Страсти Гагарина по-Чёрному

Страсти Гагарина по-Чёрному
Работа №455

«Гагарин крался в ночи по непролазным кустам боярышника, как мышь к ночному холодильнику. Кругом враги и Васька. Разница в том, что мышь знала все щелочки в стене и полу и могла укрыться в случае появления вражины. А Гагарин был в этих кустах первый раз.

Вдруг где-то слева громко хрустнула ветка, коварно разрезав тишину ночи и нежные уши детектива. Гагарин всхлипнул про себя, а вслух негромко матюкнулся и повернул голову в сторону звука. От увиденного сердце его сжалось и пискнуло «Пошли домой»…»

Пальцы Игоря Чёрного, амбициозного автора детективных романов, зависли над клавиатурой ноутбука. Что же могло прятаться в кустах такого, чего бы испугался полицейский со стажем? Новые указания от руководства, противоречащие старым, не в счет. Ведь Гагарин теперь в отставке и служит сам себе. И немного родине.

- Ага! Ему нужен страх из детства! И его потом можно будет использовать еще в середине, а в конце он с ним смирится. Ооо, идея! Пусть он боится полосатых кошек, потому что в детстве одна такая прыгнула ему на голову и поцарапала лицо. Точно! У него будет шрам на правой брови!

Чёрный прикусил нижнюю губу и стал листать текст в начало, в место, где описывал как герой сморится в зеркало. Там он добавил Гагарину две полоски на правой брови. Подумал – и сделал его брюнетом. Чтоб в ночи в кустах он не светился факелом недавно рыжих волос. Осталось придумать интересную историю его преобразования. Но это потом.

- Так… Значит ночь, кусты, коты… А куда он вообще шел? Ах даа…

Чёрный снова застучал пальцами по клавиатуре, разбивая ночную тишину мягкими щелчками кнопок-буковок. Дедлайн приближался, а детектив всё ползал в кустах с котом, цепляясь ободранными колючками руками за ветки боярышника, как утопающий за соломинку. Как Чёрный за стрелки часов, приближающие его к срокам сдачи очередной книги о приключениях частного детектива Игоря Гагарина.

Игорь – потому что он альтер эго Чёрного. А Гагарин – потому что автор хотел, чтобы его герой соприкоснулся с Вселенной и стал, как и его однофамилец, частью истории страны. А то и всей планеты. Но это была изначальная идея. Довольно быстро Игорь Чёрный разочаровался во Вселенной и стал довольствоваться семьей и уютным домом. А с ним и Гагарин застрял в своем небольшом Мирке, где он жил, работал и иногда кого-нибудь любил.

Игорь Чёрный как писатель был опытным воякой с прошлым из штурмов библиотек и войнами с издателями, а вот как автор детективов – самоучка, удачно создавший персонажа. Пять лет назад он искупался в успехе, издав первую книгу о приключениях Гагарина, – и теперь каждые полгода выносил на читательский суд его очередное расследование. Чёрному было всего 35, а его имя уже знали и школьники, и клерки, и пенсионеры. Под скромной каштановой шевелюрой он скрывал мозг, талант и чувство юмора. Его карие глаза впивались в предмет на улице или в гостях – и в считанные секунды в его голове рождалась загадка и путь Гагарина к ее решению. Поэтому его серое пальто, собирающее на свои полы дорожную пыль и восхищенные взгляды фанатов, очень редко видели на улицах – он был с головой погружен в ноутбук в процессе работы над очередной книгой.

- Ахааа… И вот он добрался до окна Прженькова. Господи! – воздел руки к потолку Чёрный. - Почему у меня так невовремя иссякла фантазия на фамилии!

Потом он пристальнее посмотрел на монитор и обмяк:

- Хотяя… неплохо. Вражиной будет поляк. Поляк – с печки бряк…

Чёрный любил совещаться сам с собой в тупиковых ситуациях. Получалось неплохо, но и нечестно по отношению к читателю. Хотя… Некоторые читатели его детективы вообще по диагонали читают и на перлы автора им параллельно.

Утром жена Чёрного, смешливая блондинка Полина Свистунова, нашла своего мужа мирно храпящим лицом на клавиатуре. Благо ноутбук к тому времени, когда автор рухнул на него, разрядился, и текст не погиб от backspace и слюней автора.

Полина вытащила ноут из-под головы мужа и поставила его на зарядку. Затем она по-хозяйски включила его и просмотрела последние страницы детектива.

- Прженьков! - прыснула Полина. – О, а такая дверь в доме у Сироткиных. Тоже такую хочу. Ну ты подумай, какой красавчик в этот раз вражина: «бородка Стаса Михайлова на лице Джонни Деппа». А вот подкачаться ему не мешало бы: смотри-ка, с доходягой Гагариным не справился, - Полина недолюбливала героя мужа – она видела в нем не альтер эго Чёрного, а разлучника, который увел ее мужа из постели.

- «Враги и Васька», - перечитала девушка и встала на паузу, вдруг встрепенулась и вскочила. - Черт! Васька! Бегу, маленький! Сейчас покормлю сиротинушку!

Полина выбежала из кабинета мужа. Из коридора доносились требовательные завывания кота.

