Alisabet Argent

Тайна Жабьего острова

Тайна Жабьего острова
Работа №395

С самого утра настроение у Дмитрия Ивичева было тоскливое, как и погода за окном. Хотя до осени ещё далеко, день выдался как-то не по-летнему сумрачный. Затянутое серыми облаками небо безутешно плакало мелким дождиком, и вместе с ним плакать хотелось самому Дмитрию. Мысли постоянно возвращались к печальному событию последних дней, омрачившему вполне безоблачную его жизнь, в мировом масштабе, конечно, ещё очень короткую, с ничтожным житейским опытом, но попробуйте-ка сказать об этом кому-нибудь в шестнадцать лет! Впрочем, Дима трезво оценивал и то, и другое. За свои шестнадцать он ни в чём особенно не преуспел: спортивная карьера его не привлекала (разве что прыжки в воду), музыкальный слух начисто отсутствовал. Хотя в школе считался далеко не последним учеником, особенно давались точные науки, да и физически был развит нормально, а кое-кому мог и навалять, если напросится. Но будучи по натуре довольно миролюбивым, предпочитал обходиться без крайностей. Словом, самый обычный парень, жизнь которого протекала более-менее гладко, без особых потрясений.

Но последние события буквально выбили его из равновесия. А случилось следующее: умер их сосед по коммуналке, очень одинокий старичок. Казалось бы – ну умер и умер, с кем не бывает? Тем более что долго болел в последнее время. Димкина мать даже отпуск брала, чтобы за ним ухаживать, потому как для их семьи Серафим Иванович (так его звали) был, как родной. Всегда тихий и приветливый, никогда не жалующийся, как это часто бывает у стариков. В их общей квартире он жил давно, ещё до того, как сюда когда-то переехали Ивичевы. Отношения у соседей сложились почти родственные. Особенно хорошо он относился к самому парнишке, в своей одинокости считая его почти внуком. И Димка любил старика, постоянно пропадал у него в комнате. А уж там было на что посмотреть! Кроме того, что вся мебель была явно антикварная, Серафим Иванович обладал обширной коллекцией каких-то загадочных пергаментных свитков и книг, тоже по виду старинных. Как любил парнишка по вечерам копаться в этих сокровищах, рассматривая диковинные картинки и непонятные знаки (или буквы?)! О чём эти книги старик не рассказывал, но обещал всё объяснить, когда Дмитрий вырастет. А пока что просил никому не рассказывать о том, что он тут видел. Это был их общий секрет.

И вот Серафима Ивановича не стало…. Умом-то Дима всё понимал, что бывает такое с людьми, особенно такими очень пожилыми. Но как это принять сердцем, когда ходишь мимо его комнаты, постоянно натыкаешься на какие-то вещи, которые ещё помнят прикосновение его сухих, по-стариковски прохладных рук. Когда ежеминутно прислушиваешься к шагам, ждёшь, не позовёт ли знакомый приглушённый голос…. Тишина. Только плачет в душе осенний дождь….

Стукнула входная дверь – это вернулись с поминок родители. Мать позвала его. Дима неохотно сполз с дивана, на котором сидел уже несколько часов. Оказалось, что родители пришли не одни.

- Вот, знакомьтесь – это наш сын Дмитрий.

- Очень приятно,- сказала незнакомая пожилая дама в шляпке с чёрной вуалеткой.- А меня зовут Аглая Ивановна, я сестра Серафима Ивановича. Младшая,- зачем-то добавила она, хотя кому это было интересно?

Мать радушно пригласила всех к столу, где за чашкой чая Аглая Ивановна поведала, что она давно не виделась с братом, так как живёт в другой стране, но узнав о его кончине, поспешила приехать проститься. Теперь, конечно же, ей предстоят хлопоты по оформлению наследства и продаже комнаты брата. А у неё совершенно нет времени на это! Но возможно – вот удачная мысль! – соседи заинтересуются покупкой этой комнаты, ведь у них почти взрослый сын, надо думать о будущем. Цену она назначит вполне сносную, а всё это старьё, находящееся в комнате брата, ей совершенно не нужно, забирайте так!

Услышав про «старьё», Дима оживился и умоляюще посмотрел на переглянувшихся родителей. Отец сказал, что подумает, но под нажимом домочадцев согласился.

Дмитрий в душе ликовал, ведь теперь все вещи Серафима Ивановича не разбегутся по чужим рукам, а останутся на своём месте! Уж об этом он, Димка Ивичев, позаботится. Теперь это будет его личная комната, его секреты.

***

Рано утром нетерпеливо забрякал дверной звонок, и Дима поплёлся открывать.

Распахнув дверь, в квартиру ворвался «Ураган Катрина», как не без основания называл отец Димы его подругу детства и одноклассницу Катю Ветрову. Темперамент Катерины вполне оправдывал её прозвище: такой же непредсказуемый и напористый. Уж если что-то ей взбредало в голову, то к намеченной цели Катя двигала, как танк, сметая все препятствия на своём пути, но дружить с Катей ему было интересно: всегда жди чего-нибудь необычного. Да и внешне она была очень даже симпатичная, все знакомые ребята завидовали их дружбе.

- Ты чего на мобильник не отвечаешь?! – с ходу в карьер начала орать Ветрова. – Звоню с самого утра!

- Да я в комнате Серафима Ивановича сижу, а мобила в кармане куртки, наверное, лежит. Не слышал я.

