Светлана Ледовская

Тьма в сердце

Тьма в сердце
Работа №49

Тьма окутывает город, поглощая в свои лапы улицы и переулки. Хоть летняя ночь, но холод, словно воришка, незаметно забирается в дома наших тел. Окутывает леденящим потоком ветра, который пронизывает до ниточки наши бледные тела.

В эту ночь нет ни единой звездочки на небосклоне, давно уже не видать их над яркими неоновыми вывесками. Свет фонарей и мерцание рекламы душит свет далеких небесных тел, будто не хочет, чтобы мы насладились их древним блеском.

Холодные каменные джунгли порабощают наши души, я давно утратил ее в каменном склепе под названием квартира. Жилище не может быть построено из кирпичей и бетона, в нем нет души. Раньше строили из деревьев, которые росли веками, оно чувствовало и было живым. В стволах деревьев давным-давно упокоевались души наших предков, и в доме из сруба были покой и мир. В очаге каждого жилища были предки, которые увещевали, помогали и защищали от древнего зла и злобных духов.

Эльф покачал головой, укутался посильней в свой коричневый плащ, посмотрел на часы, а там уже полночь. Остановка давно опустела, и в эту ночь автобус не пришел, чтобы отвезти его в эльфийский район. Это в очередной раз доказывало, что люди ненавидят эльфов, и потому водитель не приехал.

Снова длинный путь до проклятого дома, за который придется платить еще лет тридцать, чтобы полностью погасить ипотеку. Так думал эльф и брел по улице, медленно переставляя свои ноги, хотя не от усталости они сами заплетались, а скорей всего от бессилия и безнадеги.

«Когда мы допустили все это? – мысленно спросил эльф и поднял глаза к небесам. – Вы гребаные людишки!» – хотел бы прокричать во все горло, но лишь мысленно пробурчал у себя в голове.

Он понимал, что вокруг висят камеры, на его запястье закреплен браслет, который передает в главный штаб его слова, поступки и местонахождение. Снять его было просто невозможно, и потому в этом тоталитарном мире эльфы были лишь рабами. Глобальная слежка, всеобщее вырезание численности эльфов, орков и гномов. Лишь определенное количество этих рас могло находиться на материке Вельхарим, потому половина рас была подвержена кастрации. Хотя эльфы очень ценились среди людей, но только женские особи.

«Почему я не родился женщиной? – он мысленно себя укорял за это. – Сейчас бы меня чипокал какой-то богач, у меня было бы все, что душе угодно», – мысленно проговорил, опустив голову, и не останавливаясь шел вперед.

Поднял руку вверх, и над ней загорелся маленький язычок синего пламени. Магия разрешалась в случаях – если это не вредило людям и не обогащало ушастых.

«Ушастые – вот как нас называют эти безродные собаки. Мы нужны им лишь для развлечения и утех, даже как рабы мы слабы и ничтожны по сравнению с орками». Мысль закончилась в его голове, и он посмотрел налево, где один орк нес огромный груз на плече.

Все верно, орки очень сильная раса, но в их головах пусто, ими легко управлять и манипулировать. Просто повесь ему на шею электрический ошейник, ударь пару раз большим разрядом тока, и он станет послушней любого пса. Они заменили рабсилу и за маленькое жалованье работают на людей, не прекословя им. Хорошие воины на поле боя, отличные грузчики и разнорабочие, а оплата – это еда, вода и жилье, где сотни орков на полу большого ангара.

«Почему мы проиграли в этой войне? – снова покачал головой, закрыл рукой глаза, но не останавливался ни на секунду. – Мы сражались изо всех сил, до сих пор главная цитадель эльфов не пала, маги сдерживают силовой купол, но остальные захваченные эльфы пали духом и стали рабами».

Он сжал кулаки, пламя усилилось, и в этот момент засветился красным его браслет. Был лишь один разряд тока, и эльф упал на пол от боли, он весь сжался, подобрал к груди колени и ждал, пока отпустит боль. На руке браслет засветился зеленым, и эльф глубоко вдохнул, его отпустила сковывающая боль от разряда.

«Твари, со своим всевидящим оком, которым наблюдает за нами «Большой папа», следит за каждым из его сыновей, – мысленно проговорил, перевернулся на спину и на небе заметил одну звездочку и быстро улыбнулся. – Моя счастливая звездочка».

Эльф закрыл глаза и мысленно перенесся в тот день, когда это все началось. Прошло уже больше двухсот лет, а он до сих пор не мог забыть всех деталей того вторжения. Кровь в венах бурлила, дрожь пробежала по всему телу быстрей, чем вспышка молнии, руки сжались в кулаки, а зубы сцепились, и казалось, что их не разжать.

Хоть холодный асфальт, будто будильник, поднимал с кровати, но ему не хотелось вставать. Он погружался все больше в тот проклятый день, когда перед его гарнизоном открылся первый портал из другого измерения. Стены с лучниками держали долгую оборону на границе с орками, и даже орки почти пятьсот лет не могли одолеть великого генерала Немроса.

Он уже сотню лет воевал против этих мерзких зеленокожих орков, но даже не мог подумать, что его смогут одолеть низкорослые люди. Ведь эльфы все были как минимум на голову выше людей, хотя эльфийки были не такими высокими, как их мужчины.

Первый портал привел в их мир один дредноут со «звездным десантом», так эльфы называли «космодесант». Ведь на груди их брони была большая пятиконечная звезда. Космический корабль выгрузил вначале тяжелую технику – танки и артиллерийские пушки. Затем вышли и десантники, которые расположились напротив ворот, направив на стены свои огромные пушки.

Мы тогда не знали, что это такое, никогда не видели железных птиц, которые по нам бомбили с неба. Наши стрелы даже не долетали до них, мы не могли пробить броню пехоты, наша магия была бессильна против странного сплава, из которого была создана броня космических кораблей, их истребителей и бомбардировщиков, даже броню пехоты не могли пробить стрелы и наши мечи.

Первый выстрел из танка пробил наши ворота из толстого дуба, будто это спичка, а по нему выстрелили гномы из своих пушек, которые бьют ядрами. Но и то надо как минимум пять точных попаданий в одно место. А здесь разлетелись ворота как щепки, и когда проход был открыт, к нам подъехала какая-то штука, а из нее вылез первый человек.

