Светлана Ледовская №2

Сокровища баронессы

Сокровища баронессы
Работа №34

— Ну, вот мы и пришли, — оглядев массивные ворота города Дорема, тихо сказал Динмар.

— Прощай, пустынный тракт, да здравствует чистая постель и свежее пиво! — мягко улыбнувшись, проговорил в ответ Вертен. — Как же давно я ждал этого момента!

— Да? А я думал, тебе нравится дорога.

— Дорога мне нравится как символ движения вперёд, однако же, идя по ней, грех не думать о тёплом ночлеге и горячей тарелке жаркого.

— Тогда, наверное, я слишком часто грешу, ибо, если бы не было надобности, я бы и вовсе постарался избегать городов.

— Неужели жизнь бродячего рыцаря так сильно нравится тебе? — В удивлении воззрился на друга оруженосец.

— Это философия моей жизни, — пожав плечами, ответил Динмар, — по-иному я не могу.

— Вот погоди, всё переменится, когда в твоей жизни появится девушка.

— Да кому я нужен, Вертен, у меня ведь нет ни денег, ни достойного имени.

— Поверь мне, кому-нибудь да приглянешься.

Рыцарь не стал спорить, да и даже если бы он хотел это сделать, обстоятельства были против. Обогнав длинную вереницу купцов, компаньоны подошли к воротам вплотную и упёрлись в сторожевой пост. Недремлющая никогда стража Дорема тщательно допросила их о цели визита в город, осмотрела их седельные сумки и пропустила внутрь, взяв стандартную королевскую пошлину за въезд.

— Да, будет очень весело, — распрощавшись со стражниками, угрюмо хмыкнул Вертен, — если мы не сможем найти здесь работу. Тогда эта чёртова пошлина станет нам поперёк горла.

— Найдём, — уверенно ответил рыцарь, — люди нашей профессии везде нужны. Да и к тому же мы ведь можем работать и не по прямому своему назначению.

— О нет, уволь меня, я больше не стану бегать по амбару и ловить крыс, эта работа не по мне.

— Мне тоже она мало нравится, но вспомни, сколько мы за неё получили.

— Так. — Вертен остановил своего коня, развернулся в седле и внимательно посмотрел на Динмара. — Пообещай мне, что не будешь хвататься за первую попавшуюся работу.

— Да, обещаю и говорю тебе: здесь мы найдём стоящее дело.

Динмар говорил так очень нечасто, хоть он и не любил города, рыцарь был достаточно хорошо осведомлён о том, в каких местах его профессия больше всего востребована. На равнинах и в центре страны бродячим рыцарям было ловить нечего, король хорошо контролировал эти земли, на корню искореняя все бандитские группировки. Совсем же иное дело было в горных и прибрежных районах, где власть короля была слабой и где бандитские банды частенько нарушали спокойную и монотонную жизнь местных лордов.

К слову говоря, Дорем стоял на побережье, и преступности в нём было хоть отбавляй.

Дабы не бродить бесцельно по городу, друзья первым делом решили заглянуть в главный рассадник всевозможных слухов. Таверна «Кривой зуб» была именно таким заведением. Передав лошадей парнишке-слуге, друзья, мимолётно бросив взгляды на выцветшую вывеску, изображающую плохо нарисованный человеческий зуб, плавающий в кружке пива, вошли внутрь.

Интерьер заведения полностью соответствовал выцветшей вывеске: облезшие стены, сколотые по краям столы и наспех сколоченные стулья ни у кого не могли вызвать доверия, не вызывали его и семеро пьянчуг, горланивших на всю таверну очень непристойную песню.

Приветливо кивнув безразличному тавернщику, друзья заняли места возле барной стойки и попросили хозяина плеснуть им в кружки холодного пенного. Когда их желание было удовлетворено и в руках его оказалось несколько звонких монет, безразличие сменилось интересом. После нескольких пустых фраз, зачавших разговор, Динмар решил поинтересоваться у хозяина «Кривого зуба» напрямую, нет ли сейчас в городе работы для бродячего рыцаря.

— Должна быть, — через несколько минут размышлений ответил тавернщик. — Городок у нас неспокойный: то у купца мясо свистнут, то налетят на портовый склад. В общем, должна быть вам работа здесь, сэр, я в этом уверен.

