерью, но не понять, что это что-то мерзкое, учитывая то, в каком мире он рос, он не мог. Он ворвался к любимой матери и заорал, не успев хоть сколько-то подумать: «Как ты могла?!...».

Она попыталась призвать его к хотя бы мнимому спокойствию, церемониальным (там правильно написано: «церемонный» — это качество, а «церемониальный» — это назначение: описан там тон, церемониальный, аки костюм) тоном напомнив о статусе и необходимости держать лицо, а он — услышав номер очередного предполагаемого брата (кстати, а как там с девочками поступали?) — разозлился ещё сильнее.

6. Её — она изнасилованная, беременная женщина! — ярость сына жутко напугала: вдруг он всегда будет относиться к брату с такой ненавистью? Она накричала на него — и расплакалась. Возможно, она плакала впервые за все годы вынужденной сдержанности.

7. Мальчик почувствовал себя очень виноватым. Он вообще чувствовал себя виноватым во всём, хотя мать никогда даже не подумала бы его обвинить. И от этого — от того, что она не обвинила даже отца, ведь это опасно для них с братом, от того, что она не позволяет себе даже каменное лицо, а он тут разорался, как маленький, напугал беременную женщину! — ему стало только хуже. Он упал на колени.

8. Она немедленно взяла себя в руки и успокоилась. «Надумала тут, понимаешь! Разве это не твой ребёнок?! Где твоя вера в него?!» — и сказала сыну то, что думала о нём всё эти годы каждый день: что ни о чем она не жалеет и что он прекрасен. И вырастет ещё лучше.
21:25
+3
Предлагаю вам впредь, так и делать — Рассказа с гулькин Х… и три тома инструкции, как им пользоваться. Как что читать и как что представлять. Короче в обсуждении вышеупомянутого х… я больше не участвую.
21:53 (отредактировано)
+4
Благодарю Вас. Вы только что наилучшим образом подтвердили мой тезис:

обсуждаемый рассказ подобен каше из топора. В нем можно найти интересные образы, если читатель сам их туда поместит; можно найти прекрасные диалоги, если читатель сам их придумает; можно найти живые характеры, если читатель приложит титаническое усилие и оживит силой своего воображения предложенные ему деревяшки. Вероятно, здесь можно даже обнаружить логику и смысл — если принести их с собой, предварительно вытряхнув половину авторских конструкций.

Вы поступили именно так: чтобы сделать рассказ удобоваримым, Вы привнесли сюда то, что автор не удосужился даже обозначить — вроде лекаря-обезьяны. (Между нами говоря, воображение у Вас действительно впечатляющее: Вы давно держали в руках полугодовалого младенца? Представляете себе степень его координации и подвижности его ног?) Но это не столь важно: Вы сложили убедительную для Вас картинку — и на здоровье.
Но, понимаете, в каше из топора сам топор не является необходимым ингредиентом. В этой «дополненной реальности», которую Вы создали для себя сами, стал лишним сам рассказ.
Хороший текст — это работа на двоих: автор создает мир, а читатель — вторичную веру в этот мир. Здесь автор свалил всю работу на Вас — на читателя. Но читатель, который может выполнить за автора ВСЮ его работу, не нуждается ни в авторе, ни в его тексте.
22:20
+1
и Рем Ара [кстати, ваш эксперимент неполный, вы не представили себя КАЖДЫМ персонажем!]

Рем Ара прекрасно представлен здесь:
litclubbs.ru/writers/9029-esli-i-umret-ozhivet.html#comment_866370 Мне не сделать лучше: у меня он был бы умственно неполноценным, потому что иного способа объяснить его действия я не придумала. А вот Дмитрий справился, респект))
Я пишу очень медленно, и дело не в колличестве букв в тексте, дело в том, сколько в нём слоёв, требующих разбора. В этом тексте — минимум три слоя: сложная структура, нетипичное содержание (мы его несколько дней обсуждаем, этот текст!) и куча стилевых особенностей.

+ Нужно чётко сформулировать, какая это форма (это ж не классический рассказ), почему именно она не работает должным образом и как можно сделать так, чтоб «ура! заработало!».
Да сделаю я, сделаю! Но я ж ещë и филолог — калека, если что. Вы ж не волки — дайте время, а?
00:03
+1
Ну, обсуждаем мы давно не сам текст. С ним всё ясно. Тут всё больше вокруг да около)))
Структура достаточно избитая. Флэшбэки сейчас только ленивый не использует. Никаких уникальных стилевых особенностей также не наблюдается. Как и многослойности. Это, действительно, история очередного «попаданца», а наличие разных реальностей не является многослойностью. В данном тексте все реальности достаточно однобоки: везде страдают и не знают, как жить, везде царят несправедливость и боль.
00:04
-1
В каком-то смысле и мы волки. Но время дадим. А по поводу, как сделать, тут вам столько идей накидали…
00:05
+1
Так сформулируйте. У Вас же это три дня в голове уже варится, наверняка все по полочкам разложено. Вы за вечер настрочили комментов не меньше, чем на парочку А4, — и все экспромтом, без подготовки. А тут всего-то уже известные Вам мысли записать.
Или… не известные?
Или аргументов в пользу рассказа нет, и их еще придумать надо? Чем больше отговорок Вы приводите, тем больше я склоняюсь к мысли, что Вы не знаете, о чем писать. Надеюсь, Вы не оставите меня при этом мнении, а должным образом разубедите.
У вас получилось любопытно: вы попытались представить себя героиней, но в то же время — со своей личной точки зрения оценивали логику происходящего и поведение героини.

Вы всегда, во всех ситуациях такая: «Блин, почему я это делаю, так же нельзя делать! И говорить так нельзя! Живо, откусила себе язык!».

