Дневник

Дневник
Работа №213. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

3 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Сегодня со мной произошло нечто, о чём я очень хочу тебе поведать. Случилось это сегодня утром, во время моей пробежки по парковой зоне Олимпии. Пробегая мимо статуи Ники Самофракийской, моей любимой статуи в парке (хотя мне больше нравится неотреставрированный оригинал), я заметила человека, который по пояс свесился с парапета.

Так как это очень опасно – можно упасть – я поспешила предупредить его, хотя понимала, что, скорее всего, этот человек осознавал, что именно он делал.

- Это опасно, - сказала я, подойдя близко к нему.

- Что именно? – спросил он, не поднимаясь.

- Вот так свешиваться с парапета, - ответила я.

- Это не так страшно, как кажется, если сзади к тебе не будут подходить и неожиданно пугать предупреждениями об опасности, - парировал он. В его голосе не было раздражения, поучительного тона тоже не было, был лишь задор и добрая насмешка, поэтому я не обиделась на него.

Он выпрямился, и я смогла его разглядеть. Его одежду, типичную на Олимпии, я рассмотрела давно, а теперь он предстал передо мной полностью. Опрятная одежда из местных салонов сильно контрастировала с небрежностью причёски – видно было, что его волосы давно не расчесывались, да и голову он помыл не сегодня утром. На щеках синела щетина, одна- двух- или трёхдневная, сказать затрудняюсь, я просто ещё не разбираюсь в этом, мне ведь всего пятнадцать, и я мало общалась со взрослыми мужчинами, тем более, что все они были гладко выбриты. На щеке маленькая тёмная полоска – запачкался где-то. В общем, неприятное ощущение вызывал бы его внешний вид, если бы не одно «но» - его глаза. В глазах мужчины, возраст которого на глаз я определила как «за 45» играло юношеское, если не детское, любопытство.

- Ты никогда не смотрела вниз? – спросил он.

- Нет, - я покачала головой, подтверждая свои слова, - Папа ещё в детстве говорил, что лучше этого не делать.

- И ты его послушалась?

- Конечно, я, как и любой ребёнок, задавала вопрос, почему мне нельзя этого делать. И получала ответ, что от этого может голова закружиться, и я упаду. Мне не хотелось падать.

- Понятно, - кивнул собеседник, - А твой папа не говорил, случайно, куда, по его мнению, нужно смотреть?

- Говорил, - кивнула я, - Он говорил, что нужно смотреть вверх: на небо, звёзды, луну, солнце, когда оно неярко светит.

- В общем, вверх и вдаль, - подытожил мужчина.

- В общем, вверх и вдаль, - кивнула я, соглашаясь.

- Может, это и к лучшему, - вздохнул мой собеседник.

Он облокотился на парапет и снова стал смотреть вниз. Повисла неприятная пауза.

- Я забыла представиться, меня Виктория зовут, - сказала я, чтобы продолжить диалог.

- Очень приятно, юная леди, - кивнул мужчина.

- А вас как зовут?

- Моё имя вряд ли тебе что-то скажет, лучше спросить кто я такой.

- И кто вы такой? – спросила я.

- Писатель средней руки, - произнёс он таким тоном, как будто говорил о плохой погоде, которая не менялась уже неделю.

Не отрывая взгляда от того, что было за парапетом, «писатель средней руки» достал из кармана визитку и протянул её мне. На визитке значилось имя Мортимера Толуска. Ничего себе «писатель средней руки»! Его трижды выдвигали на Нобелевскую премию по литературе, но лауреатом он так и не стал.

Вот так я встретила одного из самых удивительных людей своего времени.

