Alisabet Argent

Колыбельная для вечности

Колыбельная для вечности
Работа №511. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования.

Мира нашла тело в первый же день аварийной посадки капсулы.

Академия космических исследований разработала подробную Инструкцию на любой случай, который мог произойти во время путешествий. Инструкция составлялась и оттачивалась годами странствий, часто на крови и костях первопроходцев. Космос непредсказуем, в нем часто сталкиваешься с чем-то в первый раз и заранее создать протокол невозможно. Только после. Для других поколений исследователей, чтобы они не повторили смертельных ошибок своих предшественников. В результате более чем пятидесятилетнего опыта существования АКИ Инструкция разрослась до нескольких томов, оцифрованных, сжатых и пригодных для использования на компьютерах персональных космических капсул.

Поэтому сразу после совершения вынужденной аварийной посадки на неизвестной планете Мира, следуя Инструкции, отправила SOS с координатами, отображенными на экране навигатора. Ответ пришел быстро. Ближайший спасательный челнок находится в трех земных сутках от нее. На помощь уже вылетели. Ожидайте. А пока следуйте Инструкции по нахождению на неисследованной планете.

Мира довольно присвистнула. Целых трое суток она одна будет исследовать новую планету. Хотя бы часть ее. Потому что для полного терра-исследования нужна целая команда, а не одинокий пилигрим. Интересно, что там, на планете? Пострадавшее обзорное окно затянуло матовым защитным слоем, через него ничего не увидишь. В маленький иллюминатор на люке капсулы просачивалось солнце, мешая разглядеть ландшафт.

Мира запустила программу диагностики атмосферы и, пока ждала, проверила запас пайка. Хватит на три месяца космического исследования, что уж какие-то трое суток. Мира взяла злаковый батончик со вкусом манго и с удовольствием откусила. Вообще, вкусовые батончики — лишняя роскошь. Запросто можно обойтись обыкновенными пресными, которыми снабжала Академия. Один такой батончик по энергетической ценности мог заменить полноценный прием пищи. Но Мире нравилось себя баловать. Содержанием и ремонтом капсул занималась Академия, медосмотр и форма также за ее счет. Часть заработанных денег Мира отправляла матери. Остальные себе на счет. Тратить во время космических исследований особо не на что. Вот она и покупала в довесок к бесплатному сухпайку вкусовые батончики, чтобы как-то расцветить долгие полеты.

Мира не знала, что такое манго. Наверное, какой-то фрукт. Она так давно не была на Земле, что все вкусы с нее ассоциировались у девушки только с этими батончиками. Например, манговый батончик расцвел на языке золотым солнечным полднем и пузырьками шампанского, которое она впервые попробовала тайно в детстве под взрывающимся фейерверком.

Программа диагностики пропищала, что атмосфера планеты пригодна для дыхания. Следуя Инструкции, Мира все же надела защитный скафандр и покинула капсулу.

В глаза тут же ударил солнечный свет, показавшийся слишком насыщенным после капсулы. Мира вскинула к лицу руку, хотя фильтры в шлеме уже нормализовали яркость. Когда глаза привыкли к свету, проступил пейзаж местности. Гладкое пространство зеленой травы, перемежающейся белыми матовыми камнями разной величины. Вдали у горизонта в голубоватой дымке проступали горы. Ясно, что даже за трое суток она до них не доберется. Все равно по Инструкции одинокий исследователь не мог отходить далеко от капсулы. К ночи он обязан возвращаться в нее. Будь капсула исправна и могла лететь, другое дело. Но в ее случае придется довольствоваться несколькими десятками километров. Уже неплохо.

Мира проверила показатели воздуха и сняла скафандр. Носа коснулся свежий аромат с пряными нотками, похожий на перечный и мятный одновременно. Она нагнулась, сорвала травинку и потерла ее пальцами. Так и есть, запах исходил от травы, которая мягко стелилась под слабым ветерком и убегала волнами вдаль.

Мира сняла скафандр полностью, оставшись в терморегулируемом комбинезоне, взяла переносную мини-лабораторию и отправилась заниматься своими прямыми обязанностями — исследовать.

Она взяла образцы травы, почвы, маленький белый камень. Параллельно вела фото и видеосъемку и записывала на датчик на руке голосовые наблюдения. Белые камни были прохладными, хотя температура воздуха составляла 28 по Цельсию. Из-под одного камня бил родник, образуя крохотное озерцо и убегая из него тонким ручейком, теряющимся в траве. Мира проверила воду в переносной лаборатории. Вполне себе пригодная. Так хотелось зачерпнуть ладонями ледяную жидкость и попробовать ее на вкус, а потом ополоснуть лицо. Но без подробного анализа этого делать нельзя, а он доступен только на капсуле. Мира помнила историю про застрявший на одной планете экипаж. Его члены тоже нашли воду, пригодную для питья. Вот только в ней содержались микроорганизмы, которые простой химический анализ не выявил. Когда людей нашли, оказалось, что они стали инкубаторами для местной фауны.

Инструкция писалась не просто так.

Мира набрала воду в пробирку и заткнула ее пробкой. Она хотела уже возвращаться к капсуле, как заметила между ближайшими камнями что-то странное. Матовые камни не блестели на солнце, а вот то, что лежало между ними, отливало пенно-лимонным цветом. Мира сделала несколько шагов и понял, что там лежит тело.

Примерно двухметровое гуманоидоподобное существо лежало спиной на траве. Руки вытянуты вдоль тела, ноги частично скрывались в траве. Голова находилась за камнями, и Мира пока не видела ее.

Первой мыслью было бежать к капсуле. Сердце бешено стучало и готовило тело к спешному побегу. Но мозг исследователя заставил остаться на месте и продолжить изучение. Судя по всему, существо мертво, грудная клетка не поднималась. Если, конечно, гуманоид дышал легкими…

Мира подняла камеру для видеосъемки, но так и не нажала кнопку. Вместо этого просто пошла к существу. У него отсутствовали первичные половые признаки, соски и пупок. Абсолютно лысый череп по размеру превосходил человеческий раза в полтора. Глаза, наполовину прикрытые веками, смотрела в небо. Ресниц и бровей тоже не было. Тонкие губы плотно сомкнуты. Вместо ушных раковин лишь аккуратные складки кожи по бокам черепа. Бледно-лимонного цвета кожа слабо переливалась при свете солнца.

Мира подняла фотоаппарат, но тут же опустила, так и не сделав снимка. Она оглянулась по сторонам, хотя не смогла бы ответить, кого или что хотела обнаружить. Она обошла вокруг существа, осматривая его со всех сторон.

Кто он такой? Как давно умер? Признаки трупного окоченения или разложения отсутствуют. Может ли быть так, что он умер совсем недавно? Но где его сородичи?

Мира присела на корточки рядом с его лицом и долго смотрела на него, пока ноги не затекли. Она поняла, что считает существо красивым. Его поза выдавала торжественное спокойствие. Почему-то Мире подумалось, что он был готов к своей судьбе. Она потянулась к нему рукой, но, опомнившись, одернула ее. Всегда следует помнить об инопланетных бактериях, микроорганизмах и прочем. Тем более, если существо мертво.

Инструкция, Инструкция и еще раз Инструкция. Мира поднялась и пошла к капсуле. По любому в Инструкции есть план действий в похожих ситуациях. Все же это не первый контакт с инопланетной жизнью, в том числе разумной.

В капсуле она в первую очередь прошла стерилизацию в спецотсеке. Потом поместила образцы на анализ. Наконец разместилась в кресле перед компьютерной панелью и принялась искать. Террабайты информации о «вступлении в контакт» пробегали у нее перед глазами, пока она не наткнулась на нужное. По привычке пробежала сначала глазами все параграфы, а потом стала читать заново уже внимательно. Инструкция предписывала произвести всестороннее исследование, доступное в ее условиях. Обязательно все виды съемок, аудиозаметки, полный письменный отчет и, конечно, сразу сообщить о находке в Академию и спасательной команде.

Мира потянулась к переговорному устройству, но замерла, тупо глядя на прибор. Потом попыталась отправить текстовое сообщение, но каждый раз стирала его.

«Нет, не правильно, все не так», — твердила она себе.

Лаборатория пропищала о готовности анализа воды. Она оказалась полностью безопасной. Мира улыбнулась этому. Вернулась к Инструкции, вновь перечитала ее. В итоге взяла свою экипировку и пошла обратно к существу.

Она стояла над гуманоидом и разглядывала его. Датчики на запястье показывали, что солнце сядет через пару часов. А пока долгий закат золотил кожу существа, придавая ей медовый оттенок.

— Мне нужно тебя сфотографировать, — сообщила Мира гуманоиду. — Да, я знаю, что ты мертв и не слышишь меня. Хотя… Я же не знаю твоей физиологии. И есть ли у вашего вида душа. И есть ли она у моего вида. И я знаю, что несу чушь. Короче, мне надо сфотографировать тебя для отчета. Понимаешь, я космический исследователь. Мы летаем туда-сюда по космосу и изучаем его. Таких, как ты, мы еще не встречали. Поэтому я должна все запротоколировать. Надеюсь, ты не против.

Она направила камеру на существо, посмотрела на него через объектив. Сравнила, несколько раз оригинал и его отражение в технике. Каким-то он был не таким на поверхности фотоаппарата. Неправильным, что ли.

