Лети к Земле, моя Комета

Лети к Земле, моя Комета
Работа №11

Джон наблюдал за мерзкими существами, бродящими за стеклом. Существа, в свою очередь, разглядывали его четырьмя черными глазами. Разглядывали придирчиво, изучая каждую человеческую деталь.

В некотором роде все неплохо, пока твари находились там, пока их отделяло стекло. Двухметровые негуманоиды стояли какое-то время, потом шли дальше, передвигаясь на четырех щупальцах, вместо ног.

Капитан космического корабля, герой Межгалактического союза, повержен и захвачен в плен чертовыми инопланетными монстрами. Джон анализировал произошедшее, по крупицам восстанавливая ход событий. Голова раскалывалась от боли, память поддавалась нелегко, словно вырвавали куски воспоминаний.

Джон был один в стеклянной будке, в ней можно либо сидеть, либо стоять. Тесная камера располагалась между других будок, в которой тоже находилось по одному человеку. Стеклянные камеры уходили вдаль длинными ровными рядами, вправо и влево, а между рядами постоянно сновали инопланетные четырехглазые твари, разглядывая и присматриваясь к заключенным людям. Пару раз Джон попробовал обратиться к «соседям», но его не слышали или делали вид.

Капитана обыскали перед тем, как он попал сюда, в защитном костюме не осталось ни единой примочки, ни одного потайного кармашка с крошечной взрывчаткой, Джон невесело усмехнулся. Он провел здесь не один час, успел более-менее прийти в себя и осмотреться. Оставалось ждать нужного момента.

Будка внезапно дрогнула, капитан уперся руками в стекло, будка поехала вниз, в темный тоннель. Джон еще плохо соображал, голова закружилась от перемещения, кажется, он отключился на пару секунд. Когда капитан открыл глаза, кабина остановилась в новом помещении. Здесь не было заключенных людей, только Джон.

Помещение больше походило на медицинский кабинет с белыми стенами и неземным оборудованием. Капитан окинул взглядом помещение в поисках чего угодно, что могло бы послужить оружием. Вскоре в кабинет вошло существо, похожее на тех, что сновали наверху: двухметровое, с четырьмя щупальцами вместо ног, с двумя отростками, подобиями человеческих рук, покрытое чешуйчатой кожей с морды до последнего щупальца и мерзкими черными глазами, напоминающими бездну.

Джон знал, что, если стекло откроется, он не упустит шанса и вонзит твари в горло первый острый предмет, попавшийся под руку, да хоть собственными руками придушит гадину. Существо подошло ближе, стекло будки со всех четырех сторон поползло вниз и через пару секунд ничто не отделяло землянина от негуманоида. Джон рванулся вперед, схватил со стола медицинский нож и бросился на сине-зеленую тварь.

Нож замер в нескольких сантиметрах от горла, Джон застыл в полете, словно налетел на невидимый барьер, влетел в нечто вязкое, в патоку, в которой не мог сделать ни единого движения. Существо оскалилось в подобии полуулыбки, обнажив ряд коротких черных клыков. Землянин изо всех сил пытался сопротивляться, но годы тренировок и мастерство рукопашного боя не помогали, все попытки были тщетными. Капитан корабля застыл в невидимом энергетическом поле, как безвольная марионетка.

Инопланетный змее-осьминог забрал нож из рук землянина и аккуратно положил обратно на стол, а потом взял медицинский пистолет, приставил к шее Джона и нажал на спусковой крючок. Существо зашипело, звук был до омерзения противным.

- Акр-кры-такр? – прорычало оно, обращаясь к человеку.

Джон смотрел в пустые черные глаза, глаза, в которых не было души.

- Такыр-немного-курыткы-ждать, - послышались знакомые слова, когда тварь обратилась во второй раз.

Единственным желанием сейчас было вырваться из патоки, а потом разобраться с негуманоидом. Если очень повезет – сбежать, может, если повезет еще больше, кто-то остался живой из команды. Добраться до корабля и вырваться с этой планеты во что бы то ни стало.

