Валентина Савенко

Добро пожаловать, или из Кармана сдачи нет

Добро пожаловать, или из Кармана сдачи нет
Работа №152
  • 18+

По ЗАГСу беспорядочно сновали празднично одетые люди, один островок все старательно обходили стороной. Я протолкался сквозь толпу и беззвучно выругался: демон, окрещённый бес, церковник. Марушка наверняка пожалела о той единственной безумной ночи, когда дала слабину и поэтому притащила с собой группу поддержки.

- Иван… тьфу ты. Стажёр, иди сюда, - переговорив по телефону, позвал меня демон Немай.

- Я не Иван, а брат его - Данила! – резко ответил ему.

- Диспетчер Санитарной службы звонил. Только что из приюта пропали девочка и мальчик. По словам свидетелей в окне мелькали чертовки в балетных пачках и корчил рожи клоун, - сообщил он.

- Шерочка с Машерочкой и Арлекин, - убеждённо сказал церковник.

Марушка виновато глянула на меня и побежала к выходу. Все потянулись за ней. Свадьба накрылась.

Шагая последним сквозь живой коридор, я поймал себя на мысли, что эта затея и в самом деле большая глупость. Марушка отказалась выходить замуж и за Ивана, хотя уж там-то была настоящая любовь.

- Тебе позвонят отдельно. И советую быть послушным, - чуть отстав, шепнул церковник Восвет.

На выходе из ЗАГСа у меня завибрировал телефон.

- Понял, - ответил деревянным голосом.

Мне было велено отвезти группу, вернуться, сдать больничный лист и… надеяться на милость Санитарной службы. Потому что без брата я никто – стажёр, водитель, тень, которой отказали даже в мести.

…Полгода назад мы схлестнулись с бандой демона Нечая. Ведьме сёстры чертовки отгрызли кисть левой руки, и церковник, под прикрытием Немая и беса, утащил её прочь. Иван скрестил клинки с асом фехтования - Арлекином, я взял на себя демона. Помощь опоздала - брат погиб. Сообща добили Нечая, но тот успел оставить мне под сердцем кончик своего рога. Клоун с чертовками ускользнули.

Врачи не решились на опасную операцию и запретили любые нагрузки.

Марушка лежала в соседней палате - ей делали напичканный электроникой протез. Общее горе от потери Ивана нас сблизило. И едва выписавшись из больницы, решили подать заявление в ЗАГС...

Сбежав со ступенек, я сломал телефон, выбросил в урну и плюнул туда же.

***

Игнорируя правила, я гнал фургончик. Вся группа устроилась сзади.

- Как вернёмся, продолжим подыскивать толкового людишку, - блеснув красными зрачками, разоткровенничался Немай. - А стажёра кышнем. Все согласны?

- Пфг! - заявил бес.

- А тебе всегда пофиг, раздолбай! – напустился на него Восвет.

Марушка не сказала ничего.

***

Засунув в бак пожарной машины большой серебряный крест, церковники хором творили молитвы и старательно поливали из шланга газоны вокруг приюта святой водой. Польза от их возни, конечно, была: теперь несколько лет ни одна мелкая нечисть, которая действительно обитает под землёй, не пролезет в дом.

Но Арлекин с подружками не подземные жители.

На самом деле преисподней нет – есть карман в реальности, где живут демоны, бесы и черти. Испокон веков они воровали людей, и чтобы прекратить это, несколько лет назад был заключён договор, и теперь город сдаёт осужденных по особо тяжким статьям к соседям на утилизацию. Но в одном пункте взаимопонимания не нашлось - дети. Вот поэтому, иногда, тайными ходами, к нам проникают охотники. Для их отлова и создана Санитарная служба. Отряды ликвидаторов колесят улицам и внимательно следят за новостями. В Карман людям нельзя – нужны проводники. Поэтому работать по похищениям детей могла только наша группа. Но без меня. Иван, почему-то, был категорически против.

***

Фургончик встал за живой изгородью почти впритык к глухой стене соседнего с приютом здания.

Спрятавшись в кустах, я прицепил меч с приваренным крюком – наследство Ивана и, поколебавшись, сунул за пазуху спичечный коробок с одной штучкой.

…Пока валялся в больнице, сдружился с чёртом-переговорщиком, пытавшимся уговорить врачей отдавать в Карман неизлечимых пациентов. Он подарил мне своего «дружка» и сказал: «Часто выручал раньше. Сейчас – без надобности. Жалко будет, если издохнет. Корми его капельками крови, и когда появится нужда видеть всё под другим углом, используй»…

Больше у меня ничего не было. Да и ладно, выкручусь как-нибудь.

Я раздвинул ветки.

Похожий на чёрта, только с кожистыми крыльями и крестообразным шрамом на лбу, бес, вооружённый кистенём выглядел одновременно и грозно, и комично.

Стоявший рядом двухметровый здоровяк Немай поигрывал тесаком.

…Ему давно уже по статусу полагался собственный участок, но он решил не строиться, а отжать чужой. Выбрал тот, где род послабее и занялся его истреблением. В Службу же пошёл потому, что те, за кем охотился, скрывались как в Кармане, так и в городе…

Восвет опоясался коротким мечом, сунул под мышку толстую тетрадь и прихватил из сумки-холодильника туго набитый магазинный пакет.

Выгнав всех, Марушка внутри фургона переоделась в традиционное балканское платье с блестящим орнаментом, рассовала по многочисленным карманам снадобья, но серп с вытянутым наконечником почему-то не взяла.

«У неё в Кармане есть оружие?» - недоумённо подумал я.

- Готовы? Стежок, где ближайший проход? – спросил церковник.

На самом деле имя беса могло звучать как Стожок, Стужук или совсем уж диковинно, но он упрямо глотал гласные, и чтобы не спотыкаться, мы выбрали именно такой вариант.

