Ната Милявская

Рейтинг Петрова

Рейтинг Петрова
Работа №508

1

— Три с половиной балла?!

Я сидел с отвисшей челюстью и смотрел в монитор.

— Как она могла поставить мне три с половиной балла?!

Мы с Кристиной развелись полгода назад, а она всё никак не успокоится. Вон у других посмотришь — красота. Виталику, моему приятелю, бывшая вообще поставила пять баллов, чем подняла его весьма средний рейтинг.

Государственный портал для разведённых обязывал каждую распавшуюся пару ставить друг другу баллы от одного до пяти. Причём занижать оценки запрещалось, а свой выбор необходимо было аргументировать, за этим тщательно следили модераторы. Ведь с разводом жизнь не заканчивается, и каждый из бывших партнёров вполне мог найти себе нового, что приветствовалось. Потому портить другому репутацию было нельзя и каралось различными санкциями, вплоть до удаления без возможности восстановиться.

Я открыл страницу популярной соцсети, где мы оба состояли, и обнаружил, что моя бывшая сейчас онлайн. Взглянул на часы в углу экрана — половина третьего дня.

«Отлично! — подумал я. — Пора выместить праведный гнев!»

Отстучав по клавиатуре барабанную дробь, я напомнил Кристине, что поставил ей свою пятёрку сразу после развода и неплохо бы ответить взаимностью.

Прошла минута, две, десять. Я несколько раз перезагружал страницу, но результата не было. Когда тебя игнорируют, позитива это не добавляет. Ладно бы плохо друг друга знали, но мы прожили вместе целых пять лет. Детей у нас, слава богу, не было, да и имущества особого мы не нажили, благодаря чему и расстались, сохранив нормальные отношения. Но игнорить меня — это как минимум неуважение. Я так себя не вёл и всегда отвечал на звонки и письма, даже если очень не хотелось.

Достав смартфон, я уже собирался набрать её номер и высказать всё, что думаю, но меня отвлёк звук пришедшего сообщения. Отложив телефон, я переключился на компьютер. К великому сожалению, соцсеть молчала. Сообщение пришло на портале госзнакомств. Ответила девушка, которой я раньше писал. Весьма привлекательная брюнетка слегка за тридцать. Хоть я и зарёкся от общения с ровесницами, предпочитая дурить голову кому помоложе, но такой даме нужно было уделить должное внимание.

Её звали Анжела, она разведена уже два года и очень хотела общаться. Мы долго переписывались на разные темы, от взаимных увлечений до предпочтений в сексе. Я всё ждал коварного вопроса про рейтинг, который многие задавали сразу, но его, к моей радости, не последовало. Наконец мы обменялись телефонами, и я позвонил красотке.

У Анжелы оказался очень приятный голос, под стать внешности. Это немного подняло настроение. Мы договорились встретиться вечером в одном из популярных кафе, и на этом наш разговор завершился. А чего зря болтать?

О вызывающем поведении бывшей думать не хотелось. Так и быть, дам ей шанс до вечера. Может, одумается...

2

Стёкла в маске быстро запотевали, что бесило. И ради этой встречи я воспользовался спецсредством. С ним видимость сохранялась дольше, но запах оказался, мягко говоря, не очень. К тому же любимый клубный пиджак был слегка помят. Когда торопишься — всё идёт наперекосяк.

И вот, дыша на манер Дарта Вейдера, я увидел её. Моя красавица выглядела потрясающе: синее вечернее платье, подчёркивающее соблазнительную фигуру, роскошные чёрные волосы до плеч. Даже её маска, такая же как у меня, «Антиковид-3000», герметичная, с замкнутым циклом, синего цвета, в тон платью.

— Привет! — пророкотал я искажённым маской голосом.

Ответ прозвучал соответствующе. Я улыбнулся — женский бас повеселил меня. Кафе располагалось на первом этаже бизнес-центра, я забронировал столик, а потому с местами проблем не возникло. Внутри заведения нас ждал успевший стать обыденностью в общественных местах дрон вирусконтроля. Просканировав нас и ничего подозрительного не обнаружив, он потерял интерес и улетел к следующим посетителям. Сдав свои маски в гардероб, мы прошли в зал.