Я тогда быстро подоспел, когда он начал нам кричать, как ни странно, на эльфийском языке, слышен был акцент, но построение предложений и слов было правильным. Будто он прожил с нами не один год, изучая наш язык у лучших учителей.

– Ушастые, сдавайтесь, тогда мы пощадим ваших людей, ой, простите, ваших эльфов! – с улыбкой прокричал парень и присел на БТР, не отводя от нас глаз.

С ним никто не вел диалог, не дождавшись своего генерала. Когда я впервые увидел людей, улыбка появилась у меня на лице – невысокие, с маленькими ушами, в необычной одежде, очень громоздкой для боя с мечами. В близком бою он был бы трупом, ведь очень неповоротливой была их пехота в отличие от наших лучших мечников.

– Кто вы и чего от нас хотите? – спросил генерал Немрос.

– Сдавайтесь, тогда ваши стены и гарнизон будут целыми, мы не хотим войны. Вы нам нужны целыми и невредимыми.

– Вас здесь не больше трех сотен, максимум тысяча, а нас здесь целая армия – больше десяти тысяч бойцов, не считая женщин, магов и всадников.

Парень почесал затылок, затем снова ухмылка появилась на лице. Он достал свое оружие, оно для нас не показалось очень грозным, но он прицельно выстрелил в стоящего рядом помощника, и мы в момент ужаснулись. Голова моего офицера просто разлетелась на куски, кровь забрызгала за ним стоящих лучников. Все, кто увидел этот выстрел, в момент посмотрели на меня, и что я сделаю дальше, ведь воевать с ними было просто нереально, но…

Закрыл глаза, шепотом отдал приказ, который и изменил всю мою дальнейшую жизнь. Может, если я поступил по-другому, ведь вариантов было множество, перед нами была лишь маленькая часть воинов, то даже отступив тогда в цитадель «Лайвхильм», у нас было бы больше шансов.

– Выстроиться в боевое построение и ударить по ним из всех оружий, – тихим и спокойным голосом я проговорил, помню, как тогда.

На стенах выстроились лучники, за воротами зарядили катапульты, воины выстроились перед воротами, готовые выбежать наружу после обстрела и рубить врага.

– Огонь! – прокричал тогда во весь голос.

И по БТР полился вначале поток стрел, а затем три катапульты ударили огненными камнями по машине. Пехотинец, который говорил, быстро спрятался внутри, и они ждали подкрепление, которое мчалось к ним во всеоружии на максимальной скорости.

Через минут пять армия людей атаковала наш гарнизон из всех оружий. Точней, они не сильно били гарнизон, больше всего страдали мои воины.

Тогда не понимал, почему они не разносят стены, здания или наши сооружения.

Тогда не понимал, почему они стреляли только по нашим воинам, пока солдаты бежали на врага, по ним вели прицельный огонь. Это была не война, а тотальное уничтожение эльфов, ни один из моих воинов так и не добежал до пехотинцев. Они опустили стволы, нажали кнопки на стволе, и появились длинные кинжалы на автоматах. Шли в гарнизон и добивали всех воинов, кто не погиб от пуль, они не собирались лечить их. Когда дошли до ворот, входили сюда как цари, смеялись над нашими строениями, и пара взрывов уничтожила катапульты. Лучники стреляли в них, но от брони отлетали стрелы, а взамен они отправляли лишь по одному выстрелу в голову.

– Позовите мне магов! – прокричал своему помощнику.

Быстро прибежали эльфы с кристаллами на одежде и поклонились генералу.

– Не до поклонов! – прикрикнул. – Попробуйте ударить по врагу, пока нашу армию не уничтожили.

Маги быстро выстроились на стене, закрыли глаза и простерли руки в сторону противника. Они что-то бормотали, а затем появился огромный огненный шар, который с огромной скоростью полетел в сторону врага. Только на полпути он растворился, будто маги отменили свой приказ.

– Что за…? – спросил генерал, посмотрев на главного мага.

– Я однажды видел уже такое, тогда огромный монстр появился возле одного гарнизона. Мы хотели его уничтожить, ведь он начал крушить стены, но все попытки были тщетны. Вся магия, которую мы отправляли по нему, просто растворялась, будто на нем была защита от магии. Но я проверил, на нем не было заклинания, или рун, либо каких других оберегов. Я достал свою книгу древних и прочел одну старую истину, она гласила, что наша магия может влиять лишь на существ из нашего мира, но если существо с другой планеты из параллельной реальности, то кристаллы силы или внутренняя магия на него не сработает. Ни одно заклинание на этих тварей не сработает, хотя магия разряд молнии может, если она ударит через железо, которое из нашего мира. Если солдат возьмется за меч нашего воина, то его может убить. Так же и магия воздуха и огня убьет врага, если он сгорит в нашем доме.

– То есть, я понял. – Генерал выбежал на стену и посмотрел на лучников. – Огонь из всех орудий!

Лучники прицелились, выстрел, генерал закрыл глаза. Поднял вверх руки и прошептал, из его рук вырвался заряд электричества, и стрелы стали будто электрической сетью и накрыли врагов. Они попадали на пол, дергались от разряда, и казалось, что большая часть врагов погибла. Но затем поднялись, отряхнулись и посмотрели на руке, был полный заряд брони.

Воины начали активно уничтожать эльфов, и чем быстрее воины рвались в бой, тем быстрей отправлялись к праотцам. Генерал видел, как его воины один за другим падали, словно трава во время сенокоса, и жатва пришла от рук людей, которые косили своими пушками, словно косы жнецов.

– Остановитесь! – прокричал бойцам. – Мы сдаемся!

– Раньше, ушастый, надо было! – проговорил парень из БТР. – Теперь вы все умрете, лишь парни с яйцами, но тебя мы не тронем, ты у нас генерал? Правда ведь?

Я лишь утвердительно кивнул головой, и на меня надели наручники, посадили в подвал, и эти варвары пошли по домам военных, беря силой их жен, сестер и детей. В ту ночь эльфийки впервые узнали всю человеческую жестокость. У эльфов нет понятия «изнасилование», мы очень хорошо относимся к своим женщинам и девушкам, не говоря об отношениях однополых, для нас это дико. Но когда меня выпустили утром из темницы, я понял, что наш мир уже не будет прежним.

