Светлана Ледовская

Проклятие барона Фонсо

Проклятие барона Фонсо
Работа №2

Тяжелые бронзовые подсвечники шеренгой протянулись по стене тронного зала. Большинство свечей давно растаяло, оставив застывшие огарки в заляпанных воском чашечках. Слабого света отчаянно не хватало, и по стенам плясали длинные тени, уродливые карикатуры на своих хозяев.

Когда-то здесь гремели балы, собиравшие за широким столом цвет столичной аристократии. Преклоняли колено могучие рыцари, и король принимал присягу, степенно касаясь их плеч церемониальным мечом. В те времена пестрые гобелены еще не пошли плесенью, а резные врата день и ночь стерегли могучие стражи в зачарованных доспехах.

Когда-то давно… теперь уже в прошлой жизни.

Старый король сгорбился возле окна – в искусном витраже не хватало половины стекол. Скользящий в дыры ветер трепал огоньки свечей, заставляя тени биться в конвульсиях.

Вздохнув, король прищурился, силясь разглядеть на горизонте темные облака. Глаза покраснели и слезились, и старик уже не мог разобрать, видит ли он черное марево, или просто чудится.

Сзади послышались шаги. Король не оторвал взгляда – он узнал бы их из тысячи.

- Зачем ты пришла? – грустно спросил он. – Я велел готовиться к отъезду.

Девушка презрительно фыркнула, тряхнув копной рыжих волос.

- Ты мне не указ, отец! Можешь бежать со своими шакалами хоть на край света! Мои люди остаются защищать дворец, и я буду с ними.

Старик печально рассмеялся в густую бороду.

- Защищать… Вы не понимаете, с чем имеете дело. Я ведь уже объяснял тебе. Барон Фонсо – не простой некромант. Его проклятие…

- Ты двадцать лет талдычишь мне об этом проклятии! – вскинулась принцесса. – Каждый год Фонсо отгрызает несколько деревень, а мы просто отводим войска. Мертвецы жрут наших людей, пока ты гниешь во дворце! Если бы ты хоть раз приказал атаковать – или обороняться на худой конец – мы давно бы…

Король тягостно вздохнул, взглянув на раскрасневшееся лицо дочери. Подобна рыжему урагану – такая же, какой была её мать. Принцесса уже облачилась в доспехи, зажав под мышкой глухой шлем – будто бы всерьез собралась защищать дворец… от чего бы то ни было.

- Послушай меня. – Старик с трудом зашагал к трону, опираясь на резной посох. – Если бы все это было шуткой, я не стал бы терпеть мертвую орду на границе. Мы уже сражались с бароном двадцать лет назад – и поверь, мирный договор оказался наилучшим решением. Да, иногда пропадают крестьяне, но это…

- Меньшее зло?! – зашипела девушка. – Отец, ты совсем рехнулся! Двадцать лет назад Валентин Фонсо одурачил тебя, и всю твою гильдию магов. Наши мечи рубят его упырей проще, чем гнилую капусту. Скелеты горят, как сухая трава, а вампирам достаточно…

- Ты делала вылазку?! – сверкнул глазами король. – Ты совсем меня не слушаешь?!

- Это ты не слушаешь! – заорала принцесса. – Ты скормил некроманту половину королевства, прикрывая задницу «проклятием», и даже не можешь объяснить, в чем оно заключается!

- Я поклялся! – взревел старик, грозно стукнув посохом.

Девушка фыркнула, демонстративно отвернувшись.

- Довольно маскарада, - она сложила руки на груди, - признайся уже, ты простой трус. Ты сдал наши земли второсортному колдунишке и бежал, как помойная крыса.

Король тяжело опустился на трон, прикрыв глаза ладонью. По сморщенной щеке прокатилась слеза.

- Но конечно, Его Величество Эрдар Второй не знает страха! - продолжала принцесса. - И вы придумали байку о проклятии – ты, и Мальтер Светоносный, пожри дьявол его душу. Таинственные чары, охраняющие Темного Барона Фонсо – и, конечно, они способны уничтожить нашу армию за несколько секунд!

- Все было не так! – старик закашлялся. – Неужели нельзя хотя бы раз…

- Нельзя! – рявкнула девушка. – Тучи нетопырей уже видны из тронного зала – твоего зала, отец! И теперь ты приказываешь бежать – перенести столицу, уводить людей, перегонять стада – что угодно вместо того, чтобы наподдать барону под костлявый зад!

- Проклятие…

- Да что такое это твое проклятие?! – она склонилась над троном, оказавшись совсем близко. – Скажи, и я найду способ его снять. Если это не пустая отговорка для крестьян.

Её частое дыхание обжигало сморщенную кожу старика. Корона съехала набок, угрожая сорваться на каменный пол. Эрдар Второй вздохнул и обреченно закрыл глаза.

В голове всплывали картины двадцатилетней давности – яркие, живые, как будто всё это было вчера.

***

Сотни свечей не оставляли теням ни шанса. Молчаливые часовые вытянулись в струнку у прохода в тронный зал - и не скажешь, что за церемониальными забралами сокрыты человеческие лица. Оберегать сердце дворца – великая честь.

Три фигуры склонились над картой, раскинувшейся на широком столе. Подробная схема королевских владений, от столичных кварталов до вымерших деревень.

- На юге имею честь доложить об успехах! – генерал молодцевато подкрутил седой ус. – Отряды барона, Ваш Величество, попались на крючок. Два дня назад мы отошли из форта Вороньего Пера, и Фонсо, не будь дурак, мигом его занял. Сотню мертвецов пригнал. Окопался, будем думать.

Король холодно приподнял бровь.

- И как это должно нам помочь?

- Уже помогло! – довольно оскалился генерал. – Мы припасли в подвалах сорок бочек пороху, и прошлой ночью саперы, мир их праху, рванули все к… кхм. Там камня на камне не осталось. Барон потерял половину южной группировки.

