Ната Милявская

Её воля

Автор:
Анатолий Дмитренко
Её воля
Работа №32
  • Опубликовано на Дзен

‒ Я всегда буду верен себе. Всегда буду верен своей семье. Всегда буду предан её Величеству ‒ Королеве Райских земель Рейне Рэм Богокровной. И к чёрту богов! Мне не нужна религия, пока я верен этим несокрушимым принципам ‒ я живу. Жив и мой мир!

‒ Жив и мой мир! ‒ единогласно выкрикнули воины.

Уверенный взгляд командира отряда «Королевской воли» Шайни Блейза отразился от холодной стали его меча. Окинув взглядом мирную деревушку, он занес клинок к звёздам и его рёв прорезался в ночной тишине.

‒ Начать штурм!

‒ Огонь!

Наконечники стрел вспыхнули красным пламенем. Устремившись в небо, сотни горящих стрел стали похожи на звёзды ‒ такие красивые, но такие опасные и смертоносные.

Крыши домов и амбаров вспыхнули пламенем. Жители деревни бросились прочь в ужасе и панике. Конница выдвинулась и рвалась вперёд сквозь поле чёрных роз. Красивые бутоны гибли под копытами тяжёлых скакунов, а серебряная длань разила бедных людей. Брызги пролитой крови окропляли чёрные цветы.

Битва, а точнее, бойня в поселении «Чёрная роза» была окончена за считанные минуты. Спустя ещё несколько минут командиру «Королевской воли» доложил о достигнутой цели младший командир ‒ лейтенант Коти Шторм.

‒ Мы нашли их.

Шайни Блейз кивнул и проследовал за рыцарем.

Связанные мятежники стояли на коленях в окружении солдат. Изменников было всего пятеро. Все ‒ небольшого роста, худые и уставшие.

Главная среди них, молодая девушка, на вид лет пятнадцати, побитая, но гордая. Она взглянула командиру «Королевской воли» прямо в глаза. Даже сейчас на коленях перед ним, она не сдавалась, а бросала вызов.

‒ Они же ещё дети, ‒ шепнул Коти командиру так, чтобы не услышали другие.

«Пока я верен её Величеству ‒ живёт мой мир», ‒ напомнил себе девиз отряда Шайни.

Вызов был принят.

‒ Они мятежники, а значит ‒ предатели нашей родины и Богокровной королевы, ‒ выпалил командир, и, не дрогнув, вынес приговор. ‒ Казнить их!

Девушка продолжала гордо смотреть на мужчину.

Резкий взмах меча и…

Всё было кончено. Никто из подростков не просил пощады перед смертью, не проронил ни слова, не пролил ни единой слезинки.

‒ Капитан Блейз. ‒ позвал Коти. ‒ Могу переговорить с вами наедине?

Отойдя в сторону, Шайни сразу понял, о чем хочет поговорить его старый товарищ.

‒ Даже не начинай, Шторм.

‒ Да это же были дети, ‒ сдерживая гнев, зашипел Коти.

‒ У нас был приказ. И мы его выполнили.

‒ Мы шли на бой с изменниками, кровавыми наёмниками, посланными врагом, чтобы уничтожить Райские земли изнутри. Но не с детьми. Нас не предупреждали об этом.

Шайни сцепил руки в замок и бросил угрожающий взгляд на друга.

‒ Уж не сомневаешься ли ты в воле нашей королевы, Коти? Подобные мысли не должны тревожить ум воина «Королевской воли», а тем более моего первого помощника.

‒ Ты знаешь, что я верен короне, но всё чаще мы выступаем против нашего же народа. Мы словно карающий бич, который не щадит ни женщин, ни стариков, ни даже детей.

‒ Я уверен, что королева знает, что делает.

‒ Знает? Посмотри на своего солдата.

Шайни взглянул на воина, который сидел на коленях напротив горящего дома. В свете полыхающего пламени, было видно, как с щек его стекали слёзы.

‒ Это Тристан. И сегодня он выступил против своего брата. Наши солдаты теряют веру в нас и в королеву. Всё больше людей перебегают на сторону Даркадианцев. В конце концов, это не кончится добром.

‒ Следуй трём главным принципам нашего отряда, ‒ напомнил Шайни. ‒ Верь в себя, верь в семью и в королеву. И тогда всё будет хорошо.

Буквально умоляющий взгляд товарища впился в командира.

‒ Я знаю, вы с королевой дружите с самого детства, но может, ты сможешь предостеречь её от столь жестоких действий в будущем?

Обдумав слова друга, Шайни сдался.

‒ Хорошо, Коти. Я переговорю с королевой, ‒ положив руку на плечо товарища, заверил он.

***

Несколько часов в пути сквозь сумеречные леса и изумрудные холмы, наконец, вывели к огромному королевскому замку. По прибытии ко двору, Шайни встретила стража.

‒ Я к её Величеству Рейне Рэм Богокровной.

‒ Уже поздно, королева отдыхает.

‒ Передайте ей, что прибыл командир «Королевской воли» Шайни Блейз.

‒ Я же уже сказал…

‒ Сообщи королеве о моём прибытии, ‒ рыкнул Шайни.

Поддавшись укоризненному взгляду, стража переглянулась и отправила в замок рядового. Спустя считанные минуты, воин спустился в компании прислуги.

‒ Королева в своих покоях, она примет вас незамедлительно, ‒ ответила девушка. ‒ Прошу проследовать за мной.

Стены замка украшали портреты королевской семьи. Династия Богокровных правителей, восседавшие на троне несколько веков. Пройдя ни один этаж коридорных лабиринтов, они, наконец, достигли конечной цели. Тяжелые, украшенные золотом и дорогими камнями двери распахнулись в огромные покои королевы. Девушка поклонилась воину и покинула его, оставив наедине с королевой.

Она встречала его в центре комнаты. Молодая и прекрасная. Её тёмные волосы, собранные в хвост, доходили до пояса. Тончайшее ночное платье облегало стройную фигуру, а шёлковый халатик закрывал плечи и спину.

‒ Здравствуй, Шайни, ‒ обрадовалась королева. ‒ Прости мне мой вид, я не ожидала, что в такой поздний час меня захочет навестить старый друг.

‒ Это я приношу извинения за столь поздний визит. ‒ Смутившись, Шайни отпустился на колено.

Королева поспешила к воину ‒ подняв его с колен, она с упрёком сказала:

‒ Когда мы одни, не нужно церемоний. ‒ Королева провела пальцами по его длинным черным волосам, забирая выбившийся локон за ухо. От неё исходил сладкий запах вишни.

‒ Виноват, моя королева, ‒ ответил он, за что тут же был вознаграждён щелчком по носу.

‒ Зови меня по имени. ‒ Подмигнув, Рейна направилась к столу.

В богато обставленной, королевской спальне, царили чистота и порядок, кроме письменного стола, заваленного картами, сводками, отчётами, черновыми вариантами законов и прочих согласований.

‒ Ах, где же эти бумажки! ‒ проворчала Рейна, копошась в королевских записях. ‒ Бог с ними, утром напишу ещё. У меня оставалось для «Королевской воли» последнее задание, но оно подождёт ещё немного.