***

Гагарин курил сигарету за сигаретой в ожидании пробуждения своего создателя. Детектив бдительно поглядывал по сторонам, хотя и понимал: пока Чёрный не в работе, ему ничего не угрожает.

Куцый Мирок Гагарина, созданный для минимальных радостей и поисков преступных элементов, был мал для масштабов его мысли. Детектив хотел познавать и узнавать, лезть всеми лапами в интриги и злоключения даже в перерывах между выходами новых книг. Как будто накрытый куполом, он был отрезан от Мира автора, в котором красивые женщины пьют шампанское, богатые мужчины колесят по дорогам страны на дорогих авто, и где-то вдалеке голубеет полоска моря. Иногда что-то взрывается - и тогда герои в масках, круша здания и мосты, спасают Мир. Деньги распределяет финансовая машина, еда приносит радость, а книги читают умные люди, готовые поделиться своими историями с их персонажами.

Да-да, герои книг тоже видят наш Мир, когда мы открываем книги и прикасаемся к их страницам. Автор усыпляет нашу бдительность интересными сложениями букв в слова, а в это время персонажи историй через капилляры на пальцах читателей по венам добираются до глаз и ушей и устанавливают Связь. Они становятся частью читателя и через него видят и познают Читающий Мир. Вы наверняка замечали, что, когда резко захлопываешь книгу, в глазах на долю секунды мутнеет, а в ушах раздается звон. Это герои книг в суматохе неаккуратно обрывают Связь.

Но образуется она только при чтении печатных изданий. Потому что книги – это бумага, а бумага – это дерево, а дерево – это жизнь. А персонажи в книгах тоже живые, пусть и временно – пока читатели погружаются в их истории. Электронные книги и телефоны вмещают в себя лишь информацию из книг, а души персонажей задыхаются среди электронов еще во время скачивания текста. Поэтому бумажную книгу даже нюхать приятно: от нее пахнет приключениями и харизмой ее героев.

Если же во время чтения книги работает телевизор, персонажи принимают его за окно и полагают, что вот так и выглядит Читающий Мир. Быстрая смена картинок их не смущает – в их Мире такое тоже случается довольно часто.

Вот и Гагарин насмотрелся сериалов и боевиков и сделал свои выводы. И как же он тосковал по «вылазкам» в Читающий Мир! Пока писалась очередная книга о приключениях частного детектива, его как бы запирали в созданным Чёрным Мирке. Перестрелки, погони и расследование – все эти составляющие захватывающего сюжета держали героя в тонусе, и в принципе было даже весело. Но всё равно Читающий Мир манил всеми пальцами, и Гагарин нетерпеливо ждал окончание своего очередного приключения, чтобы, когда книги наконец попадут в продажу и в руки читателям, вырваться из своего тесного Мирка.

Гагарин докурил очередную сигарету и пригладил свои взлохмаченные после пробежки под окнами подозреваемого черные волосы. Его создатель любил вносить коррективы во внешность детектива. И каждый раз у него были нелепые оправдания перед читателем и ни слова извинения перед героем.

В создаваемой сейчас книге Гагарин метался по городу в кожаной куртке и натирающих штанах, а его волосы потемнели после окрашивания, необходимого для смены внешности на очень серьезной военной операции, на которую героя взяли за выдающиеся способности: бывший полицейский был великолепным детективом, образованным и харизматичным. Еще он владел боевыми навыками и огнестрельным оружием. А еще, как тонкий психолог, он умел говорить проникновенным голосом и забираться в потайные уголки сознания преступника. Вражина начинал плакать и просится к маме, даже если пять минут назад тыкал в Гагарина огнеметом.

А начинал Гагарин свой путь детектива в кепке восьмиклинке и с лупой в руках. В следующей книге он попал на маскарад и уложился с расследованием в одну ночь и в костюме Бэтмена. Были и печальные времена в смокинге на балу у мафиози и в утреннем халате с недопитым кофе в руке. Под одеждой скрывался торс в тонусе, готовый к дракам и любви. В одной книге у детектива были депрессия и жирок, но и они не помешали ему раскидать 15 вооруженных бандюганов в ограниченном пространстве частной яхты. Неизменны оставались сигарета в зубах и любовь к охотничьим собакам.

Фанатам творчества Чёрного нравилось, что Гагарин как мыльный пузырь на солнце постоянно переливается и видоизменяется. Из-за таких перевоплощений героя, уже начиная с обложки книги было понятно, что детектив не утратил дух авантюризма. Ну а шрамы на брови Гагарина даже порадовали. А то уж совсем как девчонка был – с золотыми кукольными кудрями и глазами цвета неба в жаркий полдень.

Где-то высоко в небе раскрылся цветочным бутоном белый свет – Чёрный включил ноутбук. Перед Гагариным появилась серебристая дорожка. Пора возвращаться в дело.

***

- На шее следы от удушья. Судя по всему, душитель зашел сзади, скорей всего пострадавший его знал. Время смерти – между 11 и 12 ночи, - судмедэксперт осматривал тело Игоря Чёрного. В дверях его кабинета с потерянным видом стояла Полина.