Лишь за одну ночь они смастерили странное орудие казни, две доски скрепили в виде креста и туда прибили еще живых эльфов, в основном парней. Многие женщины были растрепанными, их взгляд говорил о многом. Каждая из них хотела умереть вместо их мужей, которых посадили на кол, других распяли на кресте, а третьим менее гуманно просто отрубили головы. Хотя видел многих парней, привязанных к столам, со снятыми штанами. Мне даже не хочется знать, что с ними делали, хотя я и так это понимал.

Ведь женщин в гарнизоне было не больше тысячи, многие женщины уехали в столицу на праздник, потому им больше повезло, чем тем, кто остался в эту ночь. Они плакали и кричали, многие покончили с собой, их военные откинули на большую кучу трупов – расчищали себе место для техники и новых воинов.

Меня привели в штаб, где я встретился лицом к лицу с их начальником, он был не один, а с двумя рослыми мужиками, я понимал, что если не заговорю, то начнется рукоприкладство. Хотя я, как военный, привык к боли, и меня ничем не испугать, и сидящий напротив меня генерал-мордоворот понимал это.

– Ну что, будем говорить или найдем другой подход? – спросил с улыбкой человеческий генерал. – У меня есть один действенный подход, который лишь под утро нашел.

Тогда не догадывался, о чем он говорил, но в момент мое тело судорожно сжалось не от боли, а от страха. По телу пробежала дрожь, сердце закололо, и мысли выдали картинку, которую лишь сейчас вспомнил.

– Заведите девушку! – скомандовал генерал.

В помещении появилась девушка, которую толкнули в спину, она быстро вошла в помещение и, увидев меня, стремительно метнулась ко мне. Будто заметила несметное богатство, и кто первый к нему прикоснется, тому и будет принадлежать.

– Братик! – сказав это, обняла меня.

Я лишь покачал головой и опустил глаза. Почему именно сейчас она приехала меня навестить?.. Будто они знали, когда надо на нас напасть, чтобы я сложил все полномочия и сдал другие гарнизоны, я лишь позвоню, и многие сложат оружие без боя. Мог хитростью захватить другие стены нашей страны, только я не предатель. Хоть руки у меня были связаны, и я понимал, что другого шанса мне не представится, и потому или сейчас, или никогда.

– Нагнись ко мне, милая сестренка!

Она не понимала, зачем, но наклонилась ко мне.

– Прости меня, любимая моя, но так будет лучше! – прошептал ей на ухо, затем снова, но уже на непонятном ей языке, прикоснулся губами к уху, и разряд молнии испепелил мою сестру.

– Что за…? – спросил генерал, увидев обугленное тело моей сестренки.

– Я не предатель моего народа. Если вы и дальше будете убивать эльфов, насиловать наших сестер и матерей, то лучше убейте меня. Только моими руками вы не получите легкой победы над другими гарнизонами, другие стены намного лучше укреплены, и лучшие маги найдут способ вас уничтожить. Тем более драконы…

– У вас есть заклинатели драконов, вот это уже интересно. Значит, у вас есть и драконы?

– Логично, если есть заклинатели драконов, то есть и сами драконы. Если у вас есть такое оружие, зачем вам нужны драконы? Ваши летающие железные птицы на порядок сильней драконов. Какой смысл захватывать тех, кто слабей вас?

– Во-первых, эльфийки красивые и секс с ними приятней, чем с обычной нашей девушкой. Во-вторых, вы умеете использовать магию. Простите нас за варварские методы навязывания врагу, чтобы они стали нашими союзниками, но как показала практика, бей своих, чтоб чужие боялись.

– А договориться до боевых действий? Не судьба?

Генерал скривил лицо и затем посмотрел прямо в мои глаза, будто я какой-то тупица и не понимаю, о чем он говорит.

– Пытались, но ваше правительство отказало нашим дипломатам, их высмеяли и даже выкинули из вашего красивого дворца. Они тогда не побоялись нашего оружия и угроз, что мы вас поработим и сделаем из вас наших рабов. Но теперь ты первый понял, что мы не шутим и сможем вас поиметь во все дыры, ваши бабы первые на себе прочувствовали наше мужское достоинство, даже некоторые парни, ты же видел их, прикованных к столам. Но не суть, наш император лично трахнет вашу королеву, по самое горло засунет свой член.

– Почему вы такие грубые и вульгарные?

Удар по столу кулака заткнул эльфа, но не испугал, он даже не моргнул.

– Слушай меня сюда, длинноухий, мы с вами разговаривали нормально. Предлагали договориться, только вы выбрали войну, даже ударили по нам электрической стрелой, мы пережили, и ты говоришь о переговорах. Надо было раньше.

Удар по лицу вернул меня в реальность, где я лежал на холодном полу. Быстро поднялся и побрел к себе домой, казалось, хуже уже не будет. Пока в темном переулке я не услышал крики о помощи.

– Помогите, пожалуйста! Они изнасилуют меня! – кричал женский голос из темной подворотни, я лишь взглянул туда, но медленно пошагал вперед.

– Это не мое дело, – тихо проговорил эльф.

Но остановился и покачал головой.

«Я не должен вмешиваться, иначе будет хуже, – мысли атаковали голову. – Хочу просто идти, но только ноги не идут вперед, все мое нутро кричит помочь ей».

Быстро побежал на голос, который звал на помощь, только все боялись. Никто не выглядывал из окон, не вызывали полицию, многих обуял страх. Когда был на месте, то видел, как трое мужчин насиловали эльфийку, все они были людьми. Они были немного пьяны, но стояли на ногах, они посмотрели на меня, я незаметно держал в руке металлический стержень.

– Ушастый, уходи, иначе сделаешь хуже себе и ей, – спокойно проговорил парень, который был сверху эльфийки. – Мой отец прокурор и посадит тебя…

Не успел договорить, как я быстро подбежал к нему, прикоснулся стержнем и ударил разрядом тока, его тряхнуло, но не убило, то же я несколько раз проделал с другими, пока все не лежали на полу без сознания.