- Ну вот! Я за него переживаю тут, хочу морально поддержать, а он не слышал! – продолжала возмущаться Катерина.

- Да ладно ты, не причитай! Лучше послушай какие у нас новости.

И Дима подробно рассказал и про Аглаю Ивановну, и про её предложение выкупить комнату брата.

- Класс! – воскликнула девушка. – За последние дни это самая лучшая новость. И что мы здесь стоим в прихожей? Пошли скорей смотреть твои владения!

Открыв дверь в комнату, Катерина остолбенела:

- О-о-о!.. – придушенно воскликнула она,- какая интересная комната. Я прямо спинным мозгом чувствую здесь ауру всяких тайн и чудес….

- Насчёт чудес не уверен, но тайн тут хватает. Ты только посмотри на эти книги, свитки…. Это явно какая-то тайнопись!

- Тебя только книги интересуют, а ты посмотри на эти хорошенькие скульптурки и картины. Прелесть что такое! ...Вот только пыли многовато. Всё! Неси тряпки и ведро с водой, будем приводить комнату в порядок, - раскомандовалась Катерина.

Дима, конечно, лучше бы занялся своими любимыми книжками, но с Ветровой не поспоришь! Да и права она – вон, сколько пыли скопилось, а ведь книги особенно притягивают её к себе.

Ребята дружно взялись за работу. Дмитрий, как единственный среди них мужчина, полез протирать верхние стеллажи. Переставляя книги, он вдруг заметил сплошную панель из как бы стоящих вплотную нескольких книг. Если со стороны смотреть, то ни за что не догадаешься, что это не настоящие книги, а дверца секретного шкафчика.

- Кать, смотри сюда, - взволнованно произнёс он, - здесь какой-то тайник.

- Попробуй его открыть, но осторожно: вдруг там ловушка есть! - оживилась Катерина.

- Слушай, какие ловушки! Начиталась всяких бредовых сказок, - пробурчал Дима.

Он осмотрел панель, но не нашёл ничего, что помогло бы ему её открыть. Тут его внимание привлекло выпуклое полустёртое изображение какого-то диковинного существа на корешке одной из «книг». Пытаясь лучше его рассмотреть, Дима непроизвольно нажал на изображение. Раздался сухой щелчок, и … панель неожиданно сама открылась! Внутри сокрытого хранилища лежала книга в очень необычном переплёте, как будто бы из лягушачьей кожи (если бы, конечно, нашлась особь такого размера). В центре обложки располагалось круглое украшение из непонятного материала грязного зелёно-синего цвета. Когда Дима дотронулся до его центра, то по поверхности как бы побежали круги, совсем так, как если бы вы дотронулись до воды.

- Ой, как интересно! – захихикала Катя, несколько раз потыкав пальцем в загадочный круг.

- Ну что ты, Ветрова, как маленькая, тычешь пальцы во всё подряд. Мы же не знаем, а вдруг это опасно? Про ловушки кто сам говорил? – проявил благоразумие Ивичев, - надо сперва разобраться….

- Ну, так и разберись – кто у нас мужчина? – по-женски логично заявила Катерина.

Дима осторожно открыл книгу, стал листать плотные пергаментные страницы, исписанные какими-то диковинными знаками и буквами.

- Здесь такие же непонятные знаки, как и в тех книгах, которые показывал мне Серафим Иванович. Он обещал когда-нибудь научить меня их разгадывать… - вновь загрустил он, вспомнив старика.

- Да, теперь пиши - пропало, - «утешила» его подруга, - вряд ли ещё кто-нибудь сейчас разбирается в этом. Я так думаю, что это магические книги, а Серафим Иванович был самым настоящим колдуном!

- Что за глупости ты говоришь?! - возмутился Дима, - был бы он колдун, так наколдовал бы себе здоровья на тысячу лет. Наверное, он был учёным, изучал древние письмена или что другое….

- Вот именно – «что другое»! – не сдавалась Катерина. – Что-то я никогда ничего о подобном не слышала.

- Во всяком случае, при мне он никогда о колдовстве не говорил. Впрочем, всё это пустое: мы теперь никогда уже правды не узнаем, - примирительно сказал Дмитрий.

- А я вот верю, что всё это так просто закончиться не может! Что-то должно произойти!

И ведь как в воду глядела….

***

Вечером вернулись родители, сообщив, что Аглая Ивановна уже улетела в свою заграницу, оставив доверенность на совершение сделки продажи своему адвокату. Так что дело «на мази», а Дима может перебираться в новую комнату, если хочет. Тем более что он уже там сделал уборку (какой молодец!).

Дмитрий чуть не запрыгал от радости и быстренько перетащил свои вещи, пожелав всем спокойной ночи. Про таинственную книгу он умолчал, резонно посчитав, что родителям сейчас не до чудес и волшебства. Тем более что они люди рациональные, во всякую чертовщину не верящие.

Долго новосёл не мог уснуть в эту ночь. Всё беспокойно крутился на огромном старинном кожаном диване. Всё мысли разные лезли в голову: про странную книгу в жутком переплёте, про Серафима Ивановича, почему-то не показавшего ему, Димке, этот тайник. Видать, книга эта особенная, не чета всем остальным в его библиотеке, хотя и тоже исписанным тайными знаками. Наконец, усталость и пережитое в последние дни взяли своё, и Дима провалился в беспокойный сон. Обычно он никогда не помнил своих сновидений, потому считал, что ему просто ничего и не снится. Но не в эту ночь…. Да и сон ли он видел?