Интерьер кафе воспроизводил атмосферу Америки тридцатых годов прошлого века. В зале уютно, звучал лёгкий джаз, на стенах висели фотографии Луи Армстронга. Из общего стиля выбивались только телевизоры с крутящимися там новостями. И хоть звук их был приглушён, всё равно они немного раздражали. Внутри оказалось многолюдно, но забронированный столик ждал нас.

В жизни Анжела оказалась именно такой, как я себе и представлял, что при знакомствах онлайн случается нечасто. Наше общение началось, как обычно, с взаимных комплиментов. Потом мы сделали заказ. Она выбрала салат и белое вино, я ограничился кофе, поскольку не хотел есть и был за рулём.

Немного перекусив и пригубив вина, красавица начала непринуждённый допрос, интересуясь сферой моей деятельности, что в конечном итоге должно выявить размеры моего кошелька.

— Я Иван Петров, блогер, веду свой рутуб-канал, — гордо сказал я, подняв подбородок.

На мгновение наступила тишина, только по телевизору в очередной раз призвали привиться от нового антарктического штамма ковида. Анжела с прищуром, оценивающе посмотрела на меня.

— О чём вещаешь? Сколько подписчиков?

Мне стало не по себе. Конечно, я был готов к таким вопросам, но вот так вот напрямую… На самом деле аудитория у меня была и после отключения в стране ютуба, немаленькая. Однако хорошие деньги приносили только мегапроекты и популярные личности, вроде звёзд шоу-бизнеса. Я же довольствоваться копейками, которых едва хватало на жизнь. Да и тема у меня, мягко говоря, нестандартная.

— О фриках, разных дегенератах и прочих странных личностях.

Девушка недоумённо посмотрела на меня.

— Ну, знаешь, — добавил я, — это многим интересно, потому и с подписчиками нет проблем.

Анжела молча налила себе ещё бокал и продолжила.

— Ты очень милый, — подытожила она после третьего. — Я всегда хотела встретить именно такого.

Я улыбнулся и дотронулся до её нежной руки, которую она почему-то сразу отдёрнула.

— Вот если бы ещё и рейтинг был соответствующим, — произнесла девушка, — я бы не отказалась от продолжения этого прекрасного вечера.

Моя улыбка сразу померкла, настроение ушло в крутое пике и совершило жёсткую посадку. Красавица тем временем, глядя на меня всё с тем же прищуром, казавшимся мне теперь зловещим, продолжила:

— Интересно, почему у такого хорошего парня такой маленький постмерриадный рейтинг?.. Надеюсь, только он?

После этих слов пошатнувшиеся надежды на продолжение встречи в моей квартире окончательно рухнули. А жаль. Женщина-то шикарная…

Дальше пошло совсем неинтересно. Я начал оправдываться, рассказывать, что бывшая сбрендила, а на самом деле я очень хороший. Закончилось всё тем, что брюнетка под надуманным предлогом покинула меня, не забыв при этом допить бутылку. На предложение подвезти она ответила отказом и вышла из кафе, оставив мне плохое настроение и счёт за ужин.

Добавляя негатива, по телевизору начали крутить сюжет об очередном теракте запрещённой в России секты антипрививочников. Полиции удалось задержать часть террористов, которых показали крупным планом. Я поморщился и залпом допил кофе. Хотя бы оно оказалось хорошим.

Оплатив счёт, я сел в свою машину, потрёпанную корейскую иномарку, но домой ехать не спешил. Внутри закипал гнев. «Всему виной этот чёртов рейтинг!» — думал я. Достав смартфон, я открыл свою страничку в соцсети. Ответа от бывшей до сих пор не было.

Я завёл мотор и резко тронулся с места, взвизгнув шинами. Настала пора побеседовать с Кристиной серьёзно…

3

Припарковался возле её дома, в котором мы совсем недавно жили вместе. Тихий спальный квартал был, как всегда, безмятежен. Над коробками высотных домов одиноко висела полная луна. Я на всякий случай ещё раз проверил смартфон. Новых сообщений не было, а Кристина по-прежнему оставалась в онлайне. Конечно, она могла просто забыть выключить компьютер, но я уже решился.