«Бред, все объекты получаются немного искаженными», — подумала Мира и опять направила камеру на существо. Но так и не нажала кнопку.

— Да что с тобой не так? Соберись, Мира! У тебя семь лет исследований за плечами, а ты не можешь сфотографировать тело?

Она ходила вокруг гуманоида и совершала дыхательные практики. Почему-то они не успокаивали, а поднимали со дна души странные эмоции. В итоге жажда погнала ее к роднику.

Мира опустилась перед озерцом на колени и наклонила голову вниз, губы коснулись ледяной воды, и она сделала несколько осторожных глотков. Вкус у воды оказался невероятным, со сладкими нотками, и такой освежающий. Она зачерпнула воду ладонями и омыла лицо. Потом еще и еще. Почувствовала соленый привкус на губах и поняла, что это слезы. Она села на траву перед родником и позволила плечам трястись от плача, а слезам литься из глаз. Когда успокоилась, снова умылась родниковой водой и пошла к существу за аппаратурой.

— Все не так, все не так, — повторяла она на ходу.

Мира собрала вещи и, уходя, обернулась к существу и ткнула в его сторону пальцем.

— Завтра разберусь, что делать с тобой.

Почему-то она очень сердилась на него.

В капсуле Мира составила подробный отчет о первом дне пребывания на планете, опустив только информацию о существе. Отправила текстовое сообщение спасательному челноку, что с ней все в порядке, и достала питательный батончик.

Клубничный. Как выглядела клубника, Мира знала. Ее много где выращивали, почти на каждой человеческой станции можно было найти ее в гидропонных садах. Только стоила она состояние. А вот батончики с клубничным ароматом вполне Мире по карману. Фильтрованная вода после живой родниковой показалась гадостной на вкус. Мира решила, что завтра наберет ее в емкость.

Сон не шел. Она лежала на трансформированном в кровать кресле и смотрела в потолок. Он показался ей слишком низким, а стены слишком узкими. Полумрак капсулы, погруженной в ночной режим, только усиливал ощущение замкнутости пространства. Странно, раньше ее маленькая капсула не казалась такой тесной.

По сути, капсула заменяла исследователям дом и предусматривала все необходимое для жизни. Биотуалет с системой фильтрации, трансформирующийся в стерилизатор — он заменял душ. Пищевой отсек с запасом еды. Кресло преобразовывалось в довольно удобную кровать. Места в капсуле достаточно для ежедневных тренировок. Мира даже танцевать умудрялась. В чрезвычайном случае в капсуле могли поместиться и жить некоторое время два человека. Компьютер хранил множество книг и фильмов, так что всегда было чем заняться, помимо основной работы.

Легкие, быстрые и маневренные капсулы шныряли по уголкам Космоса, исследователи отправляли отчеты об открытых местах. Уже по их следам шли большие корабли со снаряжением, с учеными на борту. Если открытая и изученная система годилась для жизни или добычи ископаемых, за учеными летели поселенцы. Образовывались новые человеческие колонии. А исследователи в капсулах летели дальше, вечные странники.

Конечно, не всем подходила такая работа. Мало кто может выдержать долгое одиночество в замкнутом пространстве. Мира справлялась. Хотя и завела привычку говорить с собой. Психолог уверил ее, что это вполне нормально. Так мозг справлялся с отсутствием других людей. Мира знала, что некоторые исследователи держали на капсуле растение или игрушку, с которыми разговаривали. Ей хватало отражения в зеркале.

— Да, но сегодня ты говорила с трупом, — сказала она себе. — Интересно, что на это бы сказал психолог? Были ли похожие случаи у других исследователей?

Она перевернулась на бок. Взгляд уперся в люк, и в мозгу сразу включилась мысль, заставившая Миру подняться на ноги.

— Ну-ка, не дури, Мира, — сказала она себе. — По Инструкции ночью небезопасно выходить из капсулы.

Но руки сами застегивали на запястье прибор с датчиками.

— А вдруг там хищные звери? Вдруг рой плотоядных насекомых? Вдруг ночной воздух непригоден для дыхания?

Она открыла люк, вышла в ночь и все «вдруг» потонули в охватившем ее восхищении. Летний ветерок колыхал траву, которая в свете луны приобрела лиловый оттенок. Камни, по-прежнему белые, испускали розовую ауру. А над пейзажем разверзалось огромное темно-синее небо, полыхающее мириадами звезд. Зарева небесного сияния переливались оттенками фиолетового, пурпурного, золотого и такими цветами, каких на Земле не существовало. От этой небесной магии захватывало дух. Мира шла, запрокинув голову, не в силах оторваться от фейерверка. Ветер подхватил ее волосы, подбросил вверх. Она засмеялась, чувствуя невероятную легкость в теле.

Поддавшись порыву, она побежала вперед, мимо камней, мимо родника и остановилась около тела гуманоида. Оно, как и трава, ночью поменяло цвет, из бледно-лимонного став зеленоватым, как мятный чай. И слегка светилось.

— Ты видишь, видишь эту красоту? — спросила Мира гуманоида. — Ну, конечно, видишь, ведь ты смотришь прямо в небо.

Она растянулась на траве рядом с телом существа и тоже уставилась на небо. Танец космического сияния продолжался, краски сменяли одна другую, звезды пульсировали золотыми огоньками. Мира слушала шуршание травы рядом с собой и журчание родника.

— Интересно, сколько ты вот так уже лежишь и смотришь на небо. Отличное занятие, надо признать, особенно учитывая красоту твоего неба. Я вот уже давно не видела никакого неба. А уж про земное вообще молчу. Его я видела в далеком детстве. Знаешь, у нас есть примета, что надо загадать желание, если видишь падающую звезду. Конечно, это не звезды падают, а метеориты. Но это ты во взрослой жизни знаешь. А в детстве веришь в падающие звезды, исполняющие желания.

Она еще некоторое время говорила, а потом незаметно для себя уснула.

Проснулась Мира из-за травы, щекотавшей ей нос. Она подскочила на ноги, оглядываясь. Тело гуманоида все так же лежало и в свете поднимающегося солнца вновь принимало лимонный оттенок. Трава, смятая Мирой, распрямлялась на глазах.

— Черт, я что спала здесь? Вот ведь…

Она побежала в сторону капсулы. Когда люк закрылся за ней, Мира прислонилась к нему спиной и сползла на пол.

— Да что же за ерунда со мной происходит?

Она сидела так некоторое время, осознавая произошедший с ней опыт. И поняла, что улыбается. Почему-то было хорошо. Просто хорошо, без всякой причины. И спокойно. Ощущение полной безопасности опустилось на нее, убаюкало в мягких объятиях.

Она встала и прошла в стерилизатор. Поток мягкого голубоватого света снимал с нее запах травы, заменяя его на привычный запах озона.

Потом она смотрела на приборную панель и ела питательный батончик со вкусом яблока. Яблоки Мира помнила. Они росли в саду у бабушки на Земле. Мире тогда было пять лет. Аромат яблок наполнял летние дни. Она съедала столько яблок, что уже больше ничего не хотела. Бабушка смеялась и говорила, что Мира сама скоро превратится в яблоко.

Интересно, сохранился ли сад после смерти бабушки.

Мира вышла из капсулы. Пора приниматься за работу. Впереди еще два восхитительных дня. Сегодня она планировала исследовать противоположную от родника и тела гуманоида местность.

Поле цветов открылось ей сразу, как только она обогнула небольшую гряду валунов на востоке от вынужденной стоянки. Мира глубоко вздохнула и замерла у последнего камня.

Цветы напоминали земные маки, только их чашечки раза в четыре больше. Медового цвета головки качались низко у земли на тонких ножках. Листков у цветов не было.

Поле простиралось далеко, насколько хватало взгляда. Мира наконец вспомнила, что надо дышать, и подошла ближе к цветам. Лепестки медленно колыхались от ветра, поглаживая соседние, и испускали легкое свечение. Цветы росли так близко друг к другу, что пройти между ними, не зацепив и не помяв, было невозможно, поэтому Мира просто опустилась на корточки в начале поля и вдохнула воздух. Цветы источали легкий пионово-карамельный аромат. Мира прикоснулась подушечками пальцев к лепесткам. Они оказались на ощупь подобны бархату, а на ладонях осталась пыльца.

Мира протянула руку к стеблю, чтобы сорвать цветок, но остановилась. Понимание, что цветы срывать нельзя, просто пришло к ней, и она приняла его.

— Вот бы где тебе лежать, — сказала она, подумав о гуманоиде.

Вечер медленно опускал темно-радужное полотно на цветочное поле. За весь день Мира сделала лишь несколько записей. Остальное время она прогуливалась вдоль поля, но чаще всего просто сидела на траве и смотрела на желтый цветочный ковер. На Земле над такими полями кружили бы разные насекомые. Здесь же не было ни одной даже самой мелкой мошки. А в почве ни одного жучка или червяка. За эти два дня она ни разу не заметила птиц на небе, не говоря уж о животных. Казалось, что она и гуманоид единственные существа на всей планете, а из живых вообще только она.