А снилось вот что…. Так же лежит он на диване, перед ним посреди комнаты на столе закрытая книга, найденная в тайнике. Но вот что-то начинает происходить в комнате.… Разорвав тучи, в окно светит ярко полная луна, но тени по углам странно сгустились, образовав плотный круг вокруг стола с книгой. Теперь лунный свет падает только на книгу, и кажется, будто бы её поверхность медленно, но ритмично двигается вверх-вниз, словно дышит какое-то существо. По круглому украшению на верхней обложке фолианта пробегает лёгкая рябь, а откуда-то из глубины, как со дна к поверхности, всплывают мелкие искорки. Зрелище одновременно завораживающе красивое, но и внушающее безотчётный страх…. Ко всему этому появились не понятно откуда взявшиеся запахи леса, стоялой воды и гниющих растений. Замерший в ужасе Дмитрий даже услышал слабый шелест листвы и почувствовал кожей лица влажное дуновение ветерка.

Вдруг он заметил, что поверхность загадочного украшения начинает как бы закипать, и вода – и как он сразу не понял, что это вода? – вздымаясь бурунами, вот-вот выплеснется за край. Но, к облегчению Димы, этого не произошло. Зато из глубины вырвался луч света и, усиливаясь, стал кверху расширяться воронкой. Внутри этой воронки образовался какой-то сгусток, и ошарашенный юноша наблюдал, как он, постоянно изменяясь, сформировался … в лягушку! Лягушка выпучила глаза на Ивичева, а потом вдруг раздулась, как огромный шар и исчезла. Вместо неё в воронке света стояла прекрасная девушка в длинном одеянии. Всю её насквозь пронизывал лунный свет. Нет, скорее она сама была из лунного света, хотя во всём остальном выглядела вполне естественно: длинные чёрные косы обрамляли совершенное по форме лицо, на котором более всего выделялись огромные глаза, тоже чёрные, как сама ночь, с каким-то внутренним блеском. Взмахнув длинными ресницами, красавица внимательно посмотрела на затаившего дыхание Дмитрия. Потом её красиво очерченные губы стали двигаться, но он ничего не услышал. Тогда она медленно начала поднимать обнажённые до самых плеч тонкие руки, протягивая их к нему, как бы моля о чём-то.

Внезапно более сильный порыв ветра заколыхал световой конус, в котором находилась незнакомка. Было видно, что она в отчаянии заломила руки, спрятав в них лицо, и… всё исчезло. То есть вообще всё: и таинственный свет из книги, и звуки, и запахи. Гладь на волшебном крохотном озерце (или что это было) вновь лишь матово отражала лунный свет. Мгла, окутавшая всю комнату и потрясённого увиденным юношу, стала давить ему на грудь. Он полузадушено захрипел и … проснулся.

Солнечные лучи ярко освещали комнату. Он лежал на диване весь в испарине, сердце лихорадочно билось, и дыхание было прерывистым, как от долгого бега.

Приняв контрастный душ, Дима немного пришёл в себя и задумался:

- Ничего себе сон на новом месте! Мог и не проснуться….

- Ты чего это сам с собой разговариваешь? – Это просунула голову в дверь Катерина, прибежавшая с утра пораньше.

- Да вот, решил хоть с одним умным человеком поговорить, - съязвил он в ответ..
- Вот и проявляй после этого заботу о ближнем!- Катя сделала вид, что обиделась.- А я забежала узнать, как спалось на новом месте: может, невеста будущая приснилась?- не осталась она в долгу.

- Да уж, приснилось тут кое-что!.. – и Дима в подробностях рассказал свой сон.

- Ты что, страшилок на ночь начитался?

- Что я, маленький - сказки читать?- отмахнулся Дима. - Полистал просто ту книгу, вон она на столе лежит.

Ветрова уже схватила её и, устроившись с ногами на диване, с интересом просматривала.

- Ой, смотри-ка! Вчера этого не было, - на раскрытой посередине книге лежал какой-то небольшой предмет, - да ведь это же сушёная лягушачья лапка! Интересно, как она здесь очутилась?.. Знаю – это твоя царевна-лягушка на память оставила, - съехидничала она.

- Какая ещё царевна-лягушка! - возмутился Дмитрий, - знал бы, что ты издеваться будешь, не рассказывал бы ничего.

- Ладно, не обижайся! Может, она глаз на тебя положила – понравился ты ей, - не унималась Катерина.

- Ну и язва же ты!..

- Ничего подобного, даже наоборот, за тебя радуюсь. Тебе осталось только найти её, лягушку эту, и поцеловать. Сказку помнишь? И станешь потом царевичем на том болоте. Вот только пока нужную-то найдёшь, это сколько же их перецеловать придётся! А они все скользкие, холодные, бр-р! Даже и не знаю, стоит ли этого царство-то? - вовсю веселилась Катерина.

- Да, работёнка та ещё! Придётся тебя подключать, - он решил бороться с остроумием Кати её же оружием, - а вдруг и тебе попадётся Иван-царевич какой-нибудь заколдованный. А? Вот здорово! Но есть риск обратного волшебства: вдруг не он в человека, а ты в лягушку превратишься? Впрочем, лягуха из тебя классная выйдет: глазастенькая такая, гламурненькая. Загляденье! Будете вдвоём по кочкам плюхать. Совет да любовь! - Дима едва увернулся от карающей подушки.