- В ссднм двр, - процедил тот.

Санитарная служба давно прекратила громить проходы. Бесполезно. Моментально появляются новые – в городе полно укромных мест.

Под прикрытием кустов я последовал за всеми.

…Мы с Иваном сироты. Именно он, когда подрос и встал на ноги, вытащил меня из приюта, заставил доучиться, уговорил получить права, обучил владению мечом и устроил в группу стажёром. Я ему крепко задолжал, и шанса отомстить за его смерть больше не будет …

Проход оказался облупленной дверью в подвал, но путь преграждал навесной замок. Стежок тронул запор и тот растаял. Морок.

Тут выскочил я, потянул ручку на себя и сказал:

- С вами иду.

- О, тень объявилась! – насмешливо протянул церковник.

- Пфг! - равнодушно отозвался Стежок.

- Добро пожаловать! – буркнул Немай.

Марушка всем нацепила повязки с красными крестами.

***

Мы оказались в тесной пыльной комнатке. За деревянной конторкой сидел тощий волосатый чёрт. Сбоку от него торчал непонятный агрегат с рычагом, а на стене табличка – «Из Кармана сдачи нет».

- Ликвидаторы из Санитарной службы, - кивнул чёрт, и раскрыл гроссбух. – Давненько к нам не заглядывали. За клоуном и чокнутыми сестричками пожаловали. К погоне, насколько помню, прилагаются и личные мотивы?

- Полгода назад Арлекин убил моего брата, а Шерочка с Машерочкой отгрызли ведьме Марушке кисть руки, - процедил я.

- Хорошая у неё регенерация.

Все дружно промолчали.

Чёрт постучал карандашом по редким зубам.

- В курсе, что огнестрельное оружие, электроника и прочие гаджеты у нас не работают? Можете оставить их здесь. Также нельзя причинять какой-либо вред высшему сословию – демонам. Плату за проход принесли?

Церковник бухнул на конторку туго набитый пакет со стейками.

Немай и Стежок синхронно сглотнули.

- Продолжим, - заботливо спрятав подношение, произнёс привратник. - В случае смерти ты, людишка, желаешь быть съеденным или пойти на сыровяленую колбасу?

- Это что-то новенькое, - вырвалось у меня. В составленной Службой памятке такого пункта не было.

- Так и задача у тебя невыпол… не из лёгких, - с иезуитской изысканностью запнулся чёрт, и добавил: - Но на колбасу – почётнее.

- Жилы в зубах застрянут!

- Значит, пишем «как придётся». Получите временные пропуска, - он протянул бумажки мне и Восвету.

Я дёрнулся было идти, но Немай покачал головой.

- А теперь к личным сообщениям, - привратник вытащил ворох смятых писулек. – В седьмом участке некая весёлая чертовка понесла. Отцом, как она утверждает, является…

- Дльш, - прервал его Стежок.

- Одиннадцатый – то же самое, только с вдовушкой. Ага, вот ещё. На перекрёстке пятого и тринадцатого стоит пикет. Ищут вора, унёсшего месячную выручку из чёртовой рулетки. Приметы: контуры креста на лбу и …

- Хвтт, – поморщился бес.

- …пропускает гласные. Полагаю, грядёт кровопролитие, поэтому, советую купить разрешения на убийства у любого встречного арбитра. Я бы и сам продал, - разоткровенничался привратник, - но уж больно ты вёрткий, да и не неизвестно, скольких грохнешь.

Лет пять назад Стежок с бандой охотников пошёл на город, но попался и был поставлен перед выбором – крещение или четвертование. Он выбрал первое и, что удивительно, выжил. Так и оказался в Службе. Для Кармана он изгой, вот и устраивает себе опасные приключения.

Вперёд выступил демон:

- Мне что-нибудь есть?

- В весёлом доме «Подживотье» постоянно торчат трое из тех, кого ты ищешь.

- Добро.

Привратник обратился к Марушке:

- Речь вернулась?

Ведьма покачала головой.

- Потому что людишек выбираешь. Смотри, так немой и останешься, - предостерёг её.

Я вспыхнул.

- Хорошенько изучите карту. У нас появилось шесть новых участков. Крикнете, когда будете готовы, - напоследок сказал всезнайка-привратник.

Вторая комната была квадратной и пустой. На потолке красовалась дверь, а по полу беспорядочно торчали железные скобы. Мы улеглись, схватились за них и дали знать привратнику. Тут же раздался скрежет, и комната пришла в движение. Нас тряхнуло, поднялась пыль - куб перевалился набок.

Вот и весь секрет Кармана. Искривлённое пространство под углом в девяносто градусов. И треть его проходила через город.

Покинув комнату, мы оказались в нешироком коридоре. За спиной раздалось жужжание и грохот - привратник возвращал куб в прежнее положение.

Немай подошёл к висящей на стене карте.

- Расклад такой, - водя когтем по обозначениям, произнёс он. – Наш любвеобильный вор не пройдёт дальше участка, где его поджидают и, понятное дело, ввяжется в разборки. Мне нужно грохнуть троих. Восвет, как всегда, будет торчать у арбитров, и получается, вам с ведьмой придётся справляться самим.

Марушка пожала плечами. Я тоже. Вендетта в чистом виде. Моя задача убить Арлекина и спасти одного ребёнка. Удивительная щедрость со стороны Немая.

Церковник наконец-то дал себе волю.

- Ты же клялся и бож… обещал, что не будешь без нас сюда шастать и пакостить, - напустился он на Стежка.

- Чертовки носят три месяца. Сколько раз ты ходил в Карман, раздолбай? - Демон ревниво влепил бесу затрещину.

- Нрмльн, – вжав голову в плечи, пискнул тот и гостеприимно добавил: - Дбр пжлвть!

