Последний человек на Луне

Автор:
Максим Березуцкий
Последний человек на Луне
Работа №347
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Сейчас

В голове по-прежнему стоял жуткий звон. К этому привыкнуть невозможно. Каждый раз, когда космический корабль покидает атмосферу Земли, Клим чувствует себя отвратительно. Но сегодняшний день был особенно поганым.

В иллюминаторах засверкали яркие светлячки. Тяжелая синяя высь медленно опускалась и уступала место бесконечному черному хаосу.

— 12:21. Экзосфера. Полет нормальный, — лениво произнес Клим.

— Принято, — в кабине раздался прокуренный голос диспетчера. — Два часа до точки назначения. ­­

Пилот закрыл глаза. Он всеми силами старался отогнать рвоту, которая от волнения так и норовила заполнить скафандр. Клим еще никогда не чувствовал себя так паршиво. Его единственная дочь завтра выходит замуж, а ему приходится заступать в смену на чертовой Луне.

Он помнил времена, когда поменяться рабочими днями на складе не составляло никакого труда. Тогда он был молод, и жизнь никуда не спешила. Тогда и на Луну-то никто не летал. Кроме назойливых американцев. К слову, они и обнаружили залежи минеральных образований рядом с внешним ядром спутника. Добыча полезных ископаемых — дело недешевое. Однако наш брат, как известно, в каждой бочке затычка. Крупные корпорации незамедлительно открыли программы по освоению поверхности спутника, а полеты в космос стали обыденным делом. Так началась очередная «Лунная гонка».

Удивительно, какой большой шаг за несколько десятилетий сделало человечество в сторону освоения космоса. К середине двадцать первого века на Луне насчитывалось свыше десятка действующих добывающих платформ. На одной из таких работал Клим.

Когда корабль оказался в открытом космосе, включились очистительные фильтры. Они выгнали из кабины весь мусор, образовавшийся при старте.

— 12:35. Околоземная орбита. Иду по курсу. Отключаю гравитационный модуль.

— Принято.

Клим отстегнул ремень, снял шлем и сделал глубокий вдох. Затем он поднял тяжелые веки и медленно поплыл к иллюминатору. Яркая планета величественно маячила в маленьком круглом окошке. На Земле его дочь готовится к главному дню своей жизни. А он, как всегда, выбрал работу. Но ведь он не мог поступить по-другому. Место с такой зарплатой на Земле ему попросту не найти.

Зашуршали динамики связи, и снова послышался хриплый голос диспетчера:

— Датчики показывают, что у тебя учащенное сердцебиение. Что-то идет не так, Клим?

— Все идет не так, Макс. Все идет не так.

Тогда

Четырехэтажное серое кирпичное здание смотрело на Клима сотней пластиковых окон. Чугунные кочерги-антенны зловеще возвышались над плоской крышей. На старой деревянной двери висела потертая бордовая табличка с надписью: «Роддом №2».

— Не волнуйся. Все будет хорошо, — сказал он сам себе. — Люди уже на Марс полетели, а детей рожали еще в палеолите.

Клим плюнул на потрескавшееся подобие асфальта и покачал головой, чтобы стряхнуть с волос тополиный пух. Пыльные черные ботинки ловко зашагали к входу. В правой руке он нес шелестящий пакет с мандаринами и двумя кремовыми пирожными, а в левой крепко сжимал скудный букет ромашек.

Он знал, что еще рано — роды по прогнозам врачей, должны начаться только ночью. Но ожидание было хуже всего. Оно словно клещ медленно и незаметно вкручивалось в сознание, а затем насыщалось страхами и мечтами. Дни начали тянуться, превращаясь в бесконечные забеги на стадионе под названием «Дурные мысли». Сегодня финишируем, подумал Клим, поднявшись на первую ступеньку. Иначе я не выдержу. Черт, лучше б сам родил.

Скрипнула дверь. Угрюмый охранник продолжал читать газету, не обращая внимания на нового посетителя. Но даже если б оторвал взгляд на мгновенье, то лишь кивнул бы головой в знак одобрения. Ведь Клим здесь частый гость. Он успел познакомиться со всем персоналом, обслуживающим его драгоценную супругу. Он знал, что главврач Сергей Михайлович появляется в родильном доме только после обеда, а электрик Вовка регулярно ночует в подвале с кошками.

На столе в пластиковой корзине лежала пачка синих бахил. Когда-то давно здесь сидела и их продавщица. Но по неведомым причинам бахилы в некоторых медицинских учреждениях неожиданно стали бесплатными, и несчастные дамы преклонного возраста были безжалостно сокращены. Клим быстро нацепил пару себе на ноги и рванул вверх по лестнице.

— Маску надеть не забудь, — буркнул охранник.

Все-таки бдит!

Прошло больше десяти лет с момента изобретения вакцины от COVID-19, но люди все еще помнят те страшные времена, когда мертвые стояли в очереди на кремацию. Было просто невозможно узнать, кто окажется крайним. Устал тогда мир. Не скоро морги опустели. И все ж они опустели.

— Кто прошлое помянет, — в ответ бросил Клим, но маску таки натянул.

Он бежал наверх сломя голову. Пирожные, купленные по скидке в студенческой столовой, еще выглядели свежими. Зеленые свежевыкрашенные ступеньки мелькали под ногами. В окна пролетов робко заглядывали солнечные лучи. На четвертом этаже Клим остановился, вытер пот со лба и убрал челку набок. Он ступил в светлый коридор и тут же поймал взволнованный взгляд молодой акушерки в окровавленном халате. Ее он не знал. Стажерка? Сердце застучало быстрее. На стадионе открылись кассы для принятия ставок.

— Клим, — послышался знакомый голос лечащего врача. И сразу стало легче и одновременно тяжелее. — Ты почти успел.

Ноги подкосились. Голова закружилась. Он забыл, как дышать.

— Ты почти успел на роды, — повторил врач и стянул маску. — Поздравляю, Клим, ты стал отцом.

Улыбка непроизвольно вывалилась на ошарашенное лицо. Таких эмоций Клим не испытывал никогда.

— Твоя жена большая умница. Мы сделали ей кесарево сечение, но она в полном порядке.

— Спасибо доктор! Я не знаю, как вас благодарить, — по щекам Клима текли слезы. — Где мой сын?

— Хочу предупредить…

— С ним что-то не так?

— С ней тоже все хорошо.

— С ней?

— У вас дочь, Клим, — доктор широко улыбнулся. — Прекрасная здоровая дочь.

— Но все анализы, что мы прошли, указывали на мальчика. Как такое может быть?

— Я знаю, ведь я сам делал УЗИ. Не хочу признаваться в своей некомпетентности, поэтому скажу лишь, что пути Господни неисповедимы.