- Теперь понимаешь меня? – разборчиво произнес монстр. Значит, вживили чип. Не новая практика, на Земле не первый год вживляют подобные устройства для удобного общения с другими гуманоидами на соседних планетах. Но эти твари, агрессивные, напавшие на корабль без предупреждения, без видимых причин – совершенно иные, Джон не слышал ни одного упоминания об этой расе.

- Понимаю.

Змее-осьминог повернул чешуйчатую голову в сторону выхода:

- Ваш заказ готов, можете забирать.

Марионетку Джона поместили в другую коробку, только не со стеклянными стенами, а полностью глухими. Дверь закрылась, и его поглотила тьма. Тьма не была пугающей, наоборот, она приносила покой, некое подобие умиротворения. Лучше здесь, в темноте, чем с этими неземными тварями. Есть время продумать план.

Джон помнил, что корабль следовал назначенному курсу, никаких неполадок в системе, никаких посторонних кораблей на радаре. Обычное патрулирование участка, как внезапно, из неоткуда возник огромный корабль неземной цивилизации: без опознавательных знаков, экипаж не выходил на контакт ни на одном известном языке. Неизвестный корабль был огромен, по сравнению с ними их патрульная «Комета» казалась крохотной шлюпкой на фоне черной громадины с красными огнями.

Темнота продлилась недолго, прошло не больше пяти минут, как дверь коробки открылась. Джон сощурился от яркого с непривычки света.

- С днем твоего третьего рождения, Ак-ана! – доносились наперебой голоса змее-осьминогов.

- Поздравляем!

- Долголетия и процветания!

Проморгавшись, Джон увидел, что находился в какой-то то ли комнате, то ли пещере с высокими сводами и неровными стенами из природного материала, вокруг собралось множество существ, двухметровых, чешуйчатых, четырехглазых. Сейчас бы пару плазмаметов, разнес бы к чертям собачьим всю свору негуманоидной нечисти, не успели бы своим полем воспользоваться.

Видимо та самая Ак-ана, вышла вперед и направилась к Джону, улыбаясь черными клыками. На голове монстра, в отличие от предыдущих, красовались четыре рога сантиметров в двадцать.

- Какой хорошенький! – Ак-ана всплеснула руками-щупальцами. - Какая прелестная зверушка! Вы знаете, как меня порадовать! – она обернулась к гостям, а потом снова посмотрела на землянина.

Ак-ана поманила к себе новую «зверушку» длинным указательным пальцем с острым когтем. Такой коготь мог с легкостью вспороть глотку.

- Ну же, давай, иди-иди сюда.

Сжимая кулаки, Джон сделал шаг из коробки. Теперь он не был таким опрометчивым и не стал бросаться на существо, меньше всего он хотел вновь оказаться под действием поля, в полнейшем бессилии. Джон подождет, выберет нужный момент, поймет, как нейтрализовать поле.

- Посмотрите какой робкий! Ну разве он не прелесть! – Ак-ана снова всплеснула когтистыми руками-щупальцами, театральный жест.

К рогатой имениннице подошло другое существо, чуть поскромнее, почтительно опустив голову. Ак-ана, видимо, влиятельный негуманоид.

- Может, уберешь его пока?

- Нет, пусть осваивается, - отмахнулась она. - Туда-туда. Иди туда, - она указала направление в углу комнаты, глядя на Джона пустыми глазами. - Он ведь меня понимает, да?

Только сейчас Джон увидел, что в другой половине комнаты, в дальнем углу сидела женщина, скромно поджав под себя ноги. Самая настоящая земная женщина. Еще один человек, живой на этой безумной планете!

Женщина сидела на полу, среди мягких цветастых подушек, обнимая острые коленки обеими руками, одетая в простенькое платьице неприятного кислотно-желтого цвета. Она не обратила внимания на подошедшего к ней человека, оставаясь равнодушной ко всему происходящему.

Джон сел рядом, на такую же подушку и удивился, когда эта подушка зашевелилась, словно была живой, и приобрела самую удобную форму, точно под него. Капитан пригляделся внимательней, подушка была необычной, зеленой, полупрозрачной, изнутри шло слабое свечение. Сколько еще странностей ждало на этой планете.