Солнце садилось за горизонт, лепестки цветов закрывались. В наступавших сумерках они приобрели горчичный оттенок. Мира с грустью смотрела на засыпающую красоту. Зато теперь можно пройти между цветами, не навредив им. Она сняла обувь и босыми ногами ступила на еще теплую землю. Она продвигалась вперед между уснувшими цветами, потеряв счет времени. На небе уже появилась луна и космическое сияние вновь начало ночной танец. Едва различимый звук, словно кто-то с закрытым ртом поет «а-а-а-а», раздавался над полем. Мира огляделась. Она одна на многие километры. Кто же тогда поет? Она замерла, вслушиваясь в мерное пение, прикрыла глаза, концентрируясь на звуке. Ступнями она чувствовала легкий гул. Звук исходил словно из земли, от спящих цветов, был тихим, густым и тягучим, как мед. Легкая вибрация от него поднималась по голым ступням и передавалась всему телу. Каждая клеточка теперь вибрировала вместе с гулом.

Сладкое грустное «а-а-а» наполняло Миру. В какой-то момент ей показалось, что звуковая подушка под ногами поднимает ее над землей. Она покачнулась, теряя опору, и открыла глаза. Никуда она на самом деле не поднималась, просто звук окутывал со всех сторон, проникал под кожу, заполнял легкие вместо воздуха. Легкое свечение поднималось от золотых чашечек цветов.

Внезапная паника охватила Миру. Вот сейчас она врастет в землю и растворится в золотистом свечении цветов. Она с силой оттолкнулась босыми ступнями от земли и побежала в сторону капсулы.

Цветочное поле закончилось. Ноги ступили на траву, сделали по инерции еще несколько шагов. Мира остановилась и оглянулась на поле. Оно продолжало петь, также тихо и грустно. Спящие бутоны слабо покачивались, как головы скорбящих существ.

— Пожалуйста, не плач, — попросила Мира, и поле ответило ей легким дуновением ветра.

В капсуле Миру ждало сообщение от спасательной команды. Оказывается, за весь день она ни разу не вышла на связь. Мира написала, что с ней все в порядке, и получила в ответ, что челнок прилетит за ней уже через двенадцать часов.

Сердце Миры ёкнуло. Как через двенадцать? Ведь ей обещали трое суток. Она проверила показатели. Ну, да, трое земных суток. На этой планете день был длиннее. Вот и пропавшие часы.

Она выпила стакан фильтрованной воды и вспомнила, что так и не сходила к роднику набрать воду. Проблему с телом гуманоида тоже не решила. Еще есть время составить отчет о нем, а при свете дня сделать необходимую съемку. Но вместо отчета Мира стала искать в Инструкции информацию про проведение похорон. Нашла много материала про захоронение людей в условиях космических полетов, но вот про иные формы жизни информация отсутствовала.

Она вздохнула и в задумчивости стала стучать ногтем по панели. Самое простое и естественное решение — закопать тело. Среди необходимых инструментов у нее и лопата имелась. Но что, если в обычаях расы, к которой принадлежало найденное существо, другой способ захоронения. Вдруг они сжигали своих покойников. А может как раз оставляли вот так под открытым небом. Вдруг она закопает его, и в результате его душа не отправится туда, куда должна. Не зря же у каждого земного народа свои ритуалы проводов покойников. Все для того, чтобы душа могла совершить свой дальнейший путь.

Но если не закапать, то что? Ведь его найдут, и тогда…

Мира тряхнула головой. Она ввела в поисковой строке запрос: «Внеземные религии» и ничего не нашла. В первые в ее практике Инструкция не подсказывала, что делать.

Вернее, говорила о том, что исследователь должен сообщить о находке в Академию. Но почему-то все внутри Миры противилось этому.

Она откинулась на спинку кресла. Собственно, какая ей разница. Ну, сообщит он, ну изучат его. За такую находку ей выпишут хорошую премию. Она накупит кучу батончиков с манго. Может, даже настоящую клубнику.

Мира рассмеялась цепочке своих рассуждений. Какая премия, ну бред же. Не ради денег идут в космические исследователи, а как раз ради таких вот находок.

Еще эти поющие цветы…

— Все неправильно. Все не так, — повторила Мира свои недавние слова. Надо идти спать, после сна ответ может прийти сам.

Вместо этого Мира вышла из капсулы и уверенным шагом направилась к роднику. Только у него она поняла, что до сих пор босая. Тем лучше. Она закатала штанины до колен и опустила ноги в родник.

Восхитительный холод охватил кожу, на мгновение лишив возможности дышать. Она держала ноги в ледяной воде, пока могла терпеть. Потом тщательно растерла каждую ступню ладонями, возвращая им тепло.

Небесное мерцание постепенно угасало, а на востоке занимался рассвет.

Мира дошла до гуманоида. Тело нисколько не изменилось. Может его физиология не предусматривает разложения.

— Да, — кивнула она. — Я обещала прийти еще вчера, а сама пропала. Прости. Я нашла потрясающее место, — она махнула в сторону поля, — там так много цветов. Вот там бы тебе лежать, такая красота. Здесь у тебя тоже красиво, но на том поле просто дух захватывает. А еще цветы поют. Ты можешь себе представить?

Она села перед телом в позе лотоса и посмотрела ему в лицо.

— Знаешь, мне ведь надо что-то делать с тобой, но я не знаю, что. Понимаешь, скоро за мной прилетят. Но они не сразу заберут меня. У них тоже Инструкция. Они потратят несколько часов на исследования. И точно найдут тебя. Я не знаю, что принято у вас делать с телом после смерти, но точно не то, что сделают с тобой в лабораториях. Если бы я знала, как правильно хоронить таких, как ты.

Мира притянула к себе колени, обняла их и положила сверху подбородок.

— Почему на твоей планете нет жизни, кроме растений? Даже насекомых никаких. И вообще, твоя ли это планета? Может, ты тоже, как я, пришелец здесь? Хотя мне кажется, что нет. Здесь все твое. Слишком беззаботно ты лежишь, словно знаешь, что ты дома и с тобой ничего дурного не случится. Я такое чувство испытала в последний раз на Земле — это моя родная планета. Там тоже есть зеленые поля и цветы. А еще там огромное синее небо. И очень беспокойные люди. Такие беспокойные, что постоянно хотят чего-то. Нам тесно на Земле, сколько колоний мы уже основали, а все мало. Постоянно чего-то ищем. Знать бы еще, чего. Называем себя исследователями. А на самом деле просто скитальцы. И мы не ищем. Мы бежим. Вечный побег через Космос к чему-то непостижимому. Я на семь лет заперла себя в капсуле. Уверяла, что открываю новые уголки Вселенной. На самом деле я спряталась и бежала. И продолжаю бежать. А ты больше не бежишь. Возможно, ты что-то понял.

Мира отерла мокрые от слез щеки и снова приняла позу лотоса. Солнце уже полностью взошло на небе. Тело гуманоида вновь стало бледно-лимонного цвета. Мира взяла его за руку. Кожа существа оказалась прохладной и гладкой на ощупь. Совсем не походила на кожу мертвеца.

— А ты и правда слишком беззаботно лежишь, — она улыбнулась и переплела свои пальцы с пальцами гуманоида. — Это и есть вечный покой? Ты больше похож на спящего… Когда умерла бабушка, я была совсем мелкой, лет семь. Помню, в ночь перед похоронами мама сидела перед ее гробом и пела ей колыбельную. Ту самую, что пела мне перед сном. Ту самую, что бабушка пела ей маленькой. Я так и запомнила, что бабушка как будто просто уснула.

Солнце казалось размытым из-за стоящих в глазах слез. Но они вовсе не мешали Мире. Она чувствовала, что им на смену приходит что-то прекрасное, заполняющее ее изнутри.

Баю-бай, баю-бай,

Спи, малыш мой, засыпай.

Ну-ка, шмели, не жужжите,

Мою детку не будите.

Ты, голубка, прилетай,

Мою детку покачай,

Котик серенький, мяукай,

Мою деточку баюкай.

Слова колыбельной сами полились из Миры. Она помнила их так хорошо, словно слышала только вчера. Мира посмотрела на тело гуманоида. Оно изменилось, истончилось, стало слегка прозрачным. «Это кажется из-за слез», — подумала Мира. Но сквозь его руку она видела свои пальцы, а сквозь тело — траву, на которой он лежал.

«Что же это», — подумала она и перестала петь. Тело существа тут же вновь стала плотным. «Это из-за моей песни?» — удивилась Мира и запела снова.

Тело гуманоида вновь стало прозрачным, бледно-желтое сияние разлилось от него по траве, коснулось ступней Миры и ладони, сжимающей его руку.

Баю-баюшки-баю,

Тебе песенку спою.

Ты под песню крепко спи,

Сладкий сон к себе мани.

Мира плакала и совсем не сдерживала слез. Они лились так же свободно, как и колыбельная. Тело гуманоида таяло, а на его месте появлялись цветы. Такие же, как она видела на том поле. Вот уже ноги существа окончательно пропали, а пионы закачали медовыми головками. Тоже случилось и с рукой существа, лежавшей на траве.

Милый, сладкий, мой хороший,

Сон ничем не потревожу.

День на ночь ты обменяй,

Спи, мой милый, засыпай.

Тело обернулось бутонами. Бархатные лепестки шелестели на ветру, поглаживая друг друга. Голова гуманоида потеряла тяжесть. Веки, едва прикрывающие глаза, вспорхнули над травой лепестками. Бутоны закачались на том месте, где только что лежала голова.