Я достал из кармана брелок с ключами. Давно собирался вернуть, но всё никак не получалось, вот и выдался случай. Теперь не просто отдам, а презрительно швырну на пол! Подогреваемый такими мыслями, я вышел из машины. На улице прохладно, как и положено в конце сентября.

Пикнув сигнализацией, я подошёл к нужному подъезду. Ключ от домофона так же висел на брелке, чем я и воспользовался. Через мгновение я уже стоял перед дверью её квартиры на пятом этаже. Поначалу мне тяжело было позвонить, внутри бурлили эмоции. Мы с Кристиной, что называется, не сошлись характерами. Это стало очевидно после пяти лет совместной жизни. Скандалы учащались, а потом мы просто стали друг друга бесить. И всё равно, если сейчас мне откроет её новый парень, не знаю, как я отреагирую…

Немного помявшись у двери, я нажал кнопку звонка. Внутри всё замерло, как перед прыжком в холодную воду. Однако прошла минута, другая — никакого ответа. Я позвонил ещё раз. В голове пронеслось: «Может, что-то случилось?» Посмотрев на брелок в своей руке, я пожал плечами и привычным жестом открыл замок. Вошёл, замер, прислушиваясь. Тишина. С первых шагов понял: в квартире что-то не так. Слишком уж тихо и темно. Кристина обычно ложилась спать с включённым ночником.

Закрыв входную дверь, я разулся и громко спросил: «Есть кто дома?!»

Не дождавшись ответа, прошёл дальше. Вошёл в комнату и включил свет. Я ожидал увидеть что угодно, от полной безмятежности пустой комнаты до хладного трупа бывшей жены. Однако действительность заставила по-настоящему удивиться.

Кристина всегда была чистюлей и свою просторную однушку вылизывала до блеска… А сейчас в комнате всё вверх дном. Диван-кровать перевёрнут, шкаф открыт, вещи беспорядочно разбросаны по полу. Но компьютер, стоящий на столике между стеной и шкафом, работал. Я коснулся клавиатуры, и системный блок загудел, затем включился монитор. Заставка с сегодняшней датой и временем: «25 сентября 2035 года, 22:30». Шевельнув мышью и прогнав картинку, обнаружил открытую страницу в соцсети и парочку непрочитанных сообщений. Одно из них оказалось моим, другое от какого-то парня по имени Костя с предложением встретиться. Я только пожал плечами — мы давно уже не вместе, и она, как и я, может делать что захочет. Злость, бурлящая во мне, сразу испарилась. Получается, она даже не видела моего письма. Но теперь интересно другое: что же здесь, чёрт возьми, случилось?! Цела ли Кристина? Не то чтобы меня это слишком заботило, но всё-таки...

Я внимательно обошёл квартиру, даже заглянул на балкон. Там, кстати, тоже всё перевёрнуто. Кто и зачем обыскивал квартиру? Я задумался. На банальную кражу не похоже — все ценные вещи и документы на месте. Остаётся профессиональный след. Мы с Кристиной вместе учились на журфаке, только она, будучи отличницей, окончила институт, а меня отчислили с третьего курса. Она стала успешным журналистом, а я — блогером. Про свою популярность умолчу.

Так, может, ведя очередное расследование, она и вляпалась в неприятности? У меня мороз пробежал по коже. Я всего лишь хотел разобраться со своим рейтингом, а могу ненароком влезть в дерьмо. Оно мне надо? Я на мгновение задумался, затем достал телефон и ещё раз набрал номер Кристины. В глубине души я надеялся, что, когда здесь кто-то рылся, её не было дома.

Любимая мелодия моей бывшей заиграла совсем рядом. От неожиданности я чуть не подпрыгнул. Обернулся. Звук шёл от компьютера. Подойдя ближе, я отодвинул системный блок и обнаружил последнюю модель йотафона бывшей жены в розовом чехле-книжке. Он явно не мог туда просто так упасть, а значит, она его специально там оставила. Я коснулся экрана и одним движением разблокировал его. Тоже очень странно — Кристина всегда ставила пароль.

