Странник

Странник
Работа №238. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

Взрыв в грузовом отсеке произошёл в 4:15 утра по времени Содружества: как только второй пилот Том Холланд разбудил его, капитан Одис по привычке сверился с наручными часами, которые показывали время орбитальной станции. Это был подарок Пенелопы: точная копия раритетных Santos de Cartier 1978 года. Холланд называл их «фишкой кэпа», для Одиса эта была единственная материальная связь с домом.

– Там кто-нибудь был? – спросил Одис по пути в рубку.

– По расписанию обход Эмерсона. На связь он не выходит, но… – Холланд замолк.

– Собери команду в кают-компании, – приказал Одис. – Я скоро.

В рубке он наспех ознакомился с состоянием корабля. Грузовой отсек полностью разрушен, находящийся рядом левый двигатель вышел из строя. Одис подозревал, что ведущий к двигательному отсеку коридор также пострадал от взрыва. Впрочем, система блокировки сработала исправно: бортовой компьютер не фиксировал возгорания на борту, корабль мог совершить аварийную посадку на вспомогательных двигателях. Если, конечно, они найдут, где её совершить.

Одис вывел показания радаров на голографический экран. Судя по карте, корабль застрял на полпути к орбитальной станции Содружества. К счастью, они уже прошли Ворота: гиперускоритель работал независимо от двигателей, но неизвестно, как сказались бы повреждения корабля на скачке.

Ближайший астероид с ремонтной станцией находился в сорока двух часах нормального хода. На запасных двигателях это могло занять чуть больше. Одис собирался приступить к расчётам, но тут на запястье настойчиво завибрировал передатчик.

– Кэп, мы вас ждём, – раздался голос Холланда, и что-то в этом голосе Одису не понравилось. Он свернул голограмму и поспешил в кают-компанию.

Войдя, Одис сразу понял, что не так: Эмерсона среди собравшихся не было. Перекинувшись мрачным взглядом с Холландом, он посмотрел на оставшихся членов экипажа.

– Дела обстоят следующим образом: в грузовом отсеке произошёл взрыв, предположительно из-за нестабильности амброзиона...

– Всегда знал, что мы с ним допрыгаемся!

– Не начинай, Уотс, – осёк Одис своего бортинженера. – Мы знали о рисках перевозки нестабильного топлива, однако предыдущие шестнадцать рейсов прошли без происшествий, поэтому…

– А где Эмерсон? – внезапно перебила капитана Эмили Линь. Одис поморщился, но не стал заострять внимание на несоблюдении субординации.

– Похоже, в момент инцидента он как раз совершал обход…

Эмили судорожно вздохнула. Стоявший рядом Холланд неловко тронул её за плечо.

– Расклад такой, – беспристрастно продолжил Одис, хотя в горле ощутимо встал ком, – до ближайшего астероида с ремонтным ангаром не так уж далеко, дотянем на запасных двигателях, но прежде нужно понять масштаб повреждений. Уотс, придётся прогуляться.

Бортинженер поджал губы, и Одис приготовился к спору, ибо знал, как Уотс недолюбливает выходы в открытый космос, однако тот лишь кивнул и поднялся, готовый работать.

– Холланд, ты на внешнем контроле, Эмили, наверное, тебе стоит отдохнуть в своей каюте…

– Я в порядке, кэп, – заверила Эмили, бледная как смерть. Одис кивнул.

– Я в рубку – проверю, нет ли поблизости других объектов, на которых мы можем получить помощь.

Когда Одис снова развернул карту, он увидел то, чего там быть не могло: малую планету на таком расстоянии от корабля, что и голограмма не нужна – достаточно посмотреть в иллюминатор. Одис замер, загипнотизированный мерцающей бордовой точкой. «Должно быть, ошибка навигационных систем», – пробормотал он, а потом выглянул в иллюминатор.

***

– Ты бы заметил эту планету, да, кэп?

– Ещё бы! Её точно не было, когда я изучал карту в первый раз…

– Что же нам делать?

– Спектральный анализ показал наличие атмосферы. Там могут обитать разумные формы жизни, а нам нужна помощь... – задумчиво произнёс Одис, не сводя глаз с загадочного небесного тела. Что-то необъяснимо влекло его к этой планете.