Вздохнув, Рейна откинулась на спинку кресла, и закинула ногу на ногу. Разрез платья открыл вид на её стройные бедра и знакомую родинку на правой ноге.

Шайни покраснел.

‒ Не смущайся, Блейз, ‒ усмехнулась королева, прикрывая улыбку тонкими пальчиками, ‒ мы знакомы с детства.

«А ведь и правда», ‒ подумал Шайни. Его отец, служил верно королю Рэму более тридцати лет. Все эти годы их связывала крепкая дружба, но когда неожиданно сердце отца Шайни перестало биться, и Тёмная Госпожа забрала его в своё царство мрака, через считанные дни умер Богокровный король. И вот сейчас, как его отец, он сидит с королевой, и вместе они следят за порядком и безопасностью Райских земель.

‒ Задание выполнено, мятежники подавлены, ‒ развеивая серые воспоминания, отчитался командир «Королевской воли».

‒ Я не сомневалась в тебе, ‒ поблагодарила улыбкой Рейна.

Помолчав, Шайни Блейз добавил:

‒ Это были дети…

‒ Однако. ‒ Королева сложила пальцы в замок и прижала их к губам. Обдумав слова командира, она заключила: ‒ Наш враг изобретателен и бессердечен в своих действиях. В попытках захватить власть и разрушить королевство изнутри он не остановится ни перед чем.

‒ Но не народ наш враг, Рейна.

Внимательно посмотрев на Шайни, она спросила:

‒ Знаешь, как меня прозвали в народе?

Конечно же, он знал, но не осмелился ответить. Поэтому отрицательно покачал головой.

‒ Безумная королева, ‒ ответила Рейна и тут же атаковала следующим вопросом. ‒ А знаешь, почему?

И на этот вопрос Шайни знал ответ, но промолчал.

‒ Люди боятся меня, ‒ продолжала королева. ‒ В нашей королевской крови есть капля крови от Бога. И это пугает мой народ. Страх настолько закрыл их взор, что они не обращают внимания на то, что наши земли процветают.

‒ Но твои способы исполнения власти, дорогая, слишком суровы.

‒ После смерти моего отца, многие соседние правители захотели урвать кусок Райских земель. Но они не видели мощь, которой обладал моей отец. Он правил мирно и дружелюбно. Мне жаль, что люди приняли его наследие за слабость.

‒ Рейна, я уверен, что ты можешь показать свою истинную силу. Другую сторону королевской силы. Ты можешь решать проблемы дипломатическим путём.

‒ Я же королева, дорогой, и получу всё, что мне причитается. И мне неважно каким путём или способом я это сделаю. Я получу всё! Будь это владение любых земель, даже самого крайнего клочка нашей территории или же давняя детская мечта. Для меня цель оправдывает средства.

‒ Детская мечта?

Королева бросила резкий взгляд на Шайни, понимая, что сболтнула лишнего, и постаралась перевести тему:

‒ Как дела у твоей супруги Лии? В добром ли здравии твоя дочь Аския?

‒ Дочке уже шесть, девочка вся в меня, чересчур активна и вечно норовит попасть в передрягу, за ней глаз да глаз. А Лия, ‒ голос Шайни перешёл в шёпот, ‒ это Лия. ‒ Это всё что он смог сказать.

Королева Рейна обратила внимание на настроение друга: уголки её губ дёрнулись вверх.

‒ Скажи, Шайни, ‒ обратилась королева, поглаживая свою ногу.

Он заметил это и тут же отвёл взгляд, но уже попался в её сети, а королева улыбнулась ещё шире, и руки её начали заигрывать с платьем, намекая на секреты под тканью. Платье скользило по белоснежной коже. Голос Рейны стал ещё мягче, как некогда знакомая и любимая, затрагивающая самые сокровенные глубины души песня.

‒ Ты когда-нибудь задумывался, что было бы, если бы всё сложилось немного иначе. Если бы нас не разделяли чины, звания и родословная?

‒ Задумывался…

‒ Задумывался, что наш тайный романчик в нежном возрасте перерос бы в нечто большее?

Сглотнув, Шайни кивнул.

‒ И ты бы хотел что-нибудь поменять?

Шайни посмотрел на подругу, на её ловкие пальцы, притягательную фигуру, прекрасные ножки, на манящие губы.

И он ответил:

‒ Нет.

Пальцы Рейны сжались на ткани. Хоть она и продолжала улыбаться, но глаза её превратились в лёд.

‒ Разве я могу жалеть о том, что служу такой прекрасной королеве и своей старой подруге одновременно, ‒ поспешил сгладить удар Шайни. ‒ У меня красавица жена, растёт прекрасная дочь, есть крыша над головой. Разве мне нужно что-нибудь менять?

При упоминании о семье, Рейна сильнее вцепилась в платье, а улыбка окончательная растаяла на её губах.

‒ Я ни о чём не жалею, Рей. Даже, когда исполняю самые страшные и чудовищные приказы, ‒ предупреждая удар, Шайни не рассчитал силу слов. Ведь ни один меч на земле не режет так остро и больно, как слова.

Королева выпрямилась в кресле, оценивая сказанное другом, а Шайни понял, что перешёл черту дозволенного. Будь Рейна трижды другом детства, но в первую очередь ‒ она его королева.

‒ Прошу…

‒ Кажется вам пора, капитан Блейз, ‒ отрезала королева. ‒ Вы хорошо поработали и заслужили отдых. Проведите это время с семьёй.

Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что разговор окончен, а сказанного на сегодня более чем достаточно.

Шайни Блейз поклонился и покинул покои королевы.

***

Шайни вернулся домой практически под утро. Его родная деревушка «Солнечный горизонт» находилась неподалёку от королевского двора Рейны, но штурм деревни, не лёгкий разговор с королевой и ночная дорога навалились на его плечи тяжким грузом усталости. И весь этот путь был проделан не зря. Ради неё…

Калитка скрипнула, и послышался топот детских ножек.

‒ Папочка! ‒ Малышка Аския бросилась в объятия отца.

Шайни опустился на колено и прижал к себе дочь, чувствуя, как силы вновь возвращаются к нему. Короткие тёмные волосики обрамляли детское личико. Это единственное, что досталось ей от отца. Красотой и характером она пошла в мать.

‒ Ты почему не спишь?

‒ Она услышала, как ты идёшь, ‒ ответила выглянувшая во двор супруга.

‒ Я скучала, ‒ упираясь носиком в шею отца, пискнула Аския.

‒ Я тоже, дорогая.

‒ На улице прохладно. С тобой, может, ничего и не случится, Шайни, но вы, юная леди, марш в дом. ‒ Лия с упрёком посмотрела на дочь. ‒ Утром успеете наобниматься.

‒ Почитаешь мне перед сном? ‒ спросила Аския, заглянув в лицо отцу.

‒ Почитаю, ‒ улыбнулся Шайни. Он поднял дочь на руки и приблизился к жене.

От супруги веяло холодной отстранённостью, и, тем не менее, она поцеловала мужа в щеку.