Я начал копаться в телефоне, осознавая, что с каждой секундой погружаюсь в неприятности вслед за ней, но уже не мог остановиться — всё-таки истинно журналистский азарт жил и во мне. Закрыв вкладку контактов, я уставился на скриншот с картой одного из районов нашего города, где красной меткой был обозначен один из домов…

Я знал, где находится это место — окраина города. Как-то раз я делал стрим про местных бомжей, живущих на большой свалке, что находилась неподалёку от помеченного на карте дома. Да уж, замечательное место выбрала моя бывшая жена для своих приключений. Решив поискать другие следы, я перерыл весь её телефон, все фотографии, заметки и записи в календаре. Ничего интересного. Уже собираясь отложить аппарат в сторону, я заметил клочок бумаги, торчащий из карманчика в чехле. Вытащил. Кусочек явно был вырван из блокнота, а на нём всего одно слово: «Вкинтупс». Я задумался, перевернул бумажку и замер. На другой стороне красовался перечёркнутый шприц в круге — символ секты антипрививочников.

Подавив порыв вызвать полицию, я спрятал телефон Кристины в карман пиджака и опрометью выбежал из квартиры.

4

Я стоял перед очередной дверью. И в этот раз мне открыли. В дверном проёме показался небритый мужчина средних лет, в семейных трусах и выцветшей майке, благоухающий изысканным перегаром.

— О, здорово, Ванёк! — икнув, сказал он. — Какими судьбами?

Я торопился, потому, пожав руку старинному приятелю, сразу перешёл к делу:

— Слушай, Николаич, можешь мне одолжить целебно-боевое ноу-хау?

На мгновение он задумался, затем кивнул.

— Да бери, конечно, только с возвратом. Штука-то казённая. Не спрашиваю зачем, но раз надо — значит, надо. И когда возвращать будешь, скажи, в каком районе куролесил — мне для отчётности надо, сам понимаешь.

— А тебе разве не нужны подробности? — удивился я.

Николаич усмехнулся.

— Да кому они сейчас нужны! Каждый рисует в отчётах что хочет…

Он на мгновение скрылся в квартире, затем вернулся с большим футляром, словно от музыкального инструмента, и протянул его мне.

— Забирай. Слушай, а может, зайдёшь, выпьешь стопочку со старым другом, а?

Я покачал головой.

— Не сегодня, извини. Я за рулём.

Приятель расстроенно пожал плечами.

— Вот ещё что, — сказал я, протягивая ему лист бумаги. — Если не вернусь утром, вызывай экипаж по этому адресу.

Николаич взял бумажку и кивнул. Он хотел сказать ещё что-то, но я не стал слушать и побежал по лестнице к выходу…

* * *

Прежде чем отправиться в рискованную экспедицию, я заскочил домой и забрал оттуда парочку нужных гаджетов. Я твёрдо решил обратить ситуацию себе на пользу. Моему рутуб-каналу срочно требовалась встряска, а значит, нужно совместить приятное с полезным.

Достигнув заданного района возле тракторного завода, который благополучно умер в далёкие девяностые и теперь превратился в руины, я остановил машину у старой пятиэтажки на последней улице, граничащей с промзоной.

Выйдя из своего старенького, но любимого «икслайна», я открыл багажник и достал оттуда взятый из дома дрон — небольшой аппарат из тех, что продаются в магазинах, с недорогой, но очень нужной сейчас видеокамерой. Погода для полёта отличная: звёздное небо, полная луна и сухой холодный воздух. Я частенько использовал «шмеля» (как я называл это чудо техники за характерное жужжание) при записи роликов для своего канала. Вот и сейчас он мне пригодится.

Разместив дрон на крыше авто, я достал пульт управления с большим сенсорным экраном и вернулся в машину. Аппарат лениво зажужжал, и крыша моего «корейца» на экране стала уменьшаться в размерах. Лететь, однако, было недалеко. Нужное мне здание, давно заброшенное, находилось в километре отсюда. Я работал джойстиком, сидя в машине, и прекрасно видел на дисплее, что метка Кристины на карте, скорее всего, оказалась верным следом.