Хозяин хотел было сказать что-то ещё, но его грубо прервали. Услышав о том, что в их город пожаловал бродячий рыцарь, семеро пьяных бездельников решили попытать удачу, устроив крепкий мордобой. Возможно, конечно, что они надеялись, на словах запугав Динмара, забрать у него деньги без кровопролития, но бродячий рыцарь был не из тех, кто боится численно превосходящего врага. Не дав пьяницам до конца выразить своё негодование по поводу его появления в городе, Динмар резко развернулся, вскочил со стула и в полёте расквасил ближайшему бездельнику нос. От такого быстрого выпада остальные ротозеи немного опешили, но вскоре недоумение их сменилось гневом, и все вместе (попутно мешая друг другу) они ринулись на рыцаря. Отбросив меч в сторону, дабы никого не убить, Динмар пустил в ход кулаки. Вертен тоже недолго оставался в стороне, оруженосец, хоть и был внешне спокойным человеком, очень любил подраться. Закипела крепкая схватка. Впрочем, победителей её предсказать было несложно, пьяницы дрались очень неуклюже, их слепая ярость не могла компенсировать огромные проблемы в координации. Динмар же и Вертен, наоборот, точно наносили свои удары и успешно уклонялись от выпадов противников. В конце концов, лишившись доброй половины своих зубов, ротозеи прекратили сражение и с позором ретировались вон из заведения.

Как только друзья подобрали свои мечи и под аплодисменты тавернщика вернулись за стойку, из тёмного, скрытого от посторонних глаз угла к ним выдвинулась фигура в чёрном плаще. Подошедший человек, бросив хозяину золотую монету, попросил его оставить их наедине. Когда тавернщик, пробуя монету на зуб, скрылся в недрах кухни, подошедший обратился к друзьям со следующей речью:

— Многоуважаемые господа, краем уха я слышал, что вы ищете работу. Если вас заинтересует, я могу предложить вам весьма прибыльное, хоть и опасное, дело.

— Ну что ж, — внимательно оглядев незнакомца с ног до головы, проговорил Динмар, — коли на то пошло, опасность — наше второе имя. В чём заключается ваше предложение?

— Видите ли, — издалека начал незнакомец, — я потомок древнего дворянского рода. Увы, сейчас мой род пришёл в упадок, но когда-то мы были очень богатыми людьми. У нас были свои замки и огромные сундуки, доверху набитые золотом. Богатство наше росло и ширилось до тех пор, покуда во владение им не вступила моя дальняя родственница баронесса Донелла. Женщина она была, мягко говоря, странная, большую часть семейной казны она растратила на свои вольности и прихоти, а когда настал час её смерти, она приказала все оставшиеся сокровища похоронить вместе с ней в гробнице, а замки отдать короне. В итоге наш род лишился разом практически всего, лишь доброе имя осталось с нами.

— Так, — размеренно проговорил рыцарь, когда его оппонент остановил свою речь, дабы смочить пересохшее горло глотком пенного, — и что вы хотите от нас?

— Долгие годы мои предки пытались достать сокровища из гробницы, но, увы, сделать этого им не удалось. Причин было несколько: во-первых, сама гробница находится в глубоких катакомбах, и добраться до неё, не заблудившись в сонме бесконечных переходов, очень сложно. Во-вторых, по катакомбам бродят мертвецы — неупокоенные души, настроенные весьма агрессивно, и, в-третьих, даже добравшись до гробницы, попасть в неё очень сложно по причине того, что двери запечатаны и открыть их сможет лишь тот, кто разгадает загадку шифра. Я слышал, сэр рыцарь, вы мастак по части разгадывания загадок.

— Ну, — задумчиво почесав затылок, сказал Динмар, — я не профессионал в этом деле, однако разгадывать шифры люблю. Не так давно мы с Вертеном смогли разгадать загадку пиратов и нашли их клад.

— Ну, так это же отлично! — усмехнувшись, проговорил незнакомец. — В таком случае, поскольку я вижу, что мы с вами договоримся, я могу представиться. Извините, что не сделал этого сразу, я стараюсь не светить своё имя… по разным причинам. Зовут меня Льялл.

— Очень приятно. — Кивнул в ответ рыцарь. — Наши имена, как я понял, вы уже знаете. В таком случае я предлагаю обговорить нашу долю с этого дела и, не тратя времени, немедля заняться подготовкой к предстоящему походу.

— Вот это я понимаю! Вот это по-нашему! Я вас уверяю, что если наше предприятие достигнет успеха, ваша доля составит десять процентов. — Увидев, как два его оппонента нахмурились, Льялл поспешил добавить: — Но, прошу вас, не забывайте, что в той гробнице лежит очень много золота, и десять процентов составят очень большую сумму.

Немного подумав, тщательно взвесив все риски, Вертен и Динмар, переглянувшись, кивнули друг другу и дали Льяллу своё согласие.

После этого, быстро опорожнив кружки и оставив на стойке несколько монет, троица спешно покинула таверну и отправилась в город на поиски требующихся для похода снаряжения и провианта.

***

Как только двери таверны остались позади, компаньоны разделились, Льялл под предлогом того, что для предстоящего предприятия им будут нужны ещё люди, покинул Динмара и Вертена, возложив на них закупку всего необходимого. Встреча была назначена вечером возле городских ворот.

К слову говоря, к желанию Льялла привлечь к делу ещё людей друзья отнеслись очень скептически.

