Последний день на Марсе

Последний день на Марсе
Работа №302

У жизни есть одно очень неприятное свойство – она всегда рано или поздно заканчивается. Вне зависимости от того, каким ты был человеком: прекрасным, добрым, отзывчивым. Сложно поверить, но когда-то наша Вселенная растворится и превратится в нечто более возвышенное, а может и наоборот. Иосиф, лёжа на кровати своей двухкомнатной квартиры, которая ещё 30 лет назад досталась ему по наследству от родителей, готовился испустить свой последний вздох. Но перед тем, как уйти из этого мира, он подумал о собственной жизни, пытался подвести некий итог своего пути. Примерно так же каждый год правители государств подводят итоги тяжёлого отрезка длиной в 365 дней. Что удалось сделать, а что не удалось. Что получится в будущем, и что не получилось вовсе.

Иосифу было 78 лет. Друзья и враги уже устали жить и ушли раньше него. У него никого не осталось. Он всегда был среднестатистическим работником в своём коллективе, который занимался пошивом тканей для различных изделий. Он обожал гулять по вечерам со своей собакой, которой не стало 2 года назад. Его жизнь была ничем не наполнена, кроме бесполезного существования. Хотя что понимать под словом «бесполезное»? Скорее всего, всё бесполезно. Всяческая деятельность обречена на провал, и никто не в силах это исправить. Его любовью также были фотографии различных городов мира. Он сумел собрать огромный альбом, состоящий из 1200 фотокарточек. Нет, в 99 % городов он никогда не был, просто он их доставал на различных ярмарках, рынках или от друзей, которые прожигали свою жизнь в пятизвёздочных отелях на берегу морей всего земного шара.

Иосиф сделал вывод, что жизнь он прожил нормальную, но после себя не оставил абсолютно ничего.

Он понял, что настали его последние минуты. И в этот момент в комнату вошёл высокий мужчина, аккуратно выбритый, со слегка седеющими длинными волнистыми волосами. В молодости он явно был брюнетом. Его голубые глаза напоминали Иосифу до боли знакомую реку, которая опоясывала деревню его любимой бабушки. Старик вспомнил: как было забавно гулять с друзьями, кататься на велосипедах, пить лимонад и наслаждаться детством. Он был одет в чёрный костюм с красной бабочкой, которому явно уже было несколько лет. Иосиф понял это, обратив внимание, что рукава немного стёрлись, а на брюках остались следы от неудачной глажки утюгом.

- Кто вы? – спросил Иосиф, стараясь сделать свой голос хоть капельку громче.

- Здравствуй, Иосиф. Меня зовут… Неважно, как меня зовут. Просто я пришёл к тебе перед смертью, чтобы исполнить одно твоё желание.

- Мне придётся ещё думать над желанием?! – смутился Иосиф. Ему в жизни вообще не приходилось думать. Он всегда брал первое, что попадалось под руку. Через 4 минуты он ответил: «Хорошо, я хочу попасть на Марс и провести там один день, но чтобы я там был не таким вот одряхлевшим стариком, а молодым, как тогда в деревне, когда мы с друзьями поджигали сарай и катались на велосипедах».

- Слишком много хочешь, - с некоторой злостью ответил незнакомец. – Ты должен мне сказать чётко одно желание без условий. Или ты хочешь провести один день в облике юноши здесь, на Земле. Или же ты хочешь быть самим собой, но на Марсе.

- Вот чёрт. Но если я полечу на Марс, то умру там через 5 минут.

- Я обещаю тебе, что не умрёшь. Это я могу сделать.

- Только я хочу прожить там марсианский день, а не земной.

- Ты о чём вообще, старик?

- Я тебе говорю о том, что на Марсе день длится на 40 минут дольше, неуч.

- Очень мило ты беседуешь с людьми, которые исполняют твои желания, но да ладно, потом всё равно тебе извиняться придётся. Всё, отправляю тебя на Марс.