Но если воспринять описанную вами героиню серьёзно, то у меня к ней один серьёзный вопрос:

«КАК ты, сопля зелёная, молоко на губах не обсохло, дрожишь вон, аки листик на ветру, ЧЕМ ты собралась выгрызать себе место в мужской иерархии шаманов-волков (!), если ты даже не веришь в то, что можешь качественно воспитать незрячего? Если ты даже не знаешь, что с ребёнком делать? Если он у тебя овощем будет, потому что ты уверена в его абсолютной беспомощности? Никакого стержня у тебя. Ничему жизнь не научила. Слабая трусиха. И как Рём Ара подставил такой своё горло, действительно? Идиот».
00:20 (отредактировано)
-1
Да. В подростковом возрасте я даже, к примеру, теряла чувство голода, если в Большом Зале Хогвартса пообедала. Я чувствовала физическую боль, если меня отвлекали от чтения — вырывали из книги. Сейчас я прекрасно это контролирую и так глубоко не погружаюсь, но навык, как говорится, «не пропьешь».
Я могу как вставить себя в качестве персонажа, так и почти совсем забыть себя, проживая другого человека. Почти — потому что, как можете убедиться, кукухой я не поехала. Интересно, что психическое проживание других очень помогает в понимании себя. И ощущении границ себя. У меня даже внутреннего диалога нет, у меня внутренний монолог, если я ничего не воображаю.

Могу одновременно воображать и жить. Многим людям с навязчивыми грезами они жутко мешают, а у меня — многие годы тренировок за плечами. Не мешает. Могу наливать чай и ощущать себя фонарным столбом, например — я написала рассказ от его имени (столба) в день рождения Сергея Дяченко, ему в подарок.

Иногда баги бывают мелкие: кладу пустой пакет в холодильник или еще что. Но многие люди делают это, просто задумавшись, а я — что-то воображая.
00:40 (отредактировано)
+1
если ты даже не веришь в то, что можешь качественно воспитать незрячего? Если ты даже не знаешь, что с ребёнком делать? Если он у тебя овощем будет, потому что ты уверена в его абсолютной беспомощности? Никакого стержня у тебя. Ничему жизнь не научила. Слабая трусиха.

И правда. Шестнадцатилетняя девчонка — не мать и даже не старшая дочь в многодетной семье — сомневается, что сможет качественно воспитать ребенка инвалида? Да нет, фигня какая-то. Не бывает так, конечно.
Девчонка, которая полчаса назад впервые в жизни взяла на руки младенца, не знает, что с ним делать? Да ну, разве так бывает? Все всегда знают, что делать с детьми. И молодые матери, годами готовящиеся к этой роли, не робеют, впервые приняв на руки грудничка; и новоиспеченные отцы никогда не пугаются до остолбенения, когда у них на ладонях оказывается вот это маленькое, писклявое, до ужаса хрупкое создание, которое не знаешь, как правильно взять поначалу… Не бывает такого, что вы в самом деле.
И девочка из детдома, которая ни разу не врач-дефектолог и даже не росла рядом с инвалидом, конечно же, сразу и накрепко поверит в то, что этот ребенок ни в чем не уступит и даже без труда превзойдет своих зрячих сородичей.
И в неполных шестнадцать лет девочка из любящей семьи, выросшая не на улице и не в трущобах, конечно, должна иметь колоссальный жизненный опыт. Особенно опыт общения с убийцами, бандитами и особами царской крови. Это же базовый навык любой несовершеннолетней горожанки!
Я вжилась в ту роль, которую мне очертил автор. Ни больше, ни меньше. И — да, она сопля зеленая. И — да, то, что она осталась жива, можно объяснить только полным слабоумием ее оппонента. Ну, или внезапно вспыхнувшей неземной любовью, как предлагает Дмитрий.
00:46 (отредактировано)
-1
В тексте сказано, что младенец спал, пока шёл разговор. Поскольку я немножко педагог малышей, я знаю, что младенцы бывают очень разной подвижности в принципе.

Ситуация для младенца была стрессовой, а на стресс дети реагируют так, как предписывает им врождённый темперамент. Одни кричат, другие мечутся, третьи замирают. Этот — замер и вроде даже уснул. А уснул — потому что почувствовал себя в безопасности. Это значит — что? Что героиня была готова его защитить, и её состояние не было тревогой: если мать тревожится, тревожится и ребёнок, а ребёнок спал.

Я думаю — она была в шоке. В шоке люди концентрируются на одной приоритетной задаче. Её приоритетом был сын. Собственно — ровно так она и вспоминала потом.
На что вы обиделись? На то, что в моей интерпретации нет героического антагониста, влюблённого в свою пленницу? smile
00:52
+3
Удивительный и весьма избирательный навык, как я посмотрю. Жаль, что к двум соседним рассказам Вы не захотели его применить. А ведь могли бы вместо того, чтобы подвергать критике каждую мелочь, просто забыть про себя — про то, что вы хотите, думаете, чувствуете, про то, как вы думаете, мир устроен. И тогда нечего было бы критиковать. И процентов восемьдесят конкурсных рассказов сразу показались бы Вам не хуже этого. С таким-то подходом к чтению.
Я видела, да. Дмитрий не учёл прописанного в тексте презрения Рема к героине, изнасилования и изуродования им героини. А так — у него вышло лучше, мне кажется, чем у вас smile
01:01 (отредактировано)
если мать тревожится, тревожится и ребёнок, а ребёнок спал.

Простите за нескромный вопрос: Вы наблюдали этот эффект вживую? И у скольких детей грудного возраста Вы его наблюдали, раз ставите на этой основе диагноз психофизическому состоянию героини?

Ладно, можете не отвечать. Не хочу отвлекать Вас от написания разбора. Вы же его пишете, я надеюсь? Мы ждем с нетерпением.
А вы заметили, что художественное время привязано ко времени в повествовании?