– Я знаю, как вас вырубить так, чтобы мой браслет ничего не заметил! – проговорил вслух и протянул руку девушке, она быстро поднялась и привела себя в порядок.

Она посмотрела на меня и провела рукой по лицу, затем улыбнулась мне.

– Спасибо, что спас меня от них, они бы еще долго надо мной издевались! Как тебя звать? – спросила девушка.

– Заключенный! Так его в ближайшие три года буду звать в тюрьме «Черный орк», он будет чьей-то шлюшкой, ему выбьют зубы для лучшего миньета, задний проход сделают рабочим в хате, где сидит пара орков и гномов, которые ненавидят вас, ушастых, – проговорил мужчина в темной одежде и маске на лице, которая скрывала его лицо. Она была похожа на лицо улыбающегося человека с зашитым ртом. Длинный плащ, на голове была балаклава, черный костюм и белая рубашка, а в руках ствол.

– Если бы не вмешался, то я бы ей помог, но теперь сами расхлебывайте это дерьмо. – Он спрятал ствол и пошагал в противоположную сторону, но затем остановился. – Либо можете присоединиться к повстанцам, кто хочет скинуть тиранию для всех рас и уничтожить правителя, которого вы нежно называете «Большим папочкой», но для нас это зиккурат. Многоуровневая пирамида иерархии правителей этого мира, где на вершине и есть «Всевидящие око в пирамидке».

Эльфы переглянулись и быстро подошли к незнакомцу, который обернулся к ним.

– Руки с браслетом! – скомандовал он им, и они протянули к нему руки, он провел каким-то прибором и заглушил сигнал, затем подсоединился к ним и стер все данные за последние полчаса. – Готово, они ничего не докажут, что это были вы. А пока молча проследуйте за мной.

– А как вас зовут? – спросила девушка. Незнакомец на нее посмотрел.

– Кодовое имя Уран, больше ничего не могу рассказать.

Он их привел в нижний город, где живут отбросы и мутанты, там конечная станция для канализации города. А раньше это место было священным лесом эльфов, куда семьями приходили помолиться и вознести дары своим мертвым предкам, где покоились духи прародителей. Но люди сделали из священного леса не просто свалку отходов, но сливают туда свои помои и разного вида опасные радиоактивные отходы.

Сюда люди боятся приходить, потому это пристанище эльфов, которые преступили закон. В нижнем городе было множество железных крыш, куда не добивала сеть, потому не работали браслеты и потому там зачастую их снимали. Но если тебя поймают без него в городе и узнают, что ты его самостоятельно уничтожил, то тебя отправят в здание Следственного комитета, откуда никто не возвращается. В тюрьму оттуда не отправляют, трупы не вывозят, и дальнейшая судьба ушастых была загадкой. Поговаривают, что на нижних уровнях под землей есть тайная лаборатория, где проводят незаконные опыты над всеми, кто противится закону и Большому папе, ведь даже люди уходят в партизаны и повстанцы.

Незнакомец остановился, резко брызнул чем-то в лицо, и эльфы потеряли сознание. Наступила темнота, только Немрос видел сон из далекого и прекрасного прошлого. Он помнит те дни, когда эльфы спокойно гуляли по их лесам с семьями, строили прекрасные города и возводили великую цитадель в сердце их страны.

Он улыбался своим родителям и сестренке, он помнит тот пикник, когда они в последний раз собирались всей семьей. Они радовались жизни, но затем яркая вспышка – и сестра легла обугленными костями перед ним на столе.

– Отпустить его, пусть доложит в столицу, что люди идут и уничтожат гарнизон за гарнизоном. Наша цель – уничтожение столицы.

Когда Немрос был освобожден из оков и его выпустили за ворота, то он рванул быстро в следующий гарнизон. Туда он бежал без остановок и за пару часов добрался до него. Его встретили с почестями, но он искал генерала, и его отправили прямиком в его дом.

– Великий Немрос, – проговорил генерал Ролавинд. – Что случилось? Ты без коня прибежал к нам, ваш гарнизон пал?

Немрос опустил глаза и утвердительно кивнул головой.

– Они себя называют людьми, но они хуже орков и гномов. Если с мелкими можно договориться, а орков убить нашей магией, то с этими бесполезно сражаться нашим оружием. Но самое страшное в том, что магия на них не работает от слова вообще.

Генерал стоял, и его тело обмякло, будто у него случился сердечный приступ, и он сразу присел на кровать, рядом с которой находился. Глаза бегали из стороны в сторону, будто он читал срочный доклад, в голове перебирая все возможные и самые сложные алгоритмы. Только в итоге он закрыл лицо руками, будто первоклассник перед доской со сложными тригонометрическими уравнениями, которые не может решить. Весь класс смеется над ним и ждут его экзекуции. Но он лишь задумался над словами коллеги, который прибыл в его гарнизон.

– Быстро эвакуируй девушек и женщин с детьми. Они просто твари и не знают пощады и жалости, насилуют, убивают с особой жесткостью. Прямо сейчас, пока они не успели сюда прийти.

Генерал свистнул, и в комнату зашел военный.

– Приказ: выводите всех женщин, стариков и детей в следующий гарнизон и передай там, чтобы они не останавливались и шли в столицу, у них есть купол.

– Будет сделано! Сколько у нас времени? – спросил военный.

– Полчаса на сборы!

Военный удалился, и начался шум труб, генералы переглянулись.

– Они уже здесь! – проговорил Немрос. – Поздно!

Вдруг яркая вспышка, и слышны были звуки взрывов, и вся стена пала, а затем стрельба.

Немрос поморгал и увидел незнакомца, он и разбудил эльфа.

– Вставай, соня, вы у меня на базе, – проговорил Уран.

Эльф присел на кровати и посмотрел по сторонам, там был целый подземный город. Люди ходили из стороны в сторону, дети играли в туннеле, он посмотрел вверх, там было много ламп, и потому он сразу понял, где они находятся.