— Мне кажется, мой друг, — расплачиваясь в лавке торговца овощами, невзначай проговорил Вертен, — что наш наниматель совершенно не бережёт свои деньги. Вот сколько он предложит другим компаньонам? Также по десять процентов?

— Не думаю, — складывая в сумку овощи, отвечал Динмар. — Мне кажется, он не даст больше процента на человека.

— Да, зачем нам вообще нужен кто-то ещё, разве мы сами не могучая сила?

— Могучая, но против мертвецов наших сил может быть недостаточно.

— И вообще, откуда там мертвецы?

Вопрос оруженосца повис в воздухе, Динмар не знал на него ответа и сам бы был не прочь прояснить для себя этот момент. Восставшие мертвецы в королевстве не были чем-то из ряда вон выходящим. Нет, то и дело мальчишки-глашатаи приносили слухи о том, что в склепе пробудился мертвец или что в древнем захоронении служитель нашёл десяток пустых могил. Нежить пробуждалась часто, и король был вынужден даже посылать супротив неё вооружённые отряды. Отчего же мёртвые вставали из могил, толком никто не знал, учёные королевства делали различные предположения, но так и не могли прийти к общему решению. Кто-то из них считал, что виной всему человеческая душа, не желающая после смерти покинуть бренное тело. Кто-то говорил, что мёртвые встают из могил, дабы уничтожить человечество. Кто-то и вовсе твердил о том, что виной всему заговор в правящих кругах и мёртвые — просто загримированные люди, цель которых — запугать простой народ, чтобы он не думал о бунтах. Самым главным, впрочем, было то, что мёртвые не покидали мест своего захоронения, и это было просто замечательно.

В размышлениях о предстоящем деле Динмар и Вертен провели весь день. К вечеру, закупив всё нужное для похода, они, как и было оговорено, прибыли к городским воротам. Льялл их уже ожидал. С собой обедневший потомок дворянского рода привёл троих.

— Вот, друзья, — поспешил представить Льялл прибывшим новых членов похода, — это Мибор, Дупал и Егорд, они отправятся вместе с нами.

Из дальнейшего рассказа стало ясно, что Мибор — двухметровый верзила с крепкими руками — был кулачным бойцом, Дупал — немолодой мужчина с седыми волосами — был городским стражником, недавно вышедшим на пенсию, а Егорд — щуплый невысокий парень с хитрыми глазами — был…

— Карманник?! — в негодовании отведя Льялла в сторону, прошипел Динмар. — На кой чёрт нам карманник? Ты посмотри на него, едва увидев мертвеца, он даст такого дёру, что потом и на противоположной границе мы не сможем его отыскать!

— Не горячись Динмар, — спокойно ответил наниматель. — Все они по-своему хороши. Мибор — великолепный боец, Дупал — человек, привыкший испытывать постоянный стресс, да и вдобавок ко всему он очень дисциплинирован, ну а Егорд… Карманники обычно очень хитрые, я подумал, что если вдруг тебе не удастся разгадать загадку, это мог бы сделать он…

— Ах вот оно, значит, как!

— Ну, не горячись, мой друг, обещаю, если он что-нибудь у тебя стянет, можешь его обезглавить, я не буду против.

На этом разговор был закончен. Скрипя зубами, рыцарь принял своих новых компаньонов, и отряд из шести человек, спешно покинув город, вышел на тракт, ведущий к гробнице.

***

Захоронения в катакомбах, по словам Льялла, появились очень давно. По его словам, первые могилы были там ещё до того, как эта земля стала называться королевством. С тех пор там хоронили умерших в боях воинов. Мертвецы, впрочем, вели себя спокойно, продолжалось это до тех пор, покуда Донелла не начала в катакомбах строить свою гробницу. Именно она пробудила мёртвых. Они ее, однако, не испугали, даже наоборот, баронесса решила, что с такой охраной никто не осмелится забрать её золото. Несмотря на всё это, осмелились на это многие, правда, удача не улыбнулась никому и подавляющее большинство искателей приключений присоединилось к нежити.

Бравый же отряд Льялла был уверен, что участь многих их не постигнет. Спустя два дня с хорошим настроением, поминутно отпуская шутки и травя байки, компаньоны наконец достигли входа в катакомбы. Одного взгляда, брошенного на мрачный провал, прикрытый прогнившей деревянной дверкой, было достаточно, чтобы все вмиг посерьёзнели.

В своей богатой на приключения жизни Динмар уже сталкивался с мертвецами и поэтому знал, что, хоть и не очень умные, они весьма сильны.

— Не стоит думать, — внимательно осматривая вход в катакомбы, говорил рыцарь, — что нежить — это лишь бесформенная груда костей, с трудом переваливающаяся с места на место. Нет, мертвецы, очень сильны, зажав вас в захват, они легко могут проломить вашу грудную клетку. В бою с ними важно держать их на расстоянии и ни в коем случае не подпускать близко к себе. Если вы будете руководствоваться этим простым правилом, то, я думаю, ничего плохого не случится.