- Он поднимет их снова. – Пожал плечами длиннобородый старик в расшитой звездами мантии. – Валентин Фонсо – некромант.

- Сперва ему придется заделаться швеей! – хохотнул генерал. – Вместо тел там сейчас груда фарша.

Эрдар Второй одобрительно погладил рыжую бороду. Манер военачальнику не доставало, но дело своё он знал крепко.

- Хорошо. – Король убрал с карты один из черных флажков. – Что на севере?

Генерал посмурнел. В верхней части карты черные метки уверенно теснили красные.

- Ничего хорошего. Там шахты, работяги добывали уголь, сами знаете… мы не успели никого вытащить. Они заперлись в забоях, но, Ваш Величество, для барона двери – что яичная скорлупа…

- Многие спаслись? Где сейчас очаг сопротивления? – сузил глаза Эрдар.

- Нигде. – Ответил за генерала чародей. – Король, наши опасения подтвердились. Фонсо владеет магией разума.

Эдрар Второй отшатнулся.

- Это невозможно. Управление человеческой мыслью под запретом уже несколько столетий. Мальтер, ты…

- Боюсь, что это правда. – Поджал губы волшебник. – Шпионы на севере докладывают – барон управляется живыми не хуже, чем мертвыми.

Генерал мрачно кивнул.

- Все так, Ваш Величество. Теперь шахтеры сражаются на стороне Фонсо.

- Где он раскопал эти заклинания?! – взревел Эрдар. – Мальтер, где обучался барон?!

Волшебник бессильно развел руками.

- В Едином Университете, милорд! Там же, где все нормальные чародеи! Факультет некромантии, кафедра полевых работ. Клянусь, там не учат управлению мыслями! Только использование мертвых для помощи живым – в сельском хозяйстве, в данном случае…

- Ага, конечно, - передразнил генерал. – Должно быть, наши шахтеры сейчас сажают картошку.

- Эти знания уничтожены после Десятилетней войны! – зашипел Мальтер. – В то время магия разума едва не погубила весь континент, и Великий Консилиум постановил…

- Довольно! – король треснул по столу. – Нам не до уроков истории! Что еще удалось выяснить?

- Немного. – Волшебник понуро стащил колпак и, забывшись, обтер им потную лысину. – Некромантия Фонсо идентична классической, а работа с живыми… Кажется, ему не нужен визуальный контакт. Во всяком случае, в шахты барон не спускался.

- А как тогда…

- Не знаю. Барон действует по одной и той же схеме – прибывает с небольшим отрядом, проводит некий ритуал – и подчиняет целые деревни. Люди сами открывают ему ворота… или поднимаются из шахт. Они идут на его зов, подобно тому, как мертвые выкапываются из могил. Думаю, Фонсо адаптировал заклинания под привычную ему некромантию.

- Откуда это известно? – прищурился генерал. – Кому-то удалось выбраться? Они чем-то защищали головы?

Чародей кивнул.

- Многим, на самом деле. Магия Фонсо действует не на всех. Спасается примерно каждый седьмой. Детей, например, он вообще подчинить не может. К сожалению, мы пока не отследили закономерность.

- Самая пакость, Ваш Величество, - хмуро произнес генерал, - что живые-то сражаются пободрее мертвых. Пару дней назад пал форт Дальнего Рубежа – это предгорья, вы там не бывали. Гарнизон просто сложил оружие, а Фонсо не потерял ни скелетика! А потом они обратились против нас – и ударили с тылу! Они ведь живые, помнили условные сигналы, ребята думали это свои. Столько народу полегло…

Король стиснул виски.

- Какие будут предложения? Мы проигрываем вшивому некроманту!

- Я попытался созвать Консилиум. – Доложил Мальтер. – Но они… они просто не поверили! Другие гильдии считают это политической уловкой ради получения военной помощи. Магия разума уже много лет…

Эрдар разочарованно махнул рукой.

- Генерал?

Военачальник улыбнулся в усы. Этого момента он ждал весь вечер.

- Есть одна идея. Вот смотрите, Ваш Величество…

Генерал указал на золотистый флажок, гордо возвышающийся среди черных собратьев.

- Фонсо, будь он неладен, имеет одну особенность. Чтобы подчинить деревню… шахту, гарнизон, что угодно – ему нужно туда поехать. Он покидает форт Костяной Ноги, а затем возвращается домой.

Генерал переместил флажок в предгорья, затем к форту Вороньего Пера, и наконец вернул «барона» на место.

- Предлагаешь перехватить его на подходах? – приподнял бровь король.

Генерал покачал головой.

- Мы не знаем, какой дорогой он поедет. К тому же трусливый барон повсюду таскает отряд вампиров, так просто его не возьмешь.

- Что тогда?

Генерал прочертил ногтем линию фронта.

- Смотрите. Здесь и вот тут... – пальцы военачальника порхали в воздухе. – Барон не сумел далеко продвинуться. Это большие города, ему, видать, силёнок не хватает – вот и грызёт пока провинции…

- И?

- Думаю, мы можем заманить Фонсо в ловушку. Сдадим пару дальних деревень на севере, и когда он отправится, кхм… ритуальничать – ударим в центре. Он этого не ждет. Займем Костяную, а когда барон вернется – устроим ему теплый приём!

- Рискованно. – Покачал головой король. - Мы не знаем, с какой скоростью он перемещается.

- Известное дело! – генерал довольно погладил объемистый живот. – Барон катается на черном дилижансе, а по нашим дорогам это ужасно медленно. Если Фонсо окажется в предгорьях, возвращаться будет никак не меньше трех дней. Его войска размазаны по всей линии фронта, стянуть их к форту за сутки невозможно. Трупы, милорд, это вам не конница. Они еле ползают. Думается мне, если прорвемся к Костяной – займем без особых потерь.

Эрдар нахмурился.

- Авантюризм какой-то. Ты предлагаешь выступить всем войском?..

- И даже больше. Созовем соседей, отсыплем золота наемникам. Договоренности уже существуют, люди ждут нашей команды.