- А вещи можно…

***

И в этот момент Иосиф оказался на Марсе: в той же пижаме, босиком, на Марсе, где никого не было видно.

«Твою же за ногу. И что я буду делать в таком виде? У меня и сил-то нет идти куда-то. Даже минералку с собой не взял. В горле всё пересохло. Ещё холодно здесь. Хотя всё равно скоро помру, какая разница по какой причине? А ещё, кажется, я встретился с Богом».

Старик огляделся. Повсюду краснота и маленькие песчинки, напоминающие битое стекло, по которым придётся шагать. Слева выплёскивал наружу лаву маленький вулканчик, который на Марсе заменял жителям уличный фонарь.

Он двинулся к ближайшему поселению, которое виднелось в двух километрах от него. Над ним кружили странные треугольные объекты, напоминающие вертолёты. Хотя вертолётами назвать это было сложно, поскольку в дизайнерском отделе производителя этих летающих штуковин явно была нехватка кадров.

Когда Иосиф подошёл к городу, то увидел, что там написано «Марзевиль. Добро пожаловать. Землянам не наливаем!».

Здесь уже были земляне? Но да ладно. Надо попробовать купить себе тапки или попросить у кого-нибудь. А ещё желательно купить куртку. Интересно, у них есть какие-нибудь известные бренды с Земли?

***

Когда Иосиф подошёл к первому дому, то увидел, что фасады у них совсем отличаются от земных. Нет никакой отделки, а крыша представляет собой огромную бетонную плиту, которая возвышалась на полтора метра от того места, где должно было быть перекрытие. Здание казалось очень серым, поскольку, судя по всему, фасад никогда не реставрировали, а украшений никаких на домах и не предвиделось, исключение составляли дыры в плитах, которые, по-видимому, здесь выступали в роли окна.

Похоже, что людей в этом посёлке проживает не очень много, потому что иначе невозможно объяснить отсутствие многоэтажных строений. В Марзевиле, судя по плану города, на котором какой-то хулиган умудрился написать три неприличных буквы, насчитывалось примерно пятьдесят домов. Здесь было два заведения, специализирующихся на питании, и ещё один гипермаркет. Гипермаркет назывался «Marsmarket».

«Да уж, над названием, наверное, трудился целый отдел, состоящий из 150 человек, которые получали по 20 долларов в час», - подумал про себя Иосиф.

Старик, осмотревшись, заметил, что три вертолёта, которые он видел издали ещё минут 30 назад, – это всего лишь огромные камеры, следящие за жителями города. Город представлял собой небольшую улицу, вдоль которой тянулись бесконечные одноэтажные дома. Даже тот знаменитый супермаркет, несмотря на свою громоздкость, ограничивался одним этажом.

«Может стоило всё-таки попросить того незнакомца, чтобы я мог денёк побыть молодым? Зачем я выбрал этот Марс? Не хватало ещё два раза умереть за сегодня».

На улице он встретил одного марсианина, который имел слегка отличную от людей внешность. Он был крайне загорелым. Лицо у него было округлое, а волосы, которые пробивались от бейсболки с эмблемой «Янкиз», были светло-русыми. Сам мужчина был очень рослым, на полголовы выше Иосифа, который был ростом почти 190 сантиметров. Самое удивительное, что, несмотря на лютый холод, этот парень ходил в лёгкой рубашке и бриджах, а на ногах он носил что-то напоминавшие мокасины, хотя, скорее всего, это марскасины, потому что они все были в какую-то пупырышку. Такое ощущение, что на этих ботинках поместилось 150 кратеров от вулканов.

- Здравствуйте, молодой человек, - сказал Иосиф. – Извините, не подскажете мне, а где здесь можно найти магазин, где принимают доллары, чтобы купить себе одежду?