– Я бы не рисковал… Ремонтная станция Содружества близко. Сейчас Уотс осмотрит двигатель снаружи и…

– Думаю, мы можем совместить планы: пока вы занимаетесь осмотром повреждений, я на челноке-разведчике осмотрю планету. Если там нечего ловить, не будем тратить ресурсы основного корабля на посадку.

– Может, мне стоит спуститься?

– Я не хочу рисковать личным составом, – осёк помощника Одис. Признаваться Холланду в странном предчувствии, что именно ему нужно посетить неисследованную планету, Одис не хотел. Предчувствия – не то, чем должен был руководствоваться капитан космического корабля. Благо Холланд не стал спорить, только поджал губы.

– Если не вернусь через 24 орбитальных часа, отправляйтесь на ближайший ремонтный астероид и передайте сообщение о происшествии на станцию, – инструктировал Одис второго пилота уже из кабины челнока.

– Куда вы от нас денетесь, кэп, – напряжённо усмехнулся Холланд и покинул зону вылета.

Через минуту ворота внутреннего ангара пришли в движение. Одис глубоко вздохнул и вывел челнок в открытый космос. Неизведанная планета была прямо по курсу.

– Аргос, это капитан Одис, как слышно меня, приём.

– Вы как будто и не покидали корабль.

– Отлично, Аргос, начинаю снижение.

– Удачи, кэп! Главное… – голос Холланда прервал какой-то грохот, а потом всё стихло. Одис машинально пощёлкал тумблером на панели, но связь с Аргосом пропала. Это могла быть рядовая ситуация, но Одису не понравился грохот, прервавший разговор, поэтому он на всякий случай вывел на экран бортового компьютера изображение задней камеры.

Корабля, который капитан покинул всего несколько минут назад, больше не было. По ледяной тишине космоса медленно разлетались обломки.

***

Одис в оцепенении смотрел на то, что осталось от Аргоса: он не мог поверить, что его корабль со всем экипажем уничтожен. Как это произошло? Других кораблей поблизости не было, значит взрыв случился на борту… Или… Могла ли навредила Аргосу система ПВО загадочной планеты? Одис поискал рабочий канал связи, тщетно. Всё ещё пребывая в спасительном для психики оцепенении он принял единственное верное решение: развернул челнок к планете и приступил к снижению.

Ступив на поверхность планеты, Одис сделал несколько пробных шагов: местная гравитация, как и атмосфера, были сходны с условиями орбитальной станции. Ландшафт незамысловатый: каменистая равнина с редкой, чахлой растительностью. Одис фиксировал эти данные на автомате, как того требовала инструкция. К тому же это помогало отвлечься. Он поднял кусок породы, подумал, что нужно захватить образец для спектрального анализа, потом вспомнил, что проводить его негде, и в сердцах отшвырнул камень. Какая к чёрту разница, из чего эти камни, если планета бесполезна? Здесь очевидно не было никого, кто мог бы ему помочь...

Постепенно на Одиса начал наваливаться ужас произошедшего. Он оказался один на явно необитаемой планете чёрт знает где, почти без еды (стандартный сухпаёк на челноке рассчитывался на девять приёмов пищи), без связи, а его экипаж погиб при невыясненных обстоятельствах.

Спасаясь от накатывающей апатии, Одис решил исследовать окружающий ландшафт на своих двоих, чтобы не тратить оставшееся в челноке топливо. Он избавился от тяжёлого скафандра, накинул куртку с эмблемой Содружества, вооружился брастером и зашагал к маячившему на горизонте горному хребту.

Через какое-то время разреженность местного воздуха дала о себе знать: Одис почувствовал головокружение и сделал привал. Он понимал, что следует экономить припасы, но первый сухпай съел в один присест: голодная смерть пугала Одиса меньше неизвестности. Пока.

Планета казалось пустой: за время экспедиции Одис не встретил ни одного живого организма. Лишь чахлая растительность и камни. Он старался не думать о том, что будет, когда закончатся гидрокапсулы.

Часы Одиса показывали десять утра по времени Содружества, когда он достиг подножия горы и обнаружил разлом, ведущий в пещеру. Там могло быть опасно, но всё лучше, чем сидеть без дела. Одис вооружился фонариком и шагнул в узкий каменный проход. Когда он уже решил, что будет вечно петлять по каменному чреву, за очередным поворотом его встретило то, чего он никак не ожидал увидеть в недрах горы на необитаемой планете: большая резная дверь.