***

Карман на самом деле больше напоминал пешеходный лабиринт. Первые участки ещё хоть как-то вписывались в логику, здравый смысл и геометрию, но чем дальше…

Посреди улицы мог оказаться пустырь или вообще глухая стена. Зайдя в мясную лавку или пивнушку, вполне можно было выйти на усеянное коровьими плюхами поле. Четырнадцатый участок граничил с тридцать пятым, седьмым и лесом без номера. Если заканчивался коридор или стена, дальше торчали указатели. Сам чёрт ногу сломит! Хотя некая система прослеживалась. В лабиринте часто попадались кипящие жизнью, провонявшие нечистотами и трупным душком узловые развязки.

У первого же торговца мы приобрели уменьшенные копии карты. На них лабиринт выглядел красной артерией, к которой длинными синими венами кривых аллей крепились крайние чёрные кляксы участков.

Все встречные таращились на меня и плотоядно облизывались. Людей я не заметил, зато постоянно попадались охотники, до которых ещё не добралась карающая рука Службы. Чтобы подчеркнуть свой статус, они щеголяли в самых невероятных нарядах: макинтоши, цилиндры, трико со стразами, пышные перья, аксельбанты.

В лабиринте был другой часовой пояс, и солнце только всходило.

…Тяжело взмахивая крыльями, косяками летели встречать рассвет бесы и бесовки в полосатом исподнем…

… Из подворотен чертовки выставляли напоказ тщательно выбритые скромные молочные желёзы…

…Двое влюблённых, со счастливыми мордами, искали друг у друга насекомых…

…Стайка грязной лохматой малышни гоняла человеческий череп…

… Молодые бесы весело месили глину возле строящегося дома…

… Торговец наливал хозяйкам в бидончики свежую кровь…

- Пршл! - над ухом жизнерадостно возвестил Стежок, со старта опрокинул заслон из четырёх вооружённых клинками чертей и, увлекая их за собой, бросился в переулок.

Я ошеломлённо глянул на указатели. Ну, да, это же перекрёсток пятого и тринадцатого участка.

- Поможем? – лениво предложил Восвет.

- Он и из худших передряг выходил, - отмахнулся демон.

Марушка показала на карте, как можно хорошенько срезать путь, и спустя пять минут мы оказались у расписанного похабными рисунками весёлого дома «Подживотье».

- Увидимся, - сказал Немай.

Группа распалась.

***

Пока ведьма отлучилась в дамскую комнату, а Восвет лебезил перед дежурным в Управлении арбитров, я пытался разобраться, как тут всё работает.

В огромном зале за столами сидели черти и бесы с белыми повязками на рукавах. К ним подходили посетители, выкладывали деньги, после осмотра получали бумажки и, постанывая, уходили.

- Арбитры – а они кто? – изумлённо спросил церковника.

- Продавцы разрешений на убийства.

- Кто же тогда следит за правопорядком?

- Каким правопорядком? Очнись, ты в Кармане.

- А чем здесь занимаются?

- Диагностикой. Они могут взглядом заглянуть в нутро и найти болезни.

- Офигенный у них разброс.

- Ага. Я давно собираю о них информацию. Для братии. – Восвет вытащил свою тетрадь и любовно пролистал записи.

- И как это соотносится с работой ликвидатора из Санитарной службы?

- Нам с ними жить всегда, – пожал плечами церковник. – Ты же наверняка не задавался вопросом, почему мы в городе охотников не отстреливаем, а сражаемся холодным оружием?

- Компромиссы. Постой! Так ты, получается, тут сидишь безвылазно?

- Ну, в конце подтягиваюсь, - нехотя ответил тот.

- А поподробнее?

- Обойдёшься! – истерично взвизгнул Восвет.

Принесли бумаги.

- Вот разрешения на поединки. Адрес - шестьдесят третий участок. Срок тебе – три часа, ведьме – сколько хочет.

- А с детьми вообще как?

- Ты за брата мстить идёшь или спасать детвору?

- Разве одно другого не подразумевает?

- Здесь к этому относятся как к трофею и деликатесу. Из Кармана сдачи нет. Ты не застанешь их живыми, - убеждённо произнёс Восвет.

У меня внутри грянул гром.

- В чём же тогда смысл вылазок сюда?

- Мы храним город, а тут незваные гости, и должны подчиняться правилам. Даже Иван, поначалу, как ты, скрипел зубами. Потом привык. Отрывался на охотниках. А в существовании Кармана всё-таки есть Божий промысел. Или должен быть. Стежка же удалось… почти перековать? – с сомнением произнёс Восвет.

- Поменять правила не пробовали?

- Ив… Данила, напомни, сколько раз ты был в Кармане? – поинтересовался церковник.

Я угрюмо промолчал.

- Добро пожаловать!

- Вы сговорились?

- Мы? Вот тут ты дал маху. Знаешь, почему арбитры определили чёткое время на убийство Арлекина? Потому что спустя три часа начнётся охота на тебя. Преступников им мало, понимаешь? Меня не трогают – окроплён святой водой, крест ношу, но, боюсь, скоро грохнут просто за то, что человек, и прикопают. Зверьё. Хищники, - боязливо оглядевшись по сторонам, прошептал он.

- Восвет – это же сокращённое от «воина света», правда? Вот и примешь мученическую смерть. Глядишь, в лик святых вознесут, - усмехнулся я.

- Нет... Нет! - избегая моего взгляда, ответил тот и добавил: - А ты смелый. Ослушался приказа Санитарной службы.

- И ещё много чего сделаю поперёк, - пообещал ему. – Слушай, если пошёл у нас такой разговор, а колись-ка ты дальше.

- Да, пожалуйста! У всех свои шкурные интересы. Демон озабочен зачисткой, Стежок – паскудными развлечениями. Но им обоим нужен законный выход в город. Один и там ищет сбежавших жителей приглянувшегося участка, а второй тупо зализывает раны.