Мальтер нахлобучил на голову мятый колпак.

- Не так уж и дурно, как может показаться, Ваше Величество. Боюсь, что без захвата форта Костяной Ноги у нас вообще нет шансов.

- С чего бы это? – Эрдар удивленно уставился на карту. Он видел как минимум три других варианта наступления.

- Все с того же, милорд, - нервно сплел пальцы Мальтер, - магия разума. У нас нет доказательств для Консилиума, и получить их можно только в одном месте – в форте Костяной Ноги. В лаборатории барона.

На лице короля начала появляться улыбка.

- Но если они у нас появятся…

- Тогда гильдии встанут на нашу сторону. На земли барона опустят непроницаемый купол, а затем десять лучших чародеев континента заполнят его раскаленной лавой. Подтвержденное применение магии разума – это не шутки.

- Народу помрет… - поджал губы генерал.

- Это единственно верное решение, - Мальтер обжег его холодным взглядом, - нельзя допустить распространения запрещенного искусства.

Король задумчиво посмотрел на золотистый флажок, горделиво торчащий из точки «Костяная Нога». Бросил взгляд на скопление нежити на севере. Действительно, в центре её как будто бы меньше…

Наконец Эрдар с хрустом выпрямился, довольно ощутив, как играют под королевской мантией крепкие мышцы.

- Ну что ж. Пришла пора барону делиться своими секретами.

***

Могучим ударом меча Эрдар Второй отсек головы сразу двум скелетам. Выдох, принять в щит чье-то копье, затем укол – какой-то солдат скулит и пятится, зажимая дыру в брюхе.

Король ухмыльнулся под решетчатым забралом. Незадачливому барону и в голову не пришло раздать своим слугам хоть какие-то доспехи! За несколько дней войско прокатилось по зараженным смертью деревням, так и не встретив достойного сопротивления.

После беседы в тронном зале прошло несколько недель. Генерал развлекал армию мертвецов далеко на севере - Фонсо повелся на шахтерскую деревню, как ребенок на сахарный леденец. Теперь барон наглухо увяз в стычках с партизанскими отрядами, и, воспользовавшись этим, король ударил в центре.

Сегодня Эрдар Второй поднимет флаг над фортом Костяной Ноги.

Опять удар, уворот, щит, удар – двое несчастных оседают на землю, пуская кровавые пузыри. Бедолаги, им уже не помочь – подлый колдун подчинил их рассудок, послал против собственного короля! Отправить несчастных на суд божий – милосердие.

Зубчатые стены форта нависали над головой. Верные рыцари теснили гниющее войско барона, играючи расправляясь с неповоротливыми трупами. Желтые черепа умертвий с отвратительным хрустом крошились под крепкими ударами палашей.

На мгновение Эрдар залюбовался. За время своего правления он не пропустил ни одной значимой битвы – и пусть королева ворчит, сколько вздумается!

Рвали воздух боевые кличи, кривые когти мертвецов встречались с треугольными гербовыми щитами. Конечно, порой кто-то падал, погребенный под волнами ходячих трупов. Но поле боя – не место для жалости! Слезы о героях прольются после.

Позади раздался стон – королевский оруженосец получил копье в спину. Эрдар бросил на него разочарованный взгляд и ринулся к воротам – нельзя терять ни минуты! Солдаты уже тянули огромный таран, заботливо прикрытый от стрел дощатым навесом.

Под стенами кипела настоящая бойня. Сотни умертвий стекались на зов своего господина. Защитить форт! Не дать солдатам проникнуть внутрь!

Неподалеку вспахал землю огненный шар, послышались вопли. Король довольно оскалился – придворные маги не зря ели свой хлеб.

Соединившись с несколькими рыцарями, Эрдар с трудом прорубился к тарану. Сегодня он не собирается отсиживаться в тылу! Не говоря уж о том, насколько королевское присутствие вдохновляет солдат на подвиги. Разве можно пропустить удар, когда Его Величество смотрит?!

- А ну навались! – проорал Эрдар, вскарабкавшись на груду тел. – Давайте, давайте! И-и-и раз!!

Бронзовый наконечник с треском впечатался в кованые ворота. Несколько солдат покатились в грязи – не знающие страха умертвия процарапались под качающимся орудием . Таран просел, оставшиеся воины с трудом удерживали огромное бревно. Еще один предсмертный хрип – и оно бессильно повисает на веревках.

Слева послышались отчаянные вопли. Крупный отряд мертвецов неожиданно ударил с фланга, смяв рыцарское звено. Завязалась жестокая бойня.

- А-а-а, зараза! – зарычал Эрдар, яростно отбиваясь от клыкастых упырей. – Поднимайте! Поднимайте таран! У нас мало времени!

Его голос терялся в хаосе сражения. Второй оруженосец покатился в грязи с распоротым животом. Солдаты с трудом сдерживали натиск, пытаясь удержаться возле ворот. Все новые отряды мертвецов появлялись из леса. Гнилые марионетки хромали к форту, равнодушно пялясь пожелтевшими глазами.

Рыцари лихорадочно рубились в стороне, отражая атаки сразу со всех сторон… и у них не получалось. Вот один рухнул, пропустив удар, второй хрипит с арбалетным болтом в шее, застонал третий, пялясь на кончик копья, торчащий из груди…

Король заскрипел зубами. Скорее поднять таран! Сломать ворота - всего несколько хороших ударов! – ворваться в крепость, закрепиться там!

Атака захлебывалась. Солдаты гибли один за другим, умертвий становилось все больше – затянувшееся сражение позволило им дотащиться из окрестных деревень. В голове промелькнули воспоминания – вечер, тронный зал, черные флажки на карте – дьявол, их же было немного!

А затем Эрдар увидел, как поднимается мертвый оруженосец, не обращая внимание на висящие из раны кишки. Сердце короля рухнуло. Это могло означать только одно…

Валентин Фонсо вернулся в форт Костяной Ноги.