На втором этаже пустующего строения, где никого не должно быть, горел свет, а возле бывшей заводской проходной стоял грузовик. Я подвёл своего летающего шпиона ближе к лишённым стёкол окнам, но, заметив движение, стал действовать осторожнее. Затем в кадре промелькнул мужчина в чёрном.

Отведя аппарат подальше от окон, я заставил его зависнуть над зданием. Теперь настал мой звёздный час. Я достал смартфон и открыл хитрое приложение, которым меня снабдил товарищ по блогерскому цеху. Оно объединяло сигналы ближайших записывающих устройств в одну трансляцию. Я решил добавить своему каналу немного популярности.

Заведя мотор, я подъехал к нужному зданию. Развернул видеорегистратор к себе и, добавив своему голосу пафоса, начал:

— Здравствуйте, уважаемые подписчики! С вами я, неизменный Иван Петров. Сегодня мой стрим будет не совсем обычным. Мы с вами отправляемся на поиски очередных дегенератов, но каких именно — не знаю даже я. Попутно мы, возможно, спасём человека. Всё это и многое другое здесь, на моём канале. Подписывайтесь, ставьте лайки...

Идти напролом я не стал. Во-первых, мне было неизвестно, с кем я имею дело, а во-вторых, это могло навредить Кристине, если, конечно, она ещё жива. Поэтому припарковался на пятачке сбоку от проходной, который плохо просматривался из окон, и, прежде чем выйти из машины, нацепил на грудь маленькую, размером с ноготь, камеру. Не забыл и девайс Николаича. Пришло время активных действий…

5

На старомодных электронных часах пропищало три ночи. Николаичу не спалось — в немалой степени из-за второй бутылки водки, которую он распивал в одиночестве. Николаич был типичным представителем среднестатистической российской семьи, состоящей из одного человека. Однако он и не думал расстраиваться. Когда-то он тоже, как и многие, был женат. Развод состоялся два года назад и праздновался покруче свадьбы. Теперь всё, что осталось от бывшей жены, — это общий сын, с которым Николаич виделся в среднем раз в неделю, и рейтинг 4,1 на портале госзнакомств. Это его вполне устраивало. Каждый живёт как хочет, и он проводил отпуск на свой вкус. В конце концов, если у человека контролируемый запой, почему бы не совместить его с отпуском?

Интернет, майор медицинской полиции любил. Он позволял в такие вот моменты не чувствовать себя одиноким. Например, Николаич имел привычку, слушая очередного блогера, разговаривать с ним. В итоге получалось всё равно сам с собой, но зато возникала иллюзия беседы.

Наполняя стакан, он вспомнил про Ивана и взглянул на бумажку, лежащую на столе рядом с банкой маринованных помидоров. Проникаясь идеей, Николаич поднял указательный палец вверх и перешёл на его канал. Он любил иногда посмеяться над всякими идиотами, о которых рассказывал Ваня. Жаль только, контент обновлялся очень редко. Впрочем, сейчас там наблюдалась небывалая активность. Петров вёл стрим, и просмотров у него оказалось очень много, чего обычно не случалось.

Слегка присмотревшись и вникнув в суть дела, Николаич застыл перед экраном с отвисшей челюстью, а изо рта у него выпал недожёванный кусок колбасы...

* * *

Я всё-таки нашёл Кристину и смотрел на неё, привязанную к стулу и с кляпом во рту, через широкий пролом в полу второго этажа. Туда забрался довольно легко — помогли остатки пожарной лестницы и дырки в стене.

Моя бывшая, миниатюрная блондинка, находилась посредине комнаты, позади старого деревянного стола. Её обступили семеро мужчин в чёрных монашеских балахонах. Среди них выделялся один, его капюшон был откинут. Высокий грузный мужчина лет сорока, с большой залысиной прохаживался перед Кристиной и о чём-то вещал. Прислушавшись, я сумел разобрать его слова.