- Тоже мне, секрет.

- Ладно, - Восвет махнул рукой, - Короче, дело в том, что только здесь им удаётся поесть человечины.

- Оп-па. И как к этому относился Иван?

- Поначалу они с Немаем сильно ругались, а потом договорились. Дальше не спрашивай. Ответы тебе не понравятся. Мы тут все связаны круговой порукой.

- Хорошо. Почему Марушка без оружия?

- Её лишили речи до того, как тебя взяли в группу. Она к Карману ближе, чем кажется. Фурия. Даже внешне меняется… бр-р-р, - поморщился Восвет, – Не совсем человек, короче. Привратник временный пропуск ей не дал, обратил внимание? Зря ты её в ЗАГС потащил…Всё, всё, молчу… А оружие, даст бог, увидишь.

- Значит, мои бойцовские качества вообще, даже после того, как я грохнул Нечая, не обсуждаются?

- Ты всегда был в тени няньки-Ивана, да и кусок демонического рога под сердцем указывает на неповоротливость кое-кого.

- Вот и приму настоящее боевое крещение.

- Ага. Только тебя, если чудом выживешь, не исключено, что грохнет и сожрёт Немай. Он полгода сидел под присмотром и на голодном пайке. Угадай, кого винит? В Службе-то всё знают, но помалкивают. Если начнут возникать, дорога в Карман может оказаться вообще закрытой. Демон, бес и ведьма – наш единственный пропуск. Зря, что ли Немая поставили командиром. А тебя предупреждали – не суйся.

- Поэтому ты, слизняк, такой разговорчивый?

- И что?

- Я очень плохо знаю вас – это верно. Но и вы меня вообще не знаете.

Восвет скептически хмыкнул и достал карту.

- Типа выйдешь из тени брата? Смотри, у вас по пути будет узел, где сидит демон-шулер. С людей он берёт лишь одну плату – жизнь. Тут иначе не бывает. Ведьма, конечно, сможет с ним расправиться, но ей ещё сражаться с Шерочкой и Машерочкой. Значит, придётся сделать большой крюк. В этом кармане лежат отнюдь не конфеты, малыш. Ой, только не надо так кривиться и обзываться. Идеалист из приюта. Запомни, здесь все рано или поздно измазываются в крови.

- Считаешь, детям хана? – проглотив колкий ответ, уточнил у него.

- Угу.

- А хрен тебе, святоша! – выкрикнул я и скомандовал подошедшей ведьме: - Марушка, пойдём!

***

Мы подошли к зданию, служившему границей участка. За нами собралась толпа. Изголодались видать любители человечины.

Марушка замотала головой.

- А то, что?

Ведьма вцепилась в меня и потащила назад.

- Руку перепутала. Надо было правой, - отцепляя по одному скрытые латексом стальные пальцы, печально улыбнулся ей.

Отойдя в сторону, я вытащил коробочку с «дружком» - малюсеньким паучком-упырём, подвесил его на ресничку правого глаза и отправился в гости к шулеру.

***

- Ты идиот? – поинтересовался демон.

- Вроде того. Мне нужно убить клоуна и спасти детей, а крюк неохота делать, - напряжённо процедил я.

Паучок спустился и соткал малюсенькую паутину в самом уголке глаза. Чтобы привыкнуть, приходилось постоянно дёргать головой и закатывать зрачки.

- Да какой он клоун?! Это просто образ. Удачливым охотникам положено выделяться. Но вы с ним не увидитесь, потому что тебя прикончу я, - пообещал шулер.

- Удачливый? Разве последние полгода он охотился?

- Угу. За городом пару раз промышлял. Мелкие людишки – это деликатес, - облизнулся демон, - понимать надо.

«Арлекин ему по-соседски заносит долю», - пронеслось у меня в голове.

- Прикончу, - продолжал разглагольствовать шулер, - и сожру самые вкусные куски. Часть продам. А остальное пущу…

- На сыровяленую колбасу.

- Точно!

- Что ж давай для смеха сначала обговорим условия. – Я рискнул моргнуть и картинка на правом глазу окончательно запуталась. Хорошо хоть левый всё видел отлично.

Мы сидели за столом в помещении, напоминающем хлев. Да и шулер, по сравнению с Немаем, не впечатлял: чешуйчатая кожа, костяные наросты, красные глаза, невысокий рост, среднее сложение… Нервный, дёрганый какой-то, руки в подозрительных пятнах, бороздки статуса на рогах грязные и тесак тупой.

- Три игры в двадцать одно. Я и номер участка так подгадал, - похвастался тот.

- Кто бы сомневался. Карты краплёные, небось?

- Обижаешь, - ненатурально возмутился демон. - Всё честно.

С правым глазом у меня происходило чёрт знает что. Словно кто-то воткнул в зрачок калейдоскоп и принялся быстро крутить. Не сдержавшись, я выпалил:

- Знал бы, хрена бы!

- Ты о чём? – насторожился картёжник.

- Привыкай. Я же идиот, - огрызнулся в ответ.

- А-а. Ну что, начнём? – Судя по нетерпению простой у шулера был долгий.

- Брось эту колоду! Доставай нераспечатанную.

- Да не вопрос, - ухмыльнулся тот.

От злости у меня выступили слёзы, и картинка, брызнув маленькой радугой, начала дробиться. Наконец-то!

Демон умело подцепил когтем целлофан, вытащил колоду и принялся быстро тасовать, а я благодаря расщеплённому взгляду видел все метки, которые он незаметно ставил на тузы и десятки. Где подожмёт уголок, где черкнёт мелкую царапину, где вымажет рубашку карты.

Началась игра. Шулер энергично сдал и эффектно метнул прикуп, позволив себе проиграть. Он всё обставлял так, чтобы получить максимум удовольствия.