Последней в цветы обернулась рука, которую держала Мира. На завершающей ноте колыбельной золотое свечение, исходящее от тела существа, сконцентрировалось в золотую искорку, прыгнуло на ладонь Миры и впиталось в кожу.

Мира продолжала плакать, глядя на легкое свечение в центре ладони и на золотые цветы у ее ног. Она слышала мелодию колыбельной. Только теперь пела не она. Пели цветы. Тихо, грустно, но так красиво.

Датчик на ее браслете запикал. Спасательная капсула вошла в атмосферу планеты и подавала сигнал Мире. Она посмотрела на голубое небо. В нем металлическим отблеском сверкнула на солнце обшивка корабля. Мира спокойно и радостно улыбнулась, прижав к груди ладонь с погасшей искоркой.

Теперь все стало так, как и должно быть.

+1
07:10
926
22:27 (отредактировано)
+2
Научная фантастика подъехала, налетай!))
Мира проверила показатели воздуха и сняла скафандр

А Инструкцию где писали? В Голливуде?
А, ну тогда можно даже босиком ходить!))
Мира подняла камеру для видеосъемки, но так и не нажала кнопку.

А потом даже фотоаппарат поднимала?
Автор, вы в каком веке живете? Вокруг вас видеоркегистраторы и автоматические камеры. А космонавтам будущего нужно рукой кнопки фото-видео нажимать? Да ещё поднимать их?
А ГГ разве не АВАРИЙНУЮ посадку произвела? Какие исследования во время аварии? Ах, там же голливудская инструкуия.! Она же позволяет…
Потом ГГ то плачет, то смеётся. И спит с трупом чуть ли не в обнимку.

Он то плакал, то смеялся,
то щетинился, как ёж.
Он над нами издевался.
Ну, сумасшедший.
Что возьмёшь? ©

Таких не берут в космонавты! ©

А потом бац и труп превратился в цветочки.
А он что, один на всю планету был?
А почему? А-а-а, так это роман неоконченный? Про дуру сумасщедшую космонавтку, которую при аварийной посадке томом голливудской Инструкции контузило?
Ну, автор, ничего научного в этом нет.
Хотел не ставить минус, но не получится.
Колыбельная меня добила.
В простейшем хорее сбой на сбое.
МОю, тЕбе…
Так что от меня минус. Сорри.
Не пишите таких стихов. Не надо…
Героиня проверила воздух — и сняла скафандр, потому что воздухом можно было дышать. Насекомых не обнаружила никаких. Героиня проверила воду — и пила её, потому что её можно было пить. Место, в котором она находилась, было безопасным, далеко от капсулы, в которой все системы жизнеобеспечения и связи были исправными — неисправными, судя по всему, были только двигатели, в таком случае посадку вполне корректно считать аварийной, но не жизнеугрожающей, — она не отходила, запас еды у неё был на три месяца вперёд, прилететь за ней должны были уже через трое суток.

С чего она не должна была заниматься исследованием нового места? Чем она должна была заниматься? Безосновательно паниковать?

Гуманоид был мёртв и безопасен, героиня почти не прикасалась к нему и «очищала себя» после каждой «вылазки».

Что касается фотоаппарата — кнопочная техника банально хороша минимизацией возможности случайного нажатия не той кнопки не в том месте и не в то время, что снижает, к примеру, риск случайного удаления важных данных.

Неумение читателя правильно ставить ударения при чтении стихотворных текстов — это не проблема текста и тем более не вина автора. Никаких «мóю» и «тéбе» в колыбельных вовсе нет. Но на всякий случай скажу, что похожее произношение вполне имеет место в фольклоре и называется «диалектным». К какому народу принадлежит героиня, мы не в курсе, и мы не имеем права осуждать её особенности произношения.

Я тоже люблю прикапываться к текстам. Но делать это на пустом месте — фи.
20:50 (отредактировано)
+2
Ой, вот вы, автор уважаемый комментатор, вынудили меня заниматься тем, чем мне обычно заниматься не требуется, так как все и так ясно, если ты — ЗАНИМАЕШЬСЯ ТЕМ, ЧТО ВЫУЧИЛ. А если не выучил — не занимаешься. Так выходит?
В этом рассказе не так.
Начнем, пожалуй со стихов, и закончим ими. Почти.
Баю-бай, баю-бай,
Спи, малыш мой, засыпай.
Ну-ка, шмели, не жужжите,
Мою детку не будите.
Ты, голубка, прилетай,
Мою детку покачай,
Котик серенький, мяукай,
Мою деточку баюкай.

Итак — хорей. Один из ВСЕГО ПЯТИ РАЗМЕРОВ, АДАПТИРОВАННЫХ ЛОМОНОСОВЫМ К РУССКОМУ ЯЗЫКУ. Понятное дело, что размеры в силлабо-тонической системе перекрестились как угодно, превратившись в логаэды, но все же — хорей хореем остался.
Итак. В хорее каждый слог идет: первый ударный — второй безударный. И так все время.
Смотрим на хорей (а это хорей!) в стихе. Получается по ударениям так:

БАю-бАй, бАю-бАй,
СпИ, малЫш мой, зАсыпАй.
НУ-ка, шмЕли, нЕ жужжИте,
МОю дЕтку нЕ будИте.
ТЫ, голУбка, прИлетАй,
МОю дЕтку пОкачАй,
КОтик сЕренькИй, мяУкай,
МОю дЕточкУ баЮкай.

Итого — стих не удался. Впрочем, как и колыбельная. Ибо незачем детишек учить неправильным ударениям. Пускай с детства знают, что моЯ — не мОя.
И да, рассказ, под которым мы находимся, написан в облаке розового цветочного спектра, а не фантастики. Я уже писал прежде про ГГ типа:
ТАКИХ НЕ БЕРУТ В КОСМОНАВТЫ!
Ну, совсем розовый слон получается…
Чистейший Голливуд.
*пойду Пощаду поищу, пусть подтвердит — как следует*
*хотя он в жюри и так подтвердит*
Более чем уверен, что до него не дойдет.
Автору привет!
22:34 (отредактировано)
+1
Скажу сразу: я никаким местом не автор этого текста — я настолько приятные и спокойные вещи писать давно разучилась, к сожалению для себя, — но по образованию филолог а по любви — мифолог и фольклорист, поэтому каждое ваше слово про то, что фольклорное песнопение обязано подчиняться всем правилам стихосложения (даже если вы правы относительно структуры хорея, которую я, к стыду своему, плохо помню), имею полное право выкинуть в топку.

Относительно того, каких берут в космонавты, точно может сказать только космонавт. Вы — космонавт? Насколько я знаю, на личные качества кандидатов (по крайней мере пока) мало обращают внимание, физическая выносливость, устойчивость к дистрессу и фрустрациям важнее личностных особенностей.

Героиня очевидно физически вполне подготовлена и психика у неё устойчивая. То, что вам не нравится её характер — это ваша проблема, а не текста.

***

Мой текст действительно принимает участие в конкурсе, а этот действительно не мой. Но если бы вы раскрыли моё авторство, я признала бы его и выбыла бы из конкурса, потому что мне категорически не нравится то, как здесь о текстах говорят и как их оценивают:

«Текст плохой, потому что мне не нравится характер героини, и Я ЩИТАЮ, что таких в космонавты не берут!» — это вкусовщина, а не анализ.

Я люблю анализ: у меня табличка есть, в ней 10 критериев хорошего текста. На личное впечатление отведён 1 балл. То есть — даже если мне текст просто не понравится, но он хорош, он получит свои баллы (и я надеюсь на то, что более-менее объективна в оценивании). Просто заявить: «Текст плох, потому что мне не нравится характер персонажа!» — это как вообще? По-моему текст может быть плох только тогда, когда у героев нет характеров, а нравятся мне их характеры или нет — это дело десятое, потому что люди вообще-то разные бывают, и хорошо, когда персонаж не похож на штампованного в любом случае.

Но здесь (и вообще в самосуде) всё не так. Здесь оценивают исключительно по принципу «нравится — не нравится», даже не пытаясь оценить текст объективно.

«Новая фантастика» — это большой, известный конкурс, и я надеялась на обсуждение хотя бы самых простых литературоведческих критериев здесь, но не судьба: мне приходится смотреть, как один и тот же человек клеймит нормальный текст и защищает плохой, потому что в нормальном ему что-то не зашло, а в плохом — что-то, наоборот, понравилось.

Литературоведческий дух бунтует: на что я трачу жизнь?..
22:55 (отредактировано)
Вы — космонавт?

Конечно!
Я на этом конкурсе шестой год космонавтю.)
А вы зря так расстроились.
Литературоведческий дух будет бунтовать до тех пор, пока не поймёт, для кого он старается.
Итак. Для кого?
Ответ хотите?
Пожалуйста.
Для среднего читателя. Ну, чтоб понятно было всем.))
Вот и потрудитесь.)
crazy
*а даже самый средний читатель сейчас — тот ещё литературовед*
rofl
То, что вы здесь «старожил», очевидно по тому, как развязно вы себя ведёте, рассказывая, что ваше мнение и судьи конкурса подтвердят. Фи.