Она нашла мужа утром, как и в прошлый раз, спящим на клавиатуре. Ее смутило отсутствие знакомого храпа. А еще кот орал ночью. Но это ее не насторожило – март всё-таки. Потом она заметила, что глаза мужа открыты, а губы посинели. И она закричала. Дрожащими руками Полина взяла телефон мужа со стола и набрала 112. Дальше, как в тумане: ожидание, звонок в дверь, топот сапог по дому, взятие отпечатков, допрос…

- Полина Владимировна, Игорь Чёрный работал над очередной книгой про Гагарина, не так ли? – обратился к вдове молодой и перспективный следователь Кучков, разглядывая погасший ноутбук писателя.

- Да… А какое это имеет значение? – Полина смотрела невидящими глазами на рабочее место Чёрного.

- Возможно, что прямое, - представитель власти на ходу разрабатывал версию. - Если он закончил книгу, ее могли похитить с целью продать. Тогда как только она появится в сети, мы найдем его убийцу. В общем, нам надо включить его ноутбук и проверить последние операции на нем.

Полина включила ноутбук и ввела пароль. В папке с текстами нашелся файл «Страсти Гагарина». В этой книге Чёрный ввел в историю горячую брюнетку Софию с ногами теннисистки и грудью Анны Семенович. Страсти полыхали такие, что книгу могли ограничить по возрасту. Полина пробежалась глазами по тексту:

- Вы знаете… по-моему, он ее закончил. Да, прям замечательный финал: «Гагарин немного покурил в постели, слушая шум воды в душе – София была из тех, кто мог часами смывать усталость дня и следы страсти. Детектив решил не дожидаться окончания омовения, оделся и, тихонько притворив дверь в спальню, выскользнул из дома на опустевшую улицу. Он принял тяжелое, но верное решение: остаться верным таинственности преступного мира. Гагарин закурил сигарету и пустил в сторону окна Софии дымное колечко. Резким движением руки он разрубил его пополам, как бы прощаясь с девушкой и ее умопомрачительными ногами».

Полина удовлетворенно хмыкнула.

- Что такое? – удивленно приподнял бровь следователь Кучков.

- Не любила я его. Гагарина! Не мужа! Не сморите на меня так, - Полина отвернулась к монитору и перечитала последние строчки. – Поделом ему. Он у меня мужа увел, но и сам без женской ласки остался.

Следователь Кучков только пожал плечами. Ему было не понять авторских мучений и страданий его семьи на фоне ежедневного труда над очередным бестселлером.

- Мы Вам позвоним, когда наш эксперт проверит ноутбук, - следователь аккуратно закрыл девайс, положил его в стерильный пакет и передал сотруднику как вещдок.

К обеду в кабинете опустело, а к вечеру Полину накрыло тоской. Она закрылась в ванной, набрала горячей воды и села изучать бритвенный станок. Она мечтательно увидела себя грациозно возлежащей в рубиново-красной воде, с красиво разложенными мокрыми волосами… и орущим от голода Васькой на краю ванны. И передумала. Сходила на кухню за виски, отложенным для особого случая, решила, что он настал - и открыла бутылку. Полина включила свой ноутбук и открыла папку с фотографиями. Отпивая прямо из горлышка, она листала фотографии их совместной жизни с Игорем и тихонько выла.

В себя Полина пришла уже утром, в спальне. Голова трещала. Кот орал и гремел миской. На полу надрывался телефон. Полина решила начать с телефона:

- Да… Алло… - голова раскололась и рассыпалась осколками по прикроватному коврику.

- Полина Владимировна? Это следователь Кучков. По заключению нашего эксперта, с ноутбука Вашего мужа копии файлов не делались, тексты не распечатывались и электронные письма с книгой не отправлялись. Это хорошая новость. А плохая – значит у его убийцы был другой мотив, и его поиски несколько осложняются.

- А как же отпечатки? Или что вы там обычно проверяете, - Полина дошла до аптечки и трясла ее в поисках аспирина.

- Отпечатков нет. Сработано чисто. Вы проверили украшения в шкатулках? Точно ничего ценного не пропало?

- Нет, всё на месте. Но тогда получается, что профессионал хотел просто убрать моего мужа. Бред какой-то. Игорь не писал про политику, не готовил государственный переворот, не вступал в банды. Довольствовался тихой семейной жизнью. Мечта, а не муж, - Полину опять затрясло, и она прильнула к бутылке с водой, заодно запивая аспирин.

- Полина Владимировна, зайдите ко мне в участок до обеда. Нам надо поговорить, - закончил разговор следователь Кучков.

Уже через два часа вдова Чёрного стучала в дверь его кабинета. Следователь Кучков достал из ящика стола ноутбук ее мужа и передал его Полине:

- Учитывая случившееся, Вы можете мне отказать. Но всё-таки я Вас попрошу: опубликуйте последнюю книгу про Гагарина. Возможно, убийца не хотел ее выхода и выдаст себя…

- Убив меня!? – вскинулась девушка.

- Это вряд ли, - успокоил Полину следователь Кучков. - Но мы всё равно установим слежку за Вашим домом. Возможно, в самом тексте есть тайна, которую знает убийца, и из-за нее он и хотел остановить Вашего мужа. Поэтому нам нужно проследить реакцию читателей. Есть среди них и умные. Я предлагаю вот что: сделайте на странице с посвящением приписку. Что-то вроде: «главную тайну разгадал Гагарин, но автор оставил загадку для читателей. Разгадай ее. Почувствуй себя Гагариным».

