Светлана Ледовская №2

С заботой о братьях наших меньших

С заботой о братьях наших меньших
Работа №92

Ночь. Падает первый снег, островки которого белеют посреди темной земли. Вдалеке виднеются огоньки затерявшегося в гуще леса небольшого одноэтажного дома. Таинство его одиночества манит к себе одинокого путника, который спешит найти в нём тепло и ночлег.

***

Внутри дома царит уютная обстановка заботы. Все предметы интерьера и мебели аккуратно расставлены и смотрятся гармонично. Полумрак гостиной комнаты разбавлен тусклыми бликами огня, исходящими от большого каменного камина. Языки пламени устремляются вверх, даря тепло и освещая небольшое пространство возле себя. Возле камина расположены близко стоящие друг к другу, развёрнутые к нему лицом два кресла. Незримый наблюдатель, если бы он стоял в этот миг за креслами, не увидел, кто именно в них сидит, потому что высокие спинки кресел надёжно скрывают своих обитателей. Он мог только услышать диалог, и по торчащим косичкам с бантиками над спинкой одного и пышными прядями длинных волос над спинкой другого кресла, мог предположить, что в них расположились маленькая дочка и её мама.

– Доченька, уже поздно и таким малышкам, как ты, пора спать! – послышался приятный и совсем чуть-чуть строгий женский голос с одного из кресел перед камином.

– Мамочка, расскажи, пожалуйста, такой маленький, совсем крохотный, но интересный рассказик о чём угодно, и я пойду спать! – раздался из соседнего кресла тоненький голосок. В нём было столько мольбы, что любящее материнское сердце «не устояло».

– Ну, хорошо, моя очаровательная маленькая фея! И о чём же или о ком ты хочешь услышать рассказ?! – в ласковом голосе мамы вовсе не осталось строгости.

– Мамочка, ты же знаешь, как я люблю природу! – радостно воскликнула «маленькая фея» в предвкушении интересного маминого рассказа.

– Природа, это важная часть нашего мира, и мне очень приятно, что ты интересуешься ей. Я расскажу тебе историю об окружающем нас мире и наших меньших братьях! – начала свой рассказ мама, после чего рядом послышались хлопки маленьких ладошек, символизируя понятное каждому детское счастье в предвкушении сказки перед сном.

– Итак, из чего же состоит природа нашей планеты?! Правильно, из растительного мира: деревьев, кустарников, травы, которые ты можешь видеть каждый день, когда мы выходим с тобою на прогулку из дома. И, конечно, животного мира, или как мы их называем, братьев «наших меньших»! – продолжила мама.

– А, какие они, мамочка, наши меньшие братья?! И где они живут?! – по детскому голосу, в котором чувствовалась заинтересованность, можно было без труда понять, что с темой рассказа мама угадала.

– Наших «меньших братьев» можно разделить на две разные по количеству и содержанию группы. Большая их часть живёт на красивых огромных фермах, которые мы специально для них построили. Как ты помнишь, на одной из таких ферм работает твой дедушка, и если ты захочешь, он с удовольствием проведёт для тебя экскурсию, и ты сама их увидишь! – нежно ответила мама, стараясь проговаривать каждое слово, каждую фразу с интонацией.

– Им там нравится, мамочка, на ферме?! – немного тревожно поинтересовалась доченька.

– Безусловно, моя любимая! Эти красивые огромные фермы, специально построенные таким образом, чтобы им там было тепло и уютно. Внутри фермы всегда одинаковая комфортная температура, выдерживаемая круглый год: и зимой, и летом. Надёжная крыша защищает от попадания внутрь фермы снега и дождя. Вся работа фермы направлено на удовлетворение всех биологических потребностей наших «меньших братьев».

– Мамочка, а что такое потребности?! – вновь поинтересовалась «маленькая фея».

– По-научному, доченька, потребностью можно назвать физиологическую нужду, которую испытывает организм «меньших братьев»: в кислороде, питательных веществах, воде, в дефекации, мочеиспускании, в отдыхе и сне, в жизненном пространстве – подробно изложила мама виды нужды. Понимаешь?! На ферме они всегда дышат очищенным от плохих бактерий воздухом, который помогает им не болеть плохими болезнями. Для каждого из них отведено специальное место, в котором они находятся по одному. Это место называется отсек или клетка. Питательные вещества и чистая вода по нескольку раз в день подаются к каждому отсеку по специальным конвейерным лентам. На противоположной стороне в полу отсека имеется небольшое отверстие, которое предназначено для отправление других естественных нужд.