Внимательно выслушав слова рыцаря и скрепя сердце, компаньоны отодвинули дверку и, осторожно ступая по старым каменным ступеням, спустились в катакомбы.

Поначалу продвигаться вперёд было очень трудно. Тоннель здесь был очень узок, а затхлый и спёртый воздух не позволял дышать полной грудью, отчего у Егорда и Льялла вскоре закружилась голова. К счастью, вскоре мучения эти были закончены, тоннель резко раздался вширь, и искатели сокровищ наконец смогли свободно наполнить лёгкие свежим воздухом, поступавшим в тоннель через специальные вентиляционные люки, установленные под сводами катакомб.

— Ну что ж, — оглядевшись, тихо проговорил Динмар, — теперь самое главное нам здесь не заблудиться. Льялл, ты же хорошо знаешь туннели катакомб?

— Насколько это позволяют старинные карты — да, однако нам всё равно нужно действовать очень внимательно.

Проверив факел и аккуратно поправив на спине двуручный меч, рыцарь уверенно двинулся вперёд, недолго думая, за ним последовали все остальные.

Несмотря на то что формально управлял экспедицией Льялл, фактически возглавляли её Динмар и Вертен. Побывавшие во многих передрягах, эти двое были самыми опытными искателями приключений из всех входящих в отряд людей, и поэтому все доверяли им безоговорочно.

Первые два часа отряд передвигался в полной тишине. Со временем глаза привыкли к темноте, и многое из того, что в первые часы пути было закрыто от глаз, теперь стало доступно зрению путников. Хотя они были бы рады всего этого не видеть.

— Куда ни кинь взгляд, — шёпотом проговорил Мибор, — везде кости и остатки человеческой плоти, причём мне кажется, что эту плоть словно кто-то рвал…

— И, быть может, даже ел, — также шёпотом предположил Дупал. — Кто знает, чем питаются эти мертвецы.

— Вообще им питаться необязательно, — вмешался в разговор Вертен. — Они же мёртвые, на кой им чёрт забивать чем-то свои прогнившие желудки?

— Да тихо вы! — резко цыкнул на компаньонов рыцарь. — Мне кажется, я слышал впереди шум.

Все вмиг замолчали и насторожились. Слышать шум в катакомбах, полных мертвецов, было очень плохим знаком. Осторожно ступая меж обломков костей, компаньоны подошли к первой развилке. Туннель здесь делился на две ветви и уходил в разные стороны. В обоих ветвлениях стоял громкий перестук и скрежет такой, будто что-то тащили по земле. Причём это что-то тащили явно туда, где стояли искатели сокровищ.

Динмар понял всё молниеносно. Скрежетнув по ножнам, двуручный меч взмыл вверх и приготовился к бою. Не прошло и секунды, как из обоих тоннелей на друзей накинулись мертвецы. Если бы не рыцарь, который одним лишь ударом смог уложить пятерых, скорее всего, половина отряда была бы растерзана на части, так и не успев толком осознать, что произошло. Мертвецы были очень быстры.

В минуту опасности храбрецы, как правило, стараются сплотиться и держаться вместе, трусы же ищут спасение в бегстве. Динмар с самого начала не питал иллюзий насчёт Егорда. Едва завидев мертвецов, карманник бросил свой клинок и ринулся по туннелю назад. Но убежать ему далеко не дали — в образовавшуюся в строю дыру ворвались два мертвеца. Мигом они подбежали к Егорду, набросились на него и разорвали на части.

Гибель компаньона заставила отряд поплотнее прижаться к стене и сомкнуть строй. Это принесло свои плоды — яростный натиск нежити разбился о крепкую сталь, и мертвецы бросились врассыпную.

Несколько минут искатели сокровищ провели в ожидании второй атаки, однако когда скрежет в туннелях затих, они наконец перевели дух. Мертвецы отступили, по крайней мере, пока что.

Убедившись, что Егорду уже не помочь, компаньоны достали старую карту и, выбрав правильный, по их мнению, туннель, продолжили путь к заветной цели.

— А я говорил, — устраиваясь через пять часов безостановочного пути на привал, проговорил Динмар, — говорил, что карманник, завидев опасность, сразу же попытается сбежать! Они же все трусы и если не могут как-нибудь извернуться, то сразу дают дёру.

Место для привала было выбрано очень внимательно. Им стала небольшая пещера с одним-единственным узким выходом обратно в тоннель. В таком месте можно было не опасаться мертвецов, даже в случае их нападения один часовой мог легко отбить атаку или по крайней мере сдержать нежить до того, как все проснутся.

— Но тем не менее, — ответил рыцарю Льялл, — он был нашим компаньоном. Очень жаль, что пришлось бросить его тело там.