***

Одис замер. Дверь не вписывалась в картину этого мира: она казалась ещё более чужеродным элементом, чем стоящий перед ней капитан. За ней Одиса могло поджидать что угодно, включая смерть, но неизвестность всё ещё была для него страшнее смерти, поэтому он собрался с духом и навалился на дверь плечом.

Она поддалась на удивление легко, и то, что предстало его глазам, было прекрасно: Одис словно прошёл гору насквозь и попал рай. Его накрыло каскадом ощущений: тёплый солнечный свет, сочная зелень деревьев, ледяная голубизна озера, раскинувшегося прямо у его ног, яркие оттенки цветов, что источали дурманящий аромат.

А лучше всего были звуки! Журчание воды, шелест листвы и пение птиц, живых, настоящих! Одис в жизни не видел и не слышал ничего подобного: орбитальные симуляции видов Земли были жалкой копией открывшегося великолепия.

Одис побрёл вдоль озера, завороженно рассматривая всё на своём пути. Он сорвал с дерева незнакомый плод и не задумываясь откусил. Сладкий сок наполнил рот и, кажется, немного опьянил. Из рощицы, маячившей впереди, выскочило животное, до того изящное, что Одис инстинктивно замер, не желая пугать зверя. Но тот, кажется, и не заметил пришельца: вышел на поляну и стал мирно щипать траву. Тут Одис подумал, что давно не ел настоящего, а не синтезированного мяса, и потянулся к кобуре.

– Прошу, позволь этому созданию пожить ещё немного. Когда придёт время, я приготовлю его плоть для тебя.

Одис резко развернулся, выхватил бластер и наставив его дуло на ослепительно красивую женщину. Буквально, ослепительную: лёгкое сияние шло от её смуглой кожи, длинных каштановых волос, лилось из её глаз, губ, исходило из кончиков тонких пальцев.

– Опусти оружие – ты мне гость, а не враг, – произнесла женщина мягким мелодичным голосом.

Этому голосу хотелось подчиняться: Одис послушно убрал бластер в кобуру.

– Добро пожаловать в мою обитель, странник.

– Кто ты? Что это за место? Я видел безжизненную равнину за горой, а здесь… – Одис смолк под пронзительным взглядом женщины и часто задышал.

– Тысячи лет путешествовала я по Вселенной. Я примерила множество лиц, мне дано много имён, но ты можешь называть меня Калипсо, – произнесла женщина нараспев. Её голос убаюкивал: дыхание капитана выровнялось, веки налились тяжестью.

– А ты...

– Твои предки назвали бы меня богиней, – снисходительно улыбнулась Калипсо, – я же не люблю зависеть от слов. Я здесь, чтобы наслаждаться самой сутью бытия, без налёта звёздной пыли.

Пыль… В затуманенном мозгу Одиса вспыхнул яркий образ: обломки Аргоса, медленно разлетающиеся по ледяному космическому пространству.

– Ты знаешь… – говорить становилось всё труднее, мысли путались, но Один сосредоточился на воспоминаниях об экипаже, – ты знаешь, что случилось с моим кораблём?

– Я видела гибель твоей команды.

– Но… как? – выдохнул Одис и рухнул под ноги Калипсо.

***

Одис очнулся резко и неприятно, рывком поднявшись со своего ложа. Вокруг было темно и прохладно: куда-то пропали его куртка и китель. Немного придя в себя, Одис заметил пятно света по правую руку и двинулся к нему. Это был выход из пещеры.

Снаружи вечерело: пение птиц сменилось стрекотом каких-то насекомых. Одис уже решил, что прекрасная женщина ему привиделась, как вдруг заметил её силуэт на фоне озера.

– Я и забыла, как могу действовать на смертных существ, – не оборачиваясь произнесла Калипсо, когда Одис приблизился. – Но ты привыкнешь, странник. Присядь.

Одис не спешил выполнять просьбу женщины. Сейчас его рассудок был чист, и ему нужны были ответы.

– Этой планеты нет в справочнике Содружества, и, могу поклясться, её не было рядом с кораблём, когда я в первый раз изучал карту. Как это возможно?

– Я существую вне времени и пространства. Ваши приборы видят меня, когда я позволяю.

– Но… это лишено смысла! Кто ты?