Монстры не обращали на людей внимания, увлеченно разговаривали, пилы жидкости, веселились, изредка слышались поздравления, если закрыть глаза, могло показаться, что происходило обычное, слишком человеческое застолье.

- Ты можешь объяснить, что здесь происходит? – Джон смотрел на незнакомку, она выглядела отрешенной. Уставшие серые глаза не выражали абсолютное ничего.

- День третьего рождения Ак-аны, двадцать пятой дочери великого рода Сара-акс, - сухо ответила она, не повернув головы.

- Понятнее не стало.

Джон следил за инопланетянами, пытался проанализировать, в какой точке Вселенной может находиться эта планета.

- Чертовы пришельцы, - выругался Джон сквозь зубы.

Девушка наконец-то обратила на него внимание, как-то встрепенулась, повернула к нему голову. Она красивая, молодая, наверное, не больше двадцати лет.

- Так ты и вправду ничего не понимаешь?

- Абсолютно ничего.

- Как же так…

- Наша «Комета» следовала по маршруту и должна была возвращаться на Землю, когда наш корабль атаковали пришельцы.

- Землю?..

Капитан утвердительно кивнул.

- Ты что, с Земли? – девушка полностью повернулась к нему, глаза расширились от удивления. - С самой настоящей?

- Да.

- Это ж сколько тебе лет… - как-то пространно, философски проговорила незнакомка.

- Тридцать семь лет.

- Да нет, я не про физический возраст. Я про настоящие годы.

- О чем ты?

- Землян перестали похищать еще двести лет назад. На Ктар-е созданы все условия для… для выведения людей в искусственных условиях.

- Ты родилась здесь? – Джон почувствовал, как по спине пробежал неприятный холодок.

- Да. Представляю, как тебе сложно понять происходящее. Понимаешь, в капсуле хранения время идет иначе. Тебе кажется, что ты находишься там пару минут, а на самом деле могут пройти дни, недели или больше.

Двести лет не похищали людей… нет, этого просто не могло быть, она что-то путала. Джон прокручивал в голове цифру, она абсолютно не укладывалась.

- Меня зовут Крия.

- Я Джон.

- Джон, - первый раз улыбнулась Крия. – Рада с тобой познакомиться, человек с Земли.

Они поговорили еще немного. Крия очень интересовалась Землей, и с нескрываемым любопытством слушала землянина. Джон продолжал внимательно следить за обстановкой, изучать повадки этих существ, искать слабости.

Праздник Ак-аны закончился, одно из существ позвало Крию с собой.

- Увидимся, Джон. Мы еще встретимся и поговорим, обязательно. Пожалуйста, ты только держись, - она махнула на прощанье рукой и скрылась в такой же кабинке, из которой появился Джон.

Когда Крия перешагнула порог, дверь закрылась и внезапно кабинка стала уменьшаться в размерах. У Джона едва укладывалось в голове, как можно создать подобные технологии.

Кабинка стала крохотной, поместилась в ладони монстра. Крия была внутри, словно Дюймовочка из детской сказки, попавшая в лапы к гигантскому чудищу и от этого еще сильнее хотелось ее спасти и вырвать из когтистых лап.

«Комета» совершила отчаянную попытку уйти от корабля пришельцев, все в команде понимали, что она не увенчается успехом. Так и оказалось, «Комета» даже не успела выйти на максимальную скорость, как была поймана в сети и взята на абордаж. Чертов корабль огромен, способен оставаться незамеченным. Если бы они захотели, могли бы уничтожить крохотную космическую шлюпку одним выстрелом, может, так было бы гуманнее, но инопланетяне этого не сделали, у них оказались иные планы на землян.

Джон палил из плазмамета, но четырехглазые были хорошо защищены, как только заряд летел в них, они закрывались магнитными щитами. Один раз Джону удалось попасть в монстра. Пришелец взревел, из раны хлестала мутная черная жижа. Их можно ранить, значит, их можно убить. Джон воспрял духом, вскинул на плечо плазмамет и пальнул еще раз, точно в голову ублюдку. Пришельцы не ожидали подобного сопротивления, не ожидали, что мозги и внутренности товарища разлетятся ошметками в человеческом корабле.