Клим уткнулся лицом в букет ромашек.

— Я могу увидеть ее? — спросил он.

— Конечно.

Они прошли через коридор вдоль палат, завернули направо и уперлись в стеклянную стену.

— Вторая кроватка от двери, — сказал врач и указал рукой.

Маленький сморщенный комочек счастья, укутанный в пеленки, лежал с закрытыми глазами. Рядом бродила упитанная и явно матерая медсестра, выпустившая в жизнь добрую дивизию новорожденных. Клим посмотрел на дочку, и тогда его сердце остановилось навсегда. А точнее сказать, оно выскочило из груди и устроило себе бессрочный отпуск в непередаваемых эмоциях искренней любви. Девочка ворочалась и пыталась перевернуться. Отец не отводил от нее взгляда.

Когда медсестра начала менять ребенку пеленки, он заметил браслет с маркировкой на крохотной ручке. Издалека трудно разглядеть эти каракули, нанесенные синими чернилами. Но Клим знал, что помимо физических данных там написано имя.

Сейчас

— Эмма взрослая девочка и прекрасно понимает, что только благодаря тебе она с мужем будет жить в отдельном доме, — голос диспетчера прервался для короткой затяжки. — Ты не виноват, что они решили не переносить день свадьбы.

— А кто виноват, Макс? Они уже два раза пытались подстроиться под мой график. — Клим отключил двигатели корабля. — 13:41. Стыковка завершена.

— Принято, — Макс выдержал небольшую паузу. — Не вини себя, друг. Так нельзя. Это твоя работа. Эмма знает.

— Я выхожу. До связи.

Огромный раздвижной люк ангара закрылся. Вместо звездного неба, над головой повисла титановая крыша. «Подача кислорода. Уровень 51%», — вторил роботизированный голос из динамиков повсюду. «Подача кислорода. Уровень 89%. Подача кислорода. Уровень 100%». Двери корабля автоматически поднялись. Когда Клим выбрался наружу, то оказался на большой взлетной площадке, предназначенной для нескольких летательных аппаратов. Вокруг были зажжены ксеноновые лампы. Они наполняли большое помещение ярким белым светом, близким по спектру к дневному. Клим снова снял шлем, стянул одну перчатку и протер уставшие глаза. Он перекинул через плечо рюкзак с личными вещами и направился к выходу по узкому мостику.

Добывающая платформа представляла собой средних размеров (по сравнению с китайскими или американскими платформами) инженерный комплекс, включающий несколько блоков помещений: взлетную площадку, жилой отсек, производственные склады и обсерваторию. На станции находилось свыше пятидесяти человек. Все, как правило, работали вахтой. Клим не был исключением. Много лет назад он начинал здесь младшим инженером, но решил сменить род деятельности и вскоре стал начальником службы безопасности. Сейчас по совместительству он трудился управляющим и, по сути, являлся первым человеком на платформе.

— Прибыл на месяц? — вопросил мягкий женский голос, как только Клим зашел в жилой отсек.

В дверном проеме стояла длинноногая брюнетка в безрукавке цвета хаки. Она сложила руки крест-накрест, подперев грудь, и ехидно улыбалась.

— Откуда ты узнала, что я прилетаю?

— Макс рассказал.

— Вот Иуда, — бросил Клим и подошел к металлическому шкафчику.

— А ты долго собирался бегать от меня по платформе? — не унималась девушка. — Или та ночь для тебя ничего не значит?

— То была просто ночь, — он расстегнул рюкзак, положил в камеру некоторые вещи и хлопнул дверцей. — Не больше и не меньше.

— Это мы еще посмотрим.

— Мне нравится твоя целеустремленность, Алиса. Но максимум, что могу обещать — еще пару таких ночей, — теперь улыбался и Клим. Он покосился на девушку.

Та несильно ударила его по плечу и сказала:

— Ненавижу тебя.

— А я тебя, — Клим посмотрел на свой скафандр. — Мне нужно переодеться, а затем давай перекусим. Я умираю с голоду.

Через два дня начались работы по запуску новой буровой вышки. Это событие все сотрудники ждали с нетерпением, ведь старый механизм уже давно изжил себя и вообще непонятно, как он еще функционировал. Все процедуры были соблюдены, и для осуществления вращения бурильной колонны инженерам осталось лишь затянуть цепь привода ротора.

Тогда и прогремел первый удар.

Пронеслась оглушительная звуковая волна. За ней последовала дрожь поверхности Луны. Все затряслось; гигантская буровая установка пошатнулась. Землетрясение спровоцировало изменения в подземных магматических течениях. Датчики указывали на резкий выброс слоевой лавы. Рабочие в панике покидали объект.

— Почему не перекрыли шлюзы? — Клим попытался перекричать сирену, пробиваясь через толпу. — Магма хлынет в шахты, если этого не сделать.

— К нижнему отсеку не подобраться, — ответил рыжий парень в белом халате. Он тыкал в терминал пальцем и показывал на карте заблокированный проход.

— Перекрой дистанционно. В чем проблема?

— Там тепловые сигнатуры. Смотрите. Судя по данным — четыре человека в ловушке. Если закроем шлюзы, они там сварятся заживо.

— А если нет, то пирокластический поток убьет нас всех, и платформа превратиться в Помпеи, — отрезал Клим.

По щеке парня пробежала капля пота. Его глаза взволнованно забегали в разные стороны.

— Простите. Я не смогу, я не палач, — сказал он.

Откуда вы такие нежные взялись? — подумал Клим. Не знали, куда работать шли?

— Думали, отдыхать на курорт прилетели?

— Что? — недоуменно вопросил парень.

— Слушай меня внимательно. Я сейчас отправлюсь на нижний уровень и попробую вызволить ребят. А ты следишь за показателями. Если магма подберется к входным опорам, незамедлительно закрывай шлюзы и пускай потоки в шахты по дуге. Мы специально делали эти отводные тоннели на такой случай. И не мешкай, иначе погубишь не только нас, но и всю платформу. Уяснил?

— Так точно!

Клим хлопнул собеседника по плечу и, развернувшись, бросился к лестнице. Пока он бежал по узким коридорам, в голове крутились разные мысли. Каким, черт подери, образом я смогу разгрести завал? Нельзя было так рисковать. Этот желторотый юнец нас всех в могилу сведет. Как мне очистить проход? Нужна взрывчатка. Но может рвануть так, что разнесет весь шлюз вместе с людьми. Необходима более узкая направленность. Клим пробежал мимо мастерской и резко остановился. Он вернулся назад и, залетев в помещение, неожиданно расплылся в улыбке. Плазменный резак — то, что нужно!