— Когда будем идти обратно, — почесав затылок, предложил Вертен, — можем забрать его, если, конечно, мертвецы не управятся с ним раньше.

— Бр-р. — Поморщился Дупал. — На ночь лучше об этом не говорить, иначе того и гляди кошмар привидится.

— Да, — согласился с бывшим стражником рыцарь, — Дупал прав, хватит на сегодня разговоров. Мибор, ты на страже, как почувствуешь, что начинаешь засыпать, сразу же разбуди меня.

— Понял, сэр рыцарь. Спите и ни о чём не беспокойтесь, я охраню ваш сон.

Через четыре часа Динмар сменил Мибора, а ещё через два часа окрепшие и набравшиеся новых сил искатели сокровищ покинули своё убежище и двинулись по туннелю дальше. Через пятнадцать минут они вышли к очередной развилке. Льялл, обычно быстро определявший по старой карте нужное направление, на этот раз минут двадцать не мог решить, куда им идти. Проблема была в том, что в месте разветвления карта была стёрта, и поэтому определить точно, куда нужно идти, было очень сложно. Лишь только после коллективного просмотра карты было решено двигать в правый проём. Туннель здесь был немного шире, да и воздух казался свежее.

Первое время компаньоны шли очень быстро, дабы в случае чего, если впереди окажется тупик, немедленно развернуться и, не теряя драгоценного времени, ибо провизии у них было лишь на чётко отмеренный срок, вернуться назад к развилке. Однако потом они сбавили скорость, наличие свежего воздуха в туннеле и всё более расширяющийся проход не оставляли сомнений — искатели сокровищ подходили к большой пещере, за которой, по расчётам Льялла, должна была находиться гробница. На первых порах мысли компаньонов подтверждались, они действительно вышли в огромную пещеру, однако гробницы здесь не было, а вот количество скелетов и костей заметно увеличилось. Первого догадка посетила Динмара, а затем уже, когда на путников со всех сторон набросились мертвецы, всё поняли и остальные.

— Мы ошиблись туннелем! — вынимая из-за спины меч, гневно прокричал рыцарь. — И судя по всему, попали в самый центр некрополя! К оружию, сомкнуть строй! Попытаемся отойти назад.

И хоть небольшой отряд и выполнил приказ рыцаря молниеносно, все пути к отступлению уже были отрезаны. Искателям сокровищ пришлось пробиваться назад в туннель силой.

— Послушай, Динмар, — в пылу битвы выкрикнул Дупал, — тоннель здесь стоит на балках, если их обрушить, можно будет завалить проход. По-иному же мертвецы последуют за нами к развилке.

— Идея хорошая, — разрубая очередного мертвеца, ответил рыцарь, — однако, чтобы это сделать, нужно чтобы кто-нибудь задержал мертвецов, а это практически верная смерть.

Не успел рыцарь договорить, как Дупал вырвался из строя и устремился в самую гущу мертвецов.

— Рушьте балки, — донёсся перекрываемый рёвом мёртвых его зычный голос, — и уходите отсюда! Найдите сокровища и проживите достойную жизнь!

Всё, что происходило потом, было словно окутано туманом. Ни о чём не думая, в полной отрешённости воины бросились к балкам и несколькими ударами снесли их. Свод туннеля натужно загудел и обвалился, погребя под собой мертвецов и навеки запечатав Дупала в тёмной пещере «живого» некрополя.

Оставшиеся в живых искатели сокровищ, закрывая лица руками и сильно кашляя от поднявшейся вверх пыли, бросились назад к развилке. Достигнув её, они обессиленные повалились на землю, и сознание, державшееся на тонких гранях бытия, наконец покинуло их…

***

Прошло не меньше часа, прежде чем искатели сокровищ наконец очнулись и пришли в себя. Все они были подавлены и сломлены. Ошибка, неверное толкование старой карты — и вот с ними уже нет Дупала. Бывшего городского стражника, погибшего героем.

— Стоит ли это сокровище всех этих жертв? — после нескольких часов ходьбы по другому туннелю тихо проговорил Вертен.

Его компаньоны молчали, они и сами мысленно задавали себе этот вопрос, но ответ на него найти не могли. Несомненно, деньги всегда стоили риска, но риск риску рознь. Дупал как никто другой заслуживал получить свою долю сокровищ и провести спокойную старость в полном достатке. Однако же он присоединился к мертвецам и вечно теперь будет грызть камень замурованной пещеры, пытаясь выбраться наружу.

— Он погиб за нас, — наконец ответил оруженосцу рыцарь, — и хотим мы этого или нет, мы должны идти дальше, и, несмотря ни на что, мы просто обязаны сделать так, чтобы его жертва не стала напрасной. Иначе грош нам цена.