- Ар-р-р-р! Ни шагу назад! – заорал король, снова пытаясь пробиться к тарану. – Ломайте ворота! Ну же! Поднять таран!

И его услышали. Несколько солдат подскочили к бревну, к ним присоединились другие, заскрипели канаты, таран тяжело качнулся – и мощный удар сотряс ворота. Со стен посыпались камни, внутри крепости что-то шумно обвалилось.

Ворваться внутрь, навязать Фонсо бой в коридорах, занять форт как можно скорее! Под стенами рыцарям не сдержать бесконечный поток мертвецов. Павшие лежат в грязи, и некоторые уже встают – но больше не дышат.

Отступать некуда – с тылу тоже поджали мертвецы. Каждый погибший пополняет войско барона, некоторые даже не успевают упасть, зажатые кровожадной массой упырей. Армия в ловушке, занять Костяную – последний шанс!

Таран снова врезался в ворота. Обитое железом дерево глухо хрустнуло.

- Так держать!! – задыхаясь, Эрдар перерубил шею жирному упырю. – Давайте еще! А ну-ка…

Закончить он не успел. Последний оруженосец куда-то подевался, спину больше никто не прикрывал. Тяжелый удар обрушился на голову Его Величества, смяв дорогой шлем. Последним, что увидел Эрдар Второй, было перемазанное кровью лицо солдата.

Быть того не может, он еще пару минут назад помогал защищать таран…

***

Он пришел в себя на холодном каменном полу. Голова раскалывалась, на затылке наливалась свинцом огромная шишка. Эрдар с трудом сел и его тут же вырвало. Король торопливо потянулся поднять забрало… и не обнаружил его на месте. Как и всего остального доспеха. Кто-то бросил Его Величество в одном нательном белье под зеленоватым светом факелов.

Эрдар кое-как сфокусировал взгляд. Просторный зал, мрачные картины в позолоченных рамах, высокое кресло в конце длинного стола и огромный балкон.

Король сжал зубы. В форте Костяной Ноги только один такой балкон. И стоящий на нем силуэт принадлежал, конечно же…

- Фонсо… - Эрдар неуверенно поднялся на ослабевших ногах. – Ах ты урод…

Человек заинтересованно обернулся и шагнул навстречу, оказавшись на свету. Король недоверчиво смерил взглядом темную фигуру – он представлял некроманта иначе.

Барону было от силы тридцать, еще не тронутые сединой волосы обрамляли тонкое лицо аристократа. Облаченный в приталенный сюртук, Фонсо оказался не только гораздо ниже короля, но и вдвое уже в плечах. Он походил скорее на художника или музыканта, чем на могущественного повелителя нежити.

- Добро пожаловать, Ваше Величество! – барон отвесил издевательский поклон. – Рад приветствовать в моей скромной обители! Сожалею, я не подготовил достойного угощения – мои нетопыри в последний момент сумели вытащить вас из…

- Ты сейчас пожалеешь, что не связал мне руки! – глухо зарычал король. Он постепенно приходил в себя и обнаружил, что спрятанное в рукаве лезвие по-прежнему на месте. Прислужники барона не удосужились обыскать пленника.

- А стоило? – беззаботно фыркнул Фонсо. – Тот солдат, кажется, неплохо вас приложил. Но не печальтесь, нет-нет, не вздумайте! Он уже получил по заслугам.

Король шагнул к барону, аккуратно перемещая кинжал в ладонь.

- Не смей глумиться над ним, урод! – рявкнул король, пряча кисть в длинном рукаве. – Ты промыл мозги несчастному, только затем, чтобы теперь сделать это со мной?

Фонсо удивленно приподнял бровь.

- О, что же вы, и в мыслях не было! – он блеснул ослепительной улыбкой. – Я ведь некромант, милорд. А вам на тот свет пока рановато.

- Врешь. – Эрдар осторожно подбирался ближе. – Ты затащил меня сюда, потому что проигрываешь. Мои рыцари осадили форт, тебе не продержаться и недели. Я знаю, что ты хочешь сделать!

Король отчаянно блефовал. Если Фонсо сумел отрезать правый фланг, остатки войска сейчас в безнадёжном котле. Мертвецов оказалось слишком много, план генерала с треском провалился. Взять Костяную Ногу нахрапом не удалось.

- О, поведайте! – барон извлек из кармана сигару и подпалил ее о зеленое пламя факела. – Мне безумно интересно.

- Промоешь мне мозги, как и остальным, - король сверлил Фонсо ненавидящим взглядом, - а потом отправишь во дворец, подстроив «чудесное» спасение. Чтобы я объявил капитуляцию, едва окажусь на троне.

Барон подавился густым дымом и расхохотался.

- Воистину, Ваше Величество известный фантазёр! К сожалению, я управляю лишь мертвыми. Что до вашей армии… изволите посмотреть с балкона?

Фонсо повернулся к окну… только затем, чтобы играючи уйти от просвистевшего в воздухе клинка. Не ожидавший этого король пролетел к балкону, с трудом удержав равновесие. Снова закружилась голова.

- Не слишком-то вежливо. - Поджал губы барон. – Я был уверен, что вам знакомо слово «дипломатия».

- Я сейчас познакомлю тебя со словом «сдохнуть», - бросил Эрдар, вцепившись в тяжелую штору.

Фонсо усмехнулся, пустив в сторону короля жирное кольцо из дыма.

- Милорд, вы говорите с некромантом.

- Который боится выйти на поле боя! – презрительно сплюнул король.

Собравшись с силами, он отпустил штору и бросился… но кинжал снова свистнул в пустоте.

- Вы меня разочаровываете! – Обиженно прозвучало из-за спины. – Не заставляйте меня применять силу, поверьте, я не хотел бы вашей смерти! Если не ошибаюсь, королева ждёт дочку? С моей стороны стало бы верхом неприличия…

Еще один яростный удар – мимо. Споткнувшись, Эрдар потерял равновесие и грохнулся на пол. Кинжал зазвенел на холодном камне, выскользнув из ослабевшей руки. Голова пульсировала болью, в глазах потемнело, а вертлявый барон… кажется, он даже не прибегал к магии.