Плазменный резак — инструмент, разработанный отечественной компанией «Хэдкор», предназначался для обработки горных пород. Главный его компонент — изотропный излучатель. Это устройство индуцирует электромагнитное поле огромной мощности, после чего выпускает сгусток плазмы, с высокой скоростью летящий в цель.

С тяжелым инструментом в руках Клим спустился по металлической винтовой лестнице и оказался на нижнем уровне. В противоположном конце коридора слышались крики людей. Сирена продолжала завывать и здесь. Дикий звук, доносящийся из динамиков, сильно раздражал.

Через завалы были видны мелькающие человеческие фигуры — значит, шлюз еще не перекрыт. Боже, дай мне сил, подумал Клим.

— Отойдите подальше! — заорал он. — Я постараюсь уничтожить препятствие!

— Давай! Мы готовы, — послышалось в ответ.

Клим поднял тяжелый резак, упер его в колено и прицелился. Он никак не мог восстановить дыхание после затяжной пробежки.

— Лучше упадите на пол! Могу вас задеть. Буду стараться бить выше.

— Давай! — повторили пленники проклятого шлюза.

Клим прицелился в толстую балку перекрытия и нажал на курок. Сгусток плазмы моментально встретился с преградой и быстро разогрел вещество, что вызвало сдвиговую деформацию. Балка тут же развалилась на две части.

— Все целы?

— Да!

Клим продолжил операцию освобождения, прорубая выход к свободе. Вскоре верхняя часть завала превратилась в широкое отверстие. Рабочие закричали, дабы предупредить следующий выстрел:

— Хватит! Места достаточно, мы сможем выбраться.

Крепкие мужчины в красных комбинезонах один за другим пролезли через дыру и оказались рядом со спасителем. Клим не отводил взгляда от шлюза. Люки с обеих сторон были по-прежнему открыты. В нос ударил резкий «аромат» сероводорода. Глаза заслезились. В тот же миг титановые плиты упали и перекрыли шлюз. Потоки магмы хлынули в шахты, предназначенные специально для экстренных ситуаций.

Оказавшись у терминала, Клим снова хлопнул рыжего парня по плечу.

— Ты молодец, — сказал он.

— Это вы спасли тех людей.

— А ты спас всю платформу.

Парень покраснел.

— Что со связью? — поинтересовался Клим. — Есть Земля?

— Только что восстановили. Связаться с диспетчером?

— Не стоит, я сам.

Тряска окончательно прекратилась. Сирены тоже отключились. Клим нажал на кнопку гарнитуры — передатчик сразу затрещал.

— Меня кто-нибудь слышит?

— Да, Клим. Я тут, — зашипел голос Макса. — Начальство до смерти перепугано. Вы как?

— У нас все в порядке. Расскажи, что это было.

Вскоре Клим оказался в жилом отсеке и завернул в опустевшую кухню. Центральная светодиодная лампа подергивалась — точно так, как в тех самых фильмах ужасов. Осталось дождаться инопланетного монстра, и все встанет на свои места.

— Метеорит, — сказал диспетчер. — Крупный метеорит упал в паре сотен километров от платформы.

Уставший начальник службы безопасности открыл холодильник и достал бутылку светлого пива. Ледяное стекло обожгло руки. Клим сел на стул и, сделав небольшой глоток, заговорил:

— Какой, к черту, метеорит, Макс? Ты по датчикам мое сердцебиение улавливаешь, а огромную глыбу в космосе не смог разглядеть? Я чуть четырех парней не потерял, — от гнева на шее Клима проступили вены. — Ты бы разговаривал с их семьями?

Лампа продолжала дергаться и действовать на нервы.

— Клим, не кипятись. Я тебя понимаю, — голос Макса был взволнованным. — Но о нем никто не знал. Метеорит показался на приборах буквально за считанные минуты до столкновения.

— Как такое могло произойти? Сбой?

— Нет, — теперь голос Макса казался возбужденным. — Помнишь, я рассказывал тебе о Марсовой туманности? Про скопление красного тумана рядом с планетой?

— Что-то припоминаю. Она ведь образовалась там совсем недавно?

— Именно. Многие ученые считают ее некой разновидностью черной дыры. Так вот у нас предположение, что метеорит вынырнул точно оттуда. К сожалению, пока наши радары не в силах пробиться сквозь эту пелену.

— Так в чем проблема — пошлите зонд, — Клим недоуменно поднял одну бровь.

— Посылали, — отрезал Макс и тут же замолчал.

— И не раз?

— Да. Все зонды пропали. Но мы думаем, что вам беспокоиться не о чем. Вернее, беспокоиться всегда есть о чем, однако — это был первый метеорит с момента появления Марсовой туманности. А она, на секундочку, образовалась больше года назад.

— Не шибко ты меня успокоил, Макс. Значит, эвакуации не будет?

Стеклянное дно пустой бутылки ударилось о столешницу.

— Я бы с радостью, Клим, но от меня ничего не зависит. Могу на днях попытаться устроить тебе внеплановую встречу с советом директоров.

Клим закрыл глаза и крепко сжал челюсти.

— Это хорошая идея, — выдохнул он. — Что мне говорить людям?

Через несколько секунд последовал ответ:

— Что все под контролем.

Тогда

— Почему ты уходишь от нас?

— Я никуда не ухожу, родная. Просто нам с мамой нужно пожить отдельно. Мы немного запутались.

— В чем?

— Как бы тебе объяснить, Эмма. Иногда случается, что взрослые люди перестают любить друг друга.

— Почему?

— Я не знаю. Просто так бывает.

— Вы и меня перестанете любить?

— Нет, дорогая моя. Тебя мы не разлюбим.

— Тогда останься со мной, папа.

— Я всегда буду рядом.

Сейчас

Клим сидел на кровати в своей комнате и тихо наигрывал какую-то мелодию на новенькой лакированной гитаре. Он уперся спиной в стену и медленно перебирал пальцами струны. В противоположном углу возле широкого окна располагался письменный стол. На нем были раскиданы разные бумаги, а рядом с лампой стояла пыльная фотография в рамке.

Входная дверь внезапно запищала и отъехала в сторону. В проеме стояла Алиса.

— Привет, герой.

— Тебя стучаться не учили?

Девушка оставила вопрос без ответа и зашла внутрь. Дверь снова подала звуковой сигнал и автоматически закрылась. Алиса села рядом и обхватила ладонью гриф гитары. Та замолчала.

— Что случилось, Клим? Ты всю неделю сам не свой. С того момента как прибыл на платформу.

Мужчина почесал бороду:

— Я не обязан перед тобой отчитываться.

— Почему ты ведешь себя как ребенок? Я же хочу помочь, — голос Алисы был ласково-материнским. — Неужели я не заслужила хоть капельку доверия? — взгляд девушки упал на фото под лампой. — С Эммой все хорошо?