Взбодрённые речью Динмара, путники скрепили свои сердца, посильнее сжали кулаки и молча, разрезая вековечную тьму светом факелов, продолжили бить своими истёртыми сапогами чёрную землю. Одни в полной мгле, они могли надеяться только на самих себя, здесь не было ни законов, за спинами которых можно было укрыться, ни правосудия, воздающего каждому по его делам, ни стражников, готовых прийти на помощь по одному лишь зову. Меч и крепкая рука — вот что отделяло искателей сокровищ от неминуемой смерти.

К вечеру туннель раздался вширь, и компаньоны вышли в большую пещеру. На этот раз они действовали очень осторожно и, перед тем как двинуться дальше, внимательно осмотрели все тёмные углы и впадины. Осторожность, впрочем, была напрасной, скелетов и костей в пещере практически не было, а те, что были, истлели настолько сильно, что, казалось, даже сам Армагеддон поднять их был не способен.

Убедившись, что опасности нет, искатели сокровищ быстро пересекли пещеру и вошли в небольшой коридор, заканчивающийся на другой стороне массивной двустворчатой дверью.

— Это она, это гробница? — в удивлении спросил Динмар.

— Думаю, да, — улыбнувшись, ответил Льялл. — Наконец мы пришли.

Однако не всё было так просто, желающий первым достичь двери Мибор ускорил шаг и неосторожно наступил на камень-кнопку. Остальные не успели даже крикнуть, как из-под земли появились острые шипы, вмиг пронзившие насквозь его тело. Так же быстро, как появились, они исчезли, оставив на полу мёртвое бездыханное тело кулачного бойца.

— Вот же чёрт! — в сердцах прокричал Вертен. — Да когда же всё это кончится?! Льялл, ты знал, что здесь есть ловушки?!

— Не неси чушь, — так же гневно ответил Льялл. — Если бы я знал, то непременно сказал бы вам, или ты думаешь, что я хочу всех нас здесь угробить?!

Ситуация накалялась, и, дабы избежать драки, рыцарь встал между компаньонами и спокойно произнёс:

— Тихо, друзья, сейчас нам ссориться ни к чему. Мы на самом пороге гробницы, и теперь мы знаем, что здесь есть ловушки. Дабы избежать их, мы должны действовать слаженно, как один механизм, иначе отправимся вслед за Мибором.

Угрюмо переглянувшись, Вертен и Льялл кивнули, конфликт был исчерпан.

Следующие двадцать минут искатели сокровищ осторожно, тщательно вымеряя каждый свой шаг, двигались в сторону двери. Поскольку камни здесь лежали довольно плотно, обойти их было непростой задачей. Несколько раз путники были буквально на волосок от гибели, но всё же успевали в самый последний момент избежать встречи с предательским камнем и поставить ногу на землю.

Наконец мучения были закончены, камни-ловушки остались позади, и трое обливающихся потом искателей сокровищ подошли к двери. В самом центре её на широкой железной полосе, связывающей две створки, были сделаны одиннадцать выемок, в каждой из которых стоял механизм со всеми буквами алфавита. Сама же загадка была выбита в камне над дверью и гласила следующее:

Е рип флог л фогдсфхя

Е езнгш кгусйжголфя,

Усйжголфя л ёлдол кгнсрю зёс.

Е рип обжл нгн тзынл

Кг фесдсжц фугйголфя,

Рс хгн л сфхголфя жгознл сх рзи.

— Чертовщина какая-то, — в недоумении почесал затылок Вертен. — Да кто вообще может эту ересь разгадать? Усйжголфя — это ж надо такое придумать!

— Спокойно, Вертен, — засучивая рукава своей рубахи, проговорил Динмар. — Это шифр, да, сложный, но его придумал человек, а значит, другой человек вполне способен его разгадать, нужно просто понять принцип шифровки.

Динмар с самого детства очень любил разнообразные загадки. Они нравились ему своей трудностью и непредсказуемостью. Будущий рыцарь мог провести весь день над шифром, придумывая массу вариантов и версий его трактовки. Он проводил анализ числами, делал расчёты, строил таблицы и почти всегда находил ответ. Отгадка обычно сопровождалась приступами бурного веселья, от которого на ушах стоял весь дом. С тех пор прошло много лет, однако любовь к загадкам у рыцаря не прошла и даже, наоборот, укрепилась ещё сильнее.

Покуда Динмар, достав из кармана свой блокнот, пытался отгадать шифр, Льялл и Вертен продолжали в недоумении смотреть на бессмысленные фразы загадки. Им обоим казалось, что отгадать это невозможно в принципе, ну или что на отгадку придётся потратить добрых несколько дней, которых у искателей сокровищ не было, ибо их запасы продовольствия подходили к концу. Но рыцарь их удивил, разгадав шифр всего-то за полчаса.