— Я мог бы просто убить тебя, как еретичку, но ты же ещё хуже! — произнёс он и отвесил ей смачную пощёчину, от которой она дёрнулась и замычала.

Неожиданно для себя я почувствовал, как у меня всё сжалось внутри. Я давно не питал к бывшей возвышенных чувств, но видеть, как избивают беспомощную девушку, было неприятно.

— Журналюги, роющие под нас, — продолжал главный сектант, — гораздо опаснее простых заблудших душ. Поэтому всё, что ты заслуживаешь, — это показательная казнь. Конечно, ты можешь спастись... — он оглядел своих братьев. — Все знают моё великодушие.

Антипрививочники согласно закивали.

— Даю тебе последний шанс: присоединяйся к нам и прими искупитель.

Он достал из кармана небольшой шприц. Игла закрыта пластиковым колпачком.

— «Вкинтупс», наша священная разработка, обратит вспять действие любых сатанинских вакцин и сделает тебя чистой перед нами.

Я вспомнил слово, записанное на бумажке в телефоне Кристины. Вот, значит, что это за дрянь. Тем временем камера на моей груди продолжала работать и стримила картинку на канал. Главсек и не подозревал, что его сейчас видит вся моя резко возросшая аудитория.

— Ну, что скажешь? — спросил он, вытащив кляп изо рта девушки.

Кристина пожевала губами и гневно посмотрела на него.

— Пошёл ты, урод! Вы, дебилы, не понимаете, что антарктический штамм может захватить весь мир. Его мутации не изучены до конца. Вам надо вакцинироваться, как и большинству, а не заниматься всяким бредом!

Главсек на это только усмехнулся. Его поддержали единоверцы.

— Наслушалась правительственных бредней? Они тебе не помогут. За то, что ты отвергла возможность спастись, тебя ждёт смерть, но я всё же окажу тебе честь, которой ты не заслуживаешь. Ты умрёшь очищенной…

Он снял колпачок с иголки и подошёл поближе, чтобы ввести препарат строптивой журналистке. Та начала вырываться, и я понял, что настал момент моего выхода на сцену. Открыв футляр, полученный от Николаича, я достал оттуда инъекционный автомат с магазином на тридцать доз антиковидной вакцины последней модификации. Да уж, медполиция без таких штук как без рук. Нет ничего лучше для ускоренной вакцинации.

Недолго думая, я спрыгнул вниз и попал точно на стол. К счастью, под моим весом он не развалился, да и сам я остался цел и невредим. Все присутствующие в недоумении уставились на меня, а я в свою очередь наставил на главаря автомат.

— Не двигаться! Эта штука заряжена горячо вами нелюбимой вакциной. Если хоть кто-то сейчас дёрнется — станет проклятым!

Мои слова возымели действие. Сектанты в ужасе отпрянули. Даже главсек заметно побледнел. Я тем временем принялся одной рукой развязывать Кристину, а другой держал на прицеле антипрививочников. Девушка заворожённо смотрела только на меня.

— Ты кто такой? — немного придя в себя, спросил главный антипрививочник, всё ещё держа в руке шприц.

— Я блогер Иван Петров. А вы, уроды, сейчас в прямом эфире, — я указал на камеру на груди.

Главсек отшатнулся, как от удара.

— Раз уж вы засветились, убирайтесь отсюда, пока не оказались за решёткой!

Лидер антипрививочников поднял шприц.

— Если ты нас всё равно засветил, то убраться мы успеем, но сперва покончим с вами. Взять их, парни!

Сектанты с рёвом кинулись на нас. В руках у них невесть откуда появились куски арматуры, ножи и биты.

— Сейчас начнём вакцинацию! — крикнул я и полоснул очередью по нападавшим.

Мини-дротики впрыснули дозу «Спутника-ХХХ» в первых двух антипрививочников. Те замерли, растерянно глядя друг на друга. На их лицах читался ужас. Они поняли, что обречены и братья их теперь не пощадят. И в самом деле, главсек оказался настоящим маньяком, беспощадным даже к своим людям. Он поочерёдно проломил им головы обрезком трубы, заслонившись телом убитого товарища от моих следующих выстрелов.