10 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Встреча, произошедшая неделю назад не даёт мне покоя. Писатель, который, возможно, получит Нобелевскую премию в своей сфере (по крайней мере, у него есть немало шансов на это), с огромным интересом разглядывал то, что находилось внизу. Он не собирался смотреть вверх, ему не интересны самолёты, вертолёты, планеры, лифты, поднимающие вверх людей, небоскрёбы, постоянно растущие (мне часто кажется, что нет предела их роста), небесная синева, атмосфера, луна, солнце, планеты солнечный системы, планетоиды и астероиды, звёзды, галактики, космические туманности, чёрные дыры.

Нет! Ему интересно то, что внизу, под ногами. То, что мы – человечество – уже освоили, уже перешагнули, то, что нам давным-давно пора положить в карман, как игрушку, чтобы вечерами, когда устаёшь, и нет сил двигаться дальше, смотреть на неё и вспоминать былые моменты, давно ушедшие от нас. Да, без этой безделицы невозможен прогресс, ведь он строиться на базе предыдущего опыта, но не следует останавливаться и вечно ностальгировать, нужно идти дальше, развиваться.

Так почему один из самых передовых людей планеты вместо того, чтобы смотреть вверх, мечтать о развитии цивилизации, разрабатывать методы и средства этого развития, смотрит вниз (назад)?

Не знаю… У меня нет ответа…

12 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Я долго думала. И вот мои размышления:

Люди всегда смотрели вверх. Всегда! Верх! На небо, солнце, луну, звёзды, облака, тучи, птиц – всегда вверх.

Древние, глядя на небо, создали себе небесных богов. В Египте был бог Ра, в Греции верховный бог Зевс восседал на горе Олимп, Юпитер – древнеримский бог обитал тоже на горе в облаках, Тор и Перун – боги грома были верховными богами в пантеоне скандинавов и славян и так далее – я просто всех не помню.

Обожествление сил природы, в том числе небесных объектов, привело не только к фанатичному поклонению им (хотя и такое часто встречалось), но и к попыткам осмыслить природу «божеств», сравниться с ними в силе и могуществе и даже (!) победить или подчинить их. Данные попытки (частично) привели к путешествиям, освоению морских просторов, открытию земель, создание городов.

Позже, с развитием техники, человечество освоило воздушное пространство, создав множество летательных аппаратов: дирижаблей, воздушных шаров, самолётов, вертолётов, дельтапланов, беспилотных летательных аппаратов.

Этого оказалось мало, и, не успев, как следует, освоиться в воздухе, человек начал покорять космос. Что и продолжается сегодня.

На земле, человек не способный по каким-либо причинам управлять летательными аппаратами, тем самым покоряя пространство над собой, лезет в горы, строит высотные здания. Символично, что высотный комплекс, в котором я живу, называется «Олимпия».

Из динамики этих событий выделяются проблемы современной человеческой экспансии: а куда дальше? Что будет потом, когда человечество освоит космос? Прежде, конечно же, надо понять, что такое космос. Тождественен ли он вселенной или нет? Какие имеет границы и свойства? Возможно ли заселить весь космос людьми?

Вообще этапы человеческой экспансии мне лично представляются таким образом:

  • 1.Заселение острова или континента;
  • 2.Освоение морской глади в целях перемещения по воде;
  • 3.Распространение по поверхности земного шара;
  • 4.Освоение воздушного пространства;
  • 5.Выход на околоземную орбиту;
  • 6.Освоение Луны;
  • 7.Освоение солнечной системы;
  • 8.Освоение Млечного пути;
  • 9.Освоение других галактик вплоть до полного заселения вселенной.

Интересно, это вообще возможно? И что дальше?

Хотя, безусловно, движение вверх, как и взгляд вверх, можно, а то и нужно, воспринимать метафорически. Развитие культуры не может рассматриваться, как движение вверх? А спортивные победы? Про науку и технику можно не упоминать, без них ни один мечтатель не смог бы совершить это самое движение вверх!

Получается, что то, кто смотрит вниз, деградирует. Причём сознательно. Ну и пусть деградирует…

13 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Почему же он смотрит вниз?