Король бессильно застонал. Сейчас увернуться от его неуклюжих ударов смог бы даже ребенок.

Проклятый бородач крепко приложил по затылку…

- Только попробуй что-то со мной сделать… - Пытался отдышаться король… - Смотри… Ты должен знать, что это такое…

Эрдар неуклюже закатал рукав. На могучем предплечье белел причудливый символ – летящий орел, зажавший в когтях змею.

Фонсо заинтересованно прищурился.

- Какая неожиданность. – Некромант придвинул стул и уселся, закинув ногу на ногу. – Ваше Величество носит знак Последствия. Змея кусает птицу, но погибает вместе с ней.

- Ты хорошо учился в университете, - Эрдар опустил рукав и с видимым трудом сел, привалившись к стене.

- Какое же Последствие носят короли? – в глазах Фонсо заблестел интерес. – Что произойдет, если Эрдар Второй погибнет?

- Взрыв. – скривился король. – Здесь камня на камне не останется. Если думаешь, что успеешь превратиться в летучую мышь или что-то подобное – и не надейся.

Некромант понимающе покачал головой.

- Знак совсем свежий. Вот почему под стенами так мало волшебников.

- Последствие несет в себе могущество всей нашей гильдии. – Гордо сверкнул глазами Эрдар. – Сегодня сражались только подмастерья.

Фонсо выпустил облако дыма, пепельным нимбом окутавшее окровавленную голову короля.

- Такой мощный символ. И все ради какого-то некроманта? Не верю, что Мальтер Светоносный готов рисковать своим талантом. Если Последствие наступит, он больше никогда не сможет колдовать.

Король бросил взгляд на валяющийся кинжал. Не так уж и далеко…

- Это лишь малая цена за то, чтобы отправить магию разума в прошлое.

Грустная усмешка, облако дыма.

- Вы так ничего и не поняли? Я не владею магией разума. Никогда не владел.

- Ты лживый ублюдок, Фонсо, - сплюнул король, - в твоей армии живые сражаются бок о бок с упырями. Сотни несчастных крестьян, которых ты подчинил и отправил умирать!

- Не спорю, - барон пригладил и без того зализанную челку, - я жестокий тиран, посылающий три четверти вашего населения корчиться на рыцарских клинках. Меня обязательно сожгут на костре… когда-нибудь. Но я не использую магию разума. И перестаньте тянуться к этой железке, иначе я выброшу её в окно!

Эрдар зарычал. Его лихорадочный взгляд метался по залу. Худосочному барону хватит одного удара, найти бы только чем его приложить. Нужно отвлечь Фонсо, дождаться, когда зеленые пятна факелов перестанут плясать перед глазами, и тогда…

Король демонстративно отвернулся от кинжала. Цепляясь за штору, он осторожно поднялся и шагнул к столу. Барон равнодушно проследил, как Эрдар занял один из пустующих стульев.

- Хорошо, что Ваше Величество предпочитает сидеть на мебели, а не бить ей по моей голове, - холодно заметил Фонсо.

- Дипломатия, - передразнил король, - так что насчет крестьян, барон? Только не говори, что ты пообещал им снижение налогов!

Фонсо расплылся в улыбке, поправив угольно-черный бант. Некромант определенно имел слабость к элегантным костюмам. Эрдар невольно подумал, что этот комплект просто обязан дополнять высокий цилиндр - такой же черный, как и все остальное, разумеется.

- И вот мы подходим к тому, почему вы вообще здесь оказались. - Фонсо обвел рукой пустующий зал. – Не лучше ли бросить Эрдара Второго умирать вместе с его меднолобыми болванами?

- Моя армия…

- Ваша армия разбита, а те отряды на севере… Легкая закуска для моих слуг.

- Генерал должен был отвлечь тебя! – вырвалось у короля.

- А вы забавный, - Фонсо снисходительно улыбнулся, вызвав у Его Величества приступ зубной боли, - ваш генерал сейчас отплывает из моего порта с двумя сундуками золота. Вряд ли вы еще увидитесь.

Эрдар пораженно выдохнул и осел на стуле.

- Не может быть…

Барон сочувственно поджал губы.

- Признаюсь, я всерьез не рассчитывал, что старикашка сумеет склонить вас к подобной авантюре… А зря. Снимаю шляпу, генерал у вас не промах. Был.

Король обреченно смотрел в пустоту. Усатый полководец, служивший еще отцу – предатель? Но почему? Как это могло произойти?..

- Все имеет свою цену, и верность тоже. - Усмехнулся Фонсо. – Так что я всю неделю готовился к вашему визиту. Почти, знаете ли, не выходил из форта. Но давайте уже к делу, а то ваших рыцарей перебьют быстрее, чем вы подпишите мирный договор!

Король прислушался. Он постепенно отходил от удара, и наконец различил звуки сражения, бушевавшего далеко внизу. Чьи-то вопли, утробное ворчание нежити, отчаянное ржание лошадей. Вялый хлопок – должно быть, очередной огненный шар.

Ударов тарана не слышно.

Глубокий вдох. Взять себя в руки, не поддаваться панике. Всё еще можно исправить, если удастся покончить с Фонсо…

- Крестьяне. – Напомнил барон. – Шахтеры, солдаты и им подобные. Я вытащил вас оттуда, чтобы рассказать, как я это делаю.

- С чего бы тебе делиться своими секретами? – Эрдар зацепился взглядом за позолоченный клинок, висящий под одной из картин… и торопливо отвел глаза.

- Я, конечно, некромант… палач, убийца, и все такое. – Фонсо прокрутил сигару между пальцами. - Я разбил вашу армию, и могу взять столицу за пару дней – да просто завалю её мертвецами. Вашими же, кстати, солдатами.

- Допустим, - скривился король.