Клим удивился проницательности коллеги. Алиса знала, что мысли о недавней экстренной ситуации тяготили его не так сильно, нежели чувство стыда разрывающее изнутри. Он хотел поделиться им хоть с кем-нибудь. Ему это было просто необходимо.

— Эмма сыграла свадьбу в прошедшую субботу, — выпалил он. — Моя девочка вышла замуж. Ты понимаешь?

— Черт, Клим, — растерянно произнесла Алиса, а затем встала и подошла к столу, чтобы стряхнуть пыль с фотографии. — Она ведь знала, что ты обязан быть здесь?

— Я всегда кому-то чем-то обязан.

— Мы запускали новую буровую вышку.

— Думаешь, Эмме не плевать, что я здесь запускаю? Я не смог попасть даже на свадьбу собственной дочери.

— Ты спас как минимум четыре человеческие жизни. Клим, очнись.

— Это не меняет того, что я ужасный отец.

— Не говори так. Ты многим пожертвовал, чтобы обеспечить Эмме достойное будущее. Она знает это. Поверь мне.

Алиса подошла ближе. Она забрала гитару и отложила ее в сторону. Затем села на Клима и обвила его руками. Тот не сопротивлялся. Губы нежно коснулись шеи и неспешно поднялись к мочке уха.

Неожиданно затрещал передатчик.

— Не отвечай, — зашептала Алиса. — Это опять Макс. Будет полчаса рассказывать, как он снова сел на низкокалорийную диету.

Передатчик продолжал трещать. Клим потянулся за гарнитурой и нацепил ее на ухо. Девушка закатила глаза и обреченно вздохнула.

— Платформа девять и три четверти на связи, — ехидно заговорил начальник безопасности.

— Слава Богу, Клим… поднимайся скорее… обсерваторию, — голос диспетчера прерывался на помехи. — Ты меня слышишь?

— Зачем? Макс, что случилось?

— Я перекинул данные… компьютер… проблема, — передатчик продолжал шипеть. — Поднимайся…

Лицо Клима выражало полное недоумение.

— Какая проблема? Макс, скажи мне, что происходит?

На мгновенье вокруг воцарилась тишина. И снова через помехи пробился знакомый голос диспетчера:

— У меня очень плохие новости.

Тогда

— У меня очень хорошие новости, — Клим достал из кармана пальто два билета. — Мы идем в зоопарк!

Эмма вскинула кверху одну бровь и наклонила голову.

— Серьезно? — в голосе девочки сквозил неприкрытый сарказм. — Мне уже пятнадцать. И ты решил сводить меня в зоопарк?

Клим поник. Он совсем позабыл, что его крошечная пуговка с каштановыми косичками уже подросла. У него появился единственный свободный выходной за долгое время, и он не смог придумать ничего лучше, чем отправиться вместе с взрослой дочерью в излюбленное место маленьких детей.

— Шучу, — искренне улыбнулась Эмма и ухватилась за шершавую руку отца. — Я же обожаю животных!

Клим тоже расплылся в улыбке. Все-таки попал в яблочко! — подумал он. Встречайте обладателя чемпионского пояса UFC по версии «Отец года»! Зал бы взорвался аплодисментами. На самом же деле Клим слабо тянул в этом виде спорта даже на третий юношеский разряд.

Он открыл переднюю пассажирскую дверь своего новенького автомобиля и жестом руки пригласил Эмму. Та охотно запрыгнула в салон и плюхнулась на мягкие кожаные сиденья.

— Крутая тачка, пап!

— Тебе лучше возьмем, как только восемнадцать стукнет.

Эмма скорчила довольную физиономию.

— А пока пристегивай ремень, — добавил отец. — Долетим с ветерком.

— Только музыку включи.

Клим запустил старый альбом Scorpions и сделал громче. В замке зажигания провернулся ключ. Зарычал мотор. Без моргающего сигнала поворота, нарушая правила дорожного движения, темно-синий автомобиль рванул вперед. Девочка закинула в рот жевательную резинку, раскинулась в кресле и вытащила правую руку в окно. Она закрыла глаза и получала удовольствие. А Клим часто переводил на нее взгляд, когда дорога оказывалась чистой.

— Это ведь рысь? — восторженно вопросила Эмма, подойдя ближе к большому вольеру.

Крупная упитанная пятнистая кошка сидела под деревянным мостком и демонстративно смотрела в другую сторону.

— Похоже на нее. Да, точно, — Клим указал на вывеску с надписью: «Канадская рысь». — Далеко же ты забралась, — кошка повернула голову, будто отреагировала на слова Клима. — Я где-то читал, что в скандинавских странах она являлась священным животным. Люди считали, что рыси были впряжены в колесницу богини Фрейи.

— А я слышала, что за сутки рысь может пройти больше тридцати километров. Она ведет кочевой образ жизни, — Эмма посмотрела на отца. — Прямо как ты, пап.

Клим перевел взгляд на соседнюю клетку. Там находились одни львицы. Короля зверей не наблюдалось.

— Тебя мама настраивает против меня?

— Мама тут ни при чем. Просто я скучаю, — честно заявила девочка. Клим почувствовал ком в горле. К глазам подкатили слезы. — А еще у тебя борода смешная, — добавила она.

Клим заключил дочку в крепкие объятия и сказал:

— Я люблю тебя, Эмма.

Девочка хмыкнула и уткнулась лицом в грудь отцу:

— А я люблю тебя, папа.

Сейчас

Клим и Алиса молниеносно взлетели в обсерваторию. Помещение представляло собой купол с панорамным опоясывающим бесшовным окном. Отсюда открывался прекрасный вид на родную планету. В обсерватории автоматически собирались различные астрономические данные и отправлялись на Землю для исследования. Здесь же стоял большой монитор для видеосвязи. Как только Клим клацнул по кнопке пульта, на нем появилась картинка.

Упитанный мужчина средних лет с лысиной на голове и трехдневной щетиной на втором подбородке смотрел сквозь очки взволнованными глазами. Позади него трещали рации и телефоны. Но он не обращал на них внимания.

— Макс?

— Катастрофа, — ответил диспетчер.

Алиса облокотилась Климу на плечо и внимательно слушала.

— Марсова туманность породила астероид крупнее Цереры. Почти две тысячи километров в диаметре. Просто гигант, — Макс вывел на экран сбоку трехмерное изображение. — Судя по траектории, через несколько часов он будет у вас.

— Что значит у нас?

Лицо Макса исказилось гримасой боли.

— Астероид врежется в Луну, — сказал он.