– Мамочка, а у них бывают детки?! – последовал очередной вопрос от «маленькой феи».

– Конечно бывают, моё прелестное дитя! – не могла сдержать переполнявшей её любви мама. – Я как раз подошла к той части рассказа, в которой расскажу тебе о том, как раз в день нашим меньшим братьям разрешено гулять во дворе фермы. Сначала выпускают гулять кастрированных и обрезанных самцов, затем очередь наступает для прогулки самок и небольшого количества сильных полноценных самцов, которые оплодотворяют самок. После оплодотворения самки попадают в отдельную секцию фермы, где их усиленно кормят и внимательно следят и заботятся об их здоровье и здоровье плода. Через определённое время, когда плод вырастает и готов к самостоятельной жизни, вне живота самки, у неё происходят роды, и появляется детёныш, новая маленькая самка или самец. Почти сразу после появления детёнышей отправляют в специальный отсек фермы, который называется инкубатором, в котором намного больше тепла и света, чем в других её местах. Там, чуть погодя, большую часть всех немного подросших самцов кастрируют и обрезают, чтобы со временем они набирали больше веса и были менее агрессивными к самкам и другим самцам.

– Мамочка, а что значит кастрировать и обрезать?! – послышался тоненький детский голосок, и после того, как мама деликатно объяснила дочке смысл этих слов, та с тревогой в голосе, уточнила: «А, маленьким самцам разве не больно от этих действий?!»

– Ну, что ты, доченька, разве если только самую малость! – успокаивающим голосом ответила мама.

– А маленькие самцы и самки разве не скучают по маме?! – вновь раздался детский голосок, в котором чувствовалась любовь к своей маме и тревога за детёнышей.

– Какая же ты заботливая, доченька! – с новой волной восхищения в голосе сказала мама. – Конечно, первое время они скучают по родившим их самкам, но спустя совсем крохотный промежуток времени, забывают о них, находясь в окружении большого количества своих собратьев. Тем более, по последним исследованиям наших учёных они не умеют выражать эмоций: скучать по маме, как ты моя «фея», радоваться еде, первому снегу. Как я уже сказала в начале своего рассказа, они просто удовлетворяют свои потребности и нужды! Мы заботимся о наших «меньших братьях»! И почему мы так поступаем? Правильно! Потому что мы гуманные?! – не без гордости в голосе подытожила первую часть своего рассказа мама.

– Мамочка, а ты ещё не рассказала про меньшую их часть! – снова послышался тоненький детский голосок.

– Какая же ты внимательная, доченька! – последовала очередная порция материнского восхищения. – Меньшая, совсем не большая их часть живёт в дикой природе, страдая от холода и голода. Их только что родившиеся детёныши, не выдерживая таких лишений, умирают совсем крохотными. И, чтобы облегчить страдание оставшихся в дикой природе «меньших братьев», твой папа занимается их отловом и сдачей на ферму! А, вот, кажется и он! – с радостью в голосе воскликнула мама, когда возле дома послышался шум приближающихся шагов и скрипнула, открываясь, входная дверь в дом.

– Папочка! – детский голосок наполнился звонкой радостью, когда в дверях дома появилась большая мужская тень в длинном до пола плаще, капюшон которого скрывал голову своего обладателя. В полумраке прихожей сложно было разглядеть лицо вошедшего, пока он не закрыл за собой дверь и не шагнул навстречу к поднявшимся со своих кресел.

– Моя маленькая «фея» ещё не спит?! – проговорил вошедший, снимая со своей головы сначала капюшон плаща, а, затем, расстегнув, и сам плащ. И в эту секунду незримый наблюдатель, если бы он стоял в гостиной дома, увидел, что под плащом находится мощная металлическая основа робота с композитным наполнением, повторяющим физиологию взрослого мужчины, на голове которого имелась передняя часть «лица» матового цвета с подвижной мимикой. Он присел, разведя в сторону руки и принимая в свои объятия прибежавшую девочку-андроида.