- Слушай, - внезапно спохватился я, - а ведь мы тут одни. Кто докажет потом, что…

- Ослеп? - снисходительно оборвал меня демон. – Арбитр есть.

Из какого-то закутка вылез плешивый чёрт с белой повязкой поверх рукава запачканной блузы и воскликнул:

- О, Иван! Тебя же вроде грохнули?

- Я Данила, брат.

- А похож, как две капли воды, - зевнул он и окончательно потерял ко мне интерес.

Следующая партия осталась за демоном.

Я забрал карты и тасуя, принялся незаметно отжимать уголки, стирать грязь, разглаживать оставленные шулером царапины, попутно ставя свои. Тоже мне, наука. В приюте таким вещам обучались раньше азбуки.

- Готов к смерти, людишка? Третья партия. Давай сюда карты.

Он ласкал колоду, находил метки и старательно собирал нужную комбинацию, но я всё видел в деталях: мелкий упырь наконец-то соизволил исправно отработать каждую капельку скормленной крови.

- Эй, хватит уже! Сдавай.

На стол упали шестёрка и пятёрка. Прикуп принёс короля, даму и двойку. В итоге – двадцать.

- Себе.

Демон, потрогав отметины, выщелкнул пару карт и улыбнулся.

- Я готов. Вскрываемся?

- Да.

- Недобор, - посчитав сумму, радостно объявил он.

- А у тебя какой расклад? О, тоже двадцать. Ничья, получается.

С демоном приключилась истерика.

- Как же так? – всхлипнул и недоверчиво потрогал царапину на рубашке карты. – Ведь должен быть туз.

- Хватит ныть, - брезгливо ответил ему я и встал из-за стола: - Эй, арбитр, слышь, подойди-ка! Тут у нас возникла проблема.

Плешивый чёрт покинул закуток и выслушал суть дела.

- Прецедент, - потрясённо произнёс он.

- У меня истекает срок разрешения на поединок с Арлекином, - напомнил ему я.

- Да, время, - засуетился арбитр. – Что же нам делать?

- А вы точно видите нутро?

***

Спустя несколько минут я позвал Марушку.

- Хозяин узла любезно согласился пропустить нас.

Толпа разочарованно взвыла.

Из закутка вышел арбитр, подал мне бумагу и провёл через десяток заваленных хламом комнат к проходу.

- Добро пожаловать!

***

Мы шагали по тенистой аллее, обсаженной высоким непроходимым кустарником.

- Постой, - попросил я Марушку. - Глянь, что-то в глаз попало.

Паутинка до сих пор дробила зрение, но ни шулер, ни арбитр не увидели паучка. Может, он стал невидимым?

Ведьма нетерпеливо глянула, помотала головой и махнула рукой, мол, пошли. Я вздохнул – вот это целеустремлённость!

Шерочка и Машерочка – две сумасшедшие сестрички-чертовки. Они частенько проникали в город, убивали людей и умудрялись вернуться обратно. Так как из Кармана сдачи нет, Санитарная служба терпеливо дожидалась, когда они рискнут утащить ребёнка. И это, наконец, случилось. Плюс у Марушки к чертовкам личный счёт, но её вечное молчание сейчас действовало мне на нервы.

***

Аллея закончилась, и мы вышли на простор. Повсюду расстилались пастбища. Воздух звенел от жары. Пахло разнотравьем. Где-то на одной ноте протяжно стонала разомлевшая курица. Лениво брехали собаки. Уютно чмыхала коса. Одуревшие коровы роняли тягучую слюну, и вяло обмахивались хвостами. Примерно в километре от нас мирно сгрудилась кучка домов.

- Мы ничего не напутали с номером участка?

Зная список мерзостей Арлекина, я полагал, что тот должен был обитать в самой сырой и тёмной клоаке Кармана.

Марушка показала пальцем на обочину тропы. Там валялся измазанный кровью бант. Дети! Мне представились нехорошие картинки, и резко разболелось сердце. Очень не вовремя! Мало того, волна боли разбудила паучка, и тот начал натягивать паутину, загибая ресницы к зрачку.

- Кровь свежая! Не зря так гнали! Бежим!

***

В Санитарной службе говорили, что у брата от боевых эликсиров часто срывало крышу, и потом приходилось долго улаживать дела с арбитрами, выкупая разрешения на убийства задним числом. Я помалкивал, твёрдо веря, что брат сражался без допинга, просто давая дорогу внутреннему «волчонку» - так приютские величали способность редких индивидов выпускать отключающий сознание слепой и жестокий инстинкт самосохранения.

Но теперь я в этом начал сомневаться. У Ивана было много клинков, но в Карман он брал именно меч с крюком. Крюк – аналог когтя, клыка. Почему сдерживал в себе волчонка?

«Оба же прошли приют, и он нас не сломал. Да и похожи же внешне и характерами», - недоумённо подумал я.

И тут страшная мысль заставила меня сбавить шаг. А был ли в нём волчонок вообще? Детей утаскивали постоянно, но Иван не приводил обратно никого! Прав, значит, церковник. Из Кармана сдачи нет. Но, чёрт возьми, я знал брата. Он так просто не отступился бы. Что же ему мешало?

Вопросы вопросами, но меня начало «нагребать» со страшной силой. Край глаза транслировал радугу и стереоскопические цветные мушки. Пот лился ручьями. В голове громыхало. Неужели сбылись предостережения врачей, что нельзя, из-за осколка демонического рога под сердцем, давать нагрузку? Или арбитр, разглядывая моё нутро, расшатал?

***

Посёлок насчитывал с десяток домов. Возле первого, заступив тропинку, стоял толстый чёрт с косой. Он нехорошо посмотрел на меня и красноречиво провёл пальцем по безупречно отточенному лезвию. Марушка, предоставив мне разобраться с помехой, отошла в сторону. Я вытащил меч.

- Уйди с дороги по-хорошему.