Теперь Алиса по-настоящему перепугалась, и ее левая ладонь, прижатая к пышной груди, сжалась в кулак. У Клима от страха скрутило живот. Мысли понеслись бешеным потоком. В такой кошмарной ситуации он не оказывался никогда. И что теперь делать, он тоже не представлял. Начать кричать на Макса из-за того, что так поздно сообщил об опасности? Скорее всего, толстяк сам только что узнал об этом. Тратить время на расспросы о возможных последствиях? А что тебе непонятно, Клим? После такого удара от Луны останется только мокрое место. Может, данные ошибочные и астероид пройдет мимо? Тогда эту информацию до последнего держали бы в тайне.

— Необходима полная и немедленная эвакуация, — заговорил Макс.

— Что с другими платформами? — спросил Клим.

— Китайцы уже на орбите. Американцы готовят челноки. Два других отечественных комплекса объявили чрезвычайное положение. Остались только мы.

— Нам конец, — Клим схватился за голову. — На взлетной площадке пять спасательных капсул и мой личный корабль, который вместит максимум трех человек.

— Пятьдесят шесть сотрудников, — голос Алисы дрожал. Она поднесла ладонь ко рту. — Почему так мало капсул?

— Потому что даже спустя сто пятьдесят лет пример Титаника никого ничему не научил. Да, Макс?

— Я-то при чем? — голос диспетчера тоже дрожал. — Такое финансирование. Клим, прошу, скажи, что у тебя есть какой-нибудь вариант?

Алиса смотрела на любимого глазами полными надежды.

Клим подумал, как он будет усаживать весь персонал в свой личный космический корабль.

— Это невозможно, — заключил он. — Хотя, — невероятная мысль пришла в голову. — Грузовое судно, что стоит на производственном складе.

— Оно не предназначено для транспортировки людей, — сказал Макс.

— У тебя имеются еще предложения?

В ответ — тишина.

— Там есть ремни для складских грузов и кислород для персонала. При входе в атмосферу будет тряска посильнее турбулентности в обычном самолете и все же шанс неплохой.

Секунда молчания с Земли казалась вечностью на Луне.

— Действуй, — раздался голос диспетчера.

Клим посмотрел на Алису. Девушка-инженер бросила взгляд в ответ и сказала:

— Грузовые суда отправляются только с ручного управления обсерватории.

— Нет, — попытался соврать Клим. — Я смогу отправить посылку со своего корабля.

Он знал, что грузовой отсек работает напрямую от рычагов обсерватории. Никто не планировал отсылать на Землю весь персонал с помощью складских резервов.

— Ты врешь мне, — бросила Алиса и сжала кулаки так, что захрустели костяшки.

Клим напряг все извилины, которые только могли соображать:

— Я вылечу сразу за тобой. В спасательной капсуле. Там их больше чем нужно.

В мониторе маячило взволнованное лицо Макса.

Клим не стал дожидаться ответа любовницы, взял в руки пульт управления и, нажав кнопку голосового уведомления, заговорил:

— Тревога. Всему персоналу необходимо явиться в главный отсек складских помещений для эвакуации. Тревога. Всему персоналу необходимо явиться в главный отсек складских помещений для эвакуации. Тревога.

Вновь взвыла сирена.

Алиса стояла на месте. Теперь она смотрела на Клима глазами, наполненными скорбью и печалью.

— Выполняй приказ.

Девушка топнула ногой от злости и тут же обняла начальника. Она хотела остаться с ним, но прекрасно знала, что тот не позволит.

— Будь на связи, — Клим достал из ящика стола черную гарнитуру. — Проследи, чтобы все оказались в грузовом судне. Не забудь пристегнуться, — он подмигнул. — Сообщи, как только все будут готовы.

— Жду тебя на Земле, — Алиса поцеловала мужчину в губы и выбежала прочь из комнаты.

Клим ходил взад и вперед, ожидая хоть каких-то новостей. Он сложил руки за спиной и нервно моргал, уставившись в космическую пустоту за окном. На планету Земля он смотреть не хотел.

Вдруг в передатчике раздался знакомый женский голос:

— Все на местах, начальник. Сотрудники платформы законсервированы в лучшем виде.

Оптимистический настрой Алисы воодушевлял.

— Принято, — сказал Клим. — 19:20. Подготовка к старту.

— Бог в помощь, — поддержал Макс.

— 19:21. Запускаю двигатели.

— Все получится, — прозвучала Алиса.

— Открываю ангар. Убираю стыковочный механизм, — Клим дернул желтый рычаг на себя и нажал несколько клавиш на панели управления.

— Мы летим! — девушка кричала от радости. — 19:28. Принимаю управление на себя.

— Принято, — Клим глянул на монитор. — Грузовое судно с личным составом покинуло платформу, — начальник службы безопасности посмотрел в сторону производственных складов. Он увидел, как из ангара выходит корабль и начинает набирать высоту. — Ты умница, Алиса. Осталось мягко посадить эту пташку. Доложись при выходе на орбиту.

— Так точно. Все будет хорошо, не волнуйся.

Как только Алиса закончила говорить, в грузовое судно врезался, окутанный тускло-синей оболочкой метеорит, и разорвал спасательный ковчег напополам. В разные стороны разлетались люди и осколки искореженного металла. Убийственная глыба врезалась в поверхность Луны и вызвала новый толчок с ударной волной. Монитор выключился и включился снова.

— Что случилось? — поинтересовался Макс.

Клим пошатнулся, но устоял на ногах. Он не мог выдавить и слова, растерянный и напуганный, отчаянно стараясь взять себя в руки и не разрыдаться. Лишь беспомощно наблюдал, как его друзья и коллеги умирают во тьме беспощадного космоса. Вдалеке виднелись десятки синих хвостов других метеоритов. Кто-то из них пролетал мимо спутника, а кто-то безжалостно впивался в лунную плоть и оставлял новые шрамы. Добывающая платформа не переставала трястись.

— Клим. Прием.

— Они все мертвы.

— Что?

— Я убил их, Макс, — Клим спрятал лицо в ладони. — Я убил Алису и всех остальных.

— Что ты говоришь? Я не понимаю!

Начальник безопасности поведал историю рокового полета. Послышался тяжелый вздох Макса.

— Это ужасно, — сказал он. — Я разделяю твое горе, друг. Не могу представить, что ты чувствуешь, но, — он помедлил. — У тебя еще есть шанс. Пожалуйста.

— Капитан не покидает корабль, — отрешенно произнес Клим.

— Капитан покидает корабль последним. Ты сделал все, что от тебя зависело. Не нужно тратить драгоценные мгновения на всякие абсурдные обвинения. Сейчас нет времени на поиски смысла жизни.

— Абсурдные? — возмутился Клим.

— Не цепляйся к словам. Просто дуй к взлетной площадке и садись в чертову спасательную капсулу, — голос Макса истерично надорвался. — Сделай это ради нас, ради своей дочери.