Я такого раньше не видела.
01:34
Все я учел! Не обманывайте. И описал, зайдите и прочитайте
Разубежу smile
Строчить комментарии — это не работа. Можно описать в беседе всю будущую диссертацию, но диссертации так и не написать.
Знаете, а ваша героиня — вот эта вот, трусиха — она ведь очень подходит под ваши выводы о ней: такой человек реально будет думать только о своём статусе и выживании, тиранить детей и строить из себя жертву. Круто!
Можно сомневаться во всём, но не сомневаться, что ты со всём справишься. Справишься — потому что обязана. А обязана — потому что ребёнок слабее даже тебя. У тебя даже глаза видят. Ты — мать. Ты всемогущая для него. Ты — всемогущая [большая и жирная точка].

Но самое интересное — текст почти подходит и под вашу трусиху.
На любовь между слабоумным и трусихой я бы и сама посмотрела, если честно.
02:40 (отредактировано)
Я это и сделала. И оценивала сначала «снаружи» — удаётся ли «вжиться», если не удаётся, то что мешает, — потом «изнутри».

Вжиться мне мешает не форма повествования, а его безграмотность и «сбитость»: это, к примеру, ситуация, когда автор на целой странице расписывает резкий, в жизни двухсекундный яркий кошмар, от которого герой падает с кровати, резко проснувшись, или наоборот — когда красиво описывается подготовка к масштабной битве, а сама битва фразой: «ну, была битва», за которой следует описание чьего-то ужина.

Воспоминания я воспринимаю как воспоминания, если что. Буквально.

Если я не могу вжиться в персонажа, но он соответствует всем каким-то канонам («вампиристый вампир») — значит, он карикатурный. Рём Ара был бы карикатурным, если бы не подставился. Это ведь странно. Если могу — смотрю на мир его глазами и задаюсь с его точки зрения вопросом «Почему так устроено?/Почему я так устроен?»: «Почему я могу напрямую мозгом подключиться к виртуалу, но не могу скачать оттуда информацию? Это же баг! », «Почему я — Первородная — против того, чтобы вампиры жрали людей, но никак их не защищаю, не защищаю даже, когда их жрут прямо на моих глазах? Я ведь могу защитить! Я… я что — вру? Плевать я хотела на людей, я просто развлекаюсь?».

Проговариваю диалоги: если разные люди говорят одинаково, каждому сложно вообразить речевые особенности — диалоги плохи.

Стиль текста важен: если в нём ничего интересного — его скучно именно читать. Вообразить себе гнездо вампиров я могу, ничего не читая, зачем мне простенький текстик без огонька?

Ну и клише: хочется представлять себя в необычном мире, в необычных обстоятельствах, сложно устроенным человеком, а не вот это вот всё: вампиры с постапокалипсисом.
Я не могу его не применить. Я применяю его рефлекторно, потом вылезаю из текста и описываю свои впечатления в виде внешнего анализа.

Не писать же филологу: «я чувствую, что не могу это прожить...» — субъективные переживания следует отстранённо проанализировать и объективировать.
Наблюдала, конечно. И не один раз.
Про родительскую тревожность — это вообще база: детеныш всегда ориентирован на родителей, утята всегда идут за уткой. Если родитель тревожится — значит, и ребёнку имеет смысл. Младенец на руках матери — и не только на руках — прекрасно считывает её состояние. Вы знаете об «эксперименте с безучастным лицом»?
Вы, кстати, очень много вопросов задали к «себе», когда создавали героиню, но не задали самого интересного: «почему я хочу спасти мальчика?», «почему готова его воспитывать (это ведь я предложила эксперимент!)», «почему я не позволила его торжественно выкинуть и не осталась с целым правителем — меня же тут так классно приняли!» — и у вас не получилось героини, а получилась трусиха, плывущая по течению собственных страхов и ни в чëм не уверенности. Она не принимает решений. Решения принимают её.
07:41 (отредактировано)
+1
или наоборот — когда красиво описывается подготовка к масштабной битве, а сама битва фразой: «ну, была битва», за которой следует описание чьего-то ужина.

Понятно. А когда описывается подготовка к решающему спору, к битве на словах, а сам спор — тремя фразами типа «он сказал, она объяснила, что он неправ, и он согласился»? Это не мешает, так почему с битвой не так?
Вы же можете придумать за автора целый сюжет, сочинить события десяти лет, так чего вы какую-то битву не придумаете? Элементарная же задача, с Вашими-то способностями.

Если могу — смотрю на мир его глазами и задаюсь с его точки зрения вопросом «Почему так устроено?/Почему я так устроен?»: «Почему я могу напрямую мозгом подключиться к виртуалу, но не могу скачать оттуда информацию? Это же баг! », «Почему я — Первородная — против того, чтобы вампиры жрали людей, но никак их не защищаю, не защищаю даже, когда их жрут прямо на моих глазах? Я ведь могу защитить! Я… я что — вру? Плевать я хотела на людей, я просто развлекаюсь?»

Могу только вернуть Вам Ваши же слова:
Ваш эксперимент с треском провалился, я заметила: вы представили ГЕРОИНЮ — СОБОЙ, а надо было СЕБЯ — ГЕРОИНЕЙ. «При чем тут служанки?» — она знает. «Почему я так говорю?» — она знает, почему она так говорит.

Ваше чтение с треском провалилось. Вы представляете ГЕРОЕВ — СОБОЙ, а надо было СЕБЯ — ГЕРОЯМИ. «Почему я могу напрямую мозгом подключиться к виртуалу, но не могу скачать оттуда информацию?» — герой знает, почему. «Почему я никак их не защищаю людей?» — героиня знает, почему.
У вас получилось любопытно: вы попытались представить себя героиней, но в то же время — со своей личной точки зрения оценивали логику происходящего и поведение героини. Вы всегда, во всех ситуациях такая: «Блин, почему я это делаю, так же нельзя делать! И говорить так нельзя! Живо, откусила себе язык!».