- Но что потом? – грустно усмехнулся барон. – Не пройдет и года, как соседи выставят против меня огромное войско. Никто не захочет терпеть легион упырей под боком. Боюсь, подобные вам не способны оценить эстетику мертвого тела…

- Так всё и будет, - оскалился Эрдар, - можешь не сомневаться.

- Поэтому вы здесь. – Фонсо пристально посмотрел ему в глаза. – Я предлагаю заключить договор. Но сперва, если позволите, немного теоретической некромантии. Иначе вы не согласитесь.

Король презрительно сплюнул.

- Все живое, - барон изобразил на пыльном столе силуэт человека, - обладает душой. Она расположена… да, впрочем, неважно где. По сути своей, душа – это концентрированная энергия, рождающая то, что мы называем жизнью. Поэтому их любят покупать демоны, лоа и… разные другие существа.

Эрдар осторожно кивнул, внимательно прислушиваясь к ощущениям. Затылок все еще саднил, но, если постараться, за один рывок он доберется до меча.

- Один из придворных жрецов в прошлом году продал душу какой-то твари. – Фыркнул король. – За мешок золота и дочку генерала. Мы сожгли его на костре.

- Да, например. – Рассеяно кивнул Фонсо. – Но я не об этом. После смерти душа покидает тело, отправляясь в, эм… рай или ад, чтобы вам было понятнее. Неважно. Но в теле все еще остается часть энергии – жалкие ошметки по сравнению с изначальной, конечно. Некромант управляет этими крохами, чтобы заставить мертвеца двигаться – работать в поле, носить тяжелые грузы или…

- Или убивать живых, - сверкнул глазами король.

- Ага, - барон выпустил дымовое колечко, - да хоть гопак танцевать. Или, вот, кстати, мне очень нравится строить из них пирамиды. Тут все куда сложнее, требуется тонкий расчет, а еще…

- Ближе к делу, барон! – нахмурился Эрдар. Его начинала раздражать болтовня некроманта.

- О, простите! – развязно хохотнул Фонсо. – Мне совсем не с кем тут поговорить, трупы, они, знаете ли… кхм. Так вот, крестьяне. Окончив университет, я заключил договор с одной из ваших провинций. Наместнику хотелось, чтобы бедолаги работали даже после смерти – а я был рад ему помочь. В тот год бушевала чума, мертвецов привозили ко мне еще теплыми.

- Ты врешь, - нахмурился Эрдар, - наши законы позволяют поднимать мертвых только после смерти последнего родственника. За исключением безродных бродяг.

Барон заливисто расхохотался.

- В столице – может быть. – отсмеявшись, ответил Фонсо. – А на окраинах… Видели бы вы глаза детей, когда они подбегали к «ожившему» папочке!

Эрдар едва сдержался, чтобы не броситься за мечом. Еще не время…

- Как-то раз мне по ошибке доставили живого. Ну знаете, чумные, кто там их разберет. Я хотел отказаться, но наместник настаивал – там ведь были и другие тела. Ну что же, кто платит – тот и музыку заказывает. В полной уверенности, что зря трачу свое время, я совершил ритуал… и он сработал. Тот крестьянин поднялся вместе с трупами, подчинялся моим командам и вел себя как самый настоящий упырь! Через пару дней сердце остановилось – болезнь никого не щадила. Но сам факт! Это было совершенно антинаучно!

Увлекшись, Фонсо поднялся со стула и принялся расхаживать по залу, оживленно жестикулируя.

- Тем вечером я перерыл свою библиотеку, но всё было впустую. Душа должна покинуть тело, иначе ничего не получится. Наконец, я решил, что бедолага продал её при жизни – это было хоть какой-то гипотезой. И все же я решился на эксперимент.

Король внимательно слушал, не отрывая взгляд от барона.

- Я попросил наместника предоставить мне несколько умирающих. Обещал отправить их в поле, едва прозвучит последний вздох. Конечно, скупердяй был не против, и дал мне доступ к чумным баракам.

- И ты не дожидался смерти, - догадался Эрдар.

- Конечно! Как только стража скрылась за поворотом, я принялся за ритуал. И он сработал! Крестьяне не имели душ – одни ошметки, как будто все трое скончались неделю назад! Никакого отличия от старых костей, и уж поверьте, специально я никого не убивал. Этот парадокс увлёк меня, и я пошел еще дальше. В скором времени я переключился на здоровые экземпляры. Крестьяне, кузнецы, возничие, кухарки – все они становились моими марионетками. Осечка лишь в одном из десяти случаев! Это было… потрясающе.

Фонсо прошелся под картиной, задумчиво проведя пальцем по пыльному мечу.

- Ты хочешь сказать, что подчиняешь живых тем же заклинанием, что и мертвых? – нахмурился король. – В гильдии тебя на смех поднимут, фантазёр.

- Я сам не верил! – воскликнул барон. – Но вы сражались с этими людьми несколько часов назад! На данный момент моя армия, открою секрет, лишь на треть состоит из мертвецов.

Эрдар поперхнулся. Генерал предоставлял совершенно другие сведения.

- Предположим, что ты не врешь. - Сощурился король. - Ты выяснил, почему так происходит?

- О, я ломал голову несколько месяцев. Потребовалось множество экспериментов – хорошо, что наместник был жадным тупицей. Мертвецы на полях его полностью устраивали, ведь им не требовались еда и сон. В конце концов мне удалось выявить закономерность.

- Ну?

- Крестьяне, рабочие, шахтеры из ближайшего забоя – обрывки душ, как у любого из моих упырей. Чем старше экземпляр – тем больше вероятность. Если бедняга попадал ко мне после тридцати, я смело обещал наместнику новую игрушку. В то же время с детьми заклинание не работало – их души не имели патологий.

- Кто-то наложил проклятие на ту провинцию? – предположил Эрдар.