Насмеявшись до колик в животе, ребята стали строить всякие предположения относительно того, что же со всем этим делать. То, что кто-то просит о помощи, сомнений не вызывало. Вот только где искать, куда направиться?

- Лягушачья лапка – вот ключ! Иначе, зачем её нам подсунули? - авторитетно заявила Катерина, ни на миг не усомнившись в собственной причастности ко всему произошедшему. В самом деле, не могла же она упустить такую возможность поучаствовать в столь загадочном приключении!

- Без книги она наверняка бесполезна, - благоразумно заметил Ивичев, невольно прерывая ход её мысли. Он взял лапку, покрутил её в руках, но ничего не придумал. Решив, что всё как-нибудь само собой решится, он собрался с Катей идти завтракать, а то мать уже два раза звала их к столу. Он положил лапку на закрытую книгу. Едва она коснулась таинственного круга, как по нему опять побежала рябь в виде кругов, как по воде. Потом сам круг стал светлее и прозрачнее, и поражённые ребята увидели в нём, как в телевизоре, небольшой островок посреди болота, окружённого густым лесом. В самом центре острова виднелся какой-то тёмный предмет. Картинка была настолько натуральной, что друзья даже почуяли запах травы и застоявшейся воды болота. Это напомнило Димке его сон.

- Похоже, что это и есть то самое место, которое нам нужно,- с волнением произнёс он,- вот только где его искать?

Будто услышав вопрос, картинка в книге стала быстро удаляться куда-то вниз. Казалось, что они смотрят сверху на живую карту.

- Да, похоже, что местечко глухое…. И как туда добираться – три дня лесом, наделю на собаках? - попыталась сострить Катя.

- Всё прозаичней - на электричке несколько часов. Мы с отцом и его другом туда на рыбалку ездили. Там речка дальше есть, а лещи какие!.. Местность ну очень похожа, голову на отсечение даю…

- Нечего головой разбрасываться, вдруг на что и пригодится, - заметила практично Катерина.

- Вот за что я тебя, Ветрова, люблю и уважаю, так это за доброту твою и заботу.

- И правильно делаешь, - одобрила Катя, не уловив иронии.

К счастью для Димы, поток её мыслей прервал приход с кухни матери, сообщившей в категоричной форме, что если они хотят есть холодные оладьи и пить остывшее какао, то …

Конец фразы заглушил дружный топот голодных мамонтов.

***

После завтрака ребята в Димкиной комнате, ставшей на время их штаб-квартирой, долго уточняли по карте маршрут. Островок этот был обозначен только на самой подробной карте, а назывался он вполне символично – Жабий.

Родителям было сказано, что пока установилась хорошая погода, неплохо было бы деткам выбраться на природу отдохнуть. Получив согласие обеих сторон, друзья отправились по магазинам для закупки провианта и снаряжения.

Не успели они отойти от дома, как Катерина, сжав Диме локоть, зашептала ему:

- Только не оглядывайся сразу: за нами от самого дома идёт какой-то подозрительный субъект.

- О! Шпионские страсти! Кать, да кому мы нужны-то? Эх! Наверное, это ты ему приглянулась, вот он за тобой и идёт, познакомиться хочет!

- Очень нужен какой-то старикашка! Ему же лет двадцать с лишним, не меньше,- возмущённо зашипела Ветрова, - а вдруг это маньяк какой-нибудь?

- Маньяк не будет выслеживать парочки, вот если бы ты без меня шла – другое дело! - успокоил её друг. - Да и нет его уже, посмотри сама. Обычный был прохожий.

Они полдня протолкались в магазинах, а бдительной Катерине повсюду в людской толпе мерещилось лицо того незнакомца. Очень, кстати, симпатичное.

В итоге, прособирались они до самого вечера, хотя было решено ничего лишнего не брать, лишь самое необходимое. Дима, зная Катерину, напомнил, что придётся долго идти пешком, поэтому на ноги - только кроссовки. Катя же фыркнула и упорхнула домой, отказавшись от ужина.

В эту ночь он уснул сразу и спал без сновидений, как обычно.

***

Утром из-за долго прихорашивающейся Кати он очень переживал, что они опоздают на электричку, но прибыли на вокзал вовремя. Почти.

- Подумаешь, ну пробежались по перрону слегка.… Успели же! - торопливо оправдывалась она перед Димой, запыхавшимся от бега с двумя рюкзаками.

- «Успели!» - передразнил он её, - да я чуть не умер на дистанции! А если бы ты сама тащила свой рюкзак, то точно опоздали бы. Что это он у тебя такой подозрительно тяжёлый? Что ты туда напихала? Ведь договорились, что только самое необходимое берём.

- Просто у женщин понятие «необходимое» немного отличается от мужского.

- На сколько килограммов?- съехидничал Дима,- а чем это от тебя несёт?

- Это от тебя несёт,- оскорбилась девушка, - а от меня благоухает. «Пуазон» от Кристиан Диор, между прочим! Прихватила флакончик на всякий.

- Что-то созвучное с английским словом «яд». Отрава, значится…. Это ты решила так от комаров спасаться? Дело нужное.

- Да… ты… - захлебнулась от возмущения Катерина, отсела на противоположную скамью вагона и демонстративно отвернулась к окну, положив ногу на ногу.

Взгляд Дмитрия упал на её кроссовки, и очередь захлебнуться в эмоциях перешла к нему: на ногах жертвы гламура красовался последний всхлип моды – кроссовки на десятисантиметровой платформе.