Вы попытались представить себя героями, но зачем-то оценивали логику происходящего и поведение героев. Вы всегда, во всех ситуациях такая: «Почему так устроено?/Почему я так устроен?»
Только тогда можно понять другого, когда не пытаешься вогнать его в свои представления о мире, потому что у другого человека ВСË ДРУГОЕ и ДРУГОЕ — ВСË. А Вы почему-то пытаетесь. Натягиваете свои представления о работе техники, мозга, о сострадании и милосердии… А надо было совсем не так. Забудьте про себя — про то, что вы хотите, думаете, чувствуете, про то, как вы думаете, мир устроен. С «Госпожой Эль» у Вас получилось — значит, Вы умеете это делать. Из этого топора Вы сварили себе вкусную кашу, чем же Вам другие топоры не угодили? Некоторые еще и поделикатеснее будут.
08:15 (отредактировано)
+2
Знаете, а ваша героиня — вот эта вот, трусиха — она ведь очень подходит под ваши выводы о ней: такой человек реально будет думать только о своём статусе и выживании, тиранить детей и строить из себя жертву. Круто!

у вас не получилось героини, а получилась трусиха, плывущая по течению собственных страхов и ни в чëм не уверенности. Она не принимает решений. Решения принимают её.

Все комплименты — автору. Это ЕГО героиня. По крайней мере, та, что тиранит детей, строит из себя жертву и вот уже десять лет не принимает решений.
И, кстати, я проживала Машку не как трусиху. Трус — тот, кто испытывает страх и поддается ему. Храбрец — тот, кто испытывает страх и преодолевает его, продолжая действовать так, как надо. В данном случае героиня испытывает страх, но продолжает гнуть свою линию, споря с оборотнями. Это тоже клише, да еще и скверно описанное — автор не удосужился показать состояние героини хотя бы внешней психомоторной реакцией — но по условиям эксперимента я оценивала не качество описания, а возможность вжиться в персонажа. В Машку вжиться было легче — не из-за времени повествования, а из-за того, что она хоть как-то описана, в той части, что про ее детство и детдом.
Тоже ведь любопытный феномен. Я сделала за автора большую часть его работы и Машку прожила как славную девчонку. Смелую, добрую, безусловно неопытную по своему возрасту, но с головой на плечах. Эта Машка боялась, но стояла на своем. Она обрадовалась, когда Рем Ара свалял дурака и отдал ей ресурсы, время и власть, — потому что поняла, что ей в руки упала возможность спасти этого ребенка, не просто отсрочить его конец, а спасти. Его и всех детей, которых здесь убивают на регулярной основе. Прекратить братоубийственную бойню, изменить обычаи. Это все я подробно описала в разборе.
Что из этого увидели Вы?
такой человек реально будет думать только о своём статусе и выживании

«почему я хочу спасти мальчика?», «почему готова его воспитывать (это ведь я предложила эксперимент!)», «почему я не позволила его торжественно выкинуть и не осталась с целым правителем — меня же тут так классно приняли!»

Это не мысли Машки, которую я проживала. Машка бросилась на защиту ребенка не раздумывая долго, не рефлексируя и не стоя за ценой. Это Ваши мысли. И про статус исключительно для собственного выживания, и про то, что можно выкинуть ребенка и остаться с правителем. Ни мне, ни Машке такого и в голову не приходило. Занятно, правда?

Жду не дождусь Вашего разбора. Надеюсь, там-то наконец все прояснится.
09:22
+3
Спор ради спора. Давайте сформулируем. Итак, мы лишены воображения, поэтому пытаемся комментировать в тексте то, что там Есть. Вы с богатым воображением находите то, что в тексте Нет, и с этой позиции отстаиваете рассказ. На любой аргумент, например, «антанонист картонный» вы просто додумаете какой-то факт в ретроспективе, которого в тексте нет, и обьясняете почему он «живой». Получается, что мы спорим с вашим безграничным воображением, а не с тем, что помещено автором в рассказ. Это занятие увлекательное, но лишено смысла. Вы конечно останетесь при своем мнении.
10:10
+3
А вы заметили, что художественное время привязано ко времени в повествовании?

Я такого раньше не видела.


А кто-то и слаще морковки ничего не едал. Но это же не повод объявлять морковку эталоном сладости на свете. Лично мне больше нравится, когда настоящее время пишется в прошедшем, а ретроспектива — в настоящем. Потрясающий эффект перефокусировки выходит. Сама иногда балуюсь такими трюками. Но вообще-то главное, чтобы написано было хорошо и убедительно, а не как здесь.
Знаете, у меня тоже очень живое воображение. Заранее извиняюсь, но я вот не могу выкинуть из головы эту картинку. Как человек бегает с книгой и сует ее прохожим, аки сектант Бхагавадгиту. Прочитайте! Ну, прочитайте же! А прочитавших тут же берет за пуговицу: как это не понравилось? Почему не понравилось? Вы неправильно читали! Надо было вжиться в персонажей! Как это — все равно не понравилось? Вы неправильно вживаетесь! Отключите критическое мышление, забудьте все, что знаете! Кстати, а вы заметили, что тут три времени, три разных стиля повествования, три скрытых конфликта и лекарь-обезьяна? Не заметили? Да что вы вообще понимаете в литературе, устрицы вы полуграмотные!
Это я все к чему. Вы оказали автору громадную услугу. Нет, серьезно, я думаю, он должен Вам в ноги поклониться за такой масштабный пиар. Вы то уговорами, то посулами, то «на слабо» побудили кучу людей прочесть этот текст, разобрать его по косточкам, вывернуть наизнанку и просветить рентгеном. Золота в нем не обнаружили, но может, Ваш спектральный анализ его выявит. В следовых количествах.
Но меня не покидает мысль: а что делал бы автор без Вашей помощи? Бегал бы за читателями, размахивая текстом и крича «вы не понимаете, это шедевр»? Досказывал бы им «на лестнице» пять страниц событий, оставленных за скобками? Я почему-то надеюсь, что он до такого не опустился бы. Хочется, знаете ли, верить в лучшее в людях.
Вы не поняли. Потому, что я плохо объяснила. Попробую ещё.