Что вы хотели сказать рассуждениями про «среднего читателя», я совершенно не поняла. Потрудитесь, пожалуйста, выразить мысль точнее и чëтче.
23:21 (отредактировано)
А потом сами поймете. Когда раза три пролетите с подобными опусами. Проанализируете свой и чужой опыт.
А не поймете — туда вам и дорога.
В вечное литературоведческое недовольство.
Тут уж, извините, сами себе хозяйка.
Что значит: «пролетите с подобными опусами»?

Вы имеете в виду этот текст? Так не я его автор — куда он «пролетит», меня не касается.

Я не пророчу ему победы — кажется, он не подходит местным читателям, — но рада была его прочесть. Мой текст, кстати, думаю, тоже плохо восприняли, но примерно этого, почитав комментарии и другие работы на сайте, я ожидала изначально. Вы думаете — я ради победы тут? Пф-ф!

Не-а. Я хочу подтвердить или опровергнуть свою статистику того, какие тексты побеждают в таких конкурсах.

Если мой хотя бы пройдёт в следующий этап — ОЧЕНЬ удивлюсь.
00:57
Сорян, что вмешиваюсь в беседу.
Шла мимо, и меня заинтересовали ваши слова о «таких конкурсах».
Вы самосудные конкурсы имеете ввиду?
Если да, то аудитория рознится от площадки к площадке.
К примеру, то что больше ценят на Грелке, тут может и во второй тур не выйти и наоборот)

Вы правы, говоря о том, что при оценке рассказа в первую очередь играет критерий «нравится/не нравится» оценщика. Но это применимо и к суду участников и к мнению жюри. Даже если жюрист будет оценивать по литературным критериям, его вкус никто не отменял. Проверено)
Да, я имела в виду самосуд. Надеюсь, что хотя бы члены жюри могут интересно обосновать свои мнения, а не просто в виде «мне не нравится; живите с этим» :)))
16:31
Героиня очевидно физически вполне подготовлена и психика у неё устойчивая. То, что вам не нравится её характер — это ваша проблема…


Прошу прощения, а как может быть устойчива психика героини, которая всю дорогу твердит о важности инструкции, даже примеры приводит, как другая группа ее нарушила и погибла, а сама с первых же строк не соблюдает никаких правил?
23:27
Что такое Грелка?
В том-то и забава текста, что никаких основных инструкций героиня не нарушила: воздух проверила, воду проверила, насекомых не было, хищников тоже.

Но учтя все эти данные, она повела себя нетипично для астронавта (технически — героиня именно астронавт, а не космонавт, она планеты исследует, а не структуру и влияние космоса). Лично мне именно это и интересно — текст сломал не один шаблон. И не два.
01:25 (отредактировано)
+2
Это же голливудская калька. Если космонавтку не сделать полнейшей дурой — фильм рассказ писать незачем будет.
Точнее — не о чем.
08:45
+2
(технически — героиня именно астронавт, а не космонавт, она планеты исследует, а не структуру и влияние космоса).

Странная ошибка для филолога. Уж Вы-то должны были знать, что общий корень этих слов означает перемещение, а не исследование.

Лично мне именно это и интересно — текст сломал не один шаблон. И не два.

Ломать шаблоны нужно тоже с умом. В данном случае вместо шаблона сломали несущую стену характера ГГ. Исследователь-скаут ведет себя как гламурная барышня. Конфликта нет, интриги как таковой нет, в обертку научной фантастики завернута душещипательная сказочка для девочек. Да, это тоже обман читательских ожиданий — но в худшую сторону, а не так, как это должен делать грамотный слом шаблона.
09:10
+2
Ломать шаблоны нужно тоже с умом.

Поддерживаю

Пока у меня только моск сломался
09:34
Члены жюри могут)
09:34
+1
Самый быстрый конкурс в рунете)

11:26 (отредактировано)
Послушайте, ваше стремление меня уязвить смехотворно. Раз вы понимаете полное значение слов «космонавт» и «астронавт», назовите общеупотребительный термин, обозначающий космо- или астро-исследователя.

Я его не знаю. Честно.

А как вам идея про то, что «астронавт с поведением сказочной девочки» — это и есть «несущая стена»?

Мозг, привыкший к клише и их слому в «правильных» местах, от такого сломался, да?

Я уже поняла, что качественный текст для местных читателей — это текст, написанный по древней фабуле: завязка — конфликт — развитие — кульминация — развязка. Могли бы и не говорить.

Скука смертная.
11:45
+2
Я его не знаю. Честно.

Разве Вас кто-то заставлял рассуждать о том, что Вы не знаете? Вы совершили ошибку, я Вас поправила. Не из желания уязвить.
Термины «космонавт» и «астронавт» по техническому значению идентичны. По прямому смыслу «космонавт» точнее, так как в космосе мы уже летаем («плаваем»), а про полеты к звездам пока остается только мечтать. Автор волен использовать любой термин. А то, что Вы пытались объяснить, точнее всего описывается термином «планетолог». Но героиня рассказа на планетолога не тянет, уж простите.

А как вам идея про то, что «астронавт с поведением сказочной девочки» — это и есть «несущая стена»?

Я скажу, что это неудачная идея и кривая несущая стена. Потому что когда некомпетентного человека выдают за специалиста, это вызывает у читателя раздражение, а не подавление недоверия. Пытаться придать рассказу наукообразие в данном случае было ошибкой: на фоне этих попыток поведение героини и особенно ее размышления вызывают еще большее недоверие.
А по поводу «древней» фабулы могу сказать лишь одно: эти приемы, возможно, стары, но они работают. Они помогают включить читателя в текст, увлечь его, заставить сопереживать. Конечно, автор вправе попытаться сломать канон, шаблон или что-нибудь еще и изобрести велосипед с квадратными колесами. А читатель вправе отказаться ехать на этом чуде техники.
13:46 (отредактировано)
-1
Героиня именно астронавт, потому что в её реальности путешествия по планетам — нормальное явление. Мне кажется корректным в отношении данного текста дифференцировать понятия «астронавт» и «космонавт», поскольку в его контексте, в контексте текста, космонавтика и астронавтика вполне могут быть не идентичными явлениями. Космонавты могут находиться в основном в космосе, путешествовать между МКС, а астронавты — на звёздах и планетах.

«Планетолог» — это человек, который изучает планеты, что вовсе не обязательно делать «в полевых условиях». Не обязательно быть астронавтом, чтобы быть планетологом или астрономом.

Но это всё частности, а автор и правда в праве использовать любой подходящий контексту термин, но интересно другое. Мы с вами вот обсуждаем корректное название для не существующей профессии, как можно оценить критерии пригодности к ней индивида по его поведению? Мы не знаем точно ни то, как действительно следует, ни то, как мы действительно будем себя вести на очень новом месте, но критерии человека, для этого места подходящего, у нас вполне чёткие. И если человек им не соответствует, мы считаем его некомпетентным.

ТАКИХ ТАМ быть не может. На основании чего? На основании наших бурных фантазий о том, КАКИЕ ТАМ точно будут.

Мне кажется это очень странным багом восприятия.
16:26
+2
Мы не знаем точно ни то, как действительно следует, ни то, как мы действительно будем себя вести на очень новом месте, но критерии человека, для этого места подходящего, у нас вполне чёткие. И если человек им не соответствует, мы считаем его некомпетентным.

Если герой фантастического произведения назван профессионалом в некой области, мы волей-неволей примеряем на него критерии из нашего жизненного опыта. Это естественный процесс индукции, мы так мыслим — распространяя известные нам знания на неизвестные, но похожие случаи. Если автор хочет избежать этого эффекта, то он должен четко обозначить, показать читателю, что в его мире критерии компетентности иные. Например, хороший художник — это уже не мастер кисти и палитры, а робототехник, который умеет хорошо программировать своего рисовательного робота. А исследователь чужих планет — не ученый, а фотограф, умеющий делать красивые снимки, потому что космические исследования спонсирует Галактический Инстаграм. Опять же, к примеру.
Если автор не делает этого — не показывает различия между «там» и «здесь» в культуре, менталитете, стереотипах мышления и поведения — то мы судим его героев по себе. И разочаровыаемся, видя вместо заявленного исследователя, разведчика, ученого «переднего края» — девочку, которая больше думает о вкусах питательных батончиков, чем о новой планете, которую должна изучать.
Вы тут утверждали, что рассказ разрушает штамп об отважных первопроходцах. Нет, он воспроизводит еще более древний штамп, относящийся к условному изображению ученого за работой. Если инструкция — то многотомная, если исследования — то надо все распихать по пробиркам и заснять на камеру. Штамп-то неплохой, рабочий, если его правильно делать. Но в этом тексте я вижу, что персонаж совершает ритуальные действия, предписанные автором, не более того. Потому что сам персонаж — не ученый, некомпетентен как ученый, и это видно в каждом его шаге. Так и бывает, когда автор пытается живописать процесс научного исследования, основываясь не на опыте, а на махровом стереотипе научного исследования.
Официально: вы настолько хорошо излагаете, что мне хочется вам аплодировать.

Спасибо. Я никогда по своему опыту ничего не сужу — мой специфический, — было интересно узнать, как это может работать у других людей.
20:55
+3
нетипично для астронавта (технически — героиня именно астронавт, а не космонавт, она планеты исследует, а не структуру и влияние космоса).