Клим посмотрел на монитор и, еле заметно качнув головой, ответил:

— Спасибо, Макс. Я твой должник.

Не успев закончить фразу, он уже летел вниз по лестнице. Платформа качалась в разные стороны. Удары продолжали греметь где-то вдали. Под такой град Клим никогда не попадал. Как еще магма не накрыла тут все? — пронеслась мысль в голове.

— Строили на века, — поделился он с пустующим коридором.

Клим натянул запасной скафандр, который захватил в жилом отсеке и продолжил путь. Сразу за поворотом появилась автоматическая дверь. К считывающему замку на стене прикоснулась правая рука с пропуском. Звуковой сигнал ознаменовал открытие — дверь отъехала в сторону. Как ни странно, она сработала исправно. Через несколько секунд Клим уже бежал по узкому мостику в направлении спасательных капсул. Ангар, как и всегда, был наполнен ярким светом множества светодиодных ламп.

Затрещал передатчик:

— Как успехи? — вопросил Макс.

— Я на взлетной площадке.

— Когда окажешься в капсуле, вбей координаты южной Атлантики. По нашим данным — это лучшая траектория для полета.

— На Земле тоже идет град?

— Задевает мельком. Не волнуйся. Не буду тебя отвлекать — до связи.

Диспетчер отключился.

Клим снял гарнитуру, запрыгнул в одиночную капсулу и надел шлем. «Уровень кислорода — 100%», — послышался роботизированный голос из встроенных динамиков.

— Это прекрасно, — иронично ответил Клим и нажал на кнопку закрытия кабины.

Тогда он увидел яркую вспышку и моментальный взрыв. Огромный титановый раздвижной люк смялся, словно лист картона. Вместе с ним превратилась в труху северная часть взлетной площадки. Очередной метеорит ударил точно в платформу. Капсулу с человеком подхватило взрывной волной и швырнуло в стену. Клим сильно ударился головой и потерял сознание.

Тогда

— Ты решил, что деньги важнее моей свадьбы? — голос Эммы был тверд.

— Нет, но ты должна понять, дорогая, — неуверенно мямлил Клим.

— Что ты работаешь для моего блага? Я знаю и безмерно тебе благодарна, папа. Но и ты пойми, что мне нужен отец. Когда ты бросил нас с мамой, — девушка отвернулась.

— Я не бросал, — перебил Клим.

— Да-да, вы просто разлюбили друг друга. Только мне от этого не легче. Ты обещал быть всегда рядом. Ты сдержал слово? Нет, — теперь Эмма смотрела в глаза собеседника. — Понимаешь, папа, я не могу вспомнить ни одного радостного момента, связанного с тобой. Их будто нет, или они стерлись из памяти? И я ведь простила. Но даже сейчас, когда в моей жизни начался такой важный период, ты снова умудряешься все испортить. Для тебя важнее эта чертова Луна, чем я!

— Не говори глупостей, Эмма, — Клим не отводил взгляда от дочери. — На платформе плановый запуск новой буровой вышки. Без меня там не справятся, ты же знаешь, — он попытался неловкой улыбкой разрядить напряженную обстановку, но Эмма его не поддержала.

— Возьми выходной, прошу. В компании ценят таких работников. Они не посмеют уволить тебя. Всего один день.

— Если бы Юрий Гагарин попросил за месяц отложить запуск «Востока», как думаешь, что бы ему ответили?

— Ты шутишь? — Эмма была в бешенстве. — Ваших проклятых космических кораблей в небе больше, чем маршруток в нашем городе!

— Милая, ну не преувеличивай. Мне безумно больно оттого, что не смогу сам отвести тебя к алтарю. Зато когда я вернусь…

— Можешь не возвращаться, — отрезала девушка.

— Что?

— Разговор окончен.

Эмма поставила кофейную чашку на стол и бросила рядом бумажную купюру — на чай официанту. Она быстро накинула бежевое пальто и также быстро покинула кафе, в котором около получаса сидела вместе с отцом.

За окном запорхали первые снежинки. Они таяли в тусклом освещении фонарных столбов. Жаль, что еще рано загадывать желания, подумал Клим.

Сейчас

Звон в голове утихал. Темная пелена перед глазами начала рассеиваться. «Уровень кислорода — 6%», — объявил знакомый голос. Клим застонал, пытаясь пошевелиться. Тело не слушалось. Он оказался зажат в смертельной ловушке, которая раньше называлась спасательной капсулой. Мощный удар ее сплющил, словно жестяную банку газировки. Клим чудом остался в живых. И теперь все его мысли были заняты поиском вариантов побега. «Уровень кислорода — 5%».

Он лежал как бревно — руки по швам. В тесном гробу двигаться оказалось очень трудно. И все ж ладонь нащупала боковую кнопку. Крышка капсулы дернулась и с глухим звуком выстрелила наружу. «Уровень кислорода — 4%». Клим заметил, что на шлеме образовалась трещина. Потеря герметичности привела к появлению на стекле росы. Видимость ухудшилась. Если он промедлит, то скоро задохнется.

Вокруг порхала металлическая пыль метеорита и обломков взлетной площадки. Гравитация Луны в шесть раз слабее, чем гравитация Земли, поэтому передвигаться по поверхности непривычно и неудобно. Но начальник службы безопасности платформы не в первый раз вышел на прогулку. Короткими прыжками он обогнул край недавно образовавшейся пропасти и направился к запасным шлюзам восточной части жилого отсека. «Уровень кислорода — 3%». Капля пота стекла с виска и пробежала, обжигая, в угол левого глаза.

Круглый люк уже находился в зоне видимости, хотя из-за образовавшегося конденсата, фраза «зона видимости» звучала слишком громко. Одним глазом Клим зацепился за подобие рычага открытия шлюза на стене возле синих контейнеров. Теперь он планировал зацепиться за него рукой. Если совершит слишком сильный прыжок, то может удариться шлемом и тогда точно останется без кислорода, которого и так почти нет. «Уровень кислорода — 2%», — не забыл напомнить надоедливый голос из динамиков. Клим сосредоточился и прыгнул вперед. Он ударился руками о твердую стену и с облегчением выдохнул. Рычаг поддался легко. Послышался звук открывающегося люка. Космонавт быстро нырнул в шлюз. Двери заблокировались. Хлынули тонкие потоки горячего пара. Гравитация усилилась. Внутренний люк по-прежнему был закрыт, и только когда цветовой сигнал лампочки над ним сменился с красного на зеленый — он благоговейно отъехал в сторону. Клим тут же отщелкнул крепления и, сняв шлем, жадно глотнул свежего воздуха.