В очередной раз Джон пожалел, что у него сейчас не было в руках плазмамета, чтобы разнести к чертям собачьим всех тварей. Сейчас он безоружен, стоило оказаться близко и тогда он попадет под силовое поле. Все инстинкты Джона говорили, что рядом хищник, они заперты в одной клетке. Ак-ана отличалась от первого монстра не только внешне, в ней было нечто глубокое, тьма, настоящее зло. Зло, оставшееся наедине с ним, когда остальные гости разошлись.

Стены комнаты, в которой только что принимали гостей «ожили», зашевелились и поползли. Нет, не стены! Это пол поехал вниз, вслед за полом двигался и потолок, равномерно опускался, словно бы они находились в каком-то гигантском организме, подстраивающимся, меняющим форму.

Пол остановился, Ак-ана и Джон оказались в другой комнате, одна коробка сменилась другой. Комната была отвратительна в самом глубоком понимании.

- Тебе у меня обязательно понравится! – Ак-ана улыбалась-скалилась во всю ширь, демонстрируя черные клыки, с гордостью показывая свои владения. - Мой предыдущий питомец прожил по вашим меркам двадцать лет! – рогатая прошлась по комнате, бесшумно передвигаясь на щупальцах-ногах. У Джона не укладывалось происходящее в голове. Он видел многое в своей жизни, видел смерть, жестокость, но представшая картина покоробила даже его. - Я очень заботливая хозяйка. Да, вот он, кстати. Как я по нему скучаю, - рука Ак-аны легла на плечо фигуры человеческого роста в костюме космонавта.

Вся комната уставлена чучелами. Рыжебородый мужчина сидел за столиком с кружкой в руке, юная блондинка стояла перед зеркалом, надевая украшения. Застывшие восковые фигуры. Здесь было десять человек. Точнее то, что от них осталось, пустая оболочка. Лица ничего не выражали, стеклянные глаза смотрели в никуда.

Это были не восковые фигуры, настоящие человеческие чучела: разодетые, разукрашенные, рассаженные, как марионетки, мертвые люди. Джон не мог отвести взгляда от чучела космонавта, любимого питомца рогатой. На его голове был шлем старого образца, руки крепко сжимали плазмамет первого поколения, он снят с производства лет тридцать назад. Неужели Джон сам через несколько лет будет стоять таким же чучелом?

Джон прочувствовал весь ужас происходящего. Сколько времени они провели здесь прежде, чем превратиться в чучела? Месяцы, годы? А сколько Джон проведет здесь. Нет, он никогда не станет чучелом на этой чертовой планете.

- Это ужасно, - все, что смог сказать капитан.

- Сколько ненависти во взгляде. Потрясающе! Настоящий землянин! Таких экземпляров у меня давно не было. Такого аппетитного человечка хватит надолго, - Ак-ана оставила чучело космонавта и подошла к Джону, почти вплотную. Он смотрел на нее снизу вверх, если постараться, можно свернуть этой твари шею и попробовать сбежать. Но внезапно рогатая своей рукой-щупальцем дотронулась до руки Джона. Присоски впились в кожу.

Его словно ударило током. Джон попытался схватить щупальце и оторвать от себя, но вновь попал в поле, в котором не мог сопротивляться. Это чувство беспомощности было хуже всего, марионетка в руках монстра.

- Непокорный, бурный нрав! Как мне это нравится! Правда, я полнейшем восторге!

Ему бы только добраться до своего оружия и корабля, вот тогда бы разговор был другим. Голова кружилась, рука безумно болела, Джон ощущал, будто из него вытягивают жилы и ничего не мог с этим сделать.

Щупальце само «отклеилось» от руки через минуту, оставив след присоски. Поле исчезло также внезапно, как и появилось, Джон едва не рухнул на колени от обессиленности, но смог удержаться на ногах.

- Что это было?.. – он потер ужаленное место.