- Да… я же… ну, ты вообще! Ты как на таких копытах по лесу идти собираешься?

- Как-как, легко и непринуждённо!

- Это с твоим-то рюкзачком? А, ну понятно, своя ноша не тянет! Вот только боюсь, что уже после первого километра тащить его придётся всё же мне. Да и тебя на закорках заодно!

- Спокойно, юноша,- надменно произнесла Катерина,- никто никого не потащит ни на каких закорках.

Оба рассмеялись и в таком приподнятом настроении за три с половиной часа доехали до нужной станции.

***

Едва сойдя с поезда и вздохнув полной грудью свежего лесного воздуха, пропитанного ароматом нагретой солнцем хвои, ребята единодушно решили, что даже если бы не важное дело, всё равно сюда следовало приехать.

Дойдя до развилки дороги, они увидели указатель в нужную им сторону. Дальше выбранная дорога была совсем запущена, и только вездесущие лесные воробьи и белки могли наблюдать за парой путников, один из которых уже начинал запинаться чуть ли не на каждом шагу: Катерина еле шла, стиснув зубы, чтобы этот вредный Димка Ивичев не мог лишний раз сказать что-нибудь едкое.

Местность постепенно менялась: среди лесной зелени виднелись кочки побуревшей болотной травы. Деревья постепенно мельчали, становились корявей, на стволах буйно рос мохнатый мох, да и тропинка стала явно более пружинистой.

- Скоро покажется вода,- деловито оглянувшись, констатировал Дима, - пора сапоги доставать.

Они уселись на сухие кочки и стали развязывать рюкзаки.

- Ты только посмотри, какие я себе сапожки отхватила, - хвасталась Катерина. - Такие весёленькие, правда?

- Да, правда, - устало отмахнулся Дмитрий, безнадёжно глядя на детище резиновой промышленности: обновка Кати отличалась не только дикой расцветкой, но и наличием высокого каблука. - Лягушки обхохочутся.

- Вот опять ты говоришь глупости, - нисколько не обидевшись, возразила Ветрова, - везде надо выглядеть элегантно, даже среди болота.

- Да-а, - протянул Дима, - местные обитатели это, конечно же, оценят!

- Какие обитатели?- насторожилась Катя.

- Ну там, пиявки всякие.… В болоте много чего водится.

- Фу, гадость какая!- скривилась девушка.

- А что? Кто-то, помнится, собирался всех жаб в округе перецеловать!

- Не надо с больной головы валить на здоровую! Это как раз тебе являются всякие там Царевны-лягушки. Так что жаб целовать тебе!

- Спокойствие! Не надо завидовать так явно. Этих пучеглазых на болоте много. Так и быть, половина твоя! - Как от сердца оторвал, разрешил Дима.

Катерина, шутки ради, уже было кинулась ему в ноги кланяться, как вдруг до них донёсся шум чьих-то шагов. Шутовское настроение разом схлынуло, и наши путешественники встревожено вскочили на ноги, напряжённо вглядываясь в сторону приближающегося. Тот явно торопился и не старался как-то скрывать своё присутствие. И вот, из-за поворота тропинки на них почти налетел… Катькин маньяк! Увидев ребят, он остановился, с трудом переводя дыхание от бега, а они от изумления остолбенели. Повисла пауза. Первой оттаяла Катерина и вцепилась в руку товарища, но с перепугу могла только бесшумно открывать и закрывать рот.

Незнакомец поднял обе руки, как бы сдаваясь:

- Всё-всё…, спокойно, меня бояться не надо… я пришёл вам помочь.

- А почему тогда вы следили за нами?- с недоверием спросила почти пришедшая в себя Ветрова. - Мы ещё в городе вас заметили!

- Я не должен был обнаруживать себя раньше времени. Такие мне были даны инструкции…

- Какие ещё инструкции? Кем даны?! - это уже приступил к допросу отошедший от столбняка Дмитрий.

- Я не могу сейчас тебе всего рассказать, у меня нет таких полномочий. Скажу только, что издавна существует некий Орден Хранителей, одним из членов которого являлся Серафим Иванович. Я его ученик.

- И что же вы храните?- саркастически спросила Катерина.

- Орден охватывает весь мир, все страны. Но только самым достойным принадлежит честь хранить у себя артефакты.

- Что за артефакты такие? - с недоверием спросил Дима.

- А книга, что лежит сейчас в твоём рюкзаке. И это лишь один из магических предметов, а их сотни. Орден создан, чтобы не допустить попадания артефактов в руки служителей зла, ведь во многих из них заключены или стихии тьмы, или духи тёмных колдунов, способных открыть в наш мир проход из преисподней.

- Сказочки для детишек дошкольного возраста!- ехидно произнесла Катерина, которой было немного обидно, что этот загадочный незнакомец обращается только к Диме, а её вовсе как бы и не замечает. - Никто никогда не слышал о каких-то там Хранителях.

- Это информация только для посвящённых, - спокойно отреагировал незнакомец. - Простые люди и не должны знать об этом – это тайна.

- А почему вы нам это рассказываете?- резонно спросил Дима.

- Тебя выбрал Серафим Иванович в будущие ученики.

- Меня? В ученики? Но он ни о чём таком мне не говорил…, - ошарашено проговорил Ивичев.