Первый раз на моих глазах кого-то убили. Я словно оцепенел и потерял волю. Колени начали дрожать, и я вдруг осознал, что готов дожидаться собственной смерти, вместо того чтобы попробовать сбежать или оказать сопротивление, но ничего не мог с этим поделать.

Только крик бывшей жены, громкий, как сирена, привёл меня в чувство. Я взял её за руку, и мы вместе помчались к выходу из здания. За спиной слышались крики преследователей. Пару раз я оглядывался и выпускал в них новую порцию чудодейственной вакцины.

Наконец, через лишённую двери бывшую проходную, мы выбежали на улицу. Ночная мгла сменилась предрассветными сумерками. Луна уже светила не так ярко, звёзды исчезли.

— Выбрались! — выдохнул я. — Недалеко моя машина, пошли…

Договорить я не успел, мне в ногу больно ударил кусок арматуры, и я, как подкошенный, упал на растрескавшийся асфальт. Кристина снова закричала, а я попытался встать, но вновь упал, сделав всего несколько шагов. Передо мной стоял главсек, никого из его подручных рядом не было. Вероятно, я всё-таки попал в них, когда стрелял на бегу.

— Ты ответишь за гибель моих людей! — прорычал он, надвигаясь на меня.

Я отползал от него, как только мог.

— Я их только вакцинировал, а убил ты сам…

— Это всего лишь игра слов, чего ещё ждать от неверного. Ибо не ведаешь ты, что творишь!

Он уже хотел прыгнуть на меня, но в последний момент помогла экс-супруга. Кристина пнула сектанта в пах, заставив того охнуть и согнуться, а я выиграл драгоценные секунды, чтобы перекатиться и подобрать выпавший из рук инъекционный автомат. Девушка помогла мне подняться на ноги.

— Интересно, а себя ты тоже убьёшь? Или вера не позволяет? — сказал я, взяв на прицел главсека.

Тот замер в нерешительности. Его глаза полыхали огнём ненависти, он хотел порвать нас обоих голыми руками, но опасался нацеленного на него инъектора. Неожиданно для меня он сорвался с места и прыгнул. Я выстрелил, но промахнулся, а потом огромная туша накрыла нас, сбив с ног. Кристину главсек отшвырнул лёгким движением руки и принялся лупить меня со всей яростью. Силы были неравны. Я пытался закрываться руками, но это слабо помогало. Пару раз мне прилетело в нос, потом в подбородок — и всё погрузилось во тьму.

6

Когда я пришёл в себя и открыл глаза, то увидел дротик, торчащий из груди главсека, и Кристину с инъекционным автоматом в руках. Лицо лидера антипрививочников исказила гримаса боли.

— Поздравляю с долгожданной вакцинацией! — сказала девушка. — Прости, но сертификат ты не получишь!

Вместо того чтобы ритуально самоубиться, главсек достал шприц с заветным веществом и вколол его себе в плечо со словами:

— Вера творит чудеса!

Внезапно он побледнел. Его скрутил спазм, и он упал, скорчившись.

Собрав остатки сил, я поднялся на ноги. Лицо болело. Я достал смартфон и, не включая, посмотрел на своё отражение в матовом стекле. А хорошо он меня отделал.

Дав волю ярости, я подошёл к лежащему сектанту и отвесил ему пинка, потом ещё раз.

— На, сука! Это тебе за всё!

От моих ударов главсек перекатился в сторону.

— Хватит, — сказал Кристина.

— Ну уж нет!

Ярость бушевала во мне и требовала выхода. Но тут мне показалось, будто я ударил ногой что-то твёрдое, и с удивлением уставился на лежащего. С ним явно что-то происходило. Под чёрным балахоном начали шевелиться бугры. Главсек от судороги весь вытянулся, кожа на его лице затрещала, лопаясь, и из-под неё наружу полезли чёрные перья.

Мы с Кристиной замерли в ужасе, наблюдая за перерождением, которое продолжалось пару минут. Наконец из кучи порванной одежды, перепачканной кровью, поднялся огромный пингвин с длинным и острым клювом. В маленьких красных глазках птицы читалась ненависть — наверное, единственное, что осталось в этом существе от главного сектанта.