– Мой ответ не изменился. Присядь и полюбуйся со мной закатом.

Только сейчас Одис заметил, что небо над ними налилось алым, а к горизонту, скрытому горной грядой, опускалось светило. Было ли это привычное ему Солнце? Одис сомневался. Как и во всём, что его окружало. Этот мир всё больше казался мороком, наведённым прекрасной женщиной.

– Тобой владеет страх, я чувствую. Отринь его и позволь показать тебе красоту моего мира.

– Это подделка! – выпалил Одис и отступил. Калипсо наконец обернулась к нему. Её огромные чёрные глаза мерцали в надвигающейся тьме – два гипнотических окна в саму космическую пустоту.

– Я отняла тебя у безжалостного небытия, странник, открыв дверь в свой мир, – теперь голос Калипсо звучал угрожающе. – Прими этот дар и насладись им.

– Я… Я должен выбраться отсюда… Меня ждёт жена… И мне нужно доложить о происшествии…

Калипсо грациозно поднялась, подошла к Одису.

– Я могу забрать твой страх, но хочу, чтобы ты справился с ним сам, – произнесла она с нежностью. Затем коснулась щеки Одиса холодными пальцами и заглянула в глаза. Он и правда больше не ощущал слабости в её присутствии.

– Я хочу понять, что произошло, – произнёс он твёрдо. – Почему взорвался мой корабль?

– Я знаю лишь, что этому суждено было случиться, и рада, что спасла хотя бы одну душу.

– Но... твоя планета появилась до взрыва!

– Я существую вне времени и пространства, – повторила Калипсо, будто объясняла элементарные вещи неразумному ребёнку. – Появись я после взрыва, ты бы погиб с остальными.

Всё это не укладывалось у Одиса в голове. Он собирался ещё что-то спросить, но забыл все слова. Близость Калипсо, холод её пальцев и жар тела под тонким платьем сбивали с толку. Одис осторожно провёл по женской спине, нашёл место, где ткань сменялась горячей кожей, и шумно вдохнул.

– Закрой глаза, странник, – прошептала Калипсо, и в этот раз Одис повиновался, потому что сам того хотел.

***

Сегодня Одис взглянул на свои наручные часы впервые со дня прибытия на планету Калипсо. Они показывали три часа по времени Содружества. Утра или ночи – он не знал: здесь время не поддавалось привычной логике. Кажется, минуло семь дней. И столько же полных нечеловеческой страсти ночей. Каждую ночь Одис неистово любил Калипсо, забывая обо всех женщинах, которых знал прежде, включая Пенелопу, ибо был с единственной, что владела не только его телом, но и разумом.

С рассветом Калипсо уходила, а Одис обычно сразу засыпал и открывал глаза лишь с её возвращением под покровом сумерек. Но сегодня он проснулся, когда снаружи ещё стоял день. И первым делом ощутил зверский голод.

На выходе из пещеры лежало покрывало, уставленное блюдами с едой: чудесными фруктами, что он видел в первый день, ломтями хлеба, который Одис пробовал всего раз в жизни (тот хлеб, конечно, не шёл ни в какое сравнение с этим). Одис плеснул себе из кувшина – это оказалось вино (судя по вкусу, из настоящего винограда!). А основным блюдом была большая сочная нога того самого животного, явно зажаренная на открытом огне.

Насладившись едой, Одис решил прогуляться вокруг озера. Всё здесь было так же, как и в день его прибытия неделю, месяц, год назад? Одис ощутил смутную тревогу, которая остаётся после дурного сна. Этот мир снова показался ему ненастоящим: золотой клеткой, в которую его заманили неведомые силы.

За тяжкими раздумьями Одис не заметил, как обогнул озеро. Он огляделся: ему почудилось, или горы подступили ближе? Стало не по себе, и тогда Одис ухватился за единственный образ, связывающий его с прошлой жизнью: Пенелопа. Его чудесная жена, ждущая на орбитальной станции...

От осознания собственной неверности у Одиса неприятно сжалось горло. Но всё это останется позади, забудется, как сон, когда он вернётся домой! Яростное желание покинуть это место снова завладело им.

– Странник. – Голос Калипсо вывел Одиса из оцепенения. – Я чувствую тоску в твоём сердце.

Он обернулся, но не решался посмотреть богине в глаза.

– Я хочу вернуться домой, – сообщил он кусту, что рос у его ног.