С моими способностями — ага, ничего не стоит представить и придумать. И если повествование это подразумевает, если я вижу, что автор намеренно что-то скрыл (как тут, представив биографию в воспоминаниях: «Почему я вспоминаю именно это? Чем для меня это важно?») — меня это мотивирует достраивать текст.

Но если автор такой: последовательно всё показывает, а потом — бац ни чем не выделенный и не обозначенный! — «сами додумаете!», мой мозг коротит. Это ошибка, неумение автора «показать». Показываешь — так показывай, скрываешь — так скрывай, намекаешь — так намекай! И так далее. Кстати, со спором — если он предполагался быть явным изначально — та же история.

Я задаю вопросы так: смотрю на персонажа со стороны глазами персонажа, а не своими. И требуется это не для того, чтобы понять что-то, ОЧЕВИДНОЕ МНЕ КАК ПЕРСОНАЖУ, а для того, чтобы задать себе вопросы к тому в себе, что мне не очевидно. Р — рефлексия. Не всё нам ясно в самих себе.

Да, героиня знает почему: она лицемерка, любящая кровавые игрища. Но текст это не показывает, несмотря на то, что он устроен так, что должен это показать или дать намёки на это.

Форма всегда должна соответствовать содержанию, а содержание — форме, понимаете?

В этом тексте форма соответствует содержанию даже лучше, чем нужно: там даже художественное время привязано ко времени, о котором повествуется (настоящее — в настоящем, воспоминания — в прошедшем) и стиль описания действий персонажей подходит их характерам.

Я подумала — и перестала спорить с результатом вашего эксперимента: мне помешало то, что вы в результат свои рассуждения воткнули (свои — то есть лично ваши), а так — вполне получилась интересная героиня. Мерзкая, но интересная.
Не обманывайте себя: автор очень многое оставил на вашу фантазию, вы этого персонажа из себя создавали, титаническими усилиями. Он — ВАШ. По большей части ваш, по меньшей — автора. smile
Не совсем: я говорю, что ретроспектива — это, скорее всего, намеренный авторский ход, мотивирующий читателей достраивать текст по ретроспективной фабуле; я говорю, что её наличие не делает текст хуже или лучше, хуже или лучше (объективно) текст делает плохая или хорошая реализация ретроспективы.

А вы говорите, что автор не справился с текстом, потому что в нём есть ретроспективный сюжет, который нужно достраивать. Что текст — по этой причине — плох. Не только поэтому, но ещё и потому, что написан стилистически непривычно.
12:10
+1
автор очень многое оставил на вашу фантазию, вы этого персонажа из себя создавали, титаническими усилиями.

Ух ты. Я себя добрым критиком не считаю. Но даже мне так автора не обругать, как Вы его сейчас похвалили.
Автор, который оставляет очень много на фантазию читателя, чьих персонажей читатель должен сам создавать… да, лихо Вы сейчас его припечатали. Фактически, назвали его творческим импотентом.
Я думаю, что автор сейчас наблюдает за нашей возней, с глубоким философским интересом обдумывая весь этот шабаш.

Тут говорили про подавление недоверия: раз автор им не озаботился, вряд ли автору нужны похвалы.
Я кажется сказала уже: ретроспектива предполагает участие читателя в создании текста.

То есть — это не импотенция, а приём.
12:53
+2
раз автор им не озаботился, вряд ли автору нужны похвалы.

Да все проще. Раз автор им не озаботился, то его текст нафиг никому не нужен.
Без подавления недоверия ни один фантастический текст не существует как литература. Потому что мы все знаем, что оборотней, параллельных миров и попаданцев не бывает. Как не бывает инопланетян, эльфов и прочих единорогов.
Без подавления недоверия Фантазия превращается в Ложь. В банальную, неумелую, неубедительную ложь о несуществующих людях, вещах и событиях.
Вся художественная литература и в особенности вся фантастика стоит на этом шаге читателя к автору, на согласии поверить в несуществующее. Толкин называл это вторичной верой. Более распространен термин «подавление недоверия», но суть одна. Без читательского «верю» авторский мир мертв.
Если автору угодно бродить по своему мертвому миру в одиночестве, он может с таким же успехом делать это в своей голове.
12:56
+1
А я могу сказать, что куча грязного снега у моего подъезда — не мусор, а произведение искусства. Но Вы мне вряд ли поверите.
Если вы обоснуете своё ви́дение — поверю, конечно.

У меня же фантазия хорошая.
Знаете, что максимально странно во всей этой нашей истории: читатели «Бумажного слона» не переваривают никаких форм, кроме классической. Вообще.

При этом на сайте висит чисто формальный эксперимент «7 предложений»: нужно написать рассказ из семи предложений, основываясь на единственном слове Большого Слона! Классно же!