‒ Добро пожаловать домой, милый.

Шайн обнял Лию и отправился с дочерью в комнату.

Укутав Аскию, глава семейства взял книгу и прилёг рядом.

‒ «Сказка о принце-единороге и заколдованной королеве».

‒ Это о любви, ‒ зевнув, пролепетала дочь.

‒ О любви… ‒ повторил отец. Перед его лицом всплыла Рейна и яркие моменты молодости, которые всё ещё связывали их крепкой нитью.

Не успев дочитать и первой страницы, малышка Аския задремала на плече папы. А он вместе с ней.

***

Проснувшись уже поздно днём, Шайни начисто смысл с себя грязь и плохие воспоминания о прошлой ночи. Переодеваясь в чистую одежду, в шкафу глава семейства наткнулся на семейный сундучок. Сердце его дрогнуло приятными воспоминаниями. В сундучке хранились семейные сокровища семьи Блейз. Присвоенные ему ордена и грамоты, первая игрушка Аскии и любовные письма к Лие. Пустившись в ностальгию, Шайни начал рассматривать и перечитывать письма, как вдруг его взгляд зацепился за странные бумаги.

Вытащив незнакомый пергамент, Шайни прочитал первые бросившиеся в глаза слова.

«…Не имея права на жизнь.

Приказ: Королевы Райских земель ‒ Рейны Рэм Богокровной о зачистке королевства от шпионов и мятежников. Уничтожить следующие поселения:

Звездопад;

Лесная тень;

Небесный птенец;

Чёрная роза».

Чёрная роза ‒ то самое поселение, где вчера билась «Королевская воля», а все остальные, где ранее проходил его отряд.

‒ Дорогой, обед готов…

Лия зашла в тот самый момент, когда супруг уже распотрошил весь сундучок с документами. Внимательно он вглядывался в каждый лист и не мог поверить своим глазам. Каждый документ был помечен королевской печатью. Эти документы просто не могли оказаться в его доме.

‒ Не думала, что ты ещё хоть когда-нибудь заглянешь в него…

‒ Где Аския?

‒ Играет с другими детьми во дворе, ‒ тихо ответила супруга.

‒ Что это? ‒ сжав в руке бумаги, спросил Шайни. В голосе его слышалось раздражение. ‒ Что это, Лия? Откуда эти документы у тебя?

Жена не отвечала.

‒ Откуда?! ‒ гнев вырвался из его груди, и тут же ему стало стыдно за проявленную слабость.

Шайни выдохнул, он хотел извиниться, обнять супругу, но та отшатнулась от него. Как-то стало пусто, в комнате нависло напряжение, а пропасть между ними уже невозможно было игнорировать. Где эти два молодых безумца, познакомившиеся в таверне? Где эти жаркие ночи? Когда потухла яркая искра, которая подарила им дочурку Аскию?

‒ Прости, Лия. Я не хотел, не должен был…

Они стояли и молчали, ‒ молчали долго, пока она, наконец, не ответила:

‒ Рита Скай и Мэрри Монро работают служанками при королевском дворе. Когда они убирались в покоях её величества, им удалось стащить эти бумаги.

‒ Но как? Перед тем, как покинуть королевский двор, будь то повар, служанка или стража ‒ все проходят строгий досмотр.

‒ Ларс и Нора иногда подрабатывают в королевской кузнице. Рита и Мэрри передали им бумаги, а они в итоге попали ко мне.

‒ Что вы замышляете, Лия? ‒ спросил Шайни, боясь, что он уже знает ответ на свой вопрос.

Супруга резко посмотрела на своего мужа и твёрдо ответила:

‒ Переворот.

Сердце Шайни пронзило иглами, а глаза округлились в неподдельном удивлении.

‒ Да, переворот, ‒ повторила Лия. ‒ Твоя королева угнетает свой народ, на наши земли вот-вот вторгнутся Даркадианцы, а она безумствует, упиваясь властью и силой. А знаешь, что самое страшное во всём этом, Шайни? ‒ требовательно спросила Лия и на этот раз она позволила гневу вырваться наружу. ‒ Ты её палач!

От таких резких обвинений кровь прилила к лицу Шайни. Он не знал, что ответить на эти больно бьющие в грудь слова, но это ли его волновало? Его собственная жена назвала его палачом. Это ранило сильнее всего.

‒ Рано или поздно ты бы явился сюда, чтобы перебить всех нас.

‒ Неправда! Рейна никогда бы не допустила этого.

‒ Кто это говорит? Мой муж или командир «Королевской воли»? ‒ помолчав, супруга едко добавила: ‒ А может, влюблённый идиот?

‒ Хватит, Лия!

Снаружи послышался топот копыт и лязг доспехов. На улице и во дворах поднялся шум.

‒ Что происходит? ‒ встрепенулся Шайни и направился наружу.

Малышка Аския находилась посреди толпы рыцарей, а рядом с ней, держа её за руку, стояла девушка в золотисто-тёмной мантии. Капюшон скрывал лицо, но Шайни уже понял, кто это был.

‒ Папочка, смотри, это королева! ‒ взвизгнула довольная дочь, разглядывая роскошный наряд её Величества.

Королева сняла капюшон и улыбнулась самой прекрасной из улыбок.

‒ Рейна? ‒ сорвалось с губ Шайни, и тут же укорив себя за глупость, встал на одно колено и поправился. ‒ Ваше Величество!

Вместе с его дочерью, она медленно подошла к нему и приказала:

‒ Встань.

Он незамедлительно послушался и взглянул на свою королеву. Она встретила его прекрасной, чарующей улыбкой. Блеск кроваво-красной помады буквально притягивал его взгляд.

Щелчок по носу вырвал Шайни из гипнотического транса, а королева расплылась в дружеской улыбке. Это означало, что он был прощён за вчерашний инцидент.

Взгляд Рейны устремился куда-то вдаль. Шайни проследил за ним и увидел на пороге дома Лию.

‒ Ваше Высочество, ‒ церемонно присела Лия.

‒ Ох, перестань, дорогуша! ‒ улыбнулась королева и отмахнулась.

‒ Мы как раз собирались отобедать, может, вы желаете присоединиться к нам? ‒ вежливо спросил Шайни.

‒ С удовольствием присоединюсь к семейному обеду.

Недовольная супруга бросила резкий взгляд на Шайни. Глава семейства мысленно взмолился, чтобы Лия не начала протестовать, но, посмотрев на королеву, Лия натянуто улыбнулась и пригласила королеву войти. Шайни выдохнул, но выдыхать было рано.

Весь обед проходил в неловком молчании, когда Лия, наконец, нарушила давящую тишину.

‒ Надеюсь, еда вам нравится? ‒ вежливо поинтересовалась Лия и добавила. ‒ Не слишком пресная для её Величества?

Шайни нахмурился, бросил предупреждающий взгляд на Лию, но она сделала вид, что не заметила.

‒ Даже королевскому повару далеко до твоих кулинарных способностей, Лия, ‒ нахваливая обед, вежливо парировала Рейна. ‒ Ведь нет ничего лучше домашнего хлеба и свежевыращенных на домашнем огороде овощей.