- Хозяин никого не звал, - откликнулся тот.

- Это клоун-то?

Вместо ответа, хищно пропев – вз-з-з, блеснула в бездарном броске коса и увальня повело. Мой удар по его беззащитной шее был беззвучным. Хоп - и отрубленная голова оказалась нанизанной на крюк.

«Несерьёзно как-то», - подумал я.

Впереди толпилось ещё с полдесятка подобной шелупони, но завидев мой истекавший кровью трофей, они попятились. Это хорошо. Я был не в том состоянии, чтобы их гонять: тошнота соревновалась с головокружением, во рту горчило от желчи, а в ноги, казалось, кто-то напихал ваты. Так паршиво мне никогда ещё не было.

- Прячьтесь или уходите совсем, - сбросив с крюка и отфутболив голову дурака, крикнул им.

Заслон как ветром сдуло.

Вскоре мы подошли к длинному, разделенному надвое строению, с правой стороны которого раздавался дикий хохот.

- Входы разные. Слушай, а где твоё оружие? – спохватился я.

Марушка провела пальцем по платью.

- В потайных карманах, - догадливо кивнул, и в этот момент меня нехило повело в сторону.

Она вопросительно глянула, а потом и вовсе попыталась отпихнуть, но я притянул её к себе.

- Запнулся я, запнулся. Займись Шерочкой с Машерочкой. Знаешь же, они всегда ходят парой, - сказал ей, поцеловал, нежно отстранил и добавил: - Не поминай лихом.

Что-то промелькнуло в её взгляде, но я отступил, так как уже не доверял своим глазам.

***

В коридоре повстречался очередной арбитр.

- Ив… О! Слышь, ты за чёрта должен!

- Служба расплатится. Где Арлекин?

- Я выдал ему разрешение на твоё убийство. Ух, сегодня будет пир. Столько людишек! Ищи.

- Шикарные в Кармане нравы.

- Добро пожаловать! – радушно произнёс арбитр.

Помещений оказалось слишком много, к тому же меня штормило, поэтому пошёл на провокацию. Собрав свежую порцию побелки со стен, толкнул очередную дверь:

- Ба, да у вас тут веселье?! Угу, никого.

Мне хотелось произнести слова задушевно, а получилось задушенно: боль в сердце с одиночных выстрелов перешла на очереди, шея и грудь уверенно млели, а вату в ногах заменили варёные макароны. Наверняка, со стороны, я выглядел, как контуженный Шалтай-Болтай. Хорошо не видят остальные. Потому что самым фантастическим образом я видел их всех.

Немай, удовлетворённо рыча, рубил тесаком труп. Бес отбивался кистенём от двоих чертей. Церковник, потрясённо раскрыв рот, слушал какого-то арбитра. Но самое интересное кино шло в другом конце здания: бесстрашно встав посреди забрызганной кровью комнаты, Марушка дёрнула нить орнамента на платье, несколько раз крутнулась вокруг себя - и в её руках оказался тонкий, напоминающий ивовый, но отливающий сталью прут. Две чертовки в испачканных балетных пачках – Шерочка с Машерочкой, бросив визгливо ругаться из-за куска мёртвой девочки, прихватив что-то наподобие тяпок и пуская розовые слюни, потянулись к ней. Ведьма начала раскручивать прут и пошла в странном танце, тяжело переваливаясь с ноги на ногу. Шаг-притоп, свист прута. Шаг-притоп, свист прута. Было в этом что-то древнее, дикое, завораживающее и беспощадное…

«Век бы любовался» - вздохнул я и толкнул следующую дверь.

- Ба, да у вас тут…

В полутёмной комнате послышалось какое-то шевеление, злой детский всхлип и тонкий металлический звук, словно провели хирургическим инструментом по эмалированной миске.

Неужели пацан ещё жив? Меня накрыл такой прилив сил, что даже боль отступила. Я поводил перед собой мечом. Затем сделал пару шагов, саданул ногой по внутренним ставням, закрывавшим окно, и резко ушёл от света в сторону, так как уже довелось однажды видеть феноменальную скорость и фехтовальные способности клоуна. Вообще все, кто знал о грядущем бое, дружно пропели мне отходную.

В стену возле уха вонзился скальпель.

- Опа! – вырвалось у меня.

Вблизи Арлекин смотрелся ещё противнее, чем помнилось. Худое безбровое лицо, низкий лоб, бегающие глаза непонятного цвета, хищный, будто бы лишённый ноздрей нос, по-старушечьи сжатые щедро измазанные синей краской узкие губы, и страшная, болезненная до прозрачности бледность. Довершали картину клоунский костюм с чёрно-белыми ромбами и рогатая шапка без бубенчиков.

Демон Нечай выкрал его ещё ребёнком, но почему-то сохранил жизнь и сделал охотником. Понятно, что Арлекину не оставили выбора, но я был далёк от сантиментов, и близок к бешенству – он убил моего брата, собирался прикончить и сожрать пацана. Если все в Кармане людоеды, то он – каннибал.

«Чмошник, гнида! Да я о таких в приюте ноги вытирал», - мысленно накрутил себя на грядущий суд и приговор.

Мальчишка лет восьми забился в угол и отгородился железным хирургическим столиком на колёсиках. Не сдался, молодец!

Теперь мне стало понятно, почему клоун выставил столь хлипкий заслон. Ему нужна была лишь пара минут, чтобы спокойно убить пацана. Из Кармана буквально сдачи нет. Предусмотрительный, падла. Зачем городу труп?

Из окошка арбитр приветственно помахал мне рукой.

Всё это я увидел благодаря дружку-паучку за секунду, которую Арлекин истратил, чтобы преодолеть разделявшие нас три метра.