- Здравствуйте, молодой человек. Вы, видимо, в первый раз на Марсе и совсем не в курсе, что многие вещи здесь наоборот. Извините, я плохо говорю по-английски, просто нам вообще больше испанский нравится. Язык более эмоциональный и интересный по звучанию, - марсианин призадумался слегка, сдвинул свою бейсболку набок и продолжил. – Вы попали не в сезон. Здесь почти никого нет. Туристы все уже уехали, поэтому вряд ли сможете купить себе одежду, но можете покопаться вон в том ящике, - он указал на синий металлический контейнер, который был расплющенный, как и гипермаркет. Иосиф подошёл ближе и увидел, что огромный резервуар, который был разделён на два отсека. Весь резервуар был полтора метра в высоту, пятнадцать метров в длину и пятнадцать метров в ширину. – В синий мы обычно складываем вещи, а в красный скидываем отходы. Кстати, меня зовут Карлопус. Я был назван в честь великого марсианина Карлопа, который был северянином. Он сто лет назад смог подчинить себе часть Сатурна. Никто из марсиан не смог справиться с их войсками, а он в одиночку победил этого несносного диктатора с Сатурна.

- Меня зовут Иосиф, очень приятно с Вами познакомиться, мистер Карлопус. А почему Вы меня назвали «молодой человек»? И почему, если Вас назвали в честь Карлопа, Ваше имя заканчивается на «ус»?

- Во-первых, Вы молодой человек, потому что Вам максимум 85, а мне уже 136 лет. А Карлопусом меня назвали, потому что на юге не принято называть людей так же, как на севере. У нас у всех мужские имена заканчиваются на ус, а женские на «унья». Мою жену зовут Меркунья. И не называйте меня мистер, здесь так не принято. Просто «Карлопус».

- Хм, интересно, - задумался Иосиф, дрожа от лютого холода. – Карлопус, а у Вас всегда так холодно?

- Вы что? Сейчас лето, тепло - минус 56 градусов. В магазинах исключительно продаётся летняя одежда, так что там можете и не искать утеплённые вещи.

- Почему Вы такой загорелый? Вы ходите в солярий?

- Соля…Соля… Что? Нет у нас такого. Мы просто меняем цвет кожи в зависимости от времени года. Зимой она у нас зелёная, а летом коричневатая.

- Карлопус, я попросил у Бога прожить один день на Марсе. Я умираю от старости. Можете мне сказать то, что я обязательно должен увидеть перед смертью?

- Смертью? Бросьте, смерти от болезней и старости не существует. Мы слышали об этом от приезжих. Как же надоели эти легенды. Мы, конечно, молодая нация, нам всего 350 лет, но за это время ни один человек не умер собственной смертью. Если только путём убийства, и то на территории других планет. Хотя были ещё случаи самоубийства. К сожалению или к счастью, марсиане от такой смерти не застрахованы. Поэтому у нас и было Постановление Марсианского Красного государства, которое разрешает стрелять во всё, что движется на территории Марса, так как никто здесь не умирает.

-Что? Совсем никто?

-Да, совсем. Вот, возьмите мой пистолет и выстрелите в меня, - он сказал это и протянул пистолет.

Иосиф взял оружие, отдалённо похожее на наше «Узи», хотя точно идентифицировать сложно, потому что оно напоминало больше пластмассовый водный пистолет, которым его обстреливали наглые дети из соседней деревни, когда он на велосипеде пытался пробраться в соседнее село, в надежде там встретиться со своей возлюбленной.

Иосиф нацелился на голову Карлопуса и выстрелил. Тот рухнул на землю и захохотал.

- Ха-ха-ха. Земляне вечно стреляют в голову и думают, что могут кого-то убить. Ха-ха-ха. Моя дочь Филунья и то лучше знает, что лучше стрелять в сердце, - сказал он, вставая. На месте выстрела осталась лишь маленькая красная точечка. – Вы понимаете, что нет смысла стрелять в мозги, если сердце гораздо важнее для организма. Несмотря на потерю мозгов, сердце продолжает подавать импульсы. Хоть это и не очень изучено, поскольку на Марсе у нас нет этого, как его… «Смерти», но всё-таки наша Академия наук Марса похоже, что работает гораздо лучше, чем ваша.