– Ты уверен? – Калипсо мягко, но настойчиво взяла Одиса за подбородок.

От её прикосновения тело снова наполнилось тяжёлым томлением, руки сами потянулись к желанному телу. Так просто снова отдаться губительной страсти, стирающей прошлое и будущее, превращающей настоящее в чёрную дыру, что затягивала Одиса…

Он сам не понял, как отпрянул от Калипсо. Что-то сломало тёмную магию момента. Возможно, волна воспоминаний, накрывшая его до появления богини, снова накатила, смыв с Одиса дурман.

– Я благодарен тебе за спасение, – медленно произнёс он, на этот раз глядя Калипсо в глаза, – но я должен вернуться домой и надеюсь на твою помощь.

– Что ж, странник. Если таков твой выбор, ты сможешь покинуть мой мир тем же путём, которым пришёл.

– Но мой челнок рассчитан только на короткие перелёты! Я не могу путешествовать в нём по открытому космосу без конечной цели!

– Не волнуйся, странник. Ты достигнешь цели, я обещаю.

Одис задумался. Выход в открытый космос на вспомогательном транспорте был чистым безумием, но в этом секторе часто проходили корабли Содружества, что могли его подобрать. Вопрос, хватит ли ему топлива…

– Я дам пищу для тебя и твоего корабля, – словно, читая его мысли, произнесла Калипсо. Но ты должен кое-что знать: в твоём странствии тебя ждёт беда.

– О чём ты? Что тебе известно? – воскликнул Одис, хватая богиню за плечо.

– Я вижу лишь предзнаменования, не события, – мягко осадила его Калипсо. – А теперь спрошу в последний раз: хочешь ли ты остаться со мною в моём безмятежном жилище и разделить со мною бессмертие?

Вместо ответа Одис развернулся и направился к горе, через которую проник в этот мир.

– Так тому и быть, – молвила Калипсо, но капитан уже не услышал её слов.

***

Огромный транспортный корабль медленно раскрыл пасть ангара и проглотил челнок Одиса. Было настоящим чудом, что на его брошенный в пустоту сигнал о бедствии так быстро кто-то откликнулся! Было ли это работой Калипсо? Он не хотел знать.

– Капитан Уильям Монро, – представился коренастый мужчина, встретивший Одиса.

– Капитан Генри Одис.

– Что случилось с вашим кораблём?

– В грузовом отсеке взорвался амброзион…

– Как же вы спаслись?

– Я как раз покинул корабль – хотел проверить одну малую планету…

– Разве в том секторе есть планеты?

– Она… Неисследованная. Там оказалось пусто…

– Жаль, – Монро перекинулся взглядами со вторым пилотом.

– Скажите, нет ли у вас свежих новостей с орбитальной станции? – спросил Одис, желая сменить тему.

Второй пилот помрачнел.

– Незадолго до того, как подобрать вас, мы получили свежую сводку... Новости паршивые.

Одис напрягся.

– Очередная атака астерианцев?

– К счастью нет. В одном из жилых кварталов произошёл крупный взрыв. Причины не описаны, много пострадавших. К счастью, моя семья обитает в другом секторе. – Второй пилот улыбнулся, но тут же снова нахмурился. – В сводке есть список погибших. У вас есть семья на станции, капитан?

– Пенелопа, – прошептал Один внезапно пересохшими губами. – Покажите мне список.

Помедлив, второй пилот вывел на экран новостную сводку, пролистал до внушительного списка имён, и Одису хватило секунды, которая длилась вечность, чтобы взглядом выхватить нужную строчку: «Одис, Пенелопа».

Кажется, второй пилот и капитан тоже нашли в списке знакомую фамилию. «Сочувствую», – сказал Монро, но Одис уже не слушал. Об этой беде его предупреждала Калипсо? Как она узнала? Могло ли она организовать взрыв на столь далёкой от неё орбитальной станции Содружества? Одис почувствовал, что задыхается: и как он мог повестись на чушь про путешествия вне времени и пространства? Наверняка и взрыв на Аргосе – её рук дело!

– Проклятая ведьма! – воскликнул он и метнулся к своему челноку.

– Куда же вы, капитан?

– Я должен вернуться, я должен всё выяснить, – лихорадочно бормотал Одис, не обращая внимания на людей, что пытались его остановить.