- Да Вам самому надо книги писать, - криво улыбнулась Полина и кивнула. – Хорошо, так и сделаем.

Полина вместе с издателем подсуетились – и книга вышла на следующий день после похорон Игоря Чёрного. Можно было и раньше, но они рассудили так: пусть все его фанаты простятся с автором, а уже потом стоят в очередях в книжном магазине. В день старта продаж «Страстей Гагарина» ажиотаж был страшный: за книги местами подрались, местами помирились. Всем миром взялись за поиски загадки и разгадки. Полиция отслеживала каждое действие фанатов и очень обрадовалась, когда они основали клубы любителей Чёрного Гагарина, где обсуждали предыдущие книги и разбирали побуквенно последнюю. Загадки нашли в каждом абзаце. Лидировал полосатый кот, который оставил шрам на брови героя. Но кот не мог быть убийцей.

И следователь Кучков приуныл.

***

Гагарин почувствовал неладное сразу, как только вышел из дома Софии. Да, тайны всегда были для него на первом месте, а женщины лишь подливали масло в огонь инсинуациями и истериками. Но в этот раз это была не его мысль, и даже не идея Чёрного. Белый свет в небе погас сразу после того, как детектив разорвал дымное кольцо – Чёрный прервал работу над текстом. Гагарин остановился, прикурил сигарету и стал ждать.

Время в его Мирке шло быстро, но в этот раз пауза затянулась. Гагарин задумчиво вдыхал прохладный ночной воздух, а нехорошее предчувствие уже бурлило в горле и перехватывало дыхание. И вдруг в звездном небе открылось окошко, и еще, и еще – книга попала в руки читателей. Значит, этой нелепой сценой закончилась история «Страстей Гагарина» и ее уже читают и, возможно, как и Гагарин, недоумевают. Гагарин хотел устремиться к окошкам, но его удержала на месте подозрительность. Тут мимо него с гиканьем промчался Прженьков – для него это был первый выход в Читающий Мир. Гагарин снова прикурил и с видом знатока стал наблюдать, как к окошкам полетели его друзья, вражины и случайные встречные.

Неожиданно он почувствовал знакомый запах: ароматный букет из старых книг, кожаного дивана, ирландского виски и мандариновых корок. Да, именно так пахло от белого света в небе, когда автор приступал к работе. Но сейчас запах шел от одного из окошек. Значит, книгу открыли в доме Чёрного.

- Приехали… Это что-то новое, - сам себе сказал Гагарин, плевком погасил сигарету и устремился к окошку.

***

Полина налила в стакан виски, хлюпнула носом, нырнула под плед на диване в зале и открыла книгу. Несколько авторских экземпляров прислали по почте на дом. Издательский дом делал так каждый раз, когда выходила новая книга. Игорь их даже не открывал. Он на автомате подписывал титульный лист и отправлял в качестве подарка друзьям и родственникам. Полина из-за своей нелюбви к главному герою даже не подходила к коробке с книгами, а только шипела на нее в унисон с Васькой. Но не в этот раз.

Вдова решила, что скорбь в обнимку с последней книгой любимого мужа будет еще более кричащей, - и решительно зашелестела страницами.

Глазами Полины Гагарин наконец увидел дом своего создателя. Он был теперь слишком велик для нее одной, но все такой же уютный. Мебели и техники было значительно больше, чем в квартире Гагарина: ее антураж ограничивался теми предметами, которые участвовали в следственной работе. И кроватью для отдыха. В квартире даже не было кухни: Гагарин ел на ходу и не жуя еду из столовых и забегаловок. Чёрный считал, что именно так питаются хорошие детективы.

Гагарин лихорадочно соображал: если жена Чёрного читает книгу, чего раньше никогда не делала, то что случилось с его создателем? Детектив решил выжидать, сидя в засаде, то есть в ушах и глазах Полины. И надеялся не разорвать Связь при закрытии книги.

Гагарин даже как будто задремал, а очнулся в ушах Полины: вдова уснула, уткнувшись заплаканным лицом в раскрытую книгу. Детектив немного послушал ночную тишину и решился на отчаянный эксперимент: вырваться из читателя в Читающий Мир.

Гагарин сказал сам себе «Поехали!» Так называлась его первая книга, а потом это слово стало для него громким призывом к действию. Детектив вытянулся в сторону выхода из слухового канала и напрягся как струна. Выпустив весь воздух из легких, он как будто вырывался из липкого болота собственного сознания. Еще немного… еще… - и Гагарин еле видимым облачком вылетел из правого уха Полины.

Как и его однофамилец, детектив решительно преодолел притяжение к родине и начал поисковые работы. Первое, что он увидел, - на декоративной каминной полке стояла фотография Чёрного с черной ленточкой в уголке. Гагарин знал - так помечали умерших. И он завис от осознания, что его создателя больше нет. Но что же случилось? Рядом с фотографией лежала визитка следователя Кучкова. «Где расследование, там и преступление», – рассудил детектив. А значит пора подключать его чутье и упорство.