- Он только начал подготавливать тебя, а в ученики посвятил бы только после твоего совершеннолетия. Раньше нельзя. Да вот, не успел…

- Но зачем тогда вы сейчас мне это открыли?

- Ты ведь нашёл книгу, и мог бы ненароком натворить дел. Меня послали приглядеть за тобой и выяснить твои намерения. Поэтому мне и пришлось за тобой следить. А ты молодец, заметил меня.

- Да это вот она всё, Катерина, - объяснил Дима. - Правда, подумала, что вы за ней маньячите! - со смехом добавил он.

- Прошу простить меня, - незнакомец церемонно наклонил голову в сторону Кати.- Пугать не хотел. Кстати, я не представился: Иван Белов.

Димка, не удержавшись, прыснул в кулак, глядя на смутившуюся девушку:

- Вот видишь, Кать, как всё хорошо сложилось – и лягушек тебе целовать не потребуется!

- Что? Причём здесь лягушки?- недоумённо спросил Иван.

- Да это мы так, о своём, девичьем, - совсем развеселился Дима.

А у Катерины от негодования уже чуть ли не пар из ушей шёл:

- Ивичев, лучше заткнись!.., - сквозь зубы прошипела она.

Отсмеявшись, Дима пересказал Ивану свой странный сон, на что тот предположил, что это был не сон, а наваждение. Сила, запертая в книге, почуяла, что это не Хранитель рядом, способный противостоять ей, а непосвящённый, хотя и обладающий скрытыми способностями к магии. Она решила использовать его силу в своих целях, чтобы вырваться на волю.

- Это она показала, куда надо принести книгу, чтобы свершился ритуал освобождения. Вы оба сильно рисковали, придя сюда.

- Я подумал, что меня просят о помощи. Тем более девушка!- оправдывался Дима.

- Зло может принять любую форму. Для тебя оно выбрало вид прекрасной беззащитной девушки и не ошиблось.

- Да уж! Ведь он был готов сразу же бежать сюда и перецеловать всех местных лягух, если бы потребовалось, - мстительно улыбаясь, заметила Катерина. - А что, может, ему всё-таки чмокнуть пару-тройку земноводных красоток, раз уж пришли сюда? Для ещё какого-нибудь ритуала?

- Вряд ли это понадобится, - улыбнулся Иван. - Однако нам следует поторопиться. Дело в том, что теперь дух, заключённый в книге, будет постоянно повторять свои попытки освободиться. Я проведу обряд заключения, а ты мне поможешь, - он снова обратился к Ивичеву.

- Я?! Но же я ничего не умею, - растерянно пробормотал оробевший Дима.

- Дух из книги настроился на тебя, ты послужишь приманкой для него. Он обязательно снова себя проявит, и тогда я смогу провести ритуал.

- А без меня никак? - Диме было явно не по себе.

- Ладно, Димон, не дрейфь! - бесшабашно-радостно воскликнула Катька. - Я с тобой рядом буду.

- Ну, тогда я, конечно, в полной безопасности, - обречённо проговорил он. - Может, родителям позвонить, попрощаться на всякий случай?

- Не надо никому звонить, переполошишь только всех.

- Катерина права, и так уже посторонние оказались втянутыми в это дело, - резонно заметил Иван.

- Вовсе я не посторонняя,- запальчиво вставила девушка,- если уж я оказалась в курсе всего, значит, так оно и должно быть!

- Да, логика, конечно, железобетонная, - хмыкнул Дима.

- Что случилось, то случилось. Может, оно и к лучшему, - задумчиво произнёс Иван.

- Правильно, от судьбы не убежишь! - убеждённо подхватила Катерина, уже заинтересованно поглядывая на него.

- Тогда вперёд! И пусть свершиться то, что должно.

Воодушевлённые словами Ивана, они вновь пустились в путь по тропинке. Оказалось, что идти оставалось не так уж и много. Чахлый подлесок резко закончился, и взору путников открылось свободное от леса место. Это и было то самое болото, посередине которого находился Жабий остров. Своё название он вполне оправдывал: пока они пробирались по вязкому полю, время от времени слышались взвизгивания Кати, когда у неё из-под ног выпрыгивала очередная бородавчатая прелестница. Солнце уже начало клониться к закату, когда не без труда перебравшись через болото на долгожданный остров, трое из леса решили немного передохнуть перед решающим действом. Повалились прямо на сочную траву. Лёгкий тёплый ветерок отгонял надоедливую болотную мошку, ничто их не беспокоило, мысли текли неторопливо, двигаться совсем не хотелось. Вскоре все уснули.

***

Проснулся Дима от толчка Ивана. День давным-давно закончился, уже близилась полночь. Небо оставалось безоблачным, от света полной Луны весь остров был, как на ладони. Редкие деревья не скрывали почти круглой его формы. По центру этого круга находился огромный камень с плоской вершиной. Он как бы вылезал из земли самой макушкой, основной частью оставаясь скрытым. Да и по виду он был очень необычным: в лунном свете он казался словно облитым маслом, переливаясь на гранях, но на ощупь оказался сухим и холодным. Так и веяло от него какой-то нездешностью, от чего и весь островок уже не казался таким спокойным, как днём. Неуютно стало как-то. Осмотрев местность, храбрая троица решила держаться вместе и ни в коем случае не засыпать.

***

Наступила полночь. Тут наблюдательный Белов заметил, что лунный свет упал прямо на верхнюю плоскость камня:

- Время для ритуала настало. Дмитрий, достань книгу и положи её на камень так же, как она лежала тогда на столе, когда тебе снился сон.