Древние катакомбы какой-то расы, которая жила задолго до эльфов, они населяли эти места. Все надписи были на неизвестном языке, и прочесть было невозможно. Все рисунки древних не несли какой-то информации, кроме одной: была война, и все погибли. Сеть катакомб протяженностью не один десяток километров вела непонятно куда, потому эльфы сюда не заходили, чтобы не потеряться. Многие смельчаки уходили сюда, но ни один из них так и не вернулся. Спрятаться здесь было отличной идеей, и потому незнакомец с повстанцами так и поступили, ведь здесь нет связи и искать никто не захочет. Даже если и начнут прочесывать метр за метром, здесь можно установить ловушки, а если выучить каждый переулок, то можно уничтожить любую армию, а терять своих людей не хочется.

– Умно! – сказал Немрос. – Вы уже давно здесь, как я погляжу.

– Ага, почти полвека. Но не суть, вы должны нам помочь.

– С чем? – спросила девушка-эльф. – Я работаю швеей, живу на окраине и толком даже стрелять не могу.

– Не придется, вы станете нашими ушами и глазами. Я пробил вас, и вы как раз работает в таком районе, где у нас еще нет своих шпионов, потому вы можете нам помочь, и нанесете большой удар по зиккурату.

Он встал и прошагал к столу, присел за компьютер и показал им место на карте города.

– Здесь вы должны быть каждый день в 14:00, может, чуть раньше. Сделайте так, чтобы обеденный перерыв совпадал с этим временем. – Незнакомец посмотрел на двух эльфов, и они утвердительно махнули головами. – Там обедает один из высокопоставленных уродов, не могу назвать вам ни имя, ни место его обитания, но единственное, что вам надо знать – это то, что он туда приходит покушать любимые булочки у своей любовницы. Но есть одно но…

– Какое? – уточнил Немрос.

– Он ненавидит эльфов, может вам достаться, но не переживайте, он вас не заметит, если будете сидеть в этом углу. Он обычно садится за этот столик спиной к вам, столик всегда один и тот же, ему любовница резервирует его, потому старайтесь сесть именно туда или заранее делайте резерв по этому телефону.

– Что нам надо будет сделать? – спросила девушка-эльфийка.

– Просто ждать, пока не услышите, как зазвонит его мобильник, запомните слова песни и автора и передайте мне. Передать вот этим способом, все на этой бумажке, где номер кафе.

– Все так просто?

– Не-а, он обычно редко разговаривает в кафе, надо будет ждать момента, когда все же кто-то ему позвонит. А пока снова спать! – он снова прыснул в лицо жидкостью, и они уснули.

Снова темнота, и Немрос провалился в сон до того, как его разбудили. На второй гарнизон напали люди и уже были за стеной, женщины поспешно убегали на конях в следующий большой город. Маги создавали купола и стены из стволов деревьев для отступления мирных гражданских.

Только практически ничего не помогало, Немрос увидел, как началась бомбежка с неба из железных птиц, быстро взял лошадь и поскакал в город Верельсин, он был следующим на очереди. За спиной он слышал стоны, взрывы и разные крики, которые сплетались в его голове в один большой кошмар. Он закрывал глаза, а там, в темноте своего разума, видел трупы своих солдат, слезы женщин из его гарнизона и парней, над которыми надругались люди. Он не жалел коня и на всех парах скакал к городу, он его уже видел вдалеке, но когда подъехал ближе, то осознал, что это уже руины.

Вокруг города снова кресты с воинами, на заборе висели тела изнасилованных женщин, отрубленные головы были насажены на колья, и потому он не решился входить в город, а поскакал прямиком в столицу. Он молился всем духам своих предков, чтобы они дали ему время прийти вовремя, и столица была целой, там было множество оружия и разных великих магов, но самое главное, там три десятка драконов. Еще огромный кристалл магической силы, который усиливал врожденный магический дар любого эльфа.

Скакал день и ночь, он знал, что за этим перевалом уже будут первые огни города, там центр и сердце его народа. Оттуда начался исток эльфийского рода, там до сих пор в кристальных гробах покоятся двенадцать пар первых семейств великих эльфов.

Но перед глазами яркая вспышка, и странный звук его разбудил. Он открыл глаза и увидел напарника, который жил с ним в одной квартире. Они вместе снимали ее, хотя так говорил Немрос, ведь огромную ипотеку он не потянет, а товарищ платил часть. В ней было две комнаты, и в одной из них жил Немрос. Он быстро подскочил и посмотрел на часы, было 6:00, как раз когда у него подъем, время для завтрака, и через час должен был прийти автобус, который его отвезет на работу.

– Немрос, я не слышал, когда ты зашел в квартиру? – спросил сосед.

– Я тихо вошел, автобус, как всегда, не пришел, потому я через полгорода прошел пешком. Чтоб тебя не разбудить, тихо вошел, не включая свет, увалился в чем пришел и сразу отрубился.

– Ясно, эти твари специально нас заставляют ходить пешком, чтобы солярку не тратить.

– Ладно, я кушать, чтобы не опоздать.

С моим соседом лучше долго не беседовать, а то опять на штраф попаду за разговоры о людях. Точней о том, что порочит их добрую честь, скажешь плохо о людях – и бах – штраф, второй раз в два раза больше, а третье предупреждение и тюремное заключение на шесть суток. Потому я уже сидел на остановке и через час был на работе, перекладывая одни бумажки в другую стопку и так целый день.

Я чудом не забыл о кафешке, куда уже бежал со всех ног. Прекрасно, что я успел, сел рядом с моей новой знакомой, которая заранее зарезервировала столик, заказала нам кофе и мило мне улыбалась. Тогда я не успел разглядеть, тем более после попытки изнасилования, она была грязной, растрепанной и отводила глаза от меня. А теперь она вымылась, привела себя в порядок, надела красивое платье и улыбалась на полную.

Честно сказать, я не ожидал, что увижу такую красавицу, черты лица и формы были очень привлекательными, и я понимаю, почему те трое решили ее изнасиловать. Она не отводила своих голубых глаз, рука невольно взяла мою руку, и она прошептала мне:

– Спасибо, что вчера за меня вступились. Они не успели со мной ничего сделать, хорошо, что они были пьяны.

Отвел от нее глаза, ведь понимал, что не хотел до последнего ее спасать. До сих пор не могу понять, какой черт меня дернул побежать к ней на помощь. Столько раз я проходил мимо изнасилований наших женщин, отворачивал лицо от конкретных издевательств над моим народом в метро, где прямо рядом со мной залазили люди в трусы или под лифчик к эльфийкам, а я просто закрывал на это глаза, будто уснул.