Гагарин слетал на кухню, заставленную пустыми бутылками из-под виски и грязными коробками от фаст фуда. В спальне его встретила смятая постель и разбросанные по полу предметы одежды. В ванной на полу валялись упаковки от таблеток аспирина и «Персена». Кабинет Чёрного был закрыт, но была замочная скважина и сила воли. Гагарин пробрался в него – и в нос ему ударил резкий запах. Тот самый, который появлялся при появлении белого света в небе. Запах его создателя. Здесь он был сконцентрирован и лежал высокими горками на каждой полке. А еще в кабинете витал еле уловимый запах, женский. Но не Полины: вдова Чёрного пахла как он сам - так сказались годы совместной жизни. И этот чужой запах тоже был знаком Гагарину. Но откуда?

Гагарин завис над рабочим столом Чёрного. Здесь детектив родился, здесь и закончилась его история. Кто-то безжалостно оборвал жизнь его создателя и тем самым завершил приключения Гагарина. И запер его в маленьком Мирке, в котором больше не будет новых жителей и новых тайн. А еще эти черные волосы теперь останутся с ним навсегда. И полосатый кот. Из детства. Его или Чёрного?

Кот… Почему Чёрный вообще о нем подумал? Может что-то случилось с ним в тот самый день? Был кот и, возможно, был еще кто-то… например, та самая женщина, что оставила запах в кабинете…

Гагарин принюхался. Чужим котом не пахло, только Васькой. Да ну, бред. Кот-убийца – это не наш жанр. А чей? Кто влез в их историю со своими баранами, то есть кошками?

Кому помешал Чёрный? Бывшей пассии? Гагарин не знал женщин своего создателя. Да и были ли они? Чёрный был тихим автором детективов. На фанаток не бросался. Да и на свою жену давно не обращал внимание как на женщину. Как будто охладел к ней сразу после выхода первой книги о Гагарине. Автор писал много – того требовала разгоряченная интересным персонажем публика. Его детектив выделялся на фоне распиариных сыщиков: он был неядовит, мягок и обходителен. Мужчин он сначала раздражал и вызывал желание втащить, а потом привлекал своим недюжим умом, владением огнестрельным и холодным оружием, боевыми навыками бешеной рыси, а также умением совмещать дедукцию и индукцию.

Чёрный и Гагарину не особо прописывал любовные линии: считал, что женщины только затупляют его острый ум и тормозят его профессиональный рост. В «Страстях Гагарина» автор ввел репортершу Софию, которая заинтересовалась работой детектива настолько, что набрасывалась на него при любом удобном и неудобном случае. Гагарина такой расклад устраивал, но неожиданно оказалось, что он не устраивает автора. Чёрный как будто хотел сделать из детектива эль мачо, но передумал и вернул ему холодную постель. Как будто хотел изменить вектор его истории, но решил, что тот не вывезет груз в виде отношений полов.

Гагарин решил вернуться к себе в Мирок, открыть записную книжку и посмотреть дату изменения вектора. В этот день Мир создателя дал трещину. Что-то или кто-то ворвался в жизнь автора. Потом надо будет вернуться в Читающий Мир через любого читателя, добраться до дома Чёрного и поискать в его записях события того дня.

Гагарин аккуратно вплыл в ухо Полины и через сохранившуюся Связь вернулся в книгу. Там было пусто: все ушли созерцать Читающий Мир. Детектив быстро добрался до дома и обшарил все карманы и ящики. Записная книжка нашлась под столом. Ах, да. Он ее уронил, когда София приперла его к столу. Дальше была сцена 18+, которой Чёрный очень гордился, а Гагарин немного стыдился.

Детектив открыл записную книжку, но вспомнил сцену на столе и завис. София… Кто она вообще такая? Ее история так и не была озвучена в книге. Гагарин стал прокручивать в голове все встречи и разговоры с этим персонажем. София не пила алкоголь, только кофе, но ведрами. Не любила говорить о родных. Жила с кошкой.

Точно! С полосатой кривохвостой кошкой!

Гагарин чертыхнулся и пулей вылетел из квартиры. Возможно, София еще не устремилась к окошкам и открыта для разговора. Это его шанс. Его ниточка. Его кусочек пазла.

***

София уже проснулась, но навстречу Читающему Миру не улетела. Она стояла на кухне у открытого окна, созерцала пустую улицу и потягивала кофе из полулитровой кружки. На кухонном столе сидела полосатая кошка и подергивала сломанным хвостом. Входная дверь была как всегда открыта, и Гагарин без стука по-хозяйски зашел в ее квартиру. София повернулась к нему: не услышав его шаги, а скорее почувствовав его присутствие. На ее лице играла хищная улыбка, а в глазах сверкали самодовольные искры.

- Всё кончено, - Гагарин встал в дверях.

- Ошибаешься, плюшка. Всё только началось, - расплылась еще больше в улыбке София.

- Книга окончена, ее создатель мертв. Это начало конца нашего Мира, - нахмурил брови детектив.

- Ты никогда не был так далек от истины, - София погладила кошку и тут же резким движением руки столкнула ее со стола и села на ее место, элегантно закинув ногу на ногу, распахнув полы шелкового темно-синего халата и открывая детективу вид не только на ноги. – Чёрный злоупотребил своей властью, и был за это устранен. А наш Мир перейдет в руки более опытного автора.