Интересно, если бы этот текст был написан в формате «7 предложений», что было бы? Это же местный ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ формат.
13:26
+4
Вы спорите сама с собой. Пожалуйста, учитесь читать то, что вам пишут. Вы достраиваете и за автора и за комментаторов и спорите с ними, черпая аргументы из воображения.
Еще раз: автор не справился с идеей и написал плохой рассказ. По обьективным причинам. Получилось сумбурно, непонятно, текст не работает.
Это выжимка из 200+ комментариев (расписывать не буду).
Этот текст можно взять и полностью переписать, переработать, и он станет хорошим (и да, совсем другим). автору накидали достаточно конструктивной критики, плюс еще добавится 17.02.
Бывает, что тексты не удаются. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Это не значит, что надо опускать руки, но и с пеной у рта защищать то, что сделано плохо не стоит.

13:27
+1
читатели «Бумажного слона» не переваривают никаких форм, кроме классической

а что вы в данном случае называете классической формой?
Моя местная задача — мотивировать местное консервативное сообщество фантазировать вместе с автором, потому что так «велит» структура текста.
14:16 (отредактировано)
Вы на своей странице мне ответили (или не мне), что мы воспринимаем только одну форму. Что вы вообще понимаете под этой формой. Объясните, пожалуйста. Что в вашем понимании форма?
И зачем так уж обобщать?
14:18
+2
Интересно, если бы этот текст был написан в формате «7 предложений», что было бы

Ничего интересного, надо полагать. Ещё более схематичное изображение героев и событий, с предложением читателю додумать самому всё, что не поместилось в формат.
Но вы можете ПОЭКСПЕРЕМЕНТИРОВаАТЬ и окропить наше болотце святою водою истинного творчества.
Мы это тут обсудили миллион раз. Классическая форма — это, прежде всего, классическая фабула рассказа, по которой написано подавляющее большинство классических рассказов: завязка — нарастание конфликта — кульминация — развязка (опционально могут быть пролог и эпилог). Написано это всё обязано быть в прошедшем времени. Всё.
14:21
Ответьте, пожалуйста на мой вопрос относительно формы.
Спасибо.
14:24
+2
Извините, но вы путаете совершенно разные вещи. Недосказанность с недоработанностью.
Вот смотрите, мой рассказ:
«Я бабу...»
И все, пусть автор сам неконсервативно всё додумывает?
Ну нельзя же так.
14:26
+1
А скольких вы авторов здесь прочитали?
И кстати, форма и фабула это разные вещи.
Комментарий удален
14:30
+1
14:31
+1
не надо ругаться и давить интеллектом! вы оскорбляете… в общем, вот!
14:33
+1
Так вы явите образец, ваш желательно, а то так можно любой литературный ляп оправдать.
14:34
неудачная шутка, я удалю
14:39 (отредактировано)
Ба! Какими судьбами на конкурсе?)
Предупреждаю!
Здесь можно потерять разум психическое здоровье!
Здесь даже хореем пишут с сЕбя и тЕбя.
laugh
14:48 (отредактировано)
Та, ну… Григорий, что вы. Мне понравилась smileздря
p.s.
я, как раз из тех, кто не знает… правда, мне это не мешает нисколечко :)
14:49 (отредактировано)
я — тотемное животное сайта (после Слона, разумеется). Слоняюсь туда-сюда. Не более smileтень нереализованных возможностей
14:53
+1
я в вас не сомневался))
14:53
Надо СЛОНяться (или пандиться?)
по интересным рассказам.)
14:58
надо, конечно, но… пока — где приходится :)
Да, вы правы, строго говоря: фабула — это «скелет» текста, а форма — это «тело».

Просто скелет критиковали чаще всего.
19:05
Лина. Не уходите. Давайте паузу возьмем. Все получится.
20:00 (отредактировано)
+2
А к Вам, Vecher, можно записаться со своей писаниной на субъективный/объективный анализ? blush

PS приветствуются любые эксперименты
04:57
+1
Это офигеть. Похоже пора отдельный конкурс делать, на лучший отзыв. Пробрало до костей. Я так не умею, пошел учиться. Без стеба.
14:36 (отредактировано)
+7
Тут столько интересного сказано о сюжете, композиции и конфликте ( Vecher, вам отдельный респект за разбор текста на винтики).
Но вот по самому изложению: это же какая-то бесконечная тавтологическая трясина. Автор одно и то же повторяет по два-три раза, словно бы считает читателя дурачком, не способным сразу вникнуть в информацию. Если выкинуть все эти повторы тут и половины текста не останется.
14:51
+4
До стилистического разбора я уже не доползла laughНо, думаю, мы и так обеспечили автора информацией к размышлению. Я свои подсудные рассказы не препарировала так подробно, как с этим закопалась. В компании все-таки веселее идет процесс drink
14:54
+3
Я вообще удивляюсь, откуда у вас столько времени, желания и творческих сил на это вот всё))
18:19
Компания — Сила!
11:30
+2
О, смотрю и вас эта воронка в тягомотину засосала?) Вы в следующий раз аккуратней на воде держитесь. К буйкам не подплывайте.)) А то получится как сейчас — бесполезная потеря времени.
laugh
14:13
Моё время, хочу — теряю)
16:13
+2
По рассказу ничего не скажу, потому что написано так себе. Нет, не плохо, но и дочитывать не хочется. Тяжёлый, вязкий стиль, через него надо пробираться. Это несколько утомительно и довольно скучно. Игра не стоит свеч. Поэтому по рассказу я ничего не скажу.
Но лента забита госпожой Эль, поэтому я не могу сдержать удивления. Поразительно! Откуда у людей столько лишнего времени! Неужели больше нечем заняться?
16:25 (отредактировано)
+4
Зато, смотрите, Вы зашли поинтересоваться и внесли свой вклад в забивание ленты госпожой Эль. Эффект «Королевского жирафа» в действии! laughjokingly