15 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Вчера я сделала то, что, как мне кажется, изменило мою жизнь: я посмотрела прямо из окна. Не вверх, не вниз, а прямо. Я увидела облако. Оно было совсем близко с Олимпией.

Я в этот момент болтала с подружками в одном из ресторанов с большими окнами. Странно, я никогда особо не любовалась видами из окна, они мне не интересны.

Но в тот день я просто уставилась в окно и смотрела, как проплывают части облака. Меня высмеяли за это. Ну и пусть! Они не понимают! Только и разговоров о том, что поступили платья на предстоящие выпускные в наши местные салоны. Что все они стрёмные. И «слава Богу мы не в этом году выпускаемся, а то были бы как дуры сельские»!

Да, платья стрёмные, согласна. Причём абсолютно все, без исключения. Да, можно только пожалеть бедняжек, которые будут «красоваться» в этих нарядах на выпусных. Но это, твою мать, не твои проблемы! Ты реально решила всю жизнь тряпки обсуждать? Тогда я тебя поздравляю!

Так вот, я посмотрела на облако, которое проплывало мимо Олимпии. И мне захотелось его потрогать. Сомневаюсь, что оно было настолько близко к комплексу, но казалось, что облако было не дальше, чем метр-два от здания. Вполне можно было дотянуться.

Но я этого не сделала. Даже не попыталась. Слишком была расстроена из-за ссоры с подружками. Кстати, именно поэтому ничего не написала. Прости меня, дорогой дневник.

Так что, сегодня, отчасти потому, что сохранилась погода, отчасти потому, что я помнила про вчерашнее происшествие, я посмотрела вниз с парапета. Внизу сплошным ковром лежали облака. Или одно облако, я не знаю точно.

Это было потрясающие зрелище! На вид облака (или облако) были(о) такими пушистыми, невероятно мягкими, что мне очень захотелось спрыгнуть с парапета и нежиться в облаках (облаке) вечность. Сделать это было нетрудно – на взгляд до пушистого ковра было метров десять. Страшно, конечно, но казалось, что прыжок не опасен, а как раз наоборот.

Но я не решилась…

16 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Всё своё свободное время я смотрю вниз с парапета. И мне это жутко нравится! Эмоции не передать! Скажу только, что все они положительные, и градус «положительности» давно преодолел отметку «восторг» и постоянно увеличивается.

17 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Сегодня безоблачная погода. Поэтому, посмотрев вниз, я увидела только несколько площадок, расположенных несколькими ярусами ниже нашей. Это были хозяйственные ярусы. На них располагаются кухни для ресторанов, склады для магазинов, ремонтные мастерские, таксопарк, котельные, очистные сооружения и многое другое. Не всё, конечно же, а только самые необходимые, чтобы обеспечивать нашу площадку.

Я видела, как постоянно перемещаются рабочие, выполняющие свою повседневную работу. И хотя наблюдать за ними было интересно, от их вида я утомилась быстрее, чем от вида облаков.

Помирилась с подружками. Весь день обсуждали новые платья в салонах нашего комплекса. Точнее, что их никто не берёт. Ещё бы! Они все стрёмные! Слава Богу, мы не в этом году выпускаемся, а то бы смотрелись в этих, так сказать, «нарядах» как сельские дуры!

21 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Сегодня спросила у папы, почему он запрещал мне в детстве смотреть вниз. Он ответил, что есть три причины, почему он мне запрещал это делать.

- Во-первых, - сказал он, – от такой высоты у тебя могла закружиться голова, и ты могла упасть, чего я как отец, естественно, боялся. Я и сейчас боюсь.

- А во-вторых? – перебила я.

- Во-вторых, у тебя могло возникнуть желание спуститься вниз. Неизвестно, как бы это на тебя повлияло.

- Почему мне нельзя спускаться вниз?

- Не то, чтобы нельзя, просто это риск. Тут два момента: в Олимпии живут только богатые люди, одни чуть богаче, другие чуть беднее, но всё же все богатые. Плюс обслуживающий персонал, естественно.