‒ Конечно, мы трудимся не покладая рук, день и ночь, вкладываем частичку себя и любовь в каждый росток, ‒ не унималась Лия и добавила: ‒ Надеюсь вам знакомо такое слово, как «любовь».

‒ Лия! ‒ строго оборвал муж.

‒ Я сказала что-то не так? ‒ изобразив на лице удивление, спросила жена.

‒ Всё в порядке, Шайни, ‒ подняла вверх руку Рейна, успокаивая друга. ‒ Я понимаю твоё недовольство, Лия, но поверь мне, всё что ни делается, делается исключительно на благо народа Райских земель. В конце концов, я знаю человека, который хорошо познакомил меня с чувством любви. ‒ Королева бросила не двусмысленный взгляд на Шайни.

Пальцы Лии сжались в кулак.

‒ Хотите, я покажу вам мою комнату? ‒ вмешалась в спор малышка Аския.

‒ Конечно же, моя дорогая, ‒ королева улыбнулась девочке и взяла её за руку.

Скрывшись на втором этаже дома, Шайни тут же набросился на супругу с упрёком.

‒ Да что с тобой? Ты сама на себя навлекаешь гнев королевы.

‒ Как ты мог пригласить её на обед? Ей не место в этом доме!

‒ Она не просто королева, она мой друг. И только по старой дружбе, Рей проявляет терпение к твоим выходкам.

‒ По старой дружбе? Или по любовным похождениям?

‒ Да что ты такое несешь?

‒ Разве я не права? Она ясно дала понять, какая у вас была «дружба».

Шайни было хотел ответить, но закусил губу. Помолчав немного, супруг встал из-за стола и направился прочь.

‒ Куда ты?

‒ Пойду и извинюсь перед королевой.

‒ Надеюсь, когда-нибудь ты поймешь, ‒ бросила ему в спину Лия.

Королевы в комнате дочери не оказалось. Сердце Шайни больно кольнуло, когда он услышал голоса из супружеской спальни.

Медленно приоткрыв дверь, Шайни покачнулся, обнаружив жуткую картину. Королева изучала карты и документы. В суматохе Лия побросала документы в сундучок, но не убрала его в шкаф, а малышка Аския захотела похвастаться своей самой первой, подаренной отцом игрушкой.

‒ Рейна…

Королева остановила его, приложив палец к губам, и обратилась к Аскии.

‒ Нам нужно поговорить с твоим папой о делах.

Дочка растерянно посмотрела на отца.

‒ Аския, поиграй с остальными детьми во дворе, ‒ велел он.

Нехотя, но дочь подчинилась, и, отвесив неуклюжий реверанс, покинула комнату. Королева улыбнулась девочке напоследок.

Неловкая тишина между королевой и капитаном длилась уже очень долго. Нужно было что-то сказать:

‒ Я должен объяснить…

‒ Не нужно ничего объяснять, Шайни. Это останется между нами. Ещё один секрет. Ты понял меня?

‒ Слушаюсь Ваше Величество, ‒ выдохнул он.

‒ Но ты будешь должен мне.

‒ Всё что угодно, моя королева.

Она медленно подошла к нему. В глазах блеснул знакомый, хищный огонёк. Она играла с ним, как кошка с мышкой. Укол волнения пронзил руки Шайни.

‒ Всего лишь один поцелуй для любимой королевы.

‒ Я… я не могу, Рей. Ты же знаешь. У меня семья…

‒ А когда-то ты говорил, что хочешь, чтобы я была твоей семьёй. Ты хотел быть со мной всегда.

Шайни отвернулся.

‒ Это было давно, да и мы оба знали, что это невозможно. Мы разных кровей.

‒ Но теперь власть у меня, дорогой, и я хочу всего лишь один поцелуй. Страстный и горячий, полный любви, как тогда, в молодости.

Королева улыбнулась. Она знала, что он обманывает её. Она читала его, как открытую книгу. Страх окутал капитана. Шайни, как и Рейна понимал, что этот поцелуй изменит в его жизни всё. Пробудит былой жар любви, сбросит сдерживающие оковы с его сердца. Этот поцелуй вернет ей его.

‒ Прости, Рей… Я не могу. Здесь у тебя нет власти.

Королева тяжело вздохнула и направилась к выходу, задев плечом друга.

‒ Рейна… ‒ не успел договорить Шайни, как королева опередила его.

‒ Я сдержу обещание. Даю своё королевское слово. Ты же веришь мне?

‒ Конечно.

‒ Тогда отдохни сегодня как следует, завтра у твоего отряда вылазка в соседнее поселение.

‒ Слушаюсь.

Королева покинула его дом.

***

На следующий день, отряд «Королевской воли» выдвинулся в поход, выполнять следующее поручение королевы.

‒ Ты какой-то сегодня мрачный, ‒ заметил Коти.

‒ Да так, дома проблемы…

‒ Да не расстраивайся, командир. Это же брак. Мы с Соней иногда тоже цапаемся, как кошка с собакой, но мы всё же вместе. В нужные моменты мы друг за друга глотки рвём. Всё еще горяча девчонка. И духом, и телом. ‒ Коти, усмехнувшись, ткнул в бок Шайни.

Друг даже не попытался изобразить вежливую улыбку.

‒ Кажется, это сосем другое…

‒ Другое? В чем дело?

‒ Знаешь, забудь. Остановимся на привал. Вечером выступаем, чтобы к ночи прибыть в поселение и начать штурм.

‒ А что же ты?

‒ Я немного прогуляюсь.

Как только Шайни скрылся в чаще, в лагерь заявился гость.

‒ Прибыл гонец из королевского замка, ‒ доложил солдат.

‒ Вот чёрт. Немного не успел. Командир Блейз только что ушёл, придётся нагнать его.

‒ Гонец утверждает, что ему нужны вы.

‒ Я?

‒ Так точно, заместитель командира «Королевской воли» ‒ лейтенант Коти Шторм.

‒ Пригласите его.

Раскрасневшийся и запыхавшийся гонец вошёл в шатёр и передал свёрток.

‒ Передаю лично вам в руки, ‒ доложил гонец. ‒ Воля её Величества.

Взломав печать, Коти раскрыл пергамент. С каждым новым прочитанным предложением лицо его становилось мрачнее тучи. Под конец письма он и вовсе сел.

‒ Вы в порядке? ‒ спросил воин.

‒ Собирайте людей, мы сворачиваем поход и меняем дислокацию.

‒ В чем дело? Приказа от командира Блейза не было.

‒ Живо, это мой приказ! ‒ не выдержал Коти. ‒ Теперь я ваш командир…

***

Коти нашел его на холме, неподалеку от лагеря. Шайни любовался красивым закатом. На секунду Коти усомнился в том, что нужно выдернуть друга из редких моментов тишины и покоя, но тянуть он больше не мог.

‒Ты когда-нибудь задумывался, правильно ли мы поступаем, исполняя волю её Величества?

‒ К чему опять этот вопрос? ‒ устало переспросил Блейз.