Ак-ана перестала улыбаться, черные глаза, казалось, стали еще чернее.

- Сейчас я забрала один месяц твоей жизни. Запомни, человек, ты здесь именно для этого, - и вновь заиграла полуулыбка-оскал. - Не бойся! Это только в честь праздника! Я очень экономная хозяйка и не буду брать больше одного-двух дней в неделю исключительно для поднятия духа.

Они на самом деле высасывали жизнь. Джон должен сбежать отсюда, чего бы ему это не стоило. Он не готов стать рабом до конца своих дней, а потом стоять чучелом в склепе частной коллекции монстра. В еще больший ужас приводило то, что он понятия не имел, где теперь его команда и что подобная участь могла постигнуть и их.

Время шло, сколько именно его прошло Джон точно сказать не мог, невозможно считать часы и дни в коробке, как бы он ни старался. Ак-ана была бдительна и не спускала глаз со своего питомца, она знала, что доверять ему нельзя. Он был как дикое животное, которое могло напасть при первой возможности, чешуйчатая такой возможности не давала.

Ак-ана часто демонстрировала своего питомца, как комнатную собачку для выставок и хвасталась, как надолго хватит такого здорового и сильного человека, сколько из него можно высосать жизни.

Джон знакомился с чужим миром чужих существ и чем больше его узнавал, тем глубже понимал, что всегда будет жаждать сбежать. Здесь царили свои законы, многие из которых оставались непонятными. Само устройство мира не поддавалось пониманию. Здесь не было улиц, в привычном представлении. Джон до сих пор не знал, как выглядит поверхность планеты. Если Ак-ана выводила его в свет, то они просто выходили из комнаты и оказывались в другой комнате. Или это был поход в место, которое можно сравнить с развлекательны центром – еще одна огромная многоярусная комната. Весь безумный мир состоял из бесконечного числа комнат, сменяющих друг друга.

Крия стала близким другом, единственным другом. Ее владелица доверяла человеческой игрушке гораздо больше, чем Ак-ана Джону. Крия могла свободно передвигаться в чуждом для Джона мире. Она здесь родилась, выросла, прекрасно ориентировалась в комнатах. Иногда им удавалось оставаться вдвоем, поговорить. Джон приглядывался к неземной-земной женщине, и в конечном итоге пришел к выводу, что она их единственный шанс на спасение, ведь несмотря на неземное происхождение, душа Крии бесконечно тянулась к родной Земле. Он видел эту жажду в серых глазах каждый раз, когда рассказывал о своем доме. Крия была настоящей, настоящей была и ее любовь к родной далекой планете, она не притворялась. В одну из коротких встреч, Джон понял, что пришло время посвятить подругу в свой план, который напрямую зависел от нее.

Возле глаз Крии появились крохотные морщинки, в светлых волосах блестела седина. Джон провел рукой по прядке волос.

- Сколько ты потеряла?

- Пять лет. Все не так плохо, - ей стало неловко. Она постаралась улыбнуться, скрыть свою боль. - Просто был праздник. Такое редко случается.

Чешуйчатые высасывали жизнь, на память оставались шрамы на запястье от присосок. Джон по собственным подсчетам отдал твари семь месяцев жизни, по сравнению с пятью потерянными годами Крии это ерунда.

- Мне нужна твоя помощь.

Крия смотрела на Джона добрыми серыми глазами и столько в них было теплоты, столько домашнего уюта, что на мгновение могло показаться, что они находились на Земле.

- Помоги мне сбежать.

- Сбежать? – она неуверенно переспросила.

- Да. Мы сбежим вместе, - он взял ее за руки, - Чешуйчатая мне не доверяет, с тобой все иначе. Ты можешь свободно перемещаться в их мире.

- Но это и мой мир… я здесь родилась.

- Тебе просто надо открыть коробку. Дальше я все сделаю сам. Мы должны сбежать отсюда!

Крия смотрела на Джона перепуганными глазищами, руки ее затряслись, она замотала головой.

- Нет! Ты что! Нас убьют! Это просто невозможно!

- Это не жизнь!