Эм, для участника конкурса фантастики, мне кажется жанр научной фантастики все таки стоит уважать, как минимум на уровне понимания терминов. Астронавт имеет корень «астро», что значит звезда,
Космонавт — «космо» что значит космос. По сути это два названия одной и той же профессии, только космонавт принят у нас, а астронавт в западном мире(изначально что бы отмежеваться — был ьы американец первым в космосе, они бы застолбили слово космонавт). И те и те исследуют звезды и космос, об исследовании планет ни слова. Так что технически Мира ни астронавт, ни космонавт.
никаких основных инструкций героиня не нарушила: воздух проверила, воду проверила, насекомых не было, хищников тоже

Инструкции пишутся кровью, и вставка про другую экспедицию подтверждает, что автор это знает. В этом месте животных нет, а в другом есть, в данный момент воду пить можно, а через минуту нельзя. Матерый исследователь попадает на планету без животны́х и находит труп: первое что должно насторожить и заставить одеиься во все врзможные скафандры, потому что непонятно что на планете убивает. Но героиня ведет себя как ребенок — это проблема текста.
21:07
+1
У меня так стройно не получилось бы сказать: спасибо!
17:05
Мне кажется корректным в отношении данного текста дифференцировать понятия «астронавт» и «космонавт», поскольку в его контексте, в контексте текста, космонавтика и астронавтика вполне могут быть не идентичными явлениями.


В контексте текста, судя по всему, очень многие явления могут быть не идентичными, а вообще сами по себе. А читатели просто не в контексте текста. Главное, что текст в контексте ))
Очень-очень-очень приятно было читать: ничего в поведении героини не смутило, сюжет очень необычный и повествование прекрасно передаёт все-все-все ощущения от планеты.

Очень хотелось, чтобы гуманоид в финале оказался живым, но текст прекрасно обманул мои ожидания.

Благодарю. Скопирую этот текст себе — буду время от времени перечитывать, в тяжëлые дни.
21:28
+1
Зачем в тяжелые дни? В легкие тоже можно. Хореем писать научитесь.
Им все писали: Пушкин, Лермонтов, Есенин.
Самый лучший для русского слуха размер. А да, еще дактиль есть.
Но в хорее — вообще бомба. Все марши можно в хорее писать.
Повторю ещë раз, на всякий случай: автор текста не я, а фольклорные колыбельные не обязаны подчиняться правилам стихосложения.

Авторские вещи так и отличают от народных — авторские вещи слишком правильные. Сюжету «неправильные» стихи автора вполне подходят (если они действительно авторские, а не списаны с какого-нибудь сборника народного творчества).
08:59 (отредактировано)
+1
Столько раз уже отказались, что даже если не Вы автор, то всё равно ясно, что бессознательно с ним себя ассоциируете

И чего вообще так бурно защищаете?

Ну не Ваш и не Ваш

Текст и текст

Или всё-таки?
Я вполне сознательно себя ассоциирую. Только не с автором, а с текстом.

Для меня важно, в частности, чтобы поведение героев в тексте было близко к настоящему человеческому поведению, а не воплощало собой общепринятые клише для персонажа определённого жанра. И мне в тексте интересно как раз поведение героини: так, как она, не повёл бы себя типичный герой космофантастики, но вполне может вести себя человек, у которого в голове есть что-то помимо самоочевидных инструкций по безопасности и дутого желания строить из себя героя — первопроходца даже там, где его никто, кроме мёртвого гуманоида, не видит.

Складывается впечатление, что многие хотят не тексты читать здесь, а смотреть очередной «Космический спецназ». Так посмотрели бы «Космический спецназ» вместо того, чтобы хаять текст, обманувший ваши ожидания, нет?
11:43
Уважаемая, Вы делаете слишком поспешных выводы

Никто так уж сразу ничего не отвергает

Просто у всех своё мнение

Это крайне либеральная площадка

Если хотите, можем обсудить текст предметно

Но без эмоций, хорошо?
Без эмоций сложно, учитывая общий контекст, поощряющий высказывание мнений в грубой форме, рассчитанной на симметричный, то есть грубый, ответ. И это при том, что здесь можно грубить в адрес текста как угодно (это просто читать неприятно, от литературного клуба я не ожидала ТАКОЙ степени либеральности), даже не погуглив слово «стерилизация».

В общем такая структура общения кажется мне по меньшей мере крайне деструктивной. Она сама по себе создана ради эмоций, судя по всему, почему я не могу их показывать в таком случае?

Потому что последовательное и чёткое высказывание негатива задевает сильнее, чем непоследовательный сумбур с использованием грубой лексики?

Человек, который был со мной груб (да, в основном по отношению к тексту, но говорить с грубым человеком в принципе не приятно) оскорбился холодной вежливостью с использованием его же слов по отношению к его тексту, если что.

Сообщение в любом чате для меня, прежде всего, просто текст. Если текст грубый, почему я не имею права ответить таким же грубым текстом, м-м?
16:41
+1
так уж и «все-все-все»? вообще-то о планете мы знаем очень мало, кроме того, что там есть вода, цветы, трава и воздух. Да, якобы отсутствуют все животные организмы — причина такого парадоксального отсутствия даже намеком не дается, хотя из этого можно было сделать изюминку рассказа, благо его автор даже близко не подошел к 40т.з.
Действия героини вообще напомнили худшие части серии фильмов про Чужих: все делается вопреки логике и закономерно идет прахом.
Все ощущения героини от взаимодействия с планетой текст, на мой вкус, передаёт. Если вам не хватило реалистичности в описании флоры и фауны — это другой вопрос, и он не ко мне.
16:03
+2
Ну конечно… ничего не смутило! Всегда так и бывает, прилетел на планету где есть жизнь, снял скафандр и заразил всех трихомонадами!!! Главное впечатлений много!:))
16:31 (отредактировано)
+1
Думаю, довольно сложно чем-то заразить планету, находясь преимущественно в специфической одежде, кроме того, учитывая, что раса на планете человек вполне может находиться без опасений, микробиология там схожа с земной. Предположу, что это определил скафандр. А ещё — что об этой местности космоса с её планетами изначально имелись какие-то данные, иначе ГГ вообще не стала бы из капсулы вылезать.
21:55
+1
босиком, ГГ оказался босиком. она тут же заразила планету миллионом микробов. Но на такие штуки вообще плевать, по большому счету. Это не проблема. Понятно, что если ГГ не беспокоится о себе, то о сохранении планеты речи быть не может.

Предположу, что это определил скафандр

А я предположу, что нет. Автор не показывает безопасность планеты. Наоборот, трупом он как бы говорит: «здесь что-то не так»
Ваши предположения из текста не исходят, поэтому они не работают: слишком много нужно додумывать.
Рассказ имеет настроение «марсианских хроник», но наукообразие мешает и вредит ему. Мира могла быть случайным выжившим после катастрофы, обычным фотографом (да кем угодно) и рассказ бы не потерял своей атмосферы, зато пропали бы претензии к логике
Я устала от ведения диалогов. Уже очевиднее некуда, что героиня мало кого устроила, но мне она понравилась. Возможно — потому что я не читаю НФ и не знакома с неписанным каноном жанра.

Ваша точка зрения высказана корректно и ничего против неё я не имею. Всего доброго.
23:02 (отредактировано)
Здравствуйте.) Я вам понаставлю плюсиков, а то вас тут все минусуют почем зря.)
Каждый имеет право на свою точку зрения и на отстаивание всего — чего угодно.
(ЕСЛИ ЧЕГО УГОДНО НЕ МЕШАЕТ ИНТЕРЕРЕСАМ РОДИНЫ, естественно).
Здесь ничего никому не мешает, поэтому я вам помогу. Но вы, дай бог вам здоровья и творческой силы, зайдите и под другие рассказы. И оставьте под ними свое мнение. А то всего под двумя обозначились… Вот по этому вас и минусят.
Сейчас попробую исправить.))
Но это всего разовая опция!)))
23:14
Я устала от ведения диалогов.

Чего тут уставать? Ля-ля- тополя.) Или для вас каждый диалог — сражение?
А что вы потеряете в сражении? Дом, близких, душу?
Подумайте… crazy
Ну вот. А под этими текстами ведь только-только начали интересные вопросы задавать… :)))

На самом деле я и так хотела прочесть все тексты. Интересно же.
Подумайте, почему мне так хорошо известна разница между понятиями «инвалидность» и «болезнь» :)))

У меня сильнейшие, жесточайшие головные боли. Они наградили меня уникальным воображением — всё, что может касаться пяти чувств, я могу вообразить, — но лишают меня большей части сил. И каждое сообщение — это произведение, на которое уходят силы.

Поскольку я принимаю здесь участие впервые, и мои надежды на красивый живой диалог с коллегами растоптаны — я жалею, что ввязалась в этот конкурс.

Соревнование мне не интересно совсем — я своё отсоревновалась, состоялась и вообще. Не знаю, когда умру. Мне интересны тексты и интересно их обсуждение. Мне интересно тренировать воображение.

Хороших текстов, от которых не болит голова, тут почти нет, большинство написаны ужасно, невозможно вообразить. Хороших собеседников тоже не очень: вы хотите тексты, написанные по старым шаблонам, к которым не нужно воображение. Вам всё должно быть разжевано и подано на серебряном блюдце с золотой каймой. Так мне показалось, когда я обдумала все самопротиворечивые комментарии.