‒ У наших границ Даркадианцы. Вот-вот начнётся война, а мы боремся с нашим же народом. ‒ Хоть голос Коти был спокойный и ровный, но крепко сжатые пальцы на рукояти меча выдавали его внутреннее беспокойство.

‒ Мы подавляем бунты, уничтожаем шпионов, несём волю нашей королевы в народ. Уж не сомневаешься ли ты в нашей госпоже? ‒ грустно усмехнувшись, спросил Шайни. ‒ Не сомневайся в ней, и да не падет на тебя гнев её Величества.

‒ А ты, друг мой? Сомневаешься в действиях нашей королевы? В действиях нашего отряда? В её воле?

Шайни долго молчал. Смаковал, обдумывал мысль и всё же сказал:

‒ Сомневаюсь, ‒ тяжело, но правдиво ответил Шайни. ‒ Уже сомневаюсь.

От такого ответа Коти не стало легче. Пальцы его ещё крепче сжались на рукояти меча. Заметив напряжение и настроение лейтенанта, Шайни серьёзно спросил:

‒ Что-то не так?

Коти взглянул на друга, но не ответил на его вопрос, а лишь сказал:

‒ Недавно ты сказал мне, что нужно придерживаться трёх основных принципов нашего девиза. Вера в себя, в семью и в нашу королеву.

Всё ещё не понимая, что происходит, Шайни кивнул.

‒ А если бы тебе пришлось выбирать, жертвуя этими принципами?

‒ Эти принципы не могут существовать друг без друга. Если один из принципов будет нарушен, мой мир развалится, а смысл жизни пропадёт навсегда.

‒ Когда-нибудь всем нам приходится делать выбор, друг мой, ‒ заключил Коти. ‒ Это распоряжение её Величества. ‒ Коти протянул другу свёрток с надломленной печатью королевского герба. ‒ Его доставили практически сразу после твоего ухода.

‒ Почему я узнаю об этом только сейчас? ‒ рассердился Блейз.

‒ Потому что это письмо принадлежит мне.

‒ Что? Почему?

‒ Прочитай…

‒ Я спрашиваю тебя… ‒ но резкое ругательство, и такой же резкий взгляд перебили командира, заставив его замолчать. Больше Коти не сдерживал свои эмоции. Его трясло, в глазах появился стеклянный блеск.

За многие годы службы вместе Шайни впервые видел старого друга в таком состоянии. Командир буквально чувствовал злость, исходившую от Коти.

Шайни пришлось подчиниться и он, начал читать.

«Я, Рейна Рэм Богокровная, королева Райских земель и первая госпожа непобедимого Райского народа, приказываю: с момента получения письма, повысить в звании лейтенанта Коти Шторма до капитана и назначить командиром отряда «Королевской воли». А так же, направить два отряда в деревню «Солнечный горизонт», на юго-восток. Там арестуйте бунтарей и шпионов, которые сеют зерно раздора в нашем благородном и великом королевстве. Найти и привести ко двору живыми или мёртвыми:

Амай Кларк;

Ларс Ульхейм;

Нора Старк;

Мэрри Монро;

Рита Скай;

Артур Моррис;

Лия Блейз.

А так же приказываю: взять под стражу командира Шайни Блейза и доставить в королевский дворец для честного и справедливого суда, чтобы выяснить его причастность к шпионажу супруги. Да пребудет с вами моё благословение».

Лия Блейз.

Шпион.

Живыми или мёртвыми.

‒ Моя Лия… ‒ шептал Блейз, ‒ не может быть. Она же обещала.

Неприятный свист пронзил уши. Сердце бешено колотилось, вырываясь из груди. Прочитав имя жены уже в десятый раз, Шайни почувствовал, как затряслись руки. Наконец, он понял ‒ не злость томила душу Коти, а страх. Пока его не было в лагере, всё это время друг готовился, чтобы лично, с глазу на глаз сообщить неприятную новость и произвести арест.

Лязг ножен и резкий звон обнаженного меча. Коти встал в стойку с поднятым клинком. Острие смотрело на старого друга.

‒ Нет, ‒ не веря в происходящее, Шайни сжал в кулаке письмо. ‒ Нет, нет, нет, ‒ повторял он. ‒ Моя жена не шпион!

Послышался приближающийся топот копыт.

«Стража», ‒ понял Шайни и схватился за рукоять меча, не обнажая, однако, его. В ином случае, его действия расценивались бы как противодействие и прямая угроза отряду «Королевской воли», а значит, как угроза её величеству. Заметив этот жест, Коти предупредил:

‒ Прошу, не делай глупостей. Просто иди с нами.

«Я же королева, дорогой, и получу всё, что мне причитается. И мне неважно каким путём или способом я это сделаю. Я получу всё. Будь это владение любых земель, даже самого крайнего клочка нашей территории или же, давняя, детская мечта. Для меня цель оправдывает средства».

В голове Шайни всплыли слова, которые показались ему странными ещё в покоях королевы.

‒ Нет, Коти. Ты не понимаешь! Всё это, лишь хитрый план королевы. Ей не нужна моя супруга и другие люди из «Солнечного горизонта». Ей нужен я. Доставь меня к королеве, но прошу, не отправляй солдат в родной дом.

‒ Поздно, я отправил отряд сразу же после прочтения письма. К полуночи, они будут в поселении. Если твоя жена сдастся добровольно, ей ничего не грозит, а о малышке Аскии хорошо позаботятся.

Семья или её Величество? Сейчас всё зависело от Шайни. Солдаты подступали всё ближе, окружая уже бывшего командира в плотное кольцо.

‒ Просто сделай правильный выбор, друг мой.

Напряжение нарастало.

‒ Я свой выбор сделал, ‒ ответил Шайни и, резко выхватив меч, шагнул к Коти.

***

Шайни Блейз гнал коня весь остаток вечера и всю ночь. Когда на горизонте показался оранжевый свет, он ударил шпорами коня сильнее, будто желал выбить последний дух из скакуна. Как только всадник добрался до «Солнечного горизонта», обтекающий мылом конь повалился в смертельной усталости.

Шайни проклинал себя за это, но понимал, что выбора не оставалось. Жизнь его семейства сейчас важнее всего. И как только он ворвался в родную деревушку, огонь отразился в глазах. Его родное место горит. Каждый дом в «Солнечном горизонте» пылал адским пламенем. Всюду была кровь, убитые тела, слышались крики и предсмертные стоны. При виде жуткой картины ярость и гнев поглотили Шайни с головой.

‒ Нееет! ‒ прорычал Шайни и с воплями бросился на своих товарищей.

Братская кровь вновь окропила серебряный командирский меч. Пробивая себе путь вперёд, Шайни убил с десяток своих товарищей и, ворвался в горящий родной дом.

Горячий воздух обжигал легкие, заставляя задыхаться, а едкий дым резал глаза, лишая возможность разглядеть хоть что-то. Но на кухонном полу, он всё же увидел её. Она лежала, прижав руки к раненому животу. На губах её уже запеклась кровь. Балки затрещали под пламенем. Дом вот-вот развалится.