- Другой жизни я не знаю.

- Она может быть прекрасной.

Крия впечатлительная, наверное, ей не хватало эмоций, не хватало радости в этой жизни. И она впитывала каждое слово, которое говорил Джон. Говорил он с такой страстью, живостью, восхищением и тоской по далекой планете под названием Земля.

Она и раньше слышала о Земле. Планете, на которой родились ее предки. Если бы в глубине души не зрела мечта о том, что она когда-нибудь сможет увидеть Землю своими глазами, то ни за что не согласилась бы. Но мечта эта жила, с раннего детства, зрела, формировалась. И вот, в ее маленькой, скромной жизни появился Джон. Человек с самой настоящей Земли.

- Земля, она ведь не такая, как эта планета! Там все по-другому. Там человек – сам себе хозяин. Там есть горы, реки, зеленые леса, океаны! Как греют теплые солнечные лучи по утрам. Ты должна увидеть, как необыкновенны зимние узоры на окне. Ты знаешь, как прекрасно море на закате.

- Море… - совсем мечтательно произнесла Крия.

- У нас получится. Но мне нужна твоя помощь. Ты хорошо знаешь этот мир, а я нет.

Джон знал, она обязательно ему поможет, она ведь хочет сбежать не меньше, чем он, ее надо лишь чуть-чуть подтолкнуть.

- Ты просто выпустишь меня из коробки и все! Больше тебе ничего не надо делать. Дальше я все сделаю сам и вытащу нас отсюда, обещаю!

- Я боюсь…

- Ты наш единственный шанс на спасение.

Крия медлила, но мысленно, она уже приняла решение.

- Хорошо. Я сделаю это.

От Крии Джон узнал, что все захваченные корабли хранятся на свалке, место брошенное и неохраняемое. Каковы шансы, что они отыщут «Комету»? В принципе, у Джона еще осталось пару спрятанных тузов, что немного повышало их шансы на удачный исход безумной операции. Крие пришлось долго выжидать подходящего момента, чтобы одной подобраться к Джону. Прошло еще несколько месяцев с их разговора, прежде чем представился момент.

Джон никогда не сможет привыкнуть к бесконечной тьме коробки. Иногда ему казалось, что именно так выглядит смерть – тьма и ничего больше, и никогда не знаешь, закончится ли она. Как же приятно было увидеть человеческое лицо, когда дверь кабины открылась! Но радость долгожданной встречи быстро сошла на нет. Джона покоробило, когда он увидел, что Крия постарела еще на десять лет, теперь она казалась его ровесницей.

- Ты молодец! Все сделала правильно.

- Если нас поймают, нас обоих убьют.

- Этого не случиться!

- Давай скорее уйдем.

- Подожди. Надо кое-что взять.

В жилище Ак-аны Джон уже хорошо ориентировался. Двери здесь были частью какого-то огромного организма планеты и не походили на двери в привычном человеческом понимании, их края расходились в стороны, словно отгибались ветви, и образовывался проем, ведущий в следующую комнату. Джон и Крия спустились в самую ненавистную комнату, там, где «жили» мертвые люди, чучела. Здесь никогда ничего не менялось: все та же молодая женщина, сидевшая перед зеркалом, пара влюбленных, держащихся за руки, космонавт в полной экипировке. Джон всегда хотел увидеть его лицо, узнать, что это был за человек. Иногда, ему снились кошмары, что он снимает шлем с его головы и видит свое собственное лицо.

Мертвый космонавт без сопротивления отдал старенький плазмамет.

- Спасибо, друг. Ты нас очень выручаешь.

Дверь комнаты, часть безумного организма, внезапно открылась, и на пороге оказалась Ак-ана.

- И что же у нас тут происходит? – она почти прорычала, низким, неприятным голосом.

Крия взвизгнула от ужаса и отпрянула назад, за спину Джона.

- Джон, мне страшно.

- Все будет хорошо. Не бойся.

Джон вскинул плазмамет на изготовку, направил дуло точно в голову чешуйчатой. Ак-ана замерла на пороге, оскалилась, ее щупальца нервно подрагивали.