- А внизу?

- Ниже люди непосредственно нас хозяйственный ярус, он нужен, чтобы поддерживать жизнедеятельность комплекса. Ниже его люди менее богатые. Если спуститься на два-три яруса ниже нас, скорее всего разница не будет бросаться в глаза. Но вот пять ярусов ниже живут гораздо более бедные люди, чем мы.

- Насколько они беднее?

- Их годовой доход примерно половина нашего. Конечно, и там кто-то более богат, чем остальные. В принципе, как и везде.

- А что внизу?

- Бедняки. И чем ниже, тем беднее. На поверхности вообще живут одни отбросы. Спустись ты туда, у тебя был бы шок. А я этого не особо хочу.

- А второй момент?

- Ты родилась на Олимпии.

- И как это мешает мне спуститься?

- Возможно, что никак. Трудно сказать. Комплекс построен за два года до твоего рождения. Мы только-только перебрались в него, как у нас родилась ты. Но дело не в этом. Точнее, не только в этом.

Такие жилые комплексы на верхушках небоскрёбов стали появляться лет 20 назад. Может, чуть больше. Жители таких комплексов, как Олимпия, не нуждаются в том, чтобы покидать его. И кроме собственного желания их ничто отсюда не выгонит.

Ты, конечно, не первый ребёнок, рождённый на высоте более 5 километров, но ты входишь в первое поколение таких людей. Никто не может сказать, как на вас подействует воздух около поверхности. Ясно одно: дышать тебе поначалу будет трудно. Сможешь ли ты привыкнуть к неразряженному воздуху? А к ветру? Он внизу другой. Даже загар у тебя совсем иной, чем у тех, кто внизу, потому что лучи солнца падают иначе.

Так что, мы с мамой эксперименты ставить не стали.

- Это всё?

- Это две причины. Третья – лучше стремись вверх.

23 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Весь вчерашний день я обдумывала разговор с отцом.

Но сегодня я нашла у себя визитку Мортимера Толуска, на которой значился его номер и позвонила. Не знаю зачем... Слава Богу, его не оказалось на месте! Мне ответил автоответчик, на который я сбивчиво надиктовала все свои переживания вместе с рассказом о событиях, произошедших с нашей встречи.

Чувствую себя дурой… Глупой, это как минимум. Сгораю от стыда… Зачем я это сделала!? Зачем? Он ведь просто посмеётся надо мной.

Хоть бы не ответил…

Хоть бы не ответил!

Хоть бы не ответил!!!

24 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Мне ответил Мортимер. Я зря боялась, меня восприняли абсолютно серьёзно.

Во-первых, Мортимер похвалил меня за мои рассуждения. Сказал, что не ожидал такого от «столь юной особы» и был приятно удивлён. Особенно ему понравились этапы человеческой экспансии, сказал, что можно их оформить в цикл литературных произведений. Либо как-то иначе, просто писательские привычки предлагают ему именно такой формат. Но даже если я не захочу творить, то подобными мыслями всё равно стоит поделиться хотя бы в виде поста в соцсети.

Во-вторых, он разделял опасения моего папы насчёт спуска вниз небоскрёба. Ему не известны случаи таких путешествий, поэтому сложно сказать, что будет, если я осмелюсь.

И третье, плавно вытекающие из второго, Мортимер просил, если уж я решусь на спуск (тем более без ведома родителей), не делать этого без него. Кроме выше озвученных причин он говорит, что мне ещё нужен будет проводник, а не то я могу заблудиться.

…Я ещё не решила, буду ли спускаться или нет.

29 апреля 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Я долго не писала. Прости…

Все эти дни я переписывалась с «писателем средней руки», которого трижды номинировали на Нобелевскую премию. Он очень интересный собеседник. Тему спуска не затрагивали…

… До сегодняшнего дня. Я решилась! Еду с ним вниз в начале мая. Когда точнее, Мортимер скажет позже – у него проблемы со свободным временем. Обещал найти свободную минуту.