Клинки скрестились так, что полетели искры, но бой проходил в полном молчании – нам нечего было сказать друг другу. Урод крутился юлой, делая резкие выпады мечом, заставляя меня обороняться. Преимущество высокого роста и длинных рук, увы, свелось на нет. Слишком маленькая комната – никакого манёвра.

Спустя горстку времени подвёл неутешительный вывод – всё хреново. Арлекин нанёс мне дюжину ран и глубоко рассёк щёку. Финальную точку ему не удалось поставить только из-за того, что меня снова непредсказуемо заштормило, и часть ударов приходилась мимо цели. Одно порадовало – Марушка! Мне лишь разок удалось удержать противника в двухсекундном клинче и через паутинку чуточку подсмотреть за ходом её боя.

…Первую уродину она так исхлестала гибким прутом, что та бесформенной кучей подыхала в углу, а вторую душила левой, напичканной электроникой рукой. Балканская ведьма энергично завершала круг мести…

Воодушевившись, я провёл серию скупых ударов каскадом, и немножко пересчитал Арлекину рёбра. Рывок не прошёл даром: кончик рога, казалось, теперь уж точно добрался до сердца. Каким-то малопонятным образом поединок продолжился. Клоун, гримасничая, резал меня на ремешки, а я лишь приводил в негодность его трико. В нормальном состоянии, пожалуй, удалось бы смыть кровью с его лица поганую нарисованную улыбку. Я тянул резину и ждал момента, когда он сбавит обороты и чуточку откроется. А потом превращу его в фарш и втопчу в землю. Чтоб и упоминаний не осталось.

Силы таяли. Упрямство – нет. Это нормально. Всё, как в приюте. Хочешь выжить – хоть зубами грызи.

Из окна что-то прокричал арбитр, и клоун резко сменил тактику. Теперь его меч лишь мелко ранил, а меня скрутило с новой силой.

- Что, падаль, заглянул в нутро? – прохрипел.

Пошла игра в одни ворота. Арлекин теперь знает, что во мне кусочек его хозяина и хочет, чтобы я истёк кровью, потому как люди здесь не могут напрямую причинить вред высшему сословию! Он считает, что кончик рога Нечая делает меня демоном?

Это так взбесило, что я потерял над собой контроль. Бесполезный клинок упал... Мой безрассудный волчонок, скалясь, вырвался наружу…

***

Надо мной склонились Немай, Стежок и Марушка.

«Никогда ещё так не вырубало», - подумал я.

Что странно – почти ничего не болело.

- Уважаю, - оскалился демон и предложил мне сожрать кусок Арлекина.

- В доле, - встрял через окно арбитр.

- Отвали. Тебе же дали объесть пальцы мелкой людишки!

- А самое вкусное поделили и съели сами. Ведьме щёчки и бочок достался. Раздолбай отхватил спелые сладкие глазки, - ревниво огрызнулся тот, - Вот возьму, и не скажу никому, что Данила клоуна руками порвал и зубами погрыз.

- Не крюком? – удивился демон. - Смело. Недооценивали мы стажёра.

- Крсвчк! – Бес посоветовал мне первому выбрать лакомые куски с ещё живого пацана.

Я вздрогнул. Приглашение вступить в клуб любителей человечины прозвучало прямо в лоб.

- Ты всё-таки раздолбай, Стежок. Когда уже запомнишь, что людям противно сырое мясо. Надо костёр развести и сковородку раздобыть, - кокетливо осадила его ведьма. – И вообще, отстань! Не видишь, сращиваю ему раны.

«Марушка заговорила?» - удивился я.

Тут влетел Восвет:

- Да какие раны?! Внимание! Арбитр, который приписан к шулеру, разглядел у Данилы под сердцем кончик демонического рога, и представьте, на нём оказалась борозда статуса! И теперь наш герой законно наследует этот участок, арб…

- Заранее согласен, - возбудился арбитр. – Тем более у нас с Данилой уже сложились отношения. Он грохнул чёрта и должен мне за диагностику.

«Убью, падаль», - пообещал себе.

- Да заткнись, наконец! – взорвался демон и велел Восвету: – А ты… ну что там ещё?

… арбитра, плюс отдельный выход в город, население, собственного привратника, – скороговоркой выпалил церковник.

Я поморщился. С рогом-то, ведь пошёл на импровизацию, чтобы пройти узел шулера и выиграть время… но уж никак не рассчитывал на бонус в виде целого участка.

Врач, который делал рентген в больнице, обратил внимание на странную бороздку, а арбитр подтвердил статус. Да и Немай хвастался, за какие мерзости бороздки нарезают.

- Также - продолжил церковник, - он имеет право на отряд охотников, вылазки в город для кражи детей и убийства…

Демон завистливо застонал.

- Бдт нш бз! – объявил Стежок.

- Не только базой, но и любовным гнёздышком, - добавила Марушка.

- Арбитр, дуй за сковородой! А пока суть, да дело, давайте подъедим останки Арлекина, - предложил демон и принялся копаться в куче кровавых ошмётков. – Ну и месиво. Вот, ухо вижу. Забирайте его. А ляжка моя!

- Можно, я сегодня не буду? – взмолился Восвет.

Пока людоеды ссорились, кому полагается лучший кусок мяса, а церковник обречённо плакал, тоска грызла мне душу.

Вывихнутые уроки Кармана усвоены. Я вышел из тени и отомстил за брата. Немай и Стежок признали во мне равного. Марушка заговорила… А ведь замолкла ещё при Иване. Ковен балканских ведьм сковал ей уста за связь с простолюдином. Теперь, получается, моя кандидатура удовлетворяет ковен, и тот дал отмашку Марушке? Волна горечи затопила сердце.

Нечай – демон, Стежок – бес. Ведьма тоже не совсем человек. У них свои нравы, образ мышления и гастрономические пристрастия. Восвет же – безвольный трус. Но теперь и я стал участником откровенно дерьмовой игры. Внутренний волчонок послужил пропуском в группу, осколок демонического рога дал статус, а паутинка – дополнительные опции.