Старик задумался, потому что он был уверен в обратном.

В это время Карлопус достал зелёную пачку с белой полоской, вынул оттуда сигарету, которая увеличилась в размерах после того, как он её вытащил. Она была размером с бенгальской свечу. Затем он предложил Иосифу, который не мог ответить отказом. И прикурил обоим от ближайшего кратера, который стоял в двадцати метрах от места их встречи.

«Итак, Иосиф, ты хочешь увидеть что-то фантастическое на Марсе. Хорошо. Я покажу тебе, но нам придётся идти туда 6 часов. Сколько у тебя времени до возвращения? А, 20 часов? Тогда порядок. Пойдёмте, только сначала подберём тебе одежду, а то ты превращаешься в сатурнянина. Это они обычно синеватые и зимой, и летом».

Они нашли тёплую одежду, утеплённые кроссовки, которые напоминали качественную подделку от abibasи взяли поесть в гипермаркете маленькие шоколадные батончики Марса, настоящего Марса, а не какой-то жалкой подделки. Так они и пошли в долину Грамондиуса.

***

Грамондиус – это прекрасная долина, которая усыпана пеплом, выпавшим с различных комет, пролетавших мимо Марса. Пепел имеет абсолютно разные оттенки. Здесь можно встретить и перламутровый, и зелёный, и красный, но большую часть всё-таки представляет сероватый пепел, отдалённо напоминающий о старых сигаретах без фильтра, сделанных из простой бумаги.

По местному времени был уже полдень, и Иосиф понял, что уже не так холодно. Он шёл рядом с Карлопусом, который практически ничего не говорил. Только поведал о том, что Марс больше не вступает в войны и не торгуется с Богами о том, чтобы попасть в рай или ад, потому что в те времена марсиане погибали в боях на других планетах. Раньше велись переговоры, причём всё это делалось через Марсианский совет. Нужно было принести дары. Обычно это были крупные вещи: летающие автомобили, огромные генераторы, которые могли давать энергию на целый посёлок, и разные другие вещи.

Также какое-то время на Марсе даже существовала торговля людьми. Самое интересное, что люди продавались за бешенные деньги. Чем-то напоминало трансферный рынок в футболе. Кто больше заплатит за Месси: питерский Зенит или Манчестер Сити?! Так же было и здесь. Один человек стоил примерно пятьдесят тысяч ариусов. Это примерно двести тысяч долларов на ваши деньги. Здесь спокойно можно было купить за эту сумму трёхкомнатную квартиру в центре столицы Марса Гаррингтоне.

- А почему потом перестали продавать? – спросил Иосиф, слегка запыхавшись. Лёгкие у него с переездом на Марс не улучшились, да и сил не прибавилось.

- Просто это невыгодно. Марсианский Совет, к дверям которого постоянно приводили этих бедолаг, уже не нуждался в них, - сказал Карлопус, прикурив очередную длинную сигарету. – Продажа марсиан выгоднее для частного бизнеса. Государство не знает, куда уже пристроить этих рабов, поэтому 30 лет назад был издан указ, что теперь нельзя отдавать Марсианскому Совету людей.

- Подожди, но ты же сказал, что торговлю вообще отменили…

- Да, её отменили полностью, но это спустя ещё 5 лет. Марсиане давно не умирают, так как нет войн, поэтому теперь и нет убыли населения. Нас теперь очень много. А дары Богам тоже перестали приносить, так как Марсианский Совет решил, что надоели все эти вещи. Их скопилось немерено. Вот у вас на Земле вечно всё ломается, а у нас всё работает как маркунские часы.

- Да, странно, хотя дорог у вас также, как и у нас – нет.

Карлопус и Иосиф шли вдоль сада, который располагался в начале той самой знаменитой долины Грамондиус. Здесь росли деревья, они были полностью оранжевого цвета, как клён, когда начинают опадать листья и улетать в другие страны, до которых не добирался ни один человек.