Скучно, больно, скандально. Один тут постоянно орёт: если вообразить его письменную речь до последнего восклицательного знака, это будет хамский ор. У меня даже в ушах звенело. Но я постараюсь выполнить вашу просьбу и все тексты в группе прочесть.
00:53
А вы не принимайте близко к сердцу. Воспринимайте проще. Как вы видите, что, кто-то орет? Это же субъективное мнение. Воспринимайте как горячую и живую дискуссию. Попытайтесь сами понять и вас поймут.
01:23 (отредактировано)
+1
laughНе обижайтесь.) Тут просто весело, потому что конкурс. А конкурс — это турнир, это — сражение. Это не пыльная полка библиотеки, с которой слезли герои книг (как у Шукшина), чтобы за справкой Ивана-дурака послать, что он — не дурак.
И, к сожалению, на вашу головную боль никто не посмотрит (выздоравливайте!). Потому что здесь — жизнь бьет ключом! Пока еще…
Не можете выздороветь — сочувствие, опять-таки, но не в литературном плане. Потому что — КОНКУРС!
Порвут, как Тузик грелку. Извините — так на любом спортивном соревновании. Потому что любое соревнование — спорт. Хоть и литературное.)
Поэтому читайте хорошие рассказы и наслаждайтесь. Они есть не только в том углу конкурса, где вы окопались.
Двадцать три года из двадцати восьми я читаю. Ровно столько же лет моему осознанному воображению. Каждое слово в тексте мой мозг трансформирует в образ или в ощущение, последние двенадцать лет — это рефлекторный процесс. Мне и образование понадобилось исключительно для того, чтобы использовать свои особенности в писательстве. Это, кстати, называется всё «навязчивые грезы». Если интересно, можете погуглить, там есть.

Так вот: чисто стилистически, Дмитрий, ваши ответы мне — это грубая, громкая, быстрая речь (ОР НА ПИСЬМЕ ВЫГЛЯДИТ ТАК!, кстати). Мне очень трудно её читать, потому что мой мозг трансформирует её в соответствии с тем, как она выглядит. Я не знаю вашего голоса, но воображение рисует образ в соответствии с текстом и голос создаёт. Образ вряд ли совпадёт с вашей реальной внешностью, но некоторые ваши черты вашего характера, исходя из того, как вы пишите, я могу попытаться определить. Говорят, что во многом попадаю «в яблочко».

На самом деле вы не злобный нисколько, но запальчивый и в запале говорите много такого, о чем потом жалеете. Вы просите прощения за свои слова — и обычно вас прощают, потому что вы не со зла. Вы хороший друг.

Но, кажется, вам трудно будет извиняться, если вы всерьёз ненароком кого-то раните. Вы будете переживать. Поэтому вы и просите не принимать ваши слова слишком близко.

Вот такой вот образ вас сгенерировал мой мозг на основе ваших текстов. Я ОРУ, ЧТО НЕ ПРИПИСЫВАЮ ЕГО ВАМ, на всякий случай. Я могу быть не права.

Но мне кажется, что вы хороший человек, и как хорошего человека я вас очень прошу: грубите хотя бы меньше, пожалуйста, и используйте меньше восклицательных знаков. Вдруг мы с вами ещё тут пересечемся, а у меня от вас, при всём к вам уважении, голова по швам несуществующим уже трещит.

Мне не нравятся громкие разговоры — болит голова.
01:47 (отредактировано)
+1
Да Бармалей он (только добрый). Вон, на аватарке ж видно…

Миледи, а про меня сможете так же, как про Дмитрия? Ну, в смысле, портрет…
Я уже поняла, что здесь движуху делает некоторая скандальность. Обалдела по-началу, но и так сойдёт.

О! Рвать тут все мастаки, да только не с тех сторон, с которых это делают литературоведы.

Впрочем — и так можно. Мне скучновато, потому что я привыкла говорить о более интересных штуках, чем фабула, конфликт и всё такое, но… Если применять к местной атмосфере какую-нибудь метафору, то, на мой вкус, точно подойдёт «пиратская».

Грубовато, но по-своему прикольно.
Не могу. Потому что мы и не общались: всë, что вы мне написали — это ваши критерии качества текста.

Характеризовать человека, исходя из того, какие тексты он предпочитает — ну такое. Как с хрустальным шаром гадать. От шара — и то больше пользы, думаю.
02:13
Ладно. :)
Лёгкого Вам общения и удачи.
А-а… вспомнила, что ещё! Шутник с гулькиным хвостом — вы ведь? Должны были быть с носом, кстати, если что, но хвост тоже сойдёт.

Я уверена — прям уверена! — что в жизни вы не… не то, чтобы их не любите, вы почти инстинктивно стремитесь их разрядить. Конфликты в смысле. Шутками или острыми замечаниями. Поэтому на самом деле с вами безопасно. Вы такой — всё на подлёте гасите, что пахнет керосином. Или переводите негатив на себя, слегка откосплеив Петросяна.

Но очень часто такие люди… не то чтобы скрывают какие-то сложные, тяжёлые чувства за шутками, но им сложно быть откровенными даже с близкими. Они кажутся, эти люди, такими неунывающими кирпичами, на которых всë держится, из-за этого им сложно бывает попросить эмоциональной поддержки у других.

Как-то так.
02:35
+1
Ок. Я буду шепотом… чтобы никого не разбудить. Ночь все таки… Вот мля и восклицательный знак не поставишь, довели! crazy
02:39
Хе… скандальность основа пиара! Мы с вами, нашей полемикой, такой пиар сделали, что он завтра может попасть в рейтинг самых обсуждаемых. glassВы как хотите, я его буду считать вашим рассказом!
02:41 (отредактировано)
Голос громкий, но противный! Как таким не нагрубить?
А вот скажите мне, Бармалей: оно того вообще стоит? Ну то есть это же очень видно: вы все тут немного притворяетесь грозными «слонами с района» — ради этой самой атмосферы, — а чего это даёт?

Я на вас реально злилась. В основном потому что вы «громкий». Ну и зачем?

Ваши потребности в плане текстов, кстати, вполне понятны и без вот этого вот всего (вот этого вот!!!). Я отношусь к ним с уважением. Вам-то ругань эта на что нужна была? Я вас обидела чем-то?
Голос громкий, но противный — ваш? А противный — это на что похоже? Мне интересно сравнить свой глюк с вашим описанием.
Чего мне никто не скажет, что флудить под рассказами — плохо?
12:06
Хе, хе… это цитата, если что. Угадайте чья?
12:37 (отредактировано)
+2
Как бы вам сказать… Мы с вам утроили чудесный срач, притом не лишенный определенного конструктивна. Ввели «ваш» рассказ в топ обсуждаемых и даже «призвали» сюда админа, который поржал с нас и сказал, что мы оба придурки.
Но с другой стороны, все что я пишу под чужими рассказами вполне серьезно, только в юмористической форме. Я видел, что такая форма вас раздражает, и не хотел общаться, но вы меня провоцировали и я вам навалил побольше, но потом понял, что вы относитесь к этому крайне серьезно, и все это вас очень ранет и чисто по человечески включил заднюю. У меня не было цели обидеть вас или как-то ущемить ваше литературное дарование.
Но все равно, я бы порекомендовал вам, постараться немного шире посмотреть на вещи. Скажем над нами, висит чудесный рассказ. Но в нем есть неправда и практически все на эту неправду обращают внимание. Она явная, не зависимо от формы, содержания и вкуса читателя. В чем она заключается? Во первых технический вопрос. Техника устарела даже для сегодняшнего дня и все это видят и из этого возникает неправда. Второе, это поведение ГГ, это калька, когда исследованиями занимается модель из журнала плейбой без законченного среднего образования. Не нужно убеждать автора, что все у него супер. Если он учтет это и поменяет, то у него получится рассказ, просто отличный. И каждый прочитав историю о девушке, которая на чужой планете нашла трупик инопланетянина и решила провести с ним остаток своих дней, скажет — да прибудет с ней сила!
В общем предлагаю заканчивать и переходить к следующему по списку расскажу, чтобы привлечь к его обсуждению широкие авторские массы!
12:42
+1
Что-то из школьной литературы.
14:31
+2
Чехов. Чайка.
14:37
+1
smileВот это ДА!!!
«Срач» — это существительное мужского рода, это же не «ночь». :)))
17:02 (отредактировано)
+3
Хороших текстов, от которых не болит голова, тут почти нет, большинство написаны ужасно, невозможно вообразить.


Вы, видимо, не там читаете. Присмотритесь повнимательнее, здесь встречаются настоящие шедевры!
17:23 (отредактировано)
+2
Думаю зависит от того, кто его производит. blushЯ категорически против гендерных условностей в словопроизводстве. И в конце концов, я имею права экспериментировать? К чему классические фабулы и шаблоны?
Шикарный ответ, спасибо [зачëркнуто: всегда бы так]! Ну, раз мы с вами даже немного переопылиться умудрились — там дальше рассказ про вампиров, наведëм веселья?
18:00
+1
Вы ещё не расстались?))
Четвёртые сутки пылают станицы?)))
Или уже всё нормально?
laugh
18:10
Четвёртые сутки пылают страницы?)))