— Еще бы чуть-чуть и все, — пожаловался он в пустоту.

Внутри комплекса продолжала завывать сирена. По дороге в обсерваторию Клим подобрал новый шлем, подходящий к его скафандру. Он, в общем-то, не знал, зачем теперь этот шлем может ему пригодиться. Ведь все летательные модули разрушены, да и времени на эвакуацию, наверное, совсем не осталось.

Монитор в обсерватории работал исправно. Клим схватил запасную гарнитуру и начал говорить:

— Прием. Говорит…

Не успел он закончить, как тут же появилась картинка с довольным лицом диспетчера. Изображение несколько раз дернулось, но смогло зафиксироваться.

— Боже, Клим, мы думали, что ты погиб.

— Считай, что так и есть. Спасательные капсулы уничтожены.

— Все?

— Все. Мне было приятно работать с тобой, Макс. Забудь, пожалуйста, про эти чертовы диеты и просто не бегай ночью к холодильнику. Совету директоров передай, что увидимся с ними в аду, хотя они, наверное, и сами слышат. Свяжи меня с Эммой.

— Да, конечно. Но учти, что я сообщил ей о твоей возможной смерти.

— Макс, заткнись уже. Я хочу увидеть дочь.

На экране вместо пухлого диспетчера появилась заплаканная красавица.

— Папа! — закричала она. — Папа, ты жив! У меня чуть сердце не остановилось. Возвращайся скорее, прошу тебя.

— Милая, послушай.

— Ничего не хочу слушать, — по щекам девушки бежали слезы. — Вернись ко мне, пожалуйста.

— Я не смогу, — признался Клим. — К сожалению — это не в моих силах.

— Но, папа, — голос Эммы становился тише.

Изображение снова дернулось и вернулось на место.

— Связь сбоит. У меня осталось совсем мало времени. Дорогая, прости за то, что я был таким паршивым отцом. Я бы хотел изменить прошлое и постоянно быть рядом. Прости, что не оправдал твоих ожиданий, но знай, что я всегда тебя любил. Каждую секунду, каждое мгновенье.

— Папа, не ты должен прощения просить. Это я думала только о себе. Папа…

Экран неожиданно почернел. Звук в гарнитуре пропал. Над обсерваторией повисла огромная тень. Астероид исполинских размеров заслонил собой весь космос. Через окна Клим увидел трещины на теле гиганта. В них холодными синими цветами переливалось зловещее сияние.

Клим закрыл глаза. Ему показалось, что прошла целая вечность. На самом деле пронеслось всего несколько минут. Но и их должно было быть достаточно.

Клим открыл глаза и увидел страшную картину — астероид прошел мимо Луны. Отдельные его осколки продолжали сыпаться на поверхность, однако сам объект оказался слишком крупным для притяжения спутника. Теперь космический убийца летел уничтожать Землю.

— Нет, — взмолился Клим. — Нет, пожалуйста.

Но никто его молитвы уже не услышит. И он это прекрасно понимал, отчего становилось еще страшнее.

Клим снова покинул обсерваторию, отправился обратно к шлюзу и вскоре выбрался наружу. Как на Земле могли ошибиться с траекторией полета астероида? — навязчивая мысль не покидала голову. Скорее всего, это уже не имеет никакого значения, да и Брюс Уиллис давно опочил. Клим расплылся в отчаявшейся улыбке — шутка удалась. А что ему остается?

Он старался думать только о дочери, о тех немногих моментах радости, в которых он принимал участие. Глаза не отрывались от открытого космоса. Так он и простоял несколько часов, благо кислорода теперь было полно. Клим вновь захотел улыбнуться. Я схожу с ума? — подумал он.

Огромный астероид достиг цели. Взгляд ослепила яркая вспышка. Ужасное и одновременно неповторимое зрелище — родная Земля полыхала адским огнем и раскалывалась на части, исчезая в бесконечном черном хаосе.

Какая ирония. Он — последний человек на Луне, и он по-прежнему дышит, а весь остальной мир рушится у него на глазах. Где-то там была и его единственная дочь.

Клим отщелкнул крепления шлема и тихо произнес:

— Я люблю тебя, Эмма.

Тогда

— А я люблю тебя, папа. 

+10
23:17
832
15:03
+1
Два в одном: и фантастика научная, и слезовыжималка. Как итог — и ни туда, и ни сюда.
И вроде фантастика ничего так, продуманная… но почти. Везде одно сплошное «почти хватило». Залежи каких минералов окупили постройку кучи буровых вышек на поверхности Луны? Нет ответа. Почему достаточное количество спас.капсул — дорого, зато многоразовое судно для доставки одного! человека на Луну — нормально? Как говорится, правила ТБ написаны кровью, и космонавтики это особенно касается.
Ладно уж Марс со своим облаком в роли «бога из машины», прицельно швыряющийся астероидами, иначе драмы не выйдет. Но откуда у метеорита на поверхности Луны «тускло-синяя» оболочка? атмосферы-то нема. Отдельная история, куда у нашего спутника подевалась тёмная сторона, все снаряды исправно упали на светлую, хотя в реальности соотношение совсем другое.
И отдельное замечание по «слезодавильной» части. Беременность — не болезнь. Её ведёт не лечащий врач, а врач-акушер.
Удачи на конкурсе.
Комментарий удален
17:06
+1
Но хватит ли той атмосферы на нагрев метеорита?
А насчет слезовыжималки — слишком уж она тут встроенная. С тем же успехом на земле мог оставаться люимый хомяк, упомянутый в одной строчке — магистральный сюжет не изменился бы. Но да, статистически они имеют больше шансов выиграть.
19:19
Не врач-акушер, а гинеколог. Акушер(ка) — это средний медперсонал.
19:56
Хорошо, соберём полное название: врач акушер-гинеколог.
17:40
+5
Отличный рассказ. Читается на одном дыхании, хоть и не самый маленький)) Проблемы отцов и детей всегда будут актуальны, здесь это очень четко прослеживается. Словно автор сам это все пережил. Еще рассказ напомнил игру the Last of Us (это не спойлер, если что). Героев, по крайней мере, оттуда представлял.
Что касается космоса — очевидно автор не хотел углубляться в термины и создавать сложную науч. структуру повествования. Читал фантастику и позабористее. Но тут это совсем не главное. Хотя неплохие экшн сцены на месте. В общем не хочу копаться и выискивать минусы. Читаю первый рассказ в этом году и сразу получаю удовольствие. Надеюсь, на этом конкурсе удивлюсь еще не раз.
Комментарий удален
17:12 (отредактировано)
Как по мне гг очень смахивает поведением на Джоела, ну и дочь гг соответственно представлялась так. Элли имеется ввиду
17:56
У меня почему-то аккаунт поломался и коммент отвалился eyesВ общем да, согласен с вами по поводу того, что рассказ стоящий, а вот на счет ласт оф ас по-прежнему нит. Ну не похожи они wassup
18:44
А я по-прежнему вам говорю, что это мои личные ощущения.
Катястрофа
01:51
Автор намеренно давит на эмоции, упуская некоторые несоответствия. Написано как будто технарём, но почему-то некоторые технические моменты не учтены. Как-то многовато геологической активности для Луны: шик-плеск магмы и все дела. Всё-таки в ядре у неё до 1400 по Цельсию температура едва дотянет, а мантия ещё холоднее, да и сильно твёрже земной. И если «в грузовое судно врезался метеорит» такой огромный, оно не пополам сломаться должно, его просто сметёт… В Землю что-то в первый раз камней тоже не отлетает. С раскалыванием на части нашей планеты автор тоже погорячился. Поправьте, если я ошибаюсь.