— Итак, смотрите, — довольный собой, проговорил он, — здесь всё очень просто. Это вид шифра подстановки, в котором каждый символ в открытом тексте заменяется символом, находящимся на некотором постоянном числе позиций левее или правее него в алфавите. В нашем случае это шифр со сдвигом вправо на 3, где буква А заменяется на Г, Б меняется на Д и так далее. В общем, получается следующее:

В нём сила и слабость

В веках зарождались,

Рождались и гибли законы его.

В нём люди как пешки

За свободу сражались,

Но так и остались далеки от неё.

— Блестяще! — радостно пожав руку рыцарю, проговорил Льялл. — Но что это может быть?

— Государство?! — в недоумении, как будто сам удивляясь своей сообразительности, предположил Вертен. — В нём как раз одиннадцать букв, да и по смыслу подходит.

Переглянувшись, Динмар и Льялл молча пожали плечами. Ещё раз всё взвесив, рыцарь подошёл к двери и аккуратно, дабы не ошибиться, расставил в механизмах нужные буквы. Первые несколько секунд дверь находилась в полном покое, однако потом железная полоса выдвинулась вперёд и резко отскочила вправо. Дверь натужно загудела и со скрипом раскрылась внутрь.

Гробница была маленькой, и всё её убранство состояло из небольшого саркофага, стоявшего на пьедестале, и массивного железного сундука, до краёв наполненного золотыми монетами и драгоценными камнями.

***

Путь обратно был долог, но приятен. Сундук был настолько тяжел, что Динмар, Вертен и Льялл несли его втроём. Мертвецы благо больше путников не тревожили, и поэтому они смогли спокойно дойти до выхода из катакомб. С большим трудом подняв сундук по каменным ступеням, компаньоны наконец после стольких дней блуждания во тьме смогли узреть небо.

Однако долго наслаждаться им, путникам, не дали. Едва искатели сокровищ показались на поверхности, их окружил крупный отряд вооружённых людей. Возглавлял его, как быстро смекнул Динмар, лорд Грейм — правитель Дорема. Выехав на своей лошади вперёд, он мягко улыбнулся и проговорил:

— Молодец, Льялл, ты справился со своей задачей и получишь свободу и вознаграждение. Можешь присоединиться к моей свите.

Под недоумённые взгляды Вертена и Динмара Льялл не спеша перешёл к отряду всадников и скрылся за крупами лошадей. Проводив его взглядом, Грейм обратился к ничего не понимающему рыцарю.

— Увы, мой дорогой Динмар, Льялл никакой не обедневший дворянин, а обыкновенный проходимец, фальшивомонетчик, которого должны были казнить незадолго до вашего приезда. Однако, прознав о том, что вы приезжаете в город, я пообещал, что помилую его, если он найдёт способ нанять вас и под любым предлогом сможет завлечь вас на поиск гробницы. Видите ли, как… Баронесса Донелла действительно жила на этом свете, а вот потомков у неё больше не осталось, так сложилось, что я их убил. — Сказав это, Грейм коварно ухмыльнулся. — Баронесса всю свою жизнь была женщиной очень сострадательной, и поэтому большую часть своих доходов она отдавала простым людям. Но поскольку она была очень богата, когда смерть уже подкрадывалась к её изголовью, в её замок набежали со всех сторон дальние родственники. По большей части люди состоятельные, они не преминули воспользоваться случаем и увеличить своё состояние. Однако баронесса назло им забрала всё золото с собой в могилу и сказала, что забрать его сможет лишь человек с чистой душой и светлыми помыслами. Который потом вернёт его народу. Поскольку, сэр рыцарь, слухи о вашем благородстве уже давно гуляют по всему королевству, я и придумал весь этот план. Видите ли, если бы я сделал всё это открыто и сам позвал вас, то распространившиеся в городе слухи не дали бы мне воспользоваться этим золотом. Народ стал бы поднимать бунты и требовать, чтобы я вернул ему это золото. Но я не собираюсь этого делать. Вы же, благородный рыцарь, тем не менее заслужили свою долю. Она, конечно, будет меньше той, которую обещал вам Льялл, но всё же…

— С вашего позволения, — кипя от злости и бросая на лорда уничижительные взгляды, проговорил Динмар, — я откажусь от своей доли.

— Вот как, — удивлённо усмехнулся Грейм. — Ну что ж, это ваше право, сэр рыцарь. В таком случае я спешу откланяться, дела ждут. — Лорд уже было развернул своего коня, но вновь повернулся к рыцарю и добавил: — Я настоятельно рекомендую не рассказывать о случившемся здесь никому, ибо тогда я буду вынужден убить вас, а мне бы очень не хотелось этого делать.

Ещё раз улыбнувшись, лорд отдал приказ, и всадники, погрузив сундук на телегу, повернули своих коней и, вонзив им в бока острые шпоры, помчались в сторону Дорема.

Динмар же и Вертен так и остались стоять возле входа в гробницу, обманутые и совершенно разбитые такой наглой несправедливостью.