– Не за что! Наверно, любой на моем месте сделал так же! – ответил так и почувствовал себя конкретным лицемером и подлецом, хотя раньше был генералом и поклялся спасать мой народ ценой своей жизни. – Как вас зовут?

– Ой, простите! Меня зовут Неймир, а вас?

– Давай на «ты»! Я Немрос.

Она улыбнулась снова и пожала мне руку, а в этот момент вошел тот парень в 14:05, присел за указанный столик, как и говорил Уран, спиной к нам. Мы не успели разглядеть его лицо, хотя мы даже и не пытались из-за охраны, которая была рядом с ним. Было очень опасно смотреть на таких людей, если охрана лишь заподозрит, что эльфы – шпионы, то убьют без малейшего колебания.

Мы даже не двигались, пытались тихо дышать и не отводили глаз друг от друга, как будто влюбленная парочка. Мы так неподвижно просидели все время, пока этот мужик смеялся с женщиной, которая сидела напротив него. Они веселились и никого и ничего не замечали, будто они супружеская пара, а не любовники.

Когда он ушел, мы спокойно выдохнули, и я прилег головой на холодный стол, чтобы остыть. Не помню, когда именно нас так напугали, что я как генерал не мог прямо посмотреть на моего врага. Я один на один выходил с огромным орком, который на порядок сильней и больше этого жирдяя, которого с одного удара завалю, даже если уже и долго не занимался. Сейчас себя чувствовал таким униженным и оскорбленным, что хотелось просто убежать подальше от красивой девушки.

Она подняла мое лицо и, никого не стесняясь, поцеловала меня прямо в губы. Хотя перед этим посмотрела по сторонам, чтобы нас не заметили люди, хотя всем было плевать на двух эльфов. Не заметил момента, когда мы уже были в одной постели, как мне этого не хватало. Она жила на окраине, куда не достигал сигнал наших браслетов, в небольшой комнате в общаге для эльфов рядом у сточных вод.

Мы практически каждую ночь занимались любовью, как давно я хотел этих отношений. Слезы выступали у меня на глазах, она этого не понимала, как больно для мужчины быть долго без женщины. Как мои яйца болели годами, спасался лишь передергиванием в душе, когда мылся. Мне было стыдно за себя, но теперь я был с реальной женщиной, как же секс меня расслаблял и помогал выпустить пыл.

Каждый день в этом кафе, каждую ночь у нее, все это время молились об одном.

«Пусть ему не позвонят, пусть ему не позвонят!» – мы мысленно шептали себе под нос в этом кафе.

Но в этот день мы услышали рингтон его мобильного, и он будто врезался в наши сердца.

«Я любил и ненавидел,

Но теперь душа пуста.

Все исчезло, не оставив и следа,

И не знает боли в груди осколок льда».


Это был припев песни «Осколок льда» группы «Ария». Мы тогда вдвоем прочувствовали этот припев на себе, ведь он отражал нынешнюю ситуацию нашей жизни. В груди каждого эльфа был осколок льда, мы давно погибли тогда, когда я был уже у стен великого города Вельфегорда. Наша столица, куда стекались со всех сторон беженцы, там все пытались найти пристанище. Но только было одно громадное но. Столица не резиновая, и потому берите оружие и сражайтесь до смерти с врагом или сдавайтесь в плен, для всех места не было в великом городе.

Многие эльфы у стен писали своей кровью проклятия тем, кто был в городе. Но самые страшные слова оскорбления летели в сторону императора и императрицы, которые закрыли город от всех эльфов из других городов и сел. Огромная стена была исписана разными ругательствами и проклятиями, когда я туда доскакал, то уже не было и маленького места для новой записи.

Когда постучал в дверь, открыли маленькое окошко, я представился, и передо мной открыли дверь и чуть не силой втянули внутрь. Другие эльфы увидели маленькую щель и ломанулись за мной, только прямо перед их носами закрылось их спасение.

Меня привели к нашему главнокомандующему, который с презрением на меня посмотрел. Но ничего не спросил, а махнул рукой, чтобы я отчитался перед ним о произошедшем.

– Нас захватывают со всех сторон, враг не боится нашего оружия и магии. Что насчет драконов, пусть они противостанут людям?

– Пытались, драконы уничтожили маленькое войско, но у нас не так много их, чтобы рисковать защитой столицы. Все наездники и драконы вызваны в столицу и здесь будут охранять ее от этих захватчиков, был создан огромный купол, и маги день и ночь попеременно держат его, чтобы никто не смог на нас напасть. Мы последний выживший город на нашем материке.

– А как насчет черных эльфов, они могут перемещаться незаметно. Бить врага, как тени по ночам, вырезая целые поселения захватчиков?

– Думаешь, самый умный, их быстро обнаружили каким-то прибором и уничтожили.

– А теперь что мне делать? – спросил Немрос.

– Мы выдадим тебе оружие, еду и отправим на войну против врага, а дальше выбор за тобой.

– Вы меня выгоняете?

Но ему ничего не ответили, дали все обещанное и просто переместили за стену с помощью магии. Когда он осознал, что его предали, он сам пошел и сдался в плен к людям, ведь воевать с ними было бесполезно, а умирать он не хотел.

Когда он открыл глаза, то снова оказался в подземном городе и Уран его похвалил. От этого в груди становилось еще больше боли, мой осколок льда был еще больше от предательства. Меня предали мои собратья, но меня приняли люди, когда казалось, что хуже уже не будет, то со всех сторон в город ворвались военные и начали убивать всех без разбора.

Слезы потекли по моим щекам, и Уран с Неймир это заметили. Они не понимали, почему я плачу, а я лишь подошел к незнакомцу, прикоснулся к единственному месту, где не было одежды – это его рука, крепко ее сжал и произвел разряд молнии. Уран потерял сознание, а я резко обернулся к девушке и хотел ее вырубить, но она отскочила назад.

– Немрос, за что ты предал нас? – спросила она. – Ведь Первые Стражи нас приютили, перепрошили наши браслеты, и мы могли спокойно встречаться и даже заниматься любовью.