- Неужели ты убьешь меня?

Джон держал прицел плазмамета между ее нижней парой глаз. Все четыре черные глаза были устремлены на него.

Нет. Убивать ее нельзя, за эту элитную тварь их найдут в любом уголке Вселенной.

- Если включишь поле, я размозжу тебе голову.

- Думаешь, успеешь? – она помедлила и добавила. - Ну что ты. Моя голова мне дорога. А твоя тебе дорога, Джон?

Ак-ана впервые назвала его по имени, ни зверушка, ни милашка, а Джон. Прозвучало это угрожающе. Джон не стал отвечать.

- Крия, свежи ей щупальца. Она ничего тебе не сделает. Правда?

Ак-ана протянула две руки-щупальцы, так по игривому. Для нее все была игра, очередное представление, развлекательное шоу и ничего большего.

- За спиной.

Крия трясущимися руками обмотала щупальца ремнем Джона, затянула как могла. Когда Ак-ана выберется вопрос времени.

- Мы уходим.

- Скоро увидимся, Джон, - прошипела чешуйчатая, провожая взглядом свою осмелевшую зверушку.

- Очень сомневаюсь.

Крия прикоснулась к ветвям двери, они поползли в стороны, образуя проем, когда беглецы перешагнули порог, дверь закрылась. Джон выдохнул с облегчением, оказавшись на свалке. Расслабляться рано. Помещение свалки было огромно. Своды уходили высоко, этажей на пятьдесят. Множество мертвых кораблей, не только человеческих, еще неизвестные, других рас. Некоторые из них с первого взгляда были в отличном состоянии, другие завалены тоннами кораблей, превратились в металлолом.

- Здесь нет охраны, насколько я знаю, - Крия держала Джона под руку, прижималась к нему. Она никогда не делала таких опрометчивых поступков и теперь ей было впервые так страшно. - Отсюда никто не пытался сбежать… Как мы отыщем твой корабль…

- У меня встроен поисковый чип. Если корабль здесь, мы его найдем.

Джон коснулся запястья, под тонким слоем кожи высветился слабый сигнал. Им повезло, «Комета» была поблизости, на расстоянии одного километра.

Корабли образовывали горы, уходящие под свод закрытой свалки. Свод состоял из множества люков, через которые попали сюда корабли. Беглецы шли между неровных рядов к своей цели. Джон ожидал большего сопротивления, так или иначе, он был рад, что удача на их стороне.

Осталось меньше пятисот метров. В висках словно колотилось «Скорее, скорее!», словно нечто тяжелое и неотвратимое становилось ближе. Джон боялся, что его «Комета» погребена под слоем других кораблей. К счастью, этого не произошло. Джон остановился, вскинул голову вверх. Он наконец-то увидел родную «Комету». «Комета» находилась на верхнем ряду, ее не завалили другими кораблями. Неужели на самом деле прошло двести лет? Осознание настоящего времени все еще было чем-то запредельным.

Джон ловко карабкался по руинам старых кораблей, ему приходилось останавливаться, помогать Крие, ей путь давался тяжелее. Прошло пятнадцать минут, прежде, чем удалось добраться до верхнего ряда, где покоился корабль, словно ожидая возвращения своего капитана.

Капитан набрал код на приборной панели, со скрипом открылся шлюз. Впервые за долгое время, Джон ощутил себя на своем месте, в своей стихии. Здесь он знал каждый уголок, каждый сантиметр. На мгновение даже показалось, что все как раньше, что сейчас его поприветствует второй пилот, дружественно пожмет руку, они вспомнят пару сальных шуточек с командой и отправятся в плановый патруль.

- Добро пожаловать, капитан, - сухо раздался компьютерный женский голос. Система его опознала.

Батареи сохранили заряд, солнечным панелям удавалось подзаряжаться. Капитан закрыл за ними шлюз, теперь беглецы были отрезаны от чуждого мира, в некотором роде – в безопасности.

- Полная диагностика «Кометы», - Джон взошел на мостик и принялся за работу. Его даже отпустило жгучее ощущение надвигающейся беды.