- Властью? – приподнял бровь Гагарин. – Приехали! Да что он мог! Он писал о вымышленных преступных синдикатах. В его власти была только его фантазия.

- В его власти были все мы, - София резко встала со стола и стала мерить шагами кухню, размахивая кружкой с кофе. - И мы могли управлять Вселенной. Этой и его. Но он ограничил нас Мирком с вымышленными преступниками и холеными детективами. Я задыхалась здесь, а он задыхался там. Разве ты не заметил? Ты выдавил из него все жизненные соки. Чёрный отдавался весь тебе, не оставляя жене даже надежды на его возвращение. И даже мое явное вмешательство не спасло положение дел.

- Твое что? – сощурился детектив. - Ты всего лишь вписанный в мою историю персонаж.

- О, моя самовлюбленная плюшка, как ты ошибаешься, - София подошла и погладила его по щеке как щеночка. А потом пошла вновь мерить кухню шагами. - Я была здесь всегда. И в жизни Чёрного я была всегда. Я его взростила. Я его любила больше, чем родная мать. Он мне нравился, иногда даже как мужчина. Когда он только начинал писать, он был таким решительным, таким непрекословным, таким… Я прям таяла, когда видела его за работой. Когда этот Мир только рождался, я нашла способ, как в него попасть. Тебя еще только планировали, а я уже поливала цветочки в своем садике. Я помогла Чёрному начать твою историю перед тем, как обосноваться здесь и наивно полагала, что он ухватил суть моего замысла, и дальше его творчество будет только взрывнее и масштабнее. Его начнут читать господствующие лидеры всех стран, и через них я бы вышла совсем на другой уровень. Но я просчиталась: с моим уходом угасло либидо Чёрного, а без него мужчина не хочет ни власти, ни вечности. Он погрузился в обустройство твоего Мирка, вложил в него все силы – а от тебя не увидел ни дружбы, ни отдачи. Ты съедал его изнутри. Это ты виновен в его гибели! С тебя всё началось!

- Это неправда! – закричал Гагарин и покачнулся. Он не мог поверить, что его создатель погиб из-за него.

- Это из-за тебя Чёрный впал в черную тоску и разрушил то, что я взращивала в нем годами – стремление к безграничной власти, - продолжала наступать на него София. - Я вернулась к нему со всей страстью, чтобы распалить его, вернуть к жизни и задать его творчеству нужное направление. Но было уже поздно: он отвык от меня и передал тебе. А ты лишь пользовался моим телом между делом.

Гагарин было вскипел, но вспомнил грудь Софии и шелк ее кожи – и закусил нижнюю губу.

София снова села на стол и посмотрела на него, хитро сощурив глаза:

- Неужели ты не понимаешь? Если бы Чёрный не изменил моей идее и охватил Вселенную здесь, он бы поднял уровень своего мастерства до генералов и президентов, и мы бы захватили Мир и купались в людском раболепии! Мы подмяли бы под себя Вселенную Читающего Мира! - София посмотрела на Гагарина и ухмыльнулась. - Ах, даа. Ты же совсем как Чёрный после моего ухода. Неамбициозный. Довольствующийся малым. Нет в тебе духа захватчика и поработителя.

Гагарин разом пришел в себя, но онемел. Его красноречие было прописано Чёрным, а мимо книги он был просто добрым малым и от фашистских призывов Софии потерял дар речи.

- Аскет, твою мать, - презрительно скривилась София и ушла к окну, повернувшись спиной к Гагарину и его немому негодованию.

К Гагарину наконец вернулся дар речи и сквозь зубы он выдавил из себя:

- Кто ты, черт возьми?

София повернулась к нему и ядовито улыбнулась:

- Я Муза, плюшка. Чёрная Муза. Я привязываюсь к автору и веду его к известности. Но мне и целого мира мало. Чёрный оказался хлипковат для моего размаха. Но пока он был жив, мне некуда было от него деться.

Гагарин потянул носом воздух – его мозг нашел этот запах в уголках памяти. И его осенило:

- Так это ты убила Чёрного?!

- Ну наконец-то дошло, - Муза села на подоконник и, ухватившись руками за раму, провисла за окном и радостно продолжила: - Да, я. И это было несложно. Жаль, что я раньше не догадалась устранить его.

- Но каак?! – Гагарин сжал кулаки.

- Но таак! – передразнила его Муза.

К ней на подоконник запрыгнула кошка и разлеглась у хозяйки на плечах. Муза тоже поудобнее устроилась на подоконнике, грациозно свесив с него левую ногу и полы халата, и, почесывая кису за ухом, рассказала страшную историю:

- У вас у всех есть возможности, но вы ими не пользуетесь. Вы умеете покидать наш Мир через читателей, но еще в ваших возможностях и управлять ими. Дааа, стоит только шепнуть им в ушко и затуманить взгляд – и вот послушный разум уже ведет тело куда надо. В ту ночь я вышла отсюда через Связь ноутбука с автором. Именно через нее я и сбежала сюда пять лет назад. Для своей цели я воспользовалась женой Чёрного. Я затуманила ее разум – и вот она, как послушная овечка, надевает перчатки и душит собственного мужа. И перед следователем Полина выглядела вполне убедительной пострадавшей: она действительно ничего не помнит из той ночи. Кстааати, последний абзац книги напечатала я. Хотела сама поставить точку в твоей истории.