Вслед за «девочкой» к андроиду-мужчине подошла андроид-женщина, «улыбаясь» ему «очаровательной» улыбкой. Внешне и «девочка», и «женщина» своей основой полностью соответствовали андроиду-мужчине, с той лишь разницей, что тело «женщины» имело более женственные очертания, и её голова была «украшена» пышными прядями длинных каштановых волос. Девочка, в свою очередь, была маленького роста с торчащими вверх и чуть в стороны двумя косичками с бантами на голове. Попав в объятия к «мужчине», «девочка» произнесла: «Папочка, пока мы тебя ждали, мама рассказала мне интересную историю о наших «меньших братьях»! И мне было так жалко тех, что скрываются в лесах, страдая от голода и холода!»

– Какая же ты у нас с мамой добрая, доченька! Сколько же в тебе сострадания! – с любовью и нежностью произнёс «мужчина». – Я хотел оставить сюрприз на утро! Но, так и быть, покажу его тебе сейчас! Смотрите, кого я нашёл рядом с нашим домом! Он был такой беспомощный и дрожал от холода! – «Мужчина» повернулся и достал лежащий на полу позади него большой мешок из плотного материала, аккуратно развязав узел на его вершине. Он запустил внутрь мешка свою «руку» и достал из него, держа за шею, грязного, одетого в какие-то лохмотья, маленького мальчика, который тщетно пытался вырваться из мощной хватки «руки» «мужчины», издавая выкрики. Мальчик, не смотря, на свою худобу, злобно, по- звериному дико, смотрел на трио андроидов, не оставляя попыток вырваться.

– Папочка, какой же он хорошенький! Я так давно хотела такого себе! Мы будем с ним играть! – восторгу «девочки», казалось, не будет конца.

– Доченька, ты же знаешь, что мы почти не держим дома, наших «меньших братьев»! – ответила на просьбу «дочери» «мама» с доброй «улыбкой» на «лице». – Да, и что скажут папе на работе, когда узнают, что он не сдал пойманного детёныша на ферму?!

– Мамочка! Папочка! Ну, пожалуйста! Позвольте мне оставить его себе! Я буду сама заботиться о нём, кормить его, выводить гулять! У меня даже поводок есть для его выгула! Я его буду звать «Дружок»! – с мольбою в голосе тоненьким голоском произнесла «девочка», сложив свои «ручки» «лодочкой», попеременно глядя то на «папу», то на «маму».

– Дорогая, кто же сможет отказать, наблюдая такой молящий взор чудесных глаз! – произнёс «мужчина», посмотрев с улыбкой сначала на «женщину», а потом на «девочку». – Хорошо, мы на время оставим его у нас в доме, а с дедушкой на ферме я поговорю сам. – его слова вызвали бурный восторг у «девочки», снова захлопавшей в ладоши. – А, теперь доченька тебе пора готовиться ко сну. И пока мама тебя укладывает спать, я подготовлю нашего найдёныша, то есть «Дружка», к жизни в нашем доме.

«Женщина» и «девочка» держась за руки удалились в дальнюю комнату, в полумраке которой можно было разглядеть небольшой набор мебели, характерной для детской. По центру комнаты располагалась небольшая кровать, в которую «мама» уложила «дочку», накрыв её лёгким покрывалом. Желая спокойной ночи, она поцеловала «девочку в её «щёку», и та закрыла глаза, погружаясь в «сон».

В момент, когда «женщина», выходя из комнаты, аккуратно закрыла за собой дверь, в прихожей послышались вскрики мальчика, а через несколько секунд щелчок металлического замка. Нечленораздельные вскрики несколько тише продолжали раздаваться из гостиной, и «женщина» с улыбкой на лице направилась в ту сторону.

– Дорогой, у тебя всё готово?! – с заботой в голосе тихо спросила она.

– Да, дорогая! Я решил самостоятельно провести все необходимые действия! А, то эти самцы бывают такие агрессивные, что не предусмотрительно их оставлять наедине с нашей маленькой «феей»! – ответил «мужчина», подойдя вплотную к «женщине» и, стараясь не оказывать ей свои окровавленные «руки».