(Но я больше не буду. Честно-честно.)
17:54
Уважаемый господин(жа), Водопад. Мы общаемся! У нас праздник дискуссии. Только я, как любитель ляля-потополя, все время предлагаю переносить нашы дебаты и на другие рассказы. Думаю другим авторам будет тоже интересно узнать о своем творении. С разных сторон
00:47
Эффект снежного кома, скорее.
Потому что вот даже сейчас мне особой надобности отвечать нет. А отвечаю.
Но вас призываю этого не делать.
00:59 (отредактировано)
+2
Уважаемый(ая) Дмитрий Ч.
Вы общаетесь — это прекрасно. Только вот ценность этого вашего общения для автора — ноль. Кроме первых комментариев, которые касались текста. Не открою тайны, но многие заходят в комментарии, чтобы узнать мнение других читателей о тексте и сравнить его со своим. Но о тексте в ленте очень мало, поэтому найти нужное не так-то просто. Получется парадокс: несомненно, большое количество комментариев очень важно для автора, но вы похоронили ценное зерно под кучей флуда и тем самым обесценили всю ленту.
Неужели вам мало четырёх флудилок?
01:04
+2
Только вот ценность этого вашего общения для автора — ноль.

Я соглашусь. Но причина этого — вовсе не в обилии комментариев. Это как раз не помеха jokingly
01:29
+2
Просто можно блог сделать и там обсудить как раз те моменты, которые интересны участникам дискуссии.
10:45 (отредактировано)
+1
В 28 лет, смею заметить, судя по её странице. Она явно автор этого текста, что выяснится довольно скоро. И этот рассказ за одни сутки взлетел в лидеры по просмотрам. А зачем? Голосование уже закончено. Кроме лютейшего минуса, никакого эффекта(только что у неё было плюс 12 и уже минус 77 crazy)
10:57 (отредактировано)
+2
Минусуют оратора не за рассказ, а за низкую культуру общения. А что до лидерства по просмотрам… Медиаповод можно сделать из чего угодно, если кричать достаточно громко и настойчиво. Для этого даже не обязательно рассказы писать.
11:17
+1
11:50
+1
Но вообще мне нравится, как тут живо все обсуждается. Если бы еще обошлось без наездов на участников, биения себя в грудь и обвинений всех и вся в равнодушии к инвалидам — так и вообще здорово было бы.
Предмет исследования не обязан быть прекрасным, чтобы его исследование представляло научный интерес. Helicobacter pylori, например, штука мелкая и мерзкая, а за нее вот Нобелевскую премию дали pardon
13:28
Согласен с вами на сто процентов, но я уже давно в этом не участвую. А начинал я. Да. Но чисто о тексте
15:01
Не, не автор. Но судит эту группу.
15:13 (отредактировано)
+4
Нет. Можете посмотреть номера отзывов в ее профиле. Она судит работы с 514 по 525. Номер этого текста — 513.
V_K
15:14
Если окажется, что всё же автор, я буду чрезвычайно разочарованна отсутствием интриги.
15:19
+3
Фигасе вы во всём этом шарите)) какие номера отзывов, мама дорогая. Это колдовство какое-то))
15:21
+2
не, это — женщины smileэто страшнее
15:23
Сорри, значит обсчиталась.
15:30
drinkмир, дружба)))
19:07
Там все хороши были.
19:16
Полагаю, Вы еще не прочитали весь тред. Не могу найти иного объяснения Вашей реплике.
Рассуждать на литературные темы — одно. Обвинять собеседника в том, что он равнодушно и жестоко мучил больную сестру, потому что «все вы, здоровые, только так и поступаете» — совсем другое.
И при этом Irynne не сказала ей ни одного грубого слова. Ни до этого ядовитого плевка, ни после.
А Вы говорите — все хороши…
19:26 (отредактировано)
+1
Я тоже поддерживаю. На мой взгляд, Irynne была просто образцом дипломатии, хотя тема для неё была не менее болезненна, чем собеседнице. В итоге Галина запуталась в своих же домыслах о людях, которые вообще здесь ни каким боком. Это даже Слон отметил.
Вероятно особенность характера. Бывает.
Относительно — все хороши. Irynne точно не в этом списке. Уж извините. Я с этим автором лично не знаком и совершенно непредвзят.
19:31
Да. Именно все. Начиная от Дмитрия, заканчивая вами.
Я этот срач читал с самого начала. И не понимаю зачем надо было доводить человека до самовыпиливания. Ну ладно вы, вы судя по профилю месяц назад регнулись. Но даже Дмитрий тут четыре года, должен за это время пониматьглубину глубин.

Могли же все просто сказать, мол мы тебя поняли, но не согласны. Прости-прощай, пиши сколько хош, но отвечать мы нее будем. Но так никто не сделал. Наоборот, весело улюлюкая пустились в пляс и заигравшись, придушили новичка. Браво! devil

19:35
+1
смешно. продолжайте.
Тред я не читал, но если вы в нем, аки бравый гусар не бросились на защиту несчастной дамы, то… ну, не вам отпускать подобные комментарии. На счет улюлюканья — досужий домысел, который очерняет общество и противоречит правилам данной платформы. Если вам все это так не близко… ну, вы понимаете к чему. Зачем себя мучить?
19:42 (отредактировано)
Когда я пришел, тут уж все кончено было. Так шо гусаром стать не вышло)))
Я вообще случайно на это все наткнулся. Получилось так: написав вчера два отзыва к работам, взял их как базу для поста( хотел на примере двух работ обсудить, почему одни рассказы считают фантастикой, а другие нет, когда оба рассказа фантастические)… Так вот, опубликовал, сижу, жду флудеров. Но вопреки обыкновению никого нет, глянул на трафик на сайте и понял куда все внимание приковано).

Зачем себя мучить?