«Туман» рядом с Марсом маловат для гордого названия «туманности», как бы таинственно он ни выглядел. Что это за штука и почему она работает так прицельно, автор предпочёл умолчать. Видимо, кого-то человечество очень выбесило, и этот кто-то очень цинично и злорадно его истребляет. Но кого? Увы, без ответа на этот вопрос какой-то особой глубины в рассказе не обнаружено — всё тот же фильм с Брюсом Уиллисом на новый лад и без хеппи-энда.

Ещё момент. Первый астероид никто и увидеть не успел — это с какой скоростью, извините, летел он от Марса? Пока двигался второй, там целая эпопея успела развернуться.

Кстати, а как дела у улетевших на других кораблях русских, американцев да китайцев? Их вроде не замочили, им теперь светлое будущее строить? То ли я пропустила инфу, то ли автор о них забыл…
06:48
Магма на луне? Пирокластический поток??? Это станет научной фантастикой не ранее, чем вы мне покажете там хоть один вулкан.
Комментарий удален
Комментарий удален
22:22
+1
НФ часть на уровне, все очень и очень продуманно, молодец! Но вот литературная часть показалась стереотипной, как в сериалах. Отношения отец-дочь мне показались рассчитанными на выбивание слезы, особенно две последние фразы.
22:44
+3
Хороший рассказ, не сказу, что прямо топ, но на твердую восьмерку из десяти )

Сюжет есть, герои в наличии, эмоции опять же затрагивает. Насколько умело это сделано, вопрос другой.

Текст явно вычитывался, но есть оплошности вроде непоняток с пунктуацией:

— Слава Богу, Клим… поднимайся скорее… обсерваторию, — голос диспетчера прерывался на помехи.


В целом читабельно и хорошо смотрится в группе. Удачи автору!
11:21
+1
Хороший рассказ, вечерок скоротать можно)
19:05
+3
Я уже писала об этом рассказе рецензию, но мой комментарий почему-то исчез. Поэтому решила повторить этот подвиг. Что я могу сказать? Произведение очень трогательное, понятное дело, что на это ставка и была. Но ведь мы все пишем для того, чтобы пробудить в читателях чувства, разве нет?
Меня сильно впечатлил поворот сюжета в самом конце рассказа. Вот чего чего, а конца света просто не ожидаешь. Ведь сначала рельсы вели читателя исключительно к смерти Клима. В общем — автор удивил.
По объему рассказ получился большим, но читается на одном дыхании — насколько легок язык автора. Опечаток и ляпов не заметила.
С точки зрения НФ (я, конечно, не шибко разбираюсь) выполнено все хорошо. Есть допущения, но на то он и конкурс НФ. А докопаться можно и до профессиональной литературы.
Отдельно хочу упомянуть крутые авторские обороты:
Дни начали тянуться, превращаясь в бесконечные забеги на стадионе под названием «Дурные мысли».

Встречайте обладателя чемпионского пояса UFC по версии «Отец года»! Зал бы взорвался аплодисментами. На самом же деле Клим слабо тянул в этом виде спорта даже на третий юношеский разряд.
Блестяще!
Спасибо за такую нежную, но при этом тяжелую историю. Однозначно — полуфинал.
07:43
Прикольно. Смотрю рассказы по рейтингу. Этот лидер +11. Только вот при просмотре тех, кто голосовал, оказывается, что «за» — 5, «против» — 1. И настоящий рейтинг +4.
08:59
Это называется «поудаляли ботов, отплюсовавших рассказ»
09:04
А есть такой рейтинг? Подскажите, если не трудно, где его можно увидеть?
09:25
+1
Ошибка какая-то.
20:28
Ох и от чего-то этот рассказ наталкивает на мысль о том, что Вселенная все наши желания слышит и нет-нет да выполняет, вот только желания свои мы неправильно оформляем и желаем не того. Сказала дочь отцу, что он может не возвращаться — пожалуйста! Желал ведь Клим так или иначе, чтобы астероид не упал на Луну? Пожалуйста, теперь он летит на Землю! Осторожней надо с желиями-то. Ну, или я просто до мелочей докапываюсь pardon
14:33
Фантастика про добычу полезных ископаемых на Луне, превращается в семейную драму, а после в фильм-катастрофу.

Что понравилось:
1. Название. Оно понравилось мне два раза — перед прочтением и после. Дочитав рассказ, название играет новыми красками. Такое редко удается.
2. Семейные отношения. Все части с подзаголовком «Тогда» — великолепны. Читал их с бОльшим интересом чем части «Сейчас».
3. Атмосфера катастрофы. Я чувствую постоянную опасность и обречённость героя. Постоянный дискомфорт сопровождается неудачами персонажей.
4. Концовка. Она удивила. Когда я уже в четвертый раз жду, что герой умрет, он снова выживает. Зато умирают все вокруг. И с сюжетной точки зрения это круто.

Что не понравилось:
1. Части «Сейчас». Все, кроме последней скучные и какие-то обыденные. Там вроде и лава из всех щелей хлещет, а я бы лучше про отца и дочку почитал.
2. Клишированный конфликт. Да, мне понравилось читать про героя и его дочь, но вместе с тем их конфликт «семье нужен папка — нет семье нужны деньги», стар как мир. Конфликт проходит по заезженный точкам — я работаю ради семьи — нам нужна отец, а не твои деньги — нет вам нужны деньги, все ради вас — ну и ладно, мы тебя больше не любим! — ну тогда, я был не прав, простите — и ты нас прости мы тебя любим. При этом разнообразить эту тему очень легко.

Во время написания обзора ни один подписчик не пострадал. Надеюсь, нас не станет меньше после публикации)))

Дежурное предупреждение, что не претендую на истину и могу быть не прав. Автору спасибо за рассказ и за участие в конкурсе.
Загрузка...