В это время в другом углу гостиной в запертой металлической клетке находился тот самый мальчик. Он скрючился в её тесных границах, руками зажав рану в паху. На его лице застыла страшная гримаса боли, а из открытого в ужасе рта торчал кровавый обрубок и вырывались нечленораздельные звуки.

– Дорогой, как ты думаешь?! Может быть нам нашу малышку отвезти на ферму, она такая чуткая и заботливая. Полагаю, ей там будет очень интересно! – нежно произнесла «женщина», обращаясь к «мужчине». На стене позади неё висела большая фотография, на которой на переднем плане был изображён «улыбающийся» мужчина-андроид, который «рукой» показывал на просторное помещение части фермы. На заднем плане за ним виднелся бесконечный ряд металлических клеток, в которых по одиночке располагались совершенно обнажённые женщины разных возрастов, сидящие на четвереньках в тесноте ограниченного клеткой пространства. Их лица не выражали совершенно никаких эмоций. Женщины протягивали свои руки в прорези в клетке, дотягиваясь ими до конвейерной ленты, на которой они забирали из небольших отсеков некое подобие каши светлого цвета.

Под фотографией имелась большая надпись: «Любимой внучке! С заботой о наших меньших братьях!» 

-1
13:32
240
13:32
+2
ГГ-мама и ГГ-дочка. Сюси-пуси. Сюси-пуси. Розовые сопельки. Сюси-пуси. Пришел ГГ-папа. Принес «подарок». Подарок — человеческий детеныш.
Внезапно — все ГГ андроиды и разводят людей на фермах. Сюси-пуси. Розовые сопельки.
Надругательство над мужским достоинство человеческого детеныша. Сюси-пуси. Конец.

Никого не хочу обидеть, но это унылое…

"Им там нравится, мамочка, на ферме?!"
"Безусловно, моя любимая! Эти красивые огромные фермы, специально построенные таким образом, чтобы им там было тепло и уютно.
Внутри фермы всегда одинаковая комфортная температура… Надёжная крыша защищает от попадания внутрь фермы снега и дождя.

Вся работа фермы направлено на удовлетворение всех биологических потребностей наших «меньших братьев»."
Угу. А также уютные бойни и комфортабельные разделочные цеха, чтоб на твоем столе появились вкусные стейки. Шутка. Без понятия, зачем они их там держат.

"Cначала выпускают гулять кастрированных и обрезанных самцов", "… затем очередь наступает для прогулки самок и небольшого количества сильных полноценных самцов, которые оплодотворяют самок".
Хе-х зверюшкам таки делаю обрезание, это чтоб они кашерными стали?
А вообще, уважаемый автор, обрезание — удаление у мальчиков и мужчин крайней плоти. Но Ваша потрясающая наивность умиляет.
Как-то много лет назад стала свидетелем реальной дискуссии юной гопоты:
«Если евреев обрезают, то как они размножаются?», «Ну их же не всех обрезают».
Я плакала, то ли от смеха, то ли от страх за судьбу молодого поколения.

Но, как тут любят говорить — зато короткий ))
14:47 (отредактировано)
+1
Фу. В смысле сюжет фу. Настроение портит.
18:04 (отредактировано)
+1
Рассказ я бы даже сказала раздражает своими постоянными «моя маленькая фея», «да, дорогой», «какая ты у нас добрая» и постоянное «с нежностью/с теплотой/с любовью в голосе». Такая карикатура мира, где у всех рот до ушей и все такие дооооообрые…

Начало вообще напоминает экспозицию в пьесе или сценарии. Голые факты. По тексту столько повторов, что уже зубы сводит от «камин», «фермы» и «маленькая фея».
Мама начинает рассказ в стиле «ути-пути», а потом в лоб: обрезание, дефекация, оплодотворение, кастрирование самцов. Я, конечно, понимаю, что она в итоге андроидом оказалась и у них, очевидно, своя манера общения, но переход от лепета супер-заботливой матери к профессору с его научной лекцией кажется очень нелогичным.

Идея неплохая, хоть и действительно «фу», но вся история, как написали выше — а) наивна; б) не продумана и не раскрыта; в) представлена таким языком, что хочется поскорее стереть это из памяти.
Загрузка...
54 по шкале магометра