Когда в дверном проёме горящего дома показался силуэт. Воины в ужасе расступились. Наплечники Шайни горели. Будто не замечая пламени, лизавшего плоть, он вынес супругу на руках и упал вместе с ней на колени.

‒ Нет, Лия… ‒ Слёзы стекали по щекам. Он гладил её по волосам, целовал в окровавленный лоб, прижимал к себе, покачивая в объятиях. Но Лия ‒ его Лия ‒ больше ему не отвечала. ‒ Прости, я должен был послушать тебя…

Прошлое, за которое он цеплялся с такой силой, с надеждой вернуть утраченную нежность, ушло безвозвратно, разбившись на маленькие осколки.

Солдаты окружили его, но новая волна гнева и скорби заполнила душу Шайни. Он поднялся и бросил хищный взгляд на сослуживцев. Рыцари приближались, готовясь атаке. И вот взмах меча…

‒ Остановитесь! ‒ словно лев, прорычал приказ Коти Шторм ‒ новый командир «Королевской воли». Лицо Коти украшала свежая рана ‒ подарок от бывшего друга Шайни. Рядом с ним стоял дополнительный отряд поддержки. Придя в себя от удара рукоятью в лицо, он пустился в погоню за Шайни практически сразу, чтобы оградить того от ещё больших ошибок, но было уже поздно.

Коти опустил меч и приказал остальным сделать то же самое.

В крови ‒ своей и супруги ‒ покачиваясь от раздирающей душу боли, Шайни упал наземь и зарыдал. Слезы не смывали запёкшуюся кровь и пепел с его лица. Словно ребёнок, он прижал ноги к груди и рыдал страшным воем. В конце концов, усталость и боль взяли своё, и он потерял сознание, погрузившись в удушающие объятия бога сна.

***

Время от времени, вырываясь из бреда, Шайни надеялся, что кошмар окончен, но непроглядная тьма напоминала ему, что кошмар ‒ есть явь. Каждый раз, стоило открыть глаза, из темноты смотрела она. Рейна проводила влажным полотенцем по его телу и лбу.

‒ Отдохни, ‒ шептала она. ‒ Тебе нужен покой.

«Выбор сделан», ‒ только и подумал он, провалившись обратно в пучину тьмы.

Когда он пришёл в себя, то сразу понял, что находится в темнице. Рядом с его лежаком стоял тазик с окровавленной водой, внутри которого плавало полотенце. Он всё ещё надеялся, что это дурной сон, но, когда дверь темницы скрипнула, Шайни вздрогнул и понял, что не спит. Он с трудом встал и посмотрел на гостя.

‒ Как ты себя чувствуешь? ‒ войдя в камеру, обеспокоенно спросила королева. ‒ Я была с тобой все эти дни, пока ты лежал без сознания.

‒ Что ты ждёшь от меня? ‒ огрызнулся он. ‒ Похвалы? Или, может, благодарностей?

Шайни сплюнул под ноги её величества. Лицо её стало мрачным.

‒ Что ты натворил? ‒ сквозь зубы прошипела упрёк Рейна.

Гнев перекрыл боль в теле, а ярость затмила взор узника.

‒ Что я натворил? За моей спиной ты хотела заключить мою жену под стражу, а потом казнить! Ты же обещала мне, Рей! ‒ не скрывая дрожжи и боли в голосе, сорвался Шайни.

‒ И я сдержала обещание! Я не выдала тайну, как твой друг, но как королева, я обязана заботиться о Райских землях и её народе. Предатели и мятежники должны быть уничтожены.

‒ Теперь Лия мертва. Ты добилась своего, но знай! Знай же! Вместе с ней, для меня умерла и ты! ‒ Тазик с водой полетел в стену от мощного пинка, а Шайни посмотрел королеве прямо в глаза. ‒ Ты ‒ не та Рейна, которую я знал, ‒ отдышавшись, добавил он. ‒ Я не буду служить тебе, Безумная королева!

Каждое слово Шайни, ранило сердце королевы больнее стрелы.

‒ Ты ‒ не та Рейна, которую я любил когда-то. Поэтому просто добей меня. Казни!

Рейна закрыла глаза, но слеза всё же прокатилась по щеке.

‒ Завтра тебя будут судить. Выспись как следует, возможно, это твоя последняя ночь.

***

Замок сотрясали ругательства и гневные крики, но все они меркли и казались детским писком, когда говорить начинала королева.

‒ На ваших руках, Шайни Блейз, кровь ваших товарищей, братьев по оружию, ‒ голос Рейны разнёсся по королевской зале, дрожа от гнева.

Военачальники, рыцари и стражи, будто провинившиеся дети, боялись взглянуть на Богокровную Рейну. И только он ‒ стоявший перед ней на коленях Шайни, смотрел ей в глаза, ведь он знал, что голос её дрожит вовсе не от сдерживаемой злобы, а от осознания неминуемого краха. Ведь сейчас она поняла, как страшны её действия, когда они коснулись человека, который был ей дорог.

Королева спешила закончить суд как можно скорее, а Шайни наслаждался каждой минутой. Он упивался, смотря ей прямо в лживые глаза. Он мог стоять на коленях, пока они не хрустнут от боли, лишь бы видеть, как душа Рейны извивается в мучительном волнении.

‒ Вы что-нибудь скажете в своё оправдание?

Но он молчал и продолжал прожигать её взглядом.

‒ Что ж, быть посему, ‒ голос королевы дрогнул перед вынесением вердикта. ‒ За убийство товарищей, неподчинение приказам и предательство Райских земель. Я, Королева Рейна Рем Богокровная, приговариваю тебя, Шайни Блейз, к смертной казни. Приговор будет исполнен через месяц, а до этого момента ты будешь гнить в темнице, думая над ошибками, которые ты совершил.

Покидая зал, королева навсегда запомнила взгляд Шайни на себе. Ведь он выжег в её сердце лишь одну фразу ‒ «ненавижу».

***

Шайни сидел в темноте. Один. Минуты казались вечностью. В темноте ему чудился образ и голос Лии, и каждый раз он говорил с ней.

‒ Ты была права… Я всё понял.

Прости…

Прости…

Прости.

Замок тюремной камеры заскрежетал, дверь затрещала под собственной тяжестью. Шайни пришлось зажмуриться от света факела. Глаза его давно не видели свет, но сквозь выступившие слёзы в очертаниях силуэта он узнал посетителя. Это был Коти Шторм в командирской накидке «Королевской воли» и со шрамом на лице.

Старый друг долго молчал, разглядывая бывшего командира. Исхудавший, тёмно-фиолетовые мешки под глазами, неопрятная клочковатая борода. Украшающие тело и лицо синяки означали, что тюремщик часто заходит сюда, чтобы приложить свою руку к «комфортному» отдыху заключенного.

‒ Я нашёл твою дочь, ‒ вдруг сказал Коти.

Сердце Шайни сжалось.

‒ Её прятали ваши соседи. Я забрал её, мы с Соней позаботимся о ней. Она будет жить в мире и спокойствии. Обещаю тебе.