Муза свысока посмотрела на потерянного Гагарина, и ее рот растянулся в ядовитой улыбке:

- Ооо, как тебе сейчас трудно: понимаешь, что нашел убийцу. Да не одну, а две. И ни одну не можешь передать в руки закона. Хотя нееет. Ты можешь заставить Полину написать признание в убийстве. Но ты же понимаешь: участвовали всего лишь ее руки. А до мозга тебе никогда не добраться!

Муза гортанно засмеялась, вскочила на ноги, сбросив с себя кошку, и стала возноситься к ближайшему открытому в небе окошку. Гагарин понял, что через Связь она сможет сбежать в Читающий Мир, найти там другого автора, привязаться к нему и давить из него то, что ей нужно. А нужно ей было мировое господство, не меньше.

Гагарин рванул за Музой, уже вплывающей в окошко юного читателя-полуночника. В глазах мальчугана заиграл свет, в ушах раздалось «Поехали!» и «Отвали, неудачник!» Юнец тряхнул головой, сбрасывая наваждения, и не заметил, как из его левого уха выплыли два облачка. Муза проворно юркнула под входную дверь, чтобы раствориться в ночной тьме. Гагарин еле успел ухватить ее взглядом и сесть ей на хвост.

Муза влетела в открытое освещенное окно, детектив просочился следом. В комнате на диване сидела женщина средних лет и поглощала строчку за строчкой рассказ сэра Артура Конан Дойля «Человек на четвереньках». Муза уверенно влетела к ней в ухо, раскидав по пути Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Гагарин следом за ней влетел в неизвестный ему Мирок. Шерлок Холмс нутром почувствовал коллегу и поспешил на помощь детективу.

Муза приземлилась во дворе университетского городка и побежала в сторону небольшого парка, чтобы укрыться среди деревьев от преследователей.

- Коллега, бегите направо, вдоль ограды, я зайду с левого фланга, - направил Гагарина Шерлок Холмс и крикнул своему ассистенту. – Ватсон! Бегите прямо!

Детективы разделились и разбежались по выбранным траекториям. Немного осложнял погоню тот факт, что в Мирке была ночь, и темно-синий халат и черные волосы Музы сливались с темнотой чащи.

Неожиданно слева от Гагарина раздался женский крик, переходящий в ультразвук. Детектив ускорил шаг в сторону звука и прорвался сквозь кусты на поляну, подсвеченную полной луной. Там меж деревьев металась Муза, в то время как на нее наступал то ли зверь, то ли озверевший человек, передвигающийся на четвереньках. Будь Шерлок Холмс рядом, он бы разъяснил Гагарину, что это профессор Пресбери, только что принявший сыворотку омоложения, из-за которой он впал в агрессию и стал опасным для людей и животных.

- Профессор! Стойте! – закричал откуда-то справа Шерлок Холмс. По хрусту веток было понятно, что известный детектив бежит быстрее лося. Треск раздавался откуда-то еще – это в центр событий пробирался доктор Ватсон.

Профессор Пресбери заметался как испуганный зверь, и вдруг повернулся к Музе и с диким ревом прыгнул к ней.

- Нет! – только и успел крикнуть Гагарин. Озверевший профессор схватил Музу за ногу и со всей силы ударил ею об столетний дуб. Брызги крови окропили лицо Гагарина.

Раздался выстрел. Это доктор Ватсон вспомнил Афганистан и не смог совладать с боевыми инстинктами.

Профессор Пресбери рухнул на месте. В его голове зияла рана от пули. Шерлок Холмс вбежал на поляну, перешел на шаг и подошел к телу профессора.

- Ватсон, Вы были не правы, - покачал головой Шерлок Холмс.

- Холмс, он мог напасть на детектива. Это наша история, и профессор воскреснет при следующем прочтении. А вот гость мог и пострадать. У нас уже есть одна жертва, - доктор Ватсон кивнул в сторону распростертого тела Музы. Ассистент Шерлока Холмса был почему-то просвещен в вопросе перемещения персонажей по книгам. Возможно, он был не только наблюдателем, но и путешественником.

Шерлок Холмс посмотрел со своего места на тело женщины и согласно кивнул. Затем он повернулся к Гагарину:

- Боюсь, коллега, Ваша знакомая больше не жилец ни у нас, ни у вас. Примите мои соболезнования. И передайте мои извинения автору.

- Мой создатель мертв, - прикусил нижнюю губу Гагарин, глядя на разбитую голову Музы.

***

Гагарин стряхнул пепел с сигареты в пепельницу из гематита в виде черного сердечка – подарок Софии. Вот уже несколько месяцев в его жизни не происходило ничего нового. И его Мирок так и останется замороженным во времени, пока какой-нибудь фанат творчества Игоря Чёрного не захочет продолжить историю Игоря Гагарина. Возможно, к тому времени Читающий Мир изменится настолько, что детектив сразу пересядет в летающий автомобиль или отрастит себе жабры.

Гагарин уныло смотрел на монитор ноутбука. Он хотел поведать хотя бы своему Мирку историю их создателя, но никак не могут решиться начать набирать текст-прощание с создателем. В Читающем Мире ее рассказывать было нельзя: всё равно не поверят. А если и поверят, то частично - и Полину посадят за убийство. Или упекут в психушку. И еще неизвестно, что хуже.