Только он был глух ко всем призывам его любимой. Казалось, что это не он двигает своим телом, а «Большой папа». Он пытался ее порезать кинжалом, только она, как ниндзя, уходила от всех его ударов.

– Остановись, услышь меня! – кричала девушка, но затем она устала и стала перед ним, удар пришелся прямо ей в живот. – Я беременна! – прошептала она ему на ухо.

Его передернуло, и он пришел в себя, он увидел кровь на своих руках и как медленно падала его любимая. Осколок в груди в момент растаял, только уже было очень поздно, она захлебывалась в крови, и он понимал, что ей уже не помочь. Он стал на колени и со слезами на щеках обнял ее в последний раз.

– Прости меня, любовь моя!

А перед глазами снова пронесся тот момент, когда он пришел к людям сдавать. Он назвал свое имя, звание и гарнизон, где был генералом. К нему вышел знакомый ему генерал, который его допрашивал.

– Зачем пришел? – спросил генерал у эльфа.

– Сдаваться, ведь нас предали, как вы и говорили. Я все потерял: семью, сестру и мой город.

– Ну, не все потеряно, как ты думаешь! – с улыбкой проговорил генерал, и вдруг прибежала сестра Немроса. – Думаешь, мы звери?

– Но как?

– Все, что ты видел тогда в гарнизоне, была иллюзия, мы хотели, чтобы ты сдался.

Он улыбнулся, и воспоминания вернули его в комнату с окровавленным трупом его любимой. Он взял ее на руки и начал спускаться вниз по лестнице, военные видели его и отдавали ему честь. Ведь он был один из тех эльфов, который под прикрытием внедрился к врагу и привел туда спецназ. Он шел и видел трупы, многих взяли в плен, некоторые из них плевали в его сторону, только он этого не замечал.

– Хорошая работа! – кто-то проговорил за спиной.

Он обернулся, и вдруг снова яркая вспышка в комнате, и он быстро очнулся в своем гарнизоне. Его разбудил его помощник, который его звал.

– Немрос, Немрос, очнись!

Он быстро приподнялся.

– Что случилось? – быстро спросил у своего помощника.

– Там странная штука и с непонятным существом, говорит сдать без боя гарнизон. Отправить лучников и магов?

Немрос взялся за голову и не понимал, что происходит. Казалось, что вся жизнь прошла перед его глазами, что люди захватили его и всех эльфов, но это был лишь сон.

– Что за срань? – он спросил сам себя. – Что делать?

Он пришел в смотровую комнату и увидел все того же космодесантника, БТР и с ним снайперскую винтовку.

– Открыть ворота! – скомандовал Немрос.

– Но… – хотел возразить помощник.

– Лично отрублю тебе голову.

– Мы сдаемся! – прокричал он людям.

– Вот и молодцы, так все останетесь живы.

Понимал, что так будет лучше, и все пошло по-другому, люди никого не тронули в моем гарнизоне. Хорошо отнеслись к солдатам и женщинам, оказывается, они неплохие ребята, если им сдаться без боя.

+1
01:09
409
02:46
+1
(прикидывается Станиславским)
Не верю! Не верю, что это мысли эльфа и то, как он ощущает мир, не верю в его голос. Фокал перескакивает, неприятненько. В целом грамотно, но написано слабо.

У меня в какой-то момент опять зародилось неприятное чувство, что весь рассказ будет история мира от начала времён, которую эльф (да дайте ему имя!) будет вспоминать просто по пути домой в ипотечную хату. Потом я подумала, что это рассказ в рассказе, что гораздо лучше, но оказалось, что параллельное повествование — приём интересный, но сложный. Там кстати флешбек во флешбеке затесался.

Плохо, что это очень серьёзная тема, очень актуальная, сложная, больная, объемная, исторически насыщенная. Нельзя писать так скверно и поверхностно про геноцид. Простите. И про рабство. И социальную антиутопию.
13:57
+5
Оценки читательской аудитории литературного клуба “Пощады не будет”

Трэш – 90
Угар – 47
Юмор – 44
Внезапные повороты – 321
Фэнтезийность – 100
Тлен — 88
Безысходность – 555
Розовые сопли – 901
Информативность – 112
Коты – 0 шт
Изнасилованные эльфийки – 34 млн шт
Изнасилованные эльфы – несколько шт. Что за дискриминация по половому признаку?
Генералы – 5 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 130/132
Токсичность сточных вод – 3

— Впервые вижу рассказ, в котором реализованных оргий больше, чем потенциально-возможных. Вот она, настоящая магия русского языка!

— Боже, это так мило! – раздался нежный голос из зала.

Я присмотрелся, потом ещё раз пробежался глазами по тексту, потом опять взглянул на гостя.
— Чебурашка? Что ты тут делаешь, мы же экспертов приглашаем специально по теме рассказа?
— Меня вызывл секретарь, — ответил ушастый, и громко высморкался.
— Странно… — я поставил на полях рассказа пометку, чтобы наказать секретаря плетьми за косяк, — слушай, а где крокодил Гена?

Чебурашка грустно вздохнул.
— Отбывает срок в тюрьме «Чёрный Орк» за торговлю крокодилом. Передаёт вам привет.

— Всё-таки, попался на дезоморфине, старый ящер, а я его предупреждал. Ладно, передам ему с курьером пару галош. Что касается рассказ, то он действительно очень мил.

Лучники прицелились, выстрел, генерал закрыл глаза. Поднял вверх руки и прошептал, из его рук вырвался заряд электричества, и стрелы стали будто электрической сетью и накрыли врагов. Они попадали на пол, дергались от разряда, и казалось, что большая часть врагов погибла. Но затем поднялись, отряхнулись и посмотрели на руке, был полный заряд брони.

Великолепное владение русским языком и пробирающий до дрожи авторский стиль вернул меня в далёкое детство. Я рано освоил азбуку и в подготовительной группе детского сада написал свой первый рассказ примерно в таком же стиле. Показал его воспитательнице. На тихом часе я слышал, как она плакала, закрывшись в туалете. На следующей неделе вместо нашей воспитательницы утром встречала уже другая. Она сказала, что Тамара Михайловна переехала жить в другую страну. Только спустя десять лет я узнал, она покончила собой в психбольнице. С тех пор я пишу только комментарии к рассказам.