Шайни кивнул в пустоту. Это сходило за благодарность. Хотя кто знает, стоит ли благодарить человека, который разменял дружбу на звание?

‒ Скажи мне. Ты всё ещё думаешь, что сделал правильный выбор? Разве это правильный выбор? ‒ Коти обвёл руками темницу.

Шайни молчал.

‒ Мы прошли через столько сражений вместе. Мы прикрывали друг друга всегда. Мы готовы были умереть друг за друга! Разве это стоило того? ‒ ещё раз спросил Коти. ‒ Мы вместе могли изменить эти земли к лучшему, а теперь… Теперь тебя не станет и всё окончательно разрушится.

Шайни молчал.

‒ Проси прощения у королевы. Ты знаешь, она простит тебя, и появится второй шанс. Ты должен жить! Ради, чёрт возьми, своей дочери!

Но Шайни всё ещё молчал. От него осталась лишь оболочка. Он был сломлен. Он умер вместе с супругой.

Понимая, что друг не заговорит, Коти собрался покинуть темницу, когда, наконец, Шайни открыл рот:

‒ Мог бы ты напоследок сделать кое-что для меня? ‒ прохрипел он.

‒ Слушаю.

Старый друг покачал головой и поманил Коти ближе. Схватившись за кинжал за спиной, Коти Шторм осторожно приблизился и наклонился. Трудно было разобрать хриплое бормотание, но когда с пересохших губ сорвались роковые слова, глаза Коти расширились от удивления.

Выпрямившись, он спросил:

‒ Ты уверен в этом?

Блейз кивнул и тихо ответил:

‒ Это свобода и возможность сохранить мою честь.

‒ Я подумаю над твоей просьбой.

Взглянув на старого друга в последний раз, Коти с грустью подумал, что уже не узнаёт в нем человека, который когда-то верно служил её Величеству.

‒ Стража, ‒ позвал Коти, постучав по двери, и покинул темницу.

***

Спустя недели, за считанные часы до казни, Коти вернулся. Он передал Шайни маленький мешочек, спрятанный в рукаве.

‒ Меня заверили, что этого хватит.

Шайни благодарно кивнул.

‒ Ну, прощай… Старый друг. ‒ Коти отвернулся, чтобы покинуть темницу, но холод коснулся его руки. Шторм вздрогнул и посмотрел вниз. Это была рука Шайни.

‒ Позаботься о моей девочке, прошу тебя, ‒ в голосе друга почувствовался болезненный надрыв и стон. ‒ Она всё, что останется от нас с Лией в этом мире. Молю тебя! Защищай её, люби и никогда не оставляй одну. Прошу, Коти! Прошу…

Коти дрогнул. Он упал на колени и, прижав руку старого друга к щеке, ответил:

‒ Обещаю. Я позабочусь об Аскии.

Обнимая в последний раз исхудавшие плечи Шайни, Коти вдруг со всей ясностью понял, что выбор, сделанный бывшим капитаном, был единственно правильным. Единственный, кто ошибся и проиграл, это он сам.

***

Его ввели в королевскую залу под руки. Он был бледен, истощён, одежда буквально сваливалась с него, фиолетовые синяки под глазами опухли и скрыли некогда прекрасные светло-серые глаза.

«Так надо», ‒ подумала Рейна и вцепилась ногтями в подлокотники трона.

‒ Мне передали, что ты хотел видеть меня.

За считанные минуты до казни королеве передали последнюю просьбу заключенного. Аудиенция с Рейной. Им не позволили встретиться наедине, но этой просьбы было достаточно, чтобы королева испытала надежду, что её любовь раскается и тогда она простит его.

‒ Мы с тобой очень похожи, Рейна, ‒ начал он.

Удар железной перчатки врезался в щеку заключенного.

‒ Обращайся к нашей королеве по титулу. Ты не достоин произносить её имя своим грязным, предательским ртом, животное! ‒ завопил тюремщик.

‒ Рейна…

Последовал ещё удар, а за ним ещё один, и каждый был сильнее прежнего. Пол священной королевской залы окропился кровью.

‒ Хватит! ‒ резким, холодным до дрожи голосом приказала королева. ‒ Иначе ты лишишься жизни раньше своего узника!

‒ Слушаюсь, Ваше Величество, ‒ стыдливо отступил тюремщик.

Кровавая слюна потянулась с губ Шайни. Сплюнув и набравшись сил, он продолжил:

‒ Мы оба держимся за прошлое, Рейна. ‒ Строгий взгляд королевы предупредил стражника от удара. ‒ Мы пленники упущенных возможностей и ошибок прошлого. И не громкие титулы заставляют твою армию идти за тебя на поле боя. ‒ Шайни взглянул на Рейну. ‒ Не вера народа в тебя продвигают Райские земли вперёд, а страх. Страх заставляет творить необдуманно ужасные и жестокие вещи. Твой народ не такой ужасный, как ты думаешь. В отличие от тебя, в их сердцах не таится злоба и страх. Да, они не верны тебе, но верны себе! А это их главная сила, которой нет у тебя.

Брови королевы всё больше изгибались в хмурую дугу, ногти сильнее впивались в ладони.

‒ Но ты не такая, Рейна, ‒ внезапно добавил Шайни, и королева замерла. ‒ Я знаю, что одной твоей улыбки достаточно, чтобы вселить веру и мир в твой народ. Этой улыбки хватит, чтобы подарить тепло и уют каждому человеку в твоём королевстве. Ты подаришь им надежду в новое будущее. Ты больше не будешь для них Безумной королевой. Ты станешь для них героем и достойным правителем. Защищай их и люби.

Она встала с трона, и подол платья скользнул за ней.

‒ Ваше Величество, ‒ предупредил тюремщик.

‒ Помолчи! ‒ приказала она, и, приблизившись к узнику, села рядом, а время замерло для неё. Оно замерло для всех в королевской зале. Рейна обняла Шайни и задрожала. Она плакала.

‒ Прости, ‒ всхлипнула она. ‒ Я запуталась. Я лишь хотела доказать то, что не нужно доказывать. Я хотела показать, что могу быть сильной ради своего народа, но подвела всех. Подвела своего покойного отца, подвела свой народ, и самое главное подвела тебя. Я запуталась, потерялась. Прости меня…

Они сидели так очень долго. Эта картина стала первым шагом, чтобы внушить надежду в сердца народа Райских земель. Вера в новое будущее с их королевой. И, наконец, Шайни обнял Рейну и прошептал:

‒ Прощаю. ‒ Сковывающие руки тюремные цепи, обхватили тонкую шею королевы. Резко вывернувшись, Шайни Блейз спрятался за спиной Рейны, крепко держа её.

‒ Королева в опасности! ‒ взревела стража.

Коти должен был, но не осмеливался, он не просто не мог поверить в происходящее. Он не мог отдать приказ, который прикончит Шайни. Своими глазами, он поймал взгляд друга. И тот его поблагодарил, но за что? Его взгляд буквально подталкивал Коти к приказу, но мог ли он? Нет! Он должен был.

‒ Спасти королеву, ‒ выдавил Коти сквозь боль и добавил: ‒ Убить Шайни Блейза.