Всюду была искусственная трава. Как сказал Карлопус, она вся была сделана из растений, которые присылали с Меркурия. Несмотря на то, что планета вся была обожжённая, оттуда доставка была гораздо дешевле, чем с Венеры или Юпитера.

- А почему вы с Земли ничего не привозите?

- Нам кажется, что вы захотите нас захватить, - ответил Карлопус, вглядываясь в бескрайнюю даль, пронизанную потоком звёзд и бесконечных осенних деревьев, которые они называют «Гармашки», в честь знаменитого писателя, воспевавшего звёзды Гармашичка. – У землян всегда такие мысли. Если мы не уживаемся на одной планете, то надо найти другую. Вы нам здесь абсолютно не нужны со своим уставом. Путешествовать? Пожалуйста. Но не надо нас трогать. Мы живём без войн. У вас много места, чтобы решить вопрос с перенаселёнными государствами, но вы не хотите. У вас огромные проблемы с природой. Ну и что? У нас её почти нет. Вы не умеете ценить то, что есть. Мы бы на Марсе берегли такие сокровища. Здесь есть горы и пляжи, есть даже реки. Но это почти всё искусственное. Вам правда повезло. Посмотрите на Нептун. Там воды видимо-невидимо, и то нептуняне приспособились. Приезжают к нам раз в 50 лет двумя кораблями по 10000 человек.

- Слушай, это последний день в моей жизни, а ты рассказываешь такие грустные вещи. Я понимаю, что вы хотите быть независимыми, но неужели вам не хочется построить общий мирок?

- Нет, совсем не хочется. Иосиф, я тебя уважаю, ты хороший мужчина. Но на старости лет вы все сумасшедшие и уже плохо соображающие. Извини, у землян это бестактно всю правду говорить в лицо, но я хочу, чтобы ты в конце своего путешествия понял, что Марс – это другая планета, она никогда не станет Землёй. Мы любим всех. Почему бы тогда не любить нас в ответ?

Иосиф задумался и попросил Карлопуса немного передохнуть. Старик сел на камень, выпил синеватой воды, которую купил Карлопус, так как здесь вода строго продаётся по Марсианскому паспорту, ведь водоёмов здесь крайне мало.

Когда они вошли в Грамондиус у Иосифа осталось всего 12 часов. Шли они гораздо дольше, чем планировали из-за того, что старик начал понемногу сдавать. Лёгкие были слабые, ещё и тяжёлая куча одежды, которая должна была помочь Иосифу согреться.

В Грамондиусе Иосифа больше всего поразило то, что никакой фауны здесь нет, несмотря на величественные барониусы (напоминающие земные сосны) и шиеры (отдалённо похожие на русские ели, только слегка с красноватым оттенком), грибов здесь тоже не было.

Недалеко виднелось озеро, которое заполнилось водой благодаря извержению вулканов. Как сказал Карлопус, здесь лава не всегда оставляет ужасные ожоги на земле. Если вырыть котлован, то при попадании туда лавы можно получить новый водоём. Озеро, которое предстало перед нами, называлось Грамонис. Оно выглядело фантастически. Вода была полностью прозрачной. Можно было увидеть красное обжигающее дно этого огромного котлована, вырытого в глубину 50 метров и в ширину в пару километров. Я никогда не видел такого, но хочу сказать, что наш земной мир многое потерял, отказавшись от попыток сблизиться с Марсом. Да, мы пытаемся запускать туда спутники, ракеты, но нужно сюда лететь, чтобы просто узнать, нужна ли здесь помощь или могут ли они нам помочь изменить мир в лучшую сторону?

Старик снял всю свою одежду и решил искупаться в Грамонисе. Карлопус сказал, чтобы старик купался недолго, так как кожа землян больше 15 минут в воде не выдерживает.

Иосиф знал, что жить осталось считанные часы… Почему бы не насладиться марсианской водой в первый и последний раз. Его дряхлая кожа, скрученные суставы, артрит не давали спокойно поплавать. Он просто лёг на воду, которая его с лёгкостью держала. На Марсе море не должно быть очень солёным, чтобы удержать предмет на поверхности воды. Достаточно просто верить в то, что Марс тебя удерживает и никуда не собирается отпускать.