Дима положил книгу прямо под луч лунного света и остался стоять в нескольких шагах от камня, весь дрожа от липкого страха, накатившего на него, но стараясь всё же его не выказывать.

Приказав Катерине оставаться в стороне с брошенными на землю рюкзаками, Иван встал за спиной Ивичева на некотором расстоянии. Стали ждать. Минут десять ничего не происходило, и Дима начал думать, что тот ночной кошмар был всё-таки просто сном. Но тут заметил, что по поверхности круглого украшения книги пошла рябь, совсем такая же, какую он наблюдал во сне. Затем внутри опять возник неясный блеск, и к небу взметнулся столб света, расходящийся кверху воронкой. Внутри неё все отчётливо разглядели изящную фигурку прекрасной девушки. Дима сразу узнал её – это была та самая незнакомка из его сна. Она опять, как тогда, протянула к нему свои хрупкие, бледные в лунном свете руки и загадочно улыбнулась. Дима словно окаменел. Тогда девушка слегка поманила его к себе, и он почувствовал, как ноги сами собой сделали два шага к камню. Ему вдруг невыносимо захотелось дотронуться до этой белоснежной руки, а она уже высунулась к нему за светящуюся границу конуса.

- Не прикасайся к ней!- услышал он встревоженный голос Ивана. - Отойди назад.

Странно, но Диме враз расхотелось и подходить, и дотрагиваться к этой странной особе. Он понял, что на него подействовали её чары. Дима резко отдёрнул свою уже протянутую руку и отодвинулся. Взгляд незнакомки сразу перестал быть таким нежным, по бледному лицу прошла судорога, и у всех на глазах оно начало видоизменяться. Цвет кожи сделался какого-то жёлто-зелёного оттенка, глаза выпучились и стали огромными. Да и вся фигура постепенно потеряла человеческий облик. И вот, перед изумлёнными людьми предстало мерзкое существо, похожее на огромную уродливую жабу! Но и она продолжала изменяться: морда удлинилась, из хищной пасти высунулись страшные, жёлтого цвета клыки, а на голове и по всему телу чудища появились омерзительные наросты, постепенно превращающиеся в острые шипы. При хриплом дыхании этой твари её чудовищные бока раздувались, как меха, а воздух казался отравленным зловонием, которое она источала. Словом, это исчадие внушало одновременно и ужас, и омерзение. Оно стало таким огромным, что уже еле умещалось на камне, который заметно вибрировал и начал покрываться сетью мелких трещин.

Потом тварь, видимо, решила всё-таки добраться до Ивичева, и сделала шаг к нему, вылезая из конусообразного свечения. На помощь к парню очень вовремя пришёл Иван. Он оттолкнул его в сторону, а сам остался стоять напротив монстра. Того, впрочем, это не остановило: он упорно, хотя и очень неуклюже, приближалось к ним. Потом кошмарная пасть раскрылась, и оттуда выметнулся длинный раздвоенный язык, ярко красный, с острыми шипами на концах. Иван едва успел выставить руку вперёд: поражённые ребята увидели, как от неё во все стороны пошло сияние в виде прозрачного с переливами энергетического щита. Шипы чудовища с силой ударили в него, но щит выдержал. Тварь в бешенстве взревела и принялась молотить по нему языком со всей дури, пытаясь пробить заслон. Ивану пока удавалось успешно отбивать яростные атаки осатаневшей рептилии, но было видно, что силы уже на исходе - щит потускнел.

- Дмитрий, возьми меня за свободную руку, быстро! - крикнул он.

Дима подбежал к нему и ухватился за протянутую руку. Иван сделал видимое усилие, и энергетический щит засверкал сильнее. Почти сошедшее с камня чудовище слегка попятилось, было видно, что оно тоже устало, и ярость атаки снизилась.

- Дмитрий! Попробуй свободной рукой бросить в демона заряд энергии, у тебя должно получиться – вон силы сколько!

- Да я же не умею, даже не знаю как!- растерялся Ивичев.

- Это как снежком бросить – играл же в детстве в снежки? Сконцентрируйся на ладони, а потом вмажь! Заканчивать надо с этой гадостью, загнать назад в её клетку.

- Давай, Дим, не сомневайся! Ты представь, что эта жабка именно до тебя добраться хочет. Ну, чтобы ты её поцеловал, - как всегда вовремя влезла с советом Катька.

- Я её сейчас так поцелую!.. - обозлился тот, но это вдруг помогло собраться.

Он сосредоточился на своей свободной руке. Сначала ничего не чувствовал, но потом в центре ладони возник жар, в кончиках пальцев - лёгкое покалывание, а между ними с треском проскакивали искорки. Дима от удивления аж рот раскрыл.

- Димуля, не спи: вон она как на тебя нежно поглядывает! - взбодрила его Катерина, лихо кидающая в чудище предметы из рюкзаков, на этот раз это был тяжёлый термос. Чудо цивилизации, описав дугу, попало точно промеж выпученных злобных глазищ. Видимо, это совершенно не понравилось «жабке». Возмущённо взревев так, что с ближайших деревьев посыпались листья, тварь повернулась мордой к Катерине, явно собираясь жестоко отомстить обидчице.

В этот момент Ивичев бросил энергетический заряд в незащищённое брюхо гадины. От боли и неожиданности она отпрыгнула назад и оказалась опять на камне. Свет из книги вспыхнул ещё ярче, а чудище снова взвыло, широко распахнув пасть.