- Я думал об этом! – Фонсо пригладил растрепавшуюся челку. – Мы выписывали крестьян из столицы, из соседнего королевства – никаких отличий. А потом у наместника заболела жена. Я уже не мог остановиться, нужны были новые подопытные… Ночью я прокрался в его поместье, чтобы совершить ритуал возле её постели – и сел в лужу! Душа старушки была целёхонька, как и положено обычному человеку. Я едва улизнул от стражи, когда она начала вопить!

Король довольно ухмыльнулся.

- Я оказался вне закона. – Фыркнул некромант. – Барон Валентин Фонсо, двести золотых за голову! Жалкие гроши…

- Я бы дал сто пятьдесят, - язвительно бросил Эрдар и поморщился от выпущенной в лицо струи дыма.

- Теперь можно было не ограничиваться крестьянами. Я проводил ритуалы над целыми домами, внимательно изучая, на кого подействует заклинание. Кто из ваших подданных жив по-настоящему, а кто притворяется? Я крался в тенях, я выслеживал их повсюду – мертвецов в человеческом обличии! И представьте, Ваше Величество, со временем я начал их узнавать.

Фонсо расхаживал под картиной, преграждая путь к висящему мечу. Король поднял взгляд на полотно – тревожный пейзаж. Ночное поле, уродливые пугала, ехидная луна с пририсованным оскалом. Что еще могло висеть в прибежище некроманта...

- Десятки, сотни мертвых! – барон драматично вскинул руки. – Или лучше сказать, не-живых? Они бродят по вашим городам, они в каждой деревне, в каждой шахте, даже ваш дворец полон этих людей! Трепещите Ваше Величество, они прямо за вашей спиной!

Эрдар затравленно обернулся, но встретился лишь с очередной мрачной картиной.

- Грязные работяги, солдаты, шахтеры, слуги, попрошайки возле храма и черт знает кто еще! – вдохновленно вещал Фонсо. – Живущие в непрерывном кошмаре из тяжелой работы, воплей помещика и короткого сна! Их гоняет стража, их каждый день избивают гвардейцы, они ничего не видят кроме рабского труда и новых зуботычин.

Король приподнял бровь.

- Я думал, ты некромант, а не политик.

- Так и есть! – Фонсо шагнул на балкон и раскинул руки навстречу вечернему небу. – Их души, Ваше Величество, их души ветшают! Хватает десяти лет, чтобы остались жалкие ошметки – не больше, чем у ходячего трупа! Вы правите тысячами мертвецов, сами того не замечая! Эрдар Второй – величайший из некромантов современности!

Зарычав, король метнулся к портрету, сорвал меч и одним прыжком оказался на балконе. Позолоченные ножны зазвенели на каменном полу.

Развернувшись, барон удивленно уставился на замершее возле лица лезвие.

- Прежде, чем я тебя прикончу, - процедил Эрдар, - скажи, как расколдовать моих подданных.

Фонсо осторожно попробовал отодвинуть кончик меча, но только порезался. На лбу некроманта выступили капельки пота.

- Какая неожиданность… - барон нервно закусил губу. – Давно стоило прибрать эту ржавую кочергу…

- Говори! – рыкнул король, коснувшись лезвием бледной щеки Фонсо.

Вместо ответа некромант медленно поднял левую руку.

- Позвольте кое-что показать вам. – Барон осторожно поглядел на Эрдара. – Это безопасно, слово волшебника!

Король прищурился, но промолчал.

Где-то внизу стихало сражение. Последние рыцари пытались прорубиться сквозь смердящий океан нежити. Фонсо торопливо расстегнул пуговицы и закатал черный рукав. Розовые лучи заката опустились на бледную кожу аристократа.

- Вам должно быть это знакомо, - он медленно улыбнулся.

На худосочном предплечье мерцала свежая татуировка. Орел, зажимающий в когтях змею.

- Последствие… - процедил король. – Что оно делает? Утащишь меня в могилу?

- Это совсем простое заклинание. - Фонсо не отрывал взгляда от Эрдара, - Я убедил одного из пленных магов подарить мне свой талант. Вы не погибнете… во всяком случае сейчас.

- Что. Оно. Делает?! – кончик меча заплясал возле глаза некроманта.

- Это письмо. Оно о том, что я только что вам рассказал. О мертвецах, об ошметках душ, о простых ритуалах и тысячах несчастных, в чьих глазах давно погасла жизнь. Все мои исследования. Как только вы снесете мне голову, письмо будет отправлено.

- Кому?

Фонсо оскалился.

- Сотням некромантов по всему миру. Кто-то сочтет меня шарлатаном, кто-то с презрением отвернется… но некоторые попробуют. И тогда Консилиум уже не сможет ничего остановить. Весь континент заполнят мертвецы, и не будет никакой разницы, бьется у них сердце или нет. Искушение подобной властью… непреодолимо.

Король тяжело дышал, капля пота скатилась по грязной бороде.

- Ты ублюдок, Фонсо. Тебя стоит прикончить.

- Рубите же, - некромант подставил тонкую шею, - одним ударом вы прославите моё имя на тысячелетия.

Далеко внизу последний рыцарь рухнул с проломленной головой. Волны нежити успокаивались, буря стихала, уступая место, какая ирония, мертвому штилю. Над фортом начинали кружиться вороны.

Эрдар медленно опустил клинок.

***

Зашипела и погасла очередная свеча, пустив к закопченному потолку тонкую струйку дыма. Старый король зарылся пальцами в седые волосы. Корона давно скатилась на пол, прозвенев под длинным столом. В былые времена её кинулись бы поднимать расторопные слуги.

В былые времена…

Воспоминания проносились перед глазами цветным калейдоскопом. Долгие годы прошли после разговора в форте Костяной Ноги. Барон до сих пор не лишился головы, каждое утро застегивая на бледной шее золоченые пуговицы сюртука.

Эрдар Второй потерял половину королевства.

Горькая обида стиснула грудь старика. Он никогда не пошел бы на эту жертву – лучше сгинуть в подземельях Костяной. Никогда… если бы не увидел всё своими глазами.