Воины окружили предателя, обходя его сзади. Первый болт вонзился в открывшуюся спину бывшего командира «Королевской воли». Кровь потекла из уголков губ Шайни, но он продолжал удерживать королеву в смертельных оковах, всё туже затягивая цепь на её шее. Страх перед смертью и предательство любимого обездвижили Рейну.

Остальная стража спустила арбалетные крючки. Болты и стрелы врезались в спину заключенного. Казалось, Коти на себе чувствует, как в плоть врезаются острые наконечники. Не в силах более видеть мучения друга, он отдал новый приказ:

‒ Хватит! ‒ Но стража как будто не слышала приказа и продолжала стрелять. ‒ Прекратить! ‒ рассвирепел Коти, выбивая арбалеты у каждого солдата.

Наконец, стрельба прекратилась. Шайни тяжело дышал, глаза закрывались, но он всё ещё стоял.

И тут произошло то, что никто не ожидал.

Шайни Блейз развернул и поцеловал свою королеву. Для неё это был сладкий вкус любви. А для него ‒ металлический привкус смерти. И вот, губы его дрогнули в последний раз.

‒ Ты получила, что хотела…

Глаза Шайни уставились на королеву, и она почувствовала вкус его тёплой крови на губах, а горячие слёзы скользнули по щекам. Он повалился вниз, а она придерживая, буквально вцепилась в него. Она рыдала, пытаясь, вернуть его к жизни, но Шайни обрёл свободу, покинув свою королеву раз и навсегда.

***

Рейна сидела на балконе в королевских покоях. Смотрела, как с Рубиновых гор спускается гроза.

‒ Ваше Величество, вы желали меня видеть? ‒ Это явился Коти.

‒ Подойди… ‒ договорить королева не смогла. Едкий кашель болью сцепил ее горло. Прокашлявшись и отдышавшись, она, наконец, указала командиру «Королевской Воли» на его место рядом с ней.

Приблизившись, Коти заметил платок в руках Рейны, с тёмно-красными пятнами. За несколько дней, прошедших с гибели Шайни, королева похудела, лицо потеряло краски, и она постоянно кашляла. Спустя некоторое время, собравшись с силами, Рейна начала говорить, но прежняя мелодичность в её голосе пропала, сменившись болезненным хрипом.

‒ Это ты принёс яд в камеру Шайни?

Коти промолчал. Отвечать, а тем более отрицать ‒ не имеет смысла. Она и так уже догадалась.

‒ Отравленная кровь попала в меня вместе с поцелуем… Поцелуй смерти, ‒ слабо усмехнулась королева. ‒ Капля крови от Бога не позволит мне умереть сразу, но сил моих хватит только на один выброс.

‒ Силы на что?

‒ Силы, которые… ‒ снова жгучий кашель пронзил горло. ‒ Силы, которые я копила, чтобы освободить народ от внешней угрозы.

‒ Божественная капля крови, ‒ понял Коти.

Не в силах более говорить, королева кивнула. Они молчали очень долго, наслаждаясь затишьем перед бурей. И, наконец, она произнесла:

‒ Я всегда любила его.

Коти посмотрел на Рейну. Всегда тверда в своих словах, решительна в своих действиях. Никогда она не произносила ничего подобного, тем более с такой лёгкой и грустной улыбкой.

‒ Отец всегда говорил, ‒ что любовь ‒ это слабость. И вот поцелуй Шайни стоил мне жизни, но я не жалею об этом. Жаль только, что всё вот так закончится. Никакого счастливого конца.

Королева умирает, а вместе с ней падёт её род Богокровных, а значит рано или поздно королевство рассыплется на руины.

Коти грустно посмотрел вдаль, где во вспышках грома и молнии разжигался огонь войны. Мрачное будущее Райских земель поднималось вместе с чёрным дымом на горизонте. Даркадианцы вступили на родную землю, и армия готовится к битве.

«Любовь воистину великая сила ‒ она разрушительна и беспощадна в неумелых руках», ‒ подумал Коти.

Вдруг Рейна встала и пошатнулась, Коти поспешил помочь королеве, но она вежливо отказалась. Отдышавшись, она выпрямилась и с гордо поднятой головой поднялась на перила балкона, и вытянула руки.

‒ Ваше Величество, что вы делаете?!

Гром грянул над головой Рейны, взрывы молнии рассекли небо. Тонкая красная нить потекла с уголка губ на подбородок, ладони заискрились и вспыхнули светом, ‒ сдерживаемая сила просилась наружу.

‒ Спасибо тебе, Шайни, ‒ заговорила королева. ‒ Ты был прав. Мне нужно стать прежней, чтобы дарить любовь народу, чтобы вывести их к светлому будущему. Я не разочаровалась в тебе, но разочаровала тебя, и я обязательно заглажу свою вину.

Земля содрогнулась. Молнии ударили по королевской крыше, замок тряхнуло.

‒ Нет, отец, ты был не прав. Любовь ‒ это несокрушимая сила. ‒ Рейна улыбнулась и хлопнула в ладоши.

Ослепительно-белая вспышка света вырвалась наружу. Коти закрыл глаза рукой, и от ударной волны его припечатало к стене. Казалось, небеса рухнули. Боги крови, раздора и войны спустились на землю, чтобы сеять хаос и разрушения. Каждая новая вспышка и оглушительный гром заставляли землю содрогаться в мучительных конвульсиях.

«Это конец для Райских земель», ‒ подумал Коти, но это было начало. Начало новой эпохи, восстановления и преображения. Свет нес очищение и защиту для родных земель. И свет этот дарила она ‒ Рейна Рэм Богокровная.

Вспышки света и молнии исчезли так же быстро, как и появились. Когда всё закончилось, и вновь воцарилась тишина, Коти увидел, что королева исчезла. Она не упала вниз, а просто испарилась. Её не стало.

Позже разведка донесла командиру «Королевской воли», что Даркадианцы буквально рассыпались в прах у границ королевства. Капля крови Бога унесла жизнь врага, как унесла и жизнь Рейны. Но её сила, её последняя воля подарила плодородие землям, вторую жизнь разорённым полям. Её сила подарила малышке Аскии ту самую каплю крови от Бога, которая передаётся только любимым. Новая сила, надежда и светлое будущее спрятались в сердечке девочки, чьего отца королева так сильно любила.

+6
22:02
484
02:21
+3
Написано хорошо, читается бодро! Драма, интриги, любовь, магия, трагедия, божественные силы!

Но очень уж не в моём вкусе: мало метамодернизма и всяких таких штучек постироничных, как будто мы отмотали в те времена, когда ещё условного Шекспира не читали. Опять же проблема, что про людские страсти уже так много написано…

Боюсь, что буду несправедлива, так что просто пожелаю удачи!
Спасибо! ))
23:42
+2
Это великолепно! Хотя и пафосно.
Спасибо большое! ) Согласен, пафосно )
Не могу иначе ))
10:11
+1
Рассказ понравился, хорошо написано, и интрига захватила. rose
Спасибо вам большое!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Достойные внимания