– Капитан, я проверил: на три сектора вокруг нас нет ни одной планеты, – хватая Одиса за плечо, произнёс второй пилот.

– О, она есть, она точно есть! – с улыбкой, никак не подходящей моменты, ответил Одис. – Я найду эту паршивую планету и ту, что заманила меня на неё! Найду и отомщу!

Кажется, Монро и его помощник что-то ещё говорили, но Одис не разбирал ни слова. Он мог думать только о Калипсо и о том, причастна ли она к взрыву на орбитальной станции. Даже не проверив уровень топлива, он погрузился в челнок и подал знак, чтобы ему открыли ангар. Одиса больше не пытались удержать: экипаж подобравшего его корабля покинул зону вылета.

Уже выйдя в открытый космос, Одис засомневался. Таинственная планета Калипсо появилась из ниоткуда – могла ли она так же исчезнуть? Что, если обратные координаты приведут его в пустоту? За спиной всё ещё находился спасительный борт корабля Содружества, но куда он на нём отправится? На орбитальную станцию, где его больше никто не ждёт? Мысли о Пенелопе придали Одису уверенности: он не верил, что жена погибла случайно. Калипсо предупредила его о беде, и, что бы она там ни говорила о событиях и предзнаменованиях, он больше не верил в этот бред. Она знала о случившемся, и Одис намеревался вырвать из неё правду, даже если для этого придётся убить бессмертную тварь!

Смесь облегчения и предвкушения накрыли Одиса, когда он увидел недавно покинутую планету в иллюминаторе. Он сверился с приборной панелью: топлива хватало как раз на посадку. Больше и не нужно: он не хотел думать о том, что будет делать, когда свершит своё возмездие.

В этот раз он решил не тратить время на прогулки и, войдя в атмосферу, подвёл челнок прямо к горе. Горючее вышло, так что посадка оказалась жёткой. Выбравшись из челнока, Одис бросился к подножию горы и почти сразу обнаружил знакомый разлом. Тяжело дыша, он нырнул в каменное чрево, даже не включая фонарик: к заветной двери его вела не поддающаяся разуму сила ненависти.

Добравшись до двери, Одис замер. Его снова охватил страх, но в этот раз не перед неизведанным, а перед тем, что привело его к этой двери. Он никогда не был кровожадным, не зря в своё время выбрал флот снабжения, отказавшись от военного. Но сейчас его разрывало от желания причинить боль человеку. Хотя можно ли считать Калипсо человеком?

«Твои предки назвали бы меня богиней» – сказала она при первой встрече. Богиня, значит… Не потому ли она сочла, что в праве вершить его судьбу? Одис зло сплюнул и навалился плечом на дверь.

***

Рай исчез. Открывшаяся Одису местность ничем не отличалась от той, что была по ту сторону горы: та же каменистая пустошь с редкой растительностью. Ни озера, ни прекрасных растений с пьянящими плодами, ни сладкоголосых птиц. А вместе с мороком исчезла и та, что его навела. Одис обессилено рухнул на ближайший валун и скорее по привычке посмотрел на свои наручные часы. Их стрелки больше не двигались.

+4
12:13
408
14:46
Начав читать, я обрадовался, думая, что наконец-то нарвался на годную фантастику. Оказалось — фэнтези. Ну и ладно. Хороший рассказ. Не в моем вкусе, но это не важно. Хотя покидать корабль капитану в одиночку — очевидная и нелогичная дурость. Но в фэнтези это позволительно. Там летают на метлах без моторчиков и планеты появляются то из ниоткуда, то от верблюда. А как же без богини? Никак, естественно. Закон жанра. Единственно — драконов не хватает и рощи волшебных палочек. Короче — достойная работа с перспективой финала. Жюри любит фэнтези.
14:23
Павел Петрович Бажов. Хозяйка медной горы. laughА это фантастический ремикс.
Не очень интересный и интригующий сюжет. Дочитал до конца, но финал… Очень традиционный и унылый финал.
17:22
Рассказ фантастический, легко читается, будто сама побывала в космосе и на неизвестной планете. Не могу назвать текст идеальным, над ним надо работать. Не хотела писать об ошибках, но они есть. Один пример: «Твои предки назвали бы меня богиней»(,) — сказала она..."
15:08
Хороший рассказ, написано интересно, и читается легко. Понравилось.
Загрузка...