3 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Звонил «писатель средней руки». Сказал, что завтра едем вниз. Жду! Жду! Жду!

4 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Мортимер, как и обещал, стал моим проводником. Мы спустились на 4 яруса вниз. Неудачный выбор – здесь живут те, кто составляет обслуживающий персонал на Олимпии. Разница, конечно, заметна, но шока я не испытала.

«Писатель средней руки» сказал, что это пробный спуск, который не опасен для здоровья, да и шока не вызывает.

Завтра спустимся ниже.

6 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Мортимер явно щадит меня – за три дня мы спустились максимум на 8 ярусов. Может, это и правильно, но меня не устраивает.

Попробую без него.

7 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Слава Богу, я дома! Я жива!

Дура! В одиночку спустилась на 50 ярусов. Не смогла выйти из лифта – было трудно дышать. Думала, умру… С трудом вернулась…

Буду пробовать ещё.

11 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Сбилась со счёта, сколько дней я не могу выйти из этого проклятого лифта. Придётся вернуться к методу Мортимера.

20 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Метод «писателя средней руки» себя оправдал, по крайней мере, оправдывает. Я стала спускаться на 3 яруса ниже от предыдущего результата. Я легко могу выходить из лифта, разница не ощущается. Сейчас я спустилась на 35 ярусов.

25 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Боже, я дома! Я в шоке!!!

Сегодня я спустилась на 50 ярусов и смогла выйти из лифта. Не стоило этого делать…

Сегодня празднуются выпускные. Как только я вышла из лифта, сразу же увидела толпу местных выпускников (то, что они выпускники узнала по ленточкам). Они были счастливы и шли куда-то по своим делам. Боже мой!!! Во что они были одеты!!! Да они поголовно мечтают о стрёмных платьях из наших салонов!!! Для них это королевские одежды!

Они прошли мимо меня, а я смотрела на грязные стены, в которых они живут. Трудно представить, что те стены, которые я видела внизу, и стены, которые я вижу в своей комнате – стены одного здания!

А что будет ниже???

Страшно представить! Воображение рисует чудовищные картины. Кажется, что наш дом в буквальном смысле стоит на человеческих костях!

Надеюсь, это не так…

26 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Я больше не спускаюсь… И не хочу спускаться… Мне плохо…

Я не хочу видеть то, что внизу... Но и забыть не могу. Я бы хотела забыть. Забыть, чтобы опять смотреть вверх, мечтать о светлом будущем, разрабатывать план чёртовой экспансии.

27 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

Мне плохо… Если то, что я видела движение вверх, если то, что я видела цена движения вверх, если то, что я видела, цена счастья тех, кто «движется вверх», то я отказываюсь быть частью движения. Не хочу.

Мне плохо…

31 мая 2172 года.

Здравствуй, дорогой дневник!

И прощай…

Я приняла решение – я ухожу. Я бы ушла раньше, но мне нужно было время на подготовку.

Куда? Как? Зачем? Почему? Я расскажу тебе.

Сегодня облачная погода, так что она идеально подойдёт.

Итак, вот что я сделаю:

Я подойду к парапету, выпью одну маленькую таблетку и прыгну. Таблетка подействует быстро (мне так обещали), мне как раз хватит времени долететь до облаков. Где-то внутри облака я и умру.

Здорово, правда? Мне тоже нравится. Почему внутри облака? Это единственное, что осталось мягким для меня. Жить, как прежде я уже не могу – я видела, что происходит внизу. Смысла быть паразитом я не вижу. Да и не хочу видеть. Попытаться что-то изменить? Не выйдет… Тут всю человеческую природу менять надо, ведь такие комплексы, как Олимпия не один год строятся. Да и возможности для их создания появляются не за один год. Так что у меня только один выход…

Ну, всё! Я побежала!

Прощай! 

-5
13:12
300
Комментарий удален
Загрузка...