Тяжелые сцены врезались в память короля, словно их вырезали на стенках черепа раскаленной иглой.

Вот он следует за Фонсо в подвалы форта, спускаясь по бесконечной винтовой лестнице. Вот камеры пленных – бедняги стучат по клеткам, тянут костлявые руки к Эрдару. Они узнают его, ведь профиль короля чеканят на монетах. Стены дрожат от стонов о спасении.

Барон произносит заклятие, и оборванцы смолкают. Из груды тел, доставленных с поля боя, поднимается мертвый оруженосец. Он хромает вдоль клеток, грубыми движениями отпирая скрипучие засовы. Пленные выходят и стоят в зеленом свете факелов, не обращая внимания на раны и смердящего упыря. Барон вскидывает руку, и шеренги марионеток опускаются на колени.

Их глаза… какие же пустые у них глаза…

Снова длинный зал с балконом. Солнце давно скрылось за горизонтом, над лесом бледнеет мертвая луна. Зеленые отблески факелов пляшут на мрачных полотнах. Пугала скалятся с картины, барон ухмыляется над гербовым свитком.

Мирный договор.

Фонсо отходит четырнадцать деревень и два больших города в обмен на молчание. Эрдар Второй обязуется оказывать барону политическую поддержку и выступить на его стороне в случае войны. Населенные пункты подлежат передаче вместе со своими обитателями. Фонсо, конечно, гарантирует «обеспечить возобновление человеческих ресурсов». Исследования требуют стабильности популяции…

Проходит неделя. Пыльная аудитория столичной гильдии. Дубовые столы, высокие шкафы с резными корешками. Где-то снаружи стража теснит беснующиеся толпы крестьян. Отчаянные вопли доносятся даже сюда.

Мальтер Светоносный нервно теребит бороду. Необходимо исключить ошибку. Барон мог обладать врожденным талантом, или подвергнуться действию неизвестного мутагена. В таком случае договор можно выбросить в камин – какие вообще могут быть переговоры с мятежным некромантом?..

Молодой подмастерье бормочет заклинание над сидящим крестьянином. Взгляд несчастного стремительно тускнеет. Марионетка поднимается со стула и послушно шагает по комнате. Подмастерье удивленно вскрикивает, во все глаза пялясь на подопытного. Эффект полностью соответствует…

Взмахом клинка Эрдар отрубает молодому волшебнику голову. Кровь заливает пыльные стеллажи, алая лужа стремительно растекается под столом.

Плечи Мальетра обреченно опускаются. Валентин Фонсо вероломный захватчик, маньяк, жалкий отступник для всех чародеев континента – но не в коем случае не лжец.

Проходит несколько лет. Морозное утро на кладбище. Король бросает первую горсть земли в свежую могилу. Мальтера хоронят в гробу из красного дерева – старик не пережил эпидемии. Толпа за оградой, презрительные взгляды подданных. Кто-то шумно сплевывает. Стража лениво теснит горожан гербовыми щитами.

Люди ненавидят Эрдара Второго, сдавшего некроманту половину королевства.

Гроб скрывается под шматками влажной земли. Мрачные могильщики вытирают пот, пар поднимается от их разгоряченных тел. С ветки старой березы срывается черная птица, и, заложив круг над кладбищем, уносится в сторону границы. Король понимает, что это не простая ворона.

Теперь во всем мире только два человека знают секрет барона Фонсо.

- Кажется, ты окончательно спятил от старости. - Голос дочери прорезал воспоминания, как удар топора бисквитное пирожное. – Отец, ты меня вообще слышишь?

Встрепенувшись, старик разлепил глаза. Свечи догорают на стенах, корона печально лежит в пыли. Сквозняк заставляет кутаться в лысеющую мантию.

Эрдар трудом сфокусировался на громком рыжем пятне. Пальцы невольно потянулись к предплечью с погасшим много лет назад символом. Пожилой король давно отказался от Последствия, вернув чародеям их могущество. Никому не нужен взрыв посреди столицы.

- Конечно, солнышко…

Она снова оказалась слишком близко. Злое дыхание прямо над ухом.

- В чем заключается проклятие Фонсо? Как мне его избежать? Существует ли оно, или ты просто проиграл войну? Отвечай!

Пощечина обжигает морщинистое лицо короля.

- Я поклялся, – Старик поднял слезящиеся глаза, пытаясь разглядеть лицо принцессы, - я не должен…

Снова пощечина.

- Твои люди сотнями гибнут на границе!

- Если мы нападем на барона, - Эрдар глухо закашлялся, - погибнут миллионы…

Истеричный хохот принцессы прокатился под сводами дворца.

- Ты даже не знаешь, сколько у нас населения. Миллионы! Когда это было! Отец, благодаря тебе нас осталось меньше ста тысяч!

- Я знаю. - Тихо произнес король. – Мне очень жаль.

- Неужели твоя гордость дороже их жизней?! Ты так и не смог принять поражение, старый идиот!

Девушка шагнула к окну, оказавшись за спинкой трона. Латная перчатка врезалась в остатки витража, ветер ворвался в тронный зал, гася оставшиеся свечи. Тысячи цветных осколков осыпались на ковер, хрустнув под стальным сапогом разозленной принцессы.

- Ничего, я все исправлю. – Процедила девушка. - Скоро мы поднимем знамена над фортом Костяной Ноги. Мы казним барона, мы отстроим города, на наших площадях снова будут греметь парады!

Эрдар обреченно закрыл глаза.

- Отрядом своих прихвостней ты ничего не захватишь. Войска не подчиняются принцессе.

Тучи клубились над горизонтом. Любопытная ворона замерла на парапете, поблескивая черным глазом. Девушка медленно опустила голову, скрывая хищную улыбку под рыжими волосами. В её ладонь бесшумно скользнул тонкий стилет.

- Они подчинятся королеве.

Другие работы:
0
18:11
225
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирина Брестер №2

Достойные внимания