После купания Иосиф вышел из воды и почувствовал себя на 10-15 лет моложе. Болей таких в лёгких не было, артрит перестал его донимать, а суставы сделались эластичнее.

- Что со мной? Почему я чувствую себя моложе? Причём не в моральном плане, а в физическом? – спросил Иосиф Карлопуса.

- Вода для землян является целебной, но в тоже время и опасной. Ваша кожа покрыта порами, в которые попадает марсианская лава, превратившаяся в воду. После попадания её в вашу кожу, вы чувствуется себя гораздо лучше, так как химический состав убивает все микробы и бактерии, паразитирующие ваши конечности.

- Чёрт, какая фантастика! Карлопус, могу я тебя попросить?

- Спрашивай. У тебя осталось 5 часов.

- Ты сможешь отвести меня на самое красивое место на Марсе, чтобы я смог спокойной уйти?

- Конечно, идём.

***

Карлопус привёл Иосифа на самую красивую гору Марса. Она находилась в пяти километрах от Грамондиуса. Гора называлась Ласкана. Это название, как объяснил Карлопус, происходило от имени знаменитой марсианки, которая лучше всех играла на клавишных в долинах Грамондиуса, но, к сожалению, её жизнь оборвалась на этой горе. В те года имена ещё не образовывались так, как сейчас, поэтому окончание «унья» ещё не использовалось. Она спрыгнула с этого пика, который возвышался над всем огненным шаром, притягивающим к себе миллионы глаз учёных и людей, жаждущих встретить здесь второй дом, вторую жизнь. Ласкана была влюблена в одного юношу, который отверг её. Он выбрал другую марсианку, которая была старше его и бесконечно богата. Часто так бывает, что молодые люди идут по пути наименьшего сопротивления. Зачем строить и возводить новые храмы, когда есть старый, разваливающийся, но при этом очень популярный для кучки неугомонных туристов, которые за то, чтобы увидеть песчинки на нём, готовы отдать целое состояние. Всё крутится, всё вертится и двигается. Жаль, что с Ласканой так получилось, но очень хочется верить, что у этой юной особы, которой было всего 56 марсианских лет, всё сложилось, и она стала важным механизмом Вселенной, которая продолжает функционировать и после нашей смерти. Но нужно понимать, что Вселенная – это несуществующее понятие. Все эти трактаты, учебники не дают точного определения Вселенной, ведь никто не знает точно: есть у неё край или там ждёт переход в новый мир, в новую стадию развития всего живого и неживого в этом бескрайнем пространстве.

Вообще, учёные – это очень смешные люди. Они пытаются всё объяснить, бегают вокруг этого понятия, но зачем? Лучше пускай что-то остаётся неизведанным, чтобы живые существа могли сами находить смысл во всём том, что происходит вокруг.

Когда Карлопус и Иосиф добрались до пика горы, преодолев 7 километров ужасной марсианской дороги, поднимающейся всё выше и выше, старик вышел, чтобы осмотреться. Гора была покрыта травой, которая поражала его воображение. Он никогда не ездил заграницу, но его друг Альфред рассказывал о том, как выглядят бескрайние просторы Швейцарии. Иосиф мог бы вас с уверенностью заверить, что Ласкана – это те же Альпы, только в тысячу раз прекраснее. Здесь, на вершине, было адски холодно: - 89 градусов по Цельсию, дул приятный тёплый ветер, а трава играла малахитовой краской и устилала вершину Вселенной своим ковром, который ослеплял своей красотой. Гладиолусы, тюльпаны, астры – все эти цветы (точные копии, но только с марсианскими названиями) заставляли старика двигаться вперёд. Ему становилось всё хуже, но он хотел посмотреть в последний раз на место, в которое он надеется ещё раз когда-то вернуться.