А меня при похмелье всегда на драму тянет)
19:50
+1
Аааа… что ж вы сразу-то не сказали? это снимает все вопросы :)
Ну, если верить авторам, то это не худший случай. Тут и сердечные приступы зафиксированы. Так что… вполне мирно все прошло
19:58
+1
Да я знаю) Не в первый раз участвую)

Заглядывайте во флудилку) Или сразу в рассказы, а то обидно за потраченное на фидбек время.
25 группа "Капсула жизни"
39 группа "Тропы славы"
20:00
та я, так… мимокрокодил. Будете в поэтятских баталия участвовать — зовите:)
20:02
+1
Не-е, спасибо, плавали знаем. С тех пор поэтов обхожу стороной)))
(уж больно они кровожадные)
20:03
+1
ох, истину глаголите
17:30 (отредактировано)
Блин, я уже жалею что в сраче не участвую, так бы зелёного человечка заказал. rofl
Upd: а речь об этом рассказе, отбой
18:04 (отредактировано)
В общем, вчера вечером, мы с госпожой Линой начали обсуждать рассказ: Если и умрет, оживет, четвертый по счету в данной подгруппе. И я. как человек проведший эксперимент новой техники чтения по методу профессора LinaVBelomPalto, готов поделиться своим незабываемым опытом. Но сделаю это на странице вышеупомянутого рассказа. Кому интересно, заходите. Чтобы мы не зацикливались на одном произведении и имели возможность взглянуть с подобных точек зрения и на другие работы. Колыбельная для вечности, которая находится ниже, мы уже косточки перемыли и я предложил пойти дальше. К слову, читал я всю туже Госпожу Эль.
litclubbs.ru/writers/9029-esli-i-umret-ozhivet.html
V_K
18:21
+2
Мне кажется, вы в конце-концов поженитесь…
20:23
+1
Ну не спроста же она белое пальто одела! Как чувствовала jokingly
12:09
Жёваный крот! Что тут у вас происходит?
12:15
+1
Крота жуём tired
12:17 (отредактировано)
+3
Болото с лягушками, конечно laughА так же выгул всякой беспозвоночной фауны и торжество примитивных поборников классической фабулы. Еще мы, как выяснилось, издеваемся над инвалидами и отрицаем их существование. Но это не точно rofl
12:24
Иронией судьбы будет, если в «судящей» группе большинство окажется «стеклоедами». И рассказ пойдёт дальше. Трагично патамушта!
Знаете, что такое на самом деле «низкая культура общения»? Обсуждение человека за его спиной.

Зря вы мне нравились, похоже.

Да, я очень серьёзно отношусь к теме инвалидности в частности, потому что она напрямую касается моей жизни. И отношение к людям с особенностями в обществе меня раздражает, бесит и ранит. Если для кого-то демонстрация эмоций (в том числе — на собственной (!) личной странице — это низкая культура общения, мне плевать с высокой колокольни.
15:18
+2
Чудесно. Если я обсуждаю Вас в этом треде, я делаю это за Вашей спиной. Если Вы здесь, в этом же треде обвиняете весь мир и собеседников в жестокости и невежестве — Вы, оказывается, демонстрируете эмоции на собственной странице?
Вы уж определитесь.
Про «лягушек» я написала у себя на странице, а поведение и жизнь собеседников обсуждала вместе с ними в диалоге, а не в диалоге с другими комментаторами. И вы на самом деле это понимаете.

Я уже раскрыла своё авторство и причины всего здесь происходящего. Больше не нужны споры.

Благодарю за диалог.
17:17 (отредактировано)
+1
Про «лягушек» я написала у себя на странице

И кто здесь после этого обсуждает людей у них за спиной? Ваша логика — воистину нечто феноменальное.
Я никого не обсуждала ведь, а высказалась о своих впечатлениях. Про происходящее. Без отсылок, ников и имён.
12:27
Я не читал рассказ, так как не участвую в конкурсе, просто обратил внимание на ленту комментариев, где так многословно было именно о Госпоже Эль.
У рассказа рейтинг -4, у одного из комментаторов — 87. Я просто такого и не видел.
Видимо, чтобы понять что-то более конкретно, нужно все-таки прочитать рассказ)
12:33
+1
Чтобы понять, почему у комментатора такой рейтинг, достаточно прочитать некоторые его реплики. Например, здесь:
litclubbs.ru/writers/9032-gospozha-el.html#comment_866576
Irynne, я преклоняюсь перед Вашим долготерпением inloveinloveinloveЯ бы так не смогла.
12:39
да и не надо) хватит нам одного колосса)
13:00
+2
Спасибо))) Опыт, «сын ошибок трудных»…
18:06
+1
Я тоже в шоке. Очень с большим трудом сдержалась, чтоб не написать очень плохо и очень лично.
12:54
Только осторожно. Можно травмировать моск?
13:10 (отредактировано)
+2
Я прочитал рассказ.
Он написан несколько нескладно и критика вполне заслужена. Местами совершенно неоправданная экзальтированность и тд. Я не полезу в этот текст с разбором, так как не хочу спровоцировать новый всплеск недопонимания и тд.
И признаюсь, что мне несколько странно, что данный текст, в итоге, завёл дискуссию в такую степь непроглядную.
В ленте прозы (в обычной, повседневной ленте), есть масса текстов ждущих комментариев. Такую энергию туда бы… Вот бы авторы обрадовались)
13:16
+1
а че только в прозу??? что за дискриминация по прозайковому признаку?
13:28
Виновен! Признаю. И про блоги тоже забыл, растяпа я.
13:33
+1
А поэзь? sorry
13:35 (отредактировано)
я чистосердечно покаялся)) поэзь наше все!
думал что Панда именно по поэзии)
13:36
+1
Он-то да. Наверное. Кто его знает, по чему он там еще в свободное от поэзи время
Я уже до смерти устала от этого обсуждения, давайте обсудим ДРУГИЕ тексты. Вашу реакцию на э