- Провожу полную диагностику, - спокойно отвечал компьютер.

Крия осторожно озиралась по сторонам. Теперь она попала в чужой для нее мир, полный неизвестности. Она прошлась по мостику, заглянула в коридор, но побоялась идти туда одна и вернулась к Джону. Таким сосредоточенным, настоящим капитаном она видела его впервые и боялась даже помешать, просто встала рядом и молча смотрела, как он перебирает каждый сантиметр всех систем через компьютер.

- Показать результаты.

- Критические повреждения отсутствуют.

Результаты полного анализа высветились на экране. Годы покоя сказались на состоянии корабля, но строили его талантливые люди, анализ показал лишь незначительные повреждения, ошибки работы некоторых систем. Высветились рекомендации замены ряда деталей. В целом корабль был на ходу. Топлива меньше половины в восьми баках - этого должно хватить для старта. Главное уйти с этой планеты и перейти на гиперскорость, а там помогут потоки солнечных ветров.

Крия стояла рядом, крепко сжимая плечо Джона, он чувствовал, как она дрожит.

- Скорее-скорее, пожалуйста.

Ее волнение передавалась Джону. Надо торопиться, погоня могла начаться в любую секунду. Больше всего Джон сейчас боялся оказаться в том самом поле, в котором невозможно пошевелиться, или вечной черной коробке.

Он постарался улыбнуться, сделать вид, что ему не страшно, поверить в то, что у них все будет хорошо, потом помог Крии сесть в кресло второго пилота.

- Давай пристегну. Все будет хорошо.

Она чуть улыбнулась, кивнула, ей стало немного легче.

«Комета» ожила, заревели двигатели, свет несколько раз мигнул. Крия крепко зажмурилась, впилась пальцами в ремень. Джон знал координаты Земли наизусть, это его работа, он должен был уметь вернуться из любой точки Вселенной.

- Скоро взлетим. Не переживай.

Двигатели прогрелись. Дистанционное управление «Кометы» справилось с люком над свалкой, открыв перед ними космические просторы.

«Комета» стремительно оторвалась от горы свалки, сжигая турбинами остатки чужих кораблей и помчалась прочь с неприветливой планеты. «Домой» - единственное слово, которое крутилось в голове.

Всего через несколько минут беглецы были в космосе, чудовищное напряжение спало и можно облегченно выдохнуть. Ак-ана достаточно богата, чтобы позволить себе погоню, но, если «Комета» успеет выйти на максимальную скорость, у них будет шанс оторваться.

- Думаешь, остался ли кто-нибудь из моих людей?

- Я не знаю. Может быть. Они могут все еще спать в камерах.

Полет шел нормально, никаких повреждений так и не обнаружилось. Впервые за долгое время Джон увидел, как выглядела чужая планета: серая, невзрачная. На ее поверхности не было ничего, кроме бесконечных острых скал. Он никогда не будет скучать по ней.

И казалось, Джон уже видит вдалеке крохотную точку – голубой шар, родную Землю с ее бесконечными лесами, реками, морями, крохотными деревушками и мегаполисами.

Внезапно что-то щелкнуло в мыслях.

- Что-то не так, - Джон посмотрел на панель управления, потом на мониторы.

- О чем ты?.. – Крия встревожилась.

- Запас топлива. Он остается на одном уровне. Словно… мы и не взлетали, - на лбу проступила холодная испарина. Капля пота скатилась по виску, по щеке.

- Только не это.

Джон посмотрел на Крию, в глазах ее застыли слезы, она все поняла, едва улыбнулась уголками губ.

Внезапно наступила темнота. Исчезло все. Не было больше корабля, не было рядом Крии. Джон знал эту тьму, она была не новой. Он был в коробке. Бесконечно большая коробка, из которой ему никогда не вырваться.

- Я же говорю, питомцы – это так весело! – довольная Ак-ана взяла маленькую коробку, в форме космического корабля, помещавшуюся на ладони.

- Полностью с тобой согласна, - почтительно кивнула четырехглаза подруга.

+1
11:54
110