Лишь за одну ночь они смастерили странное орудие казни, две доски скрепили в виде креста и туда прибили еще живых эльфов, в основном парней. Многие женщины были растрепанными, их взгляд говорил о многом. Каждая из них хотела умереть вместо их мужей, которых посадили на кол, других распяли на кресте, а третьим менее гуманно просто отрубили головы. Хотя видел многих парней, привязанных к столам, со снятыми штанами. Мне даже не хочется знать, что с ними делали, хотя я и так это понимал.

Буквально в каждом абзаце чувствуется надрыв. Оно и понятно. Автор пережил все ужасы войны эльфов с людьми на себе. И это очень круто. Веришь каждому слову.

– Заключенный! Так его в ближайшие три года буду звать в тюрьме «Черный орк», он будет чьей-то шлюшкой, ему выбьют зубы для лучшего миньета, задний проход сделают рабочим в хате, где сидит пара орков и гномов, которые ненавидят вас, ушастых, – проговорил мужчина в темной одежде и маске на лице, которая скрывала его лицо. Она была похожа на лицо улыбающегося человека с зашитым ртом. Длинный плащ, на голове была балаклава, черный костюм и белая рубашка, а в руках ствол.

Мурашки по коже. Читал рассказ на одном дыхании, прерываясь только на глоток остывшего чифиря. Настоящий мастер! Честно говоря, у меня нет к рассказу особых претензий. Каждый абзац – бриллиант. Пожалуй, укажу на малюсенькую недоработку, и хватит.

Мы практически каждую ночь занимались любовью, как давно я хотел этих отношений. Слезы выступали у меня на глазах, она этого не понимала, как больно для мужчины быть долго без женщины. Как мои яйца болели годами, спасался лишь передергиванием в душе, когда мылся. Мне было стыдно за себя, но теперь я был с реальной женщиной, как же секс меня расслаблял и помогал выпустить пыл.

Но ведь раньше по тексту писалось, что:

Лишь определенное количество этих рас могло находиться на материке Вельхарим, потому половина рас была подвержена кастрации. Хотя эльфы очень ценились среди людей, но только женские особи.

Я так понимаю, половина рас – это мужская половина? Иначе какой смысл кастрировать только половину самцов? Но тогда непонятно, как главный герой мог ощущать фантомную боль в гонадах? Так что надо шлифануть этот момент. В целом проработка мелких деталей просто поражает. Видно, что автор трудился над рассказом не один год. Я даже вспомнил, как после развода с первой женой ощущал такую же боль в течении нескольких лет. Просто не мог воткнуться в новые отношения и приходилось спасаться классическим способом, проверяя работу велосипедного насоса.

Только он был глух ко всем призывам его любимой. Казалось, что это не он двигает своим телом, а «Большой папа». Он пытался ее порезать кинжалом, только она, как ниндзя, уходила от всех его ударов.
– Остановись, услышь меня! – кричала девушка, но затем она устала и стала перед ним, удар пришелся прямо ей в живот. – Я беременна! – прошептала она ему на ухо.


И вот опять. Если он кастрирован, то от кого залетела его зазноба. Это всё косяки, которые нашёл. Все остальные моменты чётко проработаны. Очень интересный многогранный сюжет. Великолепная идея. Динамичные боевые сцены. Внезапных поворотов даже больше чем нужно. И оргии… минуточку.

Я ещё раз взглянул Чебурашку. Тот сидел, уткнувшись в собственные ладони и всхлипывал. Но что-то было не так в его фигуре, в его движениях, я только сейчас заметил это, поэтому после встречи клуба попросил его задержаться.

Подойдя ближе, я ударил пальцем по правому уху.

Блям!

Оно мелко задрожало. Настоящее. Живое. Тёплое.

— Чебурашка, скажи мне честно – ты женщина?

Существо поднял на меня большие карие глаза.

— Как вы догадались? Только один знал мою страшную тайну!

Я кивнул.
— Да, это был Гена. Иначе он никогда не стал бы жить с таким страшилищем. Теперь понятно, почему тебя зовут Чебурашка, а не Чебурашк. Ты не просто женщина, ты эльфийка, угадал?
— Но как!? – огромные локаторы дамы покраснели, глаза вновь налились слезами.

— В тексте ясно сказано, что эльфийки были ниже эльфов. Большие уши тебя выдали. И любовь к деревянным домам. Ведь ты много лет жила в картонной коробке из-под мандаринов. Только я про шерсть ничего не понял, откуда она у вашей расы?
— Это ростовой костюм из Детского Мира.

Я оттянул ворот пальцем. Внутри сверкнула белизной маленькая упругая грудь с торчащими во все стороны рубиновыми сосками. Я вновь ощутил ужасную боль, как тогда, после развода с первой женой.

— Я сделаю всё, что вы скажете, только не выдавайте меня, — губы лопоухой красотки тряслись от страха. Томный взгляд молил о пощаде.

«Пощады не будет!» — слова чуть не сорвались с губ. Вместо этого я погладил Чебурашку по голове.
— Впервые отказываюсь от оргии. Наверное, к старости стал сентиментальным. Оргий и в рассказе достаточно. Давай скажу ещё пару тёплых слов и вызову тебе такси.

Вряд ли этот шедевр выйдет из группы, его заклюют завистники. Так что могу только посоветовать продолжать творить. У тебя есть дар. Стиль отличный. Продолжай в том же духе и лет через пятьсот добьёшься успеха.

Критика)
14:00
+2
Сссууу… сумасшедший оптимизм.
16:27
За что плюсанули? За обилие оргий?
04:46
+2
Нет бы поддержать начинающего писателя)
04:47
+2
Чебурашка попросила поставить плюс. Не смог отказать даме.
Комментарий удален
15:10
+3
И что, этот рассказ не растащили на перлы?
Поражаюсь…
00:51
+1
В этой группе есть ещё один рассказ, его даже Hungry God похвалил. Я по тексту пробежался глазами, там тоже есть эпизоды про мужския яйца. Как показвает практика рассказы с яйцами во второй тур не проходят)
Загрузка...
Ирина Брестер №1

Достойные внимания