И ведь всё делал правильно. Где была возможность, проскакивал на халяву или самонадеянно пёр напролом, на всю катушку использовал то немногое, чем обладал, нарушил правила и вышел победителем. Нарушать правила – это же так по-людски! Но у Ивана всё было сложнее.

Немай постоянно ему угрожал кышнуть вон. Зная, что спасти детей невозможно, он пачками убивал охотников. Видел Марушку фурией-людоедом и всё равно любил. А чтобы толпы из Кармана не сожрали, брат был вынужден попроситься под «крышу» группы, но платой за это…

Ведьма о костре и сковороде говорила так обыденно, словно такое случались постоянно.

«Вот главная причина, почему он не пускал меня в Карман!» - понял я, и впервые в жизни захотел расплакаться.

Нет, так не пойдёт! Мне об Иване нужна была самая светлая память. Срочно требовалась стройная версия о хищниках-людоедах, но с выгораживанием брата.

Спустя пару минут паскудных размышлений, остановился на самой близкой к правде.

«Ивана тоже признавали своим, «толковым людишкой», но с условием, что он убивает лишь охотника и закрывает глаза на то, как его товарищи дружно пожирают трофей», - проговорил про себя.

Я повернул голову и глянул на пацана. Тот, напряжённый как струна, до сих пор держал оборону в углу. Ну да, всё же видел и слышал предложение беса. Интересно, а он кем меня считает?

- Ничего не бойся, - ободряюще хотел сказать ему, но смог издать лишь нечленораздельные звуки. Лицо онемело от снадобий ведьмы.

Многоопытный в особенностях произношения Стежок расшифровал слова, а Немай довершил его начинание.

- К свадьбе щека заживёт, и речь вернётся, - пообещала Марушка, посмотрела обожающим взглядом и добавила: - Если Данила, конечно, не передумал.

Лицо у ведьмы хищно заострилось, приобрело голодный вид, зубы вылезли наружу. Пока молчала – изнывал от желания услышать голос, а как заговорила – расхотелось её слушать. Режет ухо. Я сглотнул от отвращения – вот и вся любовь. В прежней ипостаси Марушка была более человечной. Впрочем, она поступила по-женски, везде практично постелив соломки.

Отвернувшись, я задумался, а какие у меня вообще планы? Вариант с городом отмёл сразу. Карьера таксиста не привлекала, а со Службой теперь покончено. Остаться?

Ведь на самом-то деле Карман очень похож на приют. Здесь гнусно, но честно, и всегда найдётся, на ком выгулять «волчонка». Дружок-паучок тоже ещё не до конца выдохся. А вдруг загляну одним глазком в будущее? Только как теперь быть с этой «великолепной» четвёркой?

Меня признали «толковым людишкой», но это не имело значения. Потому что для себя уже решил, будет сдача или нет. Какой смысл Кармана, если его нельзя вывернуть наизнанку?

Я снова глянул на пацана. В этом грёбанном бестиарии он оказался мне роднее некуда.

- Ты - первый, и это только начало!

Бес опять блеснул, а демон вставил гласные, но тут же отвесил Стежку затрещину, заподозрив, что тот напутал с переводом. Церковник побледнел от ужаса. Даже Марушка отшатнулась.

Я медленно поднялся с пола, подобрал клинок, опёрся на него и, пошатываясь от слабости, обвёл всех тяжёлым взглядом. Падальщики, стервятники, воры! Мой волчонок не адвокат, зато с удовольствием рвёт глотки. Только это будет позже. А сейчас нужно проявить вежливость. На ней тут все помешаны.

- Добро пожаловать! - старательно просипел и оскалился. 

+3
12:15
360
20:46
Название интригующее, но не отражающее сути. Рассказ очень неплох в своей идее, миры интересно пересекаются, но его композиционное построение не нравится. Словно тебе дали незнакомое оружие, и оно как-то стреляет, а ты подбираешь к нему револьверные патроны. Автору посоветую развить сюжет в повестушку. И получится не хуже «Дозоров». Для рассказа места маловато.
21:57
Здравствуйте, автор. Мне удалось прочитать ваш рассказ до конца.
Сначала я думал, что это экшен ради экшена и хотел было уже заснуть, но потом передумал. crazy
Оказалось, что в рассказе есть счастливый конец ,хромой спасенный мальчик и светлое будущее для ГГ.
Сам рассказ написан рвано и сумбурно. Мир прорисован плохо и потому у читателя остается много вопросов. Но это компенсируется стадом нечисти, горой трупов, мясокомбинатным юмором и живостью повествования.
Рассказ не худший. Автору желаю успеха в конкурсе.
Мое почтение.
22:35
+2
А мне очень понравился рассказ! Настолько зрелищный, такая яркая картинка. С первых строк обрушивается другой мир и начинается кино! Живые персонажи, у каждого свои мотивы для нахождения в группе, как явные, так и скрытые. Интересные повороты сюжета. Нравится, что много между строк, автор не только сам рисует образы, но и даёт шанс для полёта фантазии читателю. Много сильных психологических моментов, которые раскрывают героев, порой с неожиданной стороны. Мясорубка, конечно знатная, но как по другому, ромашкой монстра не убить. В общем bravo
03:54 (отредактировано)
Довольно хаосный рассказ, на мой взгляд, и шаблонный по стилю, из-за чего так и торопишься дочитать его до конца. Много неоправданно коротких предложений, которые вроде должны на чём-то акцентировать, но в целом просто части распавшейся фразы.
Силы таяли. Упрямство – нет. Это нормально. Всё, как в приюте. Хочешь выжить – хоть зубами грызи.

Хочется чего-то нового, глоток авторского мира, но автор здесь растворяется в прочитанных им книгах.
Загрузка...
Юлия Владимировна