Детектив невольно посмотрел на полку, где стояла банка с заспиртованным мозгом Чёрной Музы. Даже в таком виде от нее исходила опасность. «Я не хотел ее смерти, только остановить, - в который раз успокаивал он свою совесть. – Ее мозг нельзя было там оставлять. А вдруг бы он проник в какого-нибудь персонажа? И Чёрная Муза вернулась бы в Читающий Мир и продолжила свою черную миссию. А как уничтожить ее мозг, не знает никто. Значит я буду охранять его, пока жив. А жить я буду, пока существуют книги Игоря Чёрного. А если их не уберегут от огня или воды, то он сгинет вместе со всеми нами».

Слова Чёрной Музы стучали в висках Гагарина каждый день: «Это ты виновен в его гибели!» И он страдал от осознания своей причастности. Но только потому, что не знал: автор всегда отдает частичку себя своим персонажам. Это закон природы писателя. Это добровольная передача жизненных соков автора для того, чтобы его герои жили и раздавали своего создателя людям.

Полина и следователь Кучков хотели, чтобы читатели нашли и разгадали тайну, укрытую в тексте последней книги Игоря Чёрного. Да она особо и не пряталась. Но читатели просто не могут настолько глубоко уходить в сознание вымышленных персонажей. А кто может, тот сидит на нейролептиках.

Гагарин тряхнул головой, разгоняя неприятные воспоминания о Музе и приятные о Софии, и методично защелкал пальцами по клавишам ноутбука:

«Игорь Свистунов, ныне известный как Игорь Чёрный, рос добрым талантливым мальчиком. Но на его беду к нему привязалась Чёрная Муза…»

+5
16:28
943
17:35
Поначалу показалось, что это очередной недетективный детектив, но всё оказалось похитрее. Ляпов в тексте нет, написано ровно. Начало скучное, потом история немного разгоняется.
17:22
Задумка интересная, одна беда — на придумку нужна минимум повесть, в рассказе детективу Гагарину тесновато.
Если вдруг решите углубиться в историю, настоятельно рекомендую ознакомиться с циклом Ффорде про Четверг Нонетот, если он ещё не послужил источником вдохновения. Детектив, проникновение книжных персонажей в наш мир и так далее…
А теперь достану душнилу-физика и вопрошу: чем отличается бумажная книга от электронной? В случае бумажной в основе мертвое дерево, много раз химией обработанное, никакой жизни. А планшетах евойных кремний, одна из возможных основ для жизни. И в обоих случаях читатель информацию получает посредством фотонов, электрические импульсы в мозгу вызывающие. Вот и непонятный обоснуй для бездушности читалок предложен.
Но это так, придиралово. А за по-настоящему фантастичную историю и напоминание про любимые книги — спасибо.
Юлия
16:08
Весело, фельетонисто написано. И с фантазией. Путешествия персонажей по книгам… «Клуб Знаменитых Капитанов»? (Знает ли автор? Если да, то респект.) Но всё-таки вторичность есть вторичность.
О печатных изданиях – приятно. Но не более.
Косяки:
«ободранными колючками руками» – коряво.
Неск.раз «сморите» вместо «смотрите».
«взростила» – взрА…
И в целом, за вторичность, оценка 4 (четыре).
Лучший рассказ в группе. Автор трагически обстебывает штампы, захотелось даже выписать:

Под одеждой скрывался торс в тонусе, готовый к дракам и любви.

Гагарин закурил сигарету и пустил в сторону окна Софии дымное колечко. Резким движением руки он разрубил его пополам, как бы прощаясь с девушкой и ее умопомрачительными ногами

голова раскололась и рассыпалась осколками по прикроватному коврику

ажиотаж был страшный: за книги местами подрались, местами помирились.

Мужчин он сначала раздражал и вызывал желание втащить, а потом привлекал своим недюжим умом, владением огнестрельным и холодным оружием, боевыми навыками бешеной рыси, а также умением совмещать дедукцию и индукцию.

— В его власти были все мы, — София резко встала со стола и стала мерить шагами кухню, размахивая кружкой с кофе.

Раздался выстрел. Это доктор Ватсон вспомнил Афганистан и не смог совладать с боевыми инстинктами.
Елена
10:58
Рассказ потрясающий. Кажется, что автор действующий писатель, который написал уже много книг. Такие подробности писательского мастерства описаны, что не верится, что автор — новый писатель.
Я прочитала его на одном дыхании. Спасибо автору.
11:41
«Сморится в зеркало» — чего он делает? Опечатка, наверное.
А потом пошёл Читающий Мир, Мирок Читателя и Мир главного героя, и тут я всё.
18:04
«но никак не могут решиться» — не мог.
Страсти по Черному, кстати. Если автор имеет в виду псевдоним писателя.
Для меня оказалось слишком много Гагарина. Наверное, можно было придумать другие слова для обозначения детектива.
Очень понравилось, что ЮГ в конце сам становится писателем. В конце концов, чем еще заняться в Мирке, пока книга вновь не откроется?
Загрузка...
Маргарита Блинова

Достойные внимания