Он попросил Карлопуса, чтобы тот помог ему дойти до края.

Подойдя к краю и усевшись на небольшой выступ, который предназначался для тех, кто не боится высоты и может спокойно смотреть в семикилометровую пропасть.

Иосиф сказал Карлопусу: «Спасибо тебе, мой друг, ты сделал очень многое для старика. Ты хороший марсианин. Я тебя никогда не забуду».

- Я тоже был рад с тобой провести время. Ты хороший человек. Жаль, что не приехал к нам, когда был в лучшей форме. Я бы тебе показал, - он слегка улыбнулся. – Как здесь играют в Крайбол и Крокер.

- Спасибо, но я предпочитаю хорошую компанию и разговоры по душам в пивной, - тихо сказал старик, которому всё тяжелее становилось говорить. Лёгкие уже практически не функционировали.

- Что ж, надеюсь, что тебе нравятся виды Марса?

- Да, спасибо, Карлопус. А теперь давай просто помолчим…

***

Туристы часто кидают монеты в море или океан, чтобы однажды вернуться в то место, в котором они побывали. У Иосифа ничего не было, но он пообещал себе, что до последнего вдоха в его глазах будет только Марс: тот бескрайний, беззаботный, ухмыляющийся Марс, тот самый Марс, который даёт надежду, а потом отбирает её.

Иосиф улыбнулся. Гора Ласкана приняла его, как и ту прекрасную девушку, которая не нашла лучшего место для окончания своего жизненного пути.

0
09:02
878
14:12 (отредактировано)
+1
Здравствуйте, автор. Наверное, я скоро стану предсказуемым гостем для многих Ваших коллег.
Его голубые глаза напоминали Иосифу до боли знакомую реку

Для перлов слабовато, но, всё-таки, не мешало бы здесь добавить «по цвету», потому как, глаза и река несравнимые предметы.
вертолётами назвать это было сложно, поскольку в дизайнерском отделе производителя этих летающих штуковин явно была нехватка кадров

Это почему? Из-за того, что они не были похожи на то, что называют «вертолётом» существа с другой планеты? Несуразная претензия, но была бы уместна, если б автор указал, что это были мысли Иоси.
у них есть какие-нибудь известные бренды с Земли?

Вряд ли умирающему 78-летнему старику пришли бы на ум какие-то бренды.
Он шёл рядом с Карлопусом, который практически ничего не говорил. Только поведал о том, что Марс больше не вступает в войны и не торгуется с Богами о том, чтобы попасть в рай или ад, потому что в те времена марсиане погибали в боях на других планетах. Раньше велись переговоры, причём всё это делалось через Марсианский совет. Нужно было принести дары. Обычно это были крупные вещи: летающие автомобили, огромные генераторы, которые могли давать энергию на целый посёлок, и разные другие вещи.

Ну, да. Практически, ничего не говорил.
Здесь, на вершине, было адски холодно: — 89 градусов по Цельсию, дул приятный тёплый ветер

Ну, вот это позвольте, автор, снести в перлы.

Принято. Заметил, что на конкурсе много работ про Марс. Возможно, это связано с вниманием на эту планету, которое сейчас происходит в науке. Америкосы постоянно получают снимки оттуда и находят много новых удивительных вещей там. Недавно я узнал, что нашли воду в незамёрзшем виде…
Своеобразно. Мне, таки, показалось, что стиль в рассказе не выдержан. Кажется, что автор решил совместить несовместимое — хохмы с розовыми соплями. Ну, не знаю, не айс, конечно. Хотя, не скажу, что рассказ безнадёжен. Читать можно.
Если у старикана было такое любопытство и тяга к жизни, врял ли бы он собрался помирать. Люди решают умереть больше от безысходности, в состоянии апатии.
14:18
+1
В целом мне понравилось. Интересная задумка, лёгкая сатира. Возможно, где-то не до конца выдержан стиль, но рассказ очень достойный! Прочитал с большим удовольствием. Удачи!
Загрузка...