***

Однако в конечном итоге правда всё равно восторжествовала. Получив свою долю, Льялл покинул Дорем и вскоре был убит и ограблен разбойниками на тракте. Эти же разбойники потом напали на село с целью наживы, однако селяне не только не испугались их, но даже дали им отпор, по итогам которого все бандиты были подняты на вилы, а их золото, в том числе и монеты баронессы, перешло во владение простых крестьян.

Лорд Грейм вскоре после получения сокровищ крупно поссорился со своим соседом, лордом Парлэном. Ссора их зашла так далеко, что лорд Парлэн подослал к Грейму убийцу. Последний великолепно справился с поставленной задачей. Новый же лорд Дорема, дабы заслужить в самом начале своего правления одобрение народа, отдал все богатства своего предшественника простым людям.

В итоге наказ баронессы был выполнен и справедливость восторжествовала.

Динмар же и Вертен вскоре получили такое богатство, о котором даже и мечтать не могли, но это уже совсем другая история…

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
22:04
215
23:48
+1
Я пошла на четвёртый заход неоткомментированных рассказов и в этот раз заставила себя прочесть разговор полностью. Не то чтобы я хочу сказать, что рассказ прямо-таки ужасный, ужасные диалоги.
Да, я прекрасно понимаю, что первый диалог тут нужен, чтобы в ненавязчивой форме представить нам героев. Но я человек простой: мне весело – я читаю, мне скучно – я читать больше не хочу. Диалог скучный. Я дооолго кружила и всё думала, что не так. Мои варианты такие:
— Герои говорят одинаково. Убрать «сказал N» — и никакую из фраз невозможно приписать определённо к одному из них. Это нормально для людей из одного круга, супругов в жизни, но в литературе было бы классно вообще различать по словам персонажей. Редко встречается, конечно (я лично не справляюсь), но если уж представлять диалогом героев, то давайте представлять. Дайте им разные голоса. «ах не соблаговолит ли уважаемый рыцарь… — да иди в *** со своими… уважениями… у меня уже жопа отваливается». Утрированно, но тут бы мы точно не перепутали.
— Герои говорят по-книжному. Два задолбанных человека могли бы сделать привал, тупя в одну точку, либо БЫСТРО искать жилье, раз уж они так утомлены, но болтать сложносочинёнными предложениями с кучей отступлений… еще вопрос сразу же – они скок были в пути? По дороге не натрынделись? Про любовь к дорогам и постелям особенно.
— Герои говорят совершенно банальные и, главное, базовые вещи, как будто они на спиддейтинге и им нужно быстро рассказать о себе.
— Герои льют воду, которая не даёт ничего сюжету или их образам.
— Герои вроде бы должны вызывать эмпатию, типа… все же испытывали чувство усталости после долго дороги, но они это так абстрактно описывают, что не за что зацепиться.

Словом, видите, как меня впечатлил диалог? Впрочем, все остальные диалоги такие же. Кроме тех, где квест дают. Причем неважно сколько в диалоге персонажей или в какой они ситуации, это 2-3-4 абсолютно одинаковых человека, ведущих неторопливую беседу на светском рауте. Причем в основном читая с бумажки заготовленные фразы.

Язык не то чтобы плохой, но такой округло-неловкий, обороты цепляются один за другим, слова-связки выступают будто сломанные мачты над кладбищем кораблей… ещё в тексте вводных слов больше, чем у меня в комментариях, а я-то, кстати, большая их любительница. Не могу, однако, перестать. Предложения часто слишком длинные.

Интерьер заведения полностью соответствовал выцветшей вывеске: облезшие стены, сколотые по краям столы и наспех сколоченные стулья ни у кого не могли вызвать доверия, не вызывали его и семеро пьянчуг, горланивших на всю таверну очень непристойную песню.


Тут прям точка нужна посередине. Прям просится.
Стилизация, кстати, не бесячая. Это плюс.

Сюжет… ну рассказ бы очень выиграл, если бы он начался у катакомб, а то герои вынуждены половину рассказа идти к квесту через долгую затейливую экспозицию, ненужные детали города, рассказы о трудном детстве баронессы и всякое такое. Да и то, в катакомбах плюс-минус тоже научный трактат о повадках и происхождении мертвецов. Где экшооон, где саспенс, где хоррор, где рубиловооо? Ну хоть что-нибудь. Немного рубилова, ради справедливости есть, но оно осуществляется путём размахивания двуручным мечом в катакомбах, что меня немного расстроило.

Зачем нужны были спутники? Если чтобы скормить мертвякам, то лучше бы симпатичную клеричку ввели, хоть как-то зацепило бы. Зачем нужен был сюжетный поворот, если к нему ничего не нагнетало?

Так много вопросов. Тем не менее, это связная и внятно рассказанная история, просто формат выбран то ли наивного искусства, то ли пародии на что-то, но никуда не докручено.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2

Достойные внимания