И тут Дима увидел, как бесстрашная Катерина, что-то достав из кармана, прицельно и с криком «Подавись!» швырнула это прямо в открытую глотку. Пасть со стуком немедленно захлопнулась, а дальше вообще произошло нечто невероятное. Чудовище как-то всё напряглось и, громко рыгнув, выпустило из пасти клуб чёрного дыма. Потом по всей его шкуре пошли какие-то пятна, тело скрючили судороги, да и размером оно стало как будто бы меньше.

Иван, отпустив руку Димы, направил обе ладони в сторону чудища и начал произносить какое-то заклинание на непонятном языке. Светящаяся воронка вспыхнула с новой силой, начала сжиматься и уходить назад в книгу, увлекая с собой совсем уже беспомощную тварь. Напоследок жалобно квакнув совсем уж по-лягушачьи, оно исчезло в глубине волшебного зеркала. Рябь на его поверхности разгладилась, и ничто не напоминало уже о том, что здесь только что произошло. Ну, кроме разбросанных Катей возле камня вещей, конечно.

Впрочем, никто их сейчас и не стал собирать. Было решено всем ложиться спать, а утром при солнечном свете уже этим и заняться. Кое-как поставив палатку, они без лишних разговоров уснули.

***

Проснулись, когда солнце было уже высоко. Наскоро позавтракали и пошли осматривать место ночного побоища. Книга лежала себе на прежнем месте, а потрескавшийся камень оказался опять целым. Если бы не валяющиеся вокруг вещи, можно было бы подумать, что всё это им только приснилось.

На острове внешне царила идиллия, но нашим героям оставаться здесь лишнее время не хотелось, словно что-то гнало их отсюда. Быстро покидав весь скарб в рюкзаки, они скорым шагом отправились в обратный путь, нигде надолго не останавливаясь.

Ребятам было многое не понятно, вопросы требовали ответов, их мог знать только Белов.

- Иван, ведь мы сюда не случайно попали, что это за место было?- спросил Дима.

- Этот островок – место силы. Здесь очень тонкая грань между мирами. С помощью магических артефактов, таких, как эта книга, знающий может открыть проход в потустороннее, а Зло постоянно ищет способы прорваться сюда, чтобы уничтожить наш мир. Потому-то артефакты надёжно скрывают, чтобы случайный человек из любопытства нечаянно не натворил бед.

- Так мы могли привести мир к катастрофе?

- Нам всем просто повезло, что Хранители вычислили, куда вы направились. Но я один, возможно, не смог бы справиться, ты мне очень помог, отдав часть своей силы. Учитель не ошибся в твоих способностях.

- Значит, Серафим Иванович подозревал во мне это?

- Да, из тебя выйдет отличный Хранитель, я в этом убедился минувшей ночью. Место силы помогло открыть тебе свой дар. В чём-то ты обязан тому демону из книги.

- Точно, Димка, ты должен сказать ему спасибо! Давайте вернёмся и снова вызовем его. Думаю, он будет очень растроган, - не могла не съехидничать слышавшая разговор Катерина, но Ивичев был слишком занят своими мыслями, чтобы отреагировать на этот выпад.

- Я вот всё думаю, а что помешало ему тогда в комнате выйти?

- Книга находилась в комнате Хранителя. Магия удержала его. Я же говорил, что Серафим Иванович был одним из лучших Хранителей, очень сильный.

- А я-то, баран, кинулся вызволять несчастное создание! - сокрушался Дмитрий.

- Демоны всегда используют человеческие чувства в своих целях, ты не мог знать, - успокоил его Иван.

-Что же теперь будет с книгой, со мной?

- Книгу я должен вернуть Ордену, пока там не решат, кто будет её Хранителем. А насчёт себя не беспокойся, если ты захочешь, то тебя возьмёт в ученики один из них, самый опытный. Ты доказал своё право на это.

- А вы можете быть моим учителем?

- Нет, - засмеялся Иван.- Я ещё не достиг того уровня, чтобы иметь ученика.

- Жаль…, - искренне огорчился Дима.

- Да не унывай ты! - дружески хлопнул его по плечу Иван. - Мы ведь можем просто дружить.

- Вот здорово! Будем вместе тусоваться, - встряла вездесущая Катерина, даже в мыслях не отделявшая себя от друга детства.

- Да, Кать, я всё хотел тебя спросить, а что это ты бросила этой твари в пасть с пожеланием подавиться? - поинтересовался Дмитрий.

- Для спасения мира пришлось пожертвовать самым дорогим, - высокопарно произнесла Катерина, тяжело вздохнув, - это был мой любимый «Пуазон». Теперь человечество обязано мне по гроб жизни!

- Значит, я был прав – это действительно самый настоящий яд! И не только для комаров.

Все дружно рассмеялись и в отличном настроении продолжили свой путь к дому и сулящему много интересного будущему.  

+3
01:03
443
21:10
Очень симпатичный рассказ, подкупает своей искренностью. В тексте много шероховатостей, но это как раз тот случай, когда придираться к ним не хочется.
Татьяна Маминова
18:03
Спасибо, рассказ мне очень понравился. Приятно в наше сумбурное время почитать о дружбе, вере в добро и незыблемых истинах)
22:12
Очень симпатичная сказка.
Загрузка...
Владимир Чернявский

Достойные внимания