Опечаточку пофиксила laughjokingly
18:14
+1
А да. Как раз подходит!))
18:15
+3
18:25
По любому! я уже высказался! К слову вслед за вами.
18:27
Пылают, пылают! Заходите рассказом ниже. То есть о вампирах.
21:52 (отредактировано)
+1
А чего? Для начала бурного обсуждения нужно два человека [Где-то здесь висит неудачная шутка про то, что это какой-то особый способ размножения; размножения информацией.]

Вы же хотели, чтобы я тут разговаривала. А какой прикол в пустоту разговаривать?

*Всё нормально: теперь это просто игра :)*
22:02
Просто для интересной дискуссии требуется, как минимум двое. Желательно с разными точками зрения. Но я не настаиваю.
Это должен был быть ответ Казусу — я напишу теперь текст под названием «Ответ казусу», — а не мне.
09:08 (отредактировано)
+4
Люблю занудные перечисления:
Она взяла образцы травы, почвы, маленький белый камень. Параллельно вела фото и видеосъемку и записывала на датчик на руке голосовые наблюдения. Белые камни были прохладными, хотя температура воздуха составляла 28 по Цельсию.

И вообще медитативненько…

Но вот тут поломался:
В капсуле она в первую очередь прошла стерилизацию в спецотсеке.

Чем Вы там, господа «космо-астронавты» занимаетесь, что Вам стерилизация нужна. Жуть! И не стыдно, тут веТь дети бывают? А Вы, бесстыдники…

И ещё шоб без последствий devil

А потом песнями гуманоидов губите! Креста на вас нет, ироды!
13:53
+1
Мне рассказ, скорее, понравился. Какой-то он, добрый, что ли. И читается легко, мысли разные навевает — о добре, цветах, о хорошей погоде. Петь, конечно, космонавту можно как угодно, и ямбом и хореем одновременно, а вот техникой желательно обзавестись современной. И с поведением беда. Как в недорогом заграничном фильме. Ну ладно, продегустировала местный воздух на предмет вредоносных микробов, поинтересовалась на счёт минеральных источников, но зачем скафандр-то снимать? А как насчёт заразить невинную атмосферу матерыми коронавирусами? Не по-космонавтовски это! Тут я с господином Казусом согласен на сто процентов!
В общем, убрать музейные экспонаты и обострить обстоятельства. Скажем, частичное разрушение посадочной капсулы, разбитый визор шлема и прочее… Тогда и дышать можно смело, и водички посербать, и даже под кустиками отметиться, пардон! Тогда и хорони себе гуманоида с песнями и танцами. Как водится у них, у инопланетян.
Хотя, тоже жалко… Такую бы находочку поместить в герметично запаянный пакет, да в лабораторию, да препарировать, как следует, а после посадить в банку с физраствором и на выставках показывать. Вот тут полная стерильность и пригодилась бы. Это нам, грешным, можно — увидел красивую космонавточку и целоваться взасос лезешь! А им ни, ни! Им, даже по-пьяне, лапать чужеродный организм никак не дозволяется. На то им и гордое звание " КОСМОНАФТЬ" дадено!
А касательно самой идеи, хочу заметить, что подобный феномен наблюдается и в отечественных широтах. Отошёл, скажем, почтенный гражданин в мир иной и на полезные удобрения растворился, а на этом месте дерево выросло. И шумит. Сколько раз такое видел.
Автору удачи и всяких благ, есть у меня подозрение, что рассказ во второй тур выйти может!
01:08
есть у меня подозрение, что рассказ во второй тур выйти может!

И еще как!))
Благорастворение (по Стругацким) — это хорошо. Инопланетянин растворился, понимаешь, и чего-то там (искру жизни, смерти, хиппи, ковид, жажды денег) передал в руку космо простите — астронавтке.
И следующая серия, связанная с возрождением новой жизни, созданной от дурака и дурки, будет благополучно убита если не оценивающей группой, то уж, конечно, профжюри непременно.
Ибо такая слащавая голливудщина может победить только на первом этапе. И то я надеюсь на предыдущую группу…
Ребята! Не подкачайте! laugh
01:28
+1
Ну уж и похвалить нельзя! Жалко что ли? Подозрения не всегда оправданны. Тут не поспоришь. Да и ребята из предыдущей группы могут оказаться серьезными. А вдруг и выйдет? Бывают же чудеса!
02:04 (отредактировано)
+1
Хороший рассказ. И даже почти грамотный. (Хотя за «закапать» неплохо бы закопать автора.) Некоторые нестыковки можно списать на то, что это сказка в научно-фантастическом антураже. То есть как раз научная составляющая приносится в жертву романтизму и душевности. Это не про освоение космоса. Это про человека в космосе. Это мистика, магреализм. Но это становится понятным только в конце. Например, почему растения цветут и пахнут, если нет насекомых.
Шанс выйти из группы есть. Всё зависит от соперников и оценщиков.
06:35 (отредактировано)
+2
Это не про освоение космоса. Это про человека в космосе. Это мистика, магреализм.

Вот это правильно. И очень зря автор ввел так много наукообразия и технических деталей. Сказке они только вредят, а в читателя с рациональным мышлением (а такие как раз чаще приманиваются по тегу «научная фантастика») сразу вселяют недоверие к истории. Если замысел был в том, как ученый отказывается препарировать чудо и открывает в своей душе не физика, но лирика — эту трансформацию нужно было показывать убедительнее, а получилось, что ученого мы так и не увидели. А если цель была написать именно мистическую балладу о планете загадочных цветов, куда ходят умирать загадочные существа, — то всю ученую часть с инструкциями лучше выкинуть, она тут как гиря на ноге. Сделать ГГ просто потерпевшей крушение — не ученой, а туристкой, мигрантом, да хоть сборщицей космического мусора. Заодно и экологический мотив можно было бы усилить, он тут уместен.
07:13
Постоянно чего-то ищем. Знать бы еще, чего. Называем себя исследователями. А на самом деле просто скитальцы. И мы не ищем. Мы бежим. Вечный побег через Космос к чему-то непостижимому. Я на семь лет заперла себя в капсуле. Уверяла, что открываю новые уголки Вселенной. На самом деле я спряталась и бежала. И продолжаю бежать. А ты больше не бежишь. Возможно, ты что-то понял.

Рассказ медитативный получился. Смысл, видимо, сконцентрирован в этой цитате. Плюс колыбельная под которую засыпают дети и растворяются мертвые гуманоиды.
Другими словами: «Я бегу, что-то ищу, а что и зачем не знаю; а ты остановился(умер), значит что-то знаешь».
Я пытаюсь додумать мысль, заложенную в тексте. Как вариант, у Миры психологические проблемы и она исследует вселенную, не потому что это ей интересно, а потому что ей сложно посмотреть внутрь себя. Т.е у неё фокус внимания на внешнее, а не на внутреннее. Может быть по этому так много букв в тексте отдано инструкциям. Потом она сталкивается со смертью и инструкции отходят на второй план. В этой парадигме остаётся не понятно, что все-таки знает такого гуманоид, чего не знает Мира? И что это за знание такое, которое приводит к смерти? Или это метафора «успокоения»?
16:44 (отредактировано)
+2
Наверное здорово, что основные дебаты тут прошли после приемки всех отзывов, и возможно у этого красивого рассказа будет шанс на выход из группы. Автор показал прекрасный мир, хорошим простым языком передал настроение главной героини и произведения в целом. Но.
Сейчас буду ОРАТЬ. Это произведение, несмотря на его красоту, триумф ксенонекрофилии с суицидальными наклонностями. У нас на планете попробуй в огороде землю лизни, либо аскариду, либо какую нибудь другую условно-патогенную или облигатно-анаэробную микрофлору занесешь. А на чужой планете — ВСЯ микрофлора патогенная!!! В рассказах Стругацких хоть обозначили что люди полдня имунны к любой инфекции, а здесь автор несколько раз указывает на опасность микроорганизмов. Но при этом пьет воду, дышит воздухом, валяется с неизвестным трупом, трогает растения с непонятным составом. У нас то вон молочай, красивый, а ожоги какие от него. А там любое растение будет автоматически опасным даже для прикосновения, ибо не было миллионов лет совместной эволюции.
Дальше вопрос некрофилии. Есть этическая сторона вопроса и психологическая. Насколько приемлемым будет идея о совместном лежании и прикосновениях с неизвестным трупом, неизвестной степени разложения, ну пусть обычного человека? А психологическая сторона? Что творится в голове у героини когда она совершает эти действия, практически совершает метафорический половой акт, оставаясь с телом на ночь?
Мой разум подсказывал мне десятки вариантов развития событий, обоснование этому помешательству героини, уже было на цветы начал грешить или на поломку воздушного фильтра, вызвавшего помутнение разума. И даже уже виделась концовка, где героиня красиво растворяется в поле цветов -людоедов вместе с Лимончиком под красивую мелодию и огни подлетающих спасателей. Но нет. Просто девушка так устала от космоса, что решила выпилиться из этого бренного мира, наплевав на все инструкции. И если это сказка, то такую сказку я никогда не прочту детям.

Но как же красиво, черт возьми. И вот визуализация этой неземной красоты главная заслуга автора.
Загрузка...

Достойные внимания