— Вот это побочка, — удивилась девушка. — Реакция вакцины на «Вкинтупс»? Скорее всего, он уже был заражён новым штаммом. Но почему пингвин?

— Это как раз понятно — штамм ведь антарктический… — прошептал я.

Монстр неожиданно взревел густым басом — хотя, насколько я знал, пингвины кричат вовсе не так, — и бросился на нас.

— К машине, быстро! — крикнул я, увлекая за собой Кристину.

Но бегун из меня получился не очень, травмированная нога подкосилась, и я рухнул на землю. Тогда я отдал ключи экс-супруге и объяснил, куда бежать. Девушка скрылась за углом, а я вдруг понял, что, скорее всего, это мой последний стрим. Посмотрел на свою грудь — удивительно, но камера осталась на месте и продолжала снимать. Монстр сбавил ход и уверенно приближался ко мне.

В голове промелькнула мысль, что сейчас рейтинг моего канала, вероятно, поднялся до небес. Жаль только, что мне не удастся насладиться результатом. Подумав о бывшей жене, я почувствовал в душе странную теплоту, которой никогда прежде не испытывал. Хорошо всё-таки, что она выбралась. Не такая уж бестолковая получилась жизнь...

Монстр стоял в шаге от меня и победно урчал, предвкушая скорую расправу. По его жёлтому, перепачканному кровью клюву сочилась слизь, каплями стекая на асфальт. Я закрыл глаза, не желая видеть собственную смерть, как вдруг услышал рёв мотора и визг тормозов. Открыв глаза, я обнаружил свою машину с помятым бампером и капотом и Кристину, склонившуюся надо мной. Внутри снова вскипела ярость.

— Ладно уж меня, но машину-то за что?! — сказал я.

На что Кристина только улыбнулась. Она помогла мне встать, и вместе мы увидели, как пингвин-мутант с трудом, но всё же поднялся и снова двинулся на нас.

— Достал, скотина! — сказал я. — Чтоб ты сдох, сука!

И в этот момент, словно исполняя моё пожелание, что-то тяжёлое упало монстру на голову, отчего тот свалился как подкошенный. Мы с Кристиной переглянулись, и я подошёл поближе к телу. Никакой мистики здесь не было, просто у моего дрона, который всё это время висел в воздухе, разрядился аккумулятор.

— Жаль, — сказал я. — Хороший был дрон…

Вой сирен не дал мне закончить мысль, и к нам подъехали два фургона с символикой медицинской полиции — красным крестом на щите. Из них повыскакивали медбратья в белых бронежилетах, с электрошоковыми дубинками наперевес.

— Молодец, Николаич. Главное — вовремя… — пробубнил я.

Не говоря ни слова, медбойцы склонились над тушей мутанта и погрузили его в одну из машин, а к нам подошёл старший, с погонами капитана. Я хотел было что-то объяснить, но он предупредительно поднял руки.

— Не надо ничего объяснять, мы смотрели вашу трансляцию, — сказал он. — Я лично поставил вам лайк. Вас отвезти домой?

Я посмотрел на свой покорёженный «икслайн» и покачал головой.

— Если не трудно, вызовите эвакуатор. Я дождусь его, а вот девушку отвезите.

Кристина вновь улыбнулась.

— Я останусь с тобой.

Капитан пожал плечами и вернулся к своим ребятам. Вскоре они уехали, а мы с бывшей женой остались одни.

— Скажи, ты поставила мне такой низкий рейтинг на госзнакомствах только потому, что хотела, чтобы я тебя спас?

Кристина подошла ко мне близко-близко и посмотрела прямо в глаза. Я вдруг понял, что скучал по этому взгляду. Взгляду родного мне человека. Она провела ладонью по моей щеке.

— Не только…

Первые нежные лучи утреннего солнца застали нас целующимися на пустыре возле разбитой машины…

+1
20:14
230
20:04
+1
Неплохой фантастический фарс! laugh
Загрузка...
Светлана